Лечение алкоголизма и больное сердце

загрузка...

Сердечная недостаточность

Поговорим о лечении алкоголизма в Санкт-Петербурге, которое проводится на фоне сердечной недостаточности. Если сердце больше не в состоянии полностью переправлять кровь из вен в артерии, это приводит к застою и в конечном счете может стать причиной сердечной недостаточности. Проще говоря, сердце перестает справляться со своей работой.

Как правило, подобная ситуация развивается постепенно, чему немало способствует, например, алкоголизм. Эта ситуация обостряется при специальных нагрузках, как-то: операции, скачки температуры или усиленные тренировки. В таком случае недостаточность – результат излишних нагрузок. Если ее не лечить, она постепенно перейдет в стабильную недостаточность. Мы об этом много раз говорили в различных материалах на нашем сайте

Клинические причины простираются от отравления и плохого кровоснабжения при процессах, связанных с коронарным склерозом, до проблем с давлением и перегрузкой предсердий. Пороки сердечного клапана могут быть причиной (так же, как и выпот в полость перикарда) нарушения ритма тотальным атриовентрикулярным блоком вплоть до вибрации и трепетания предсердий.

Прямое следствие сердечной недостаточности – это снижение объема перекачиваемой крови и, в итоге, недостаточное кровоснабжение тканей. Кровь не получает необходимого количества кислорода, приобретая из-за этого тенденцию к цианозу. Если нарушение дыхания происходит из-за застойного легкого – особенно при недостаточности левой половины сердца, – этот эффект проявляется особенно ярко.

Спровоцированный сердцем застой крови заставляет расти давление в венах. Организм всеми силами пытается сгладить эту небезопасную для него ситуацию. После регистрации падения давления тактильными рецепторами симпатическая нервная система приходит в состояние боевой готовности.

Наши читатели рекомендуют!

Наша постоянная читательница поделилась действенным методом, который избавил ее мужа от АЛКОГОЛИЗМА. Казалось, что уже ничего не поможет, было несколько кодирований, лечение в диспансере, ничего не помогало. Помог действенный метод, который порекомендовала Елена Малышева. ДЕЙСТВЕННЫЙ МЕТОД

Частота и сила сердечных сокращений нормализуется. В системе кровообращения только сужение сосудов может поднять уровень давления до нормального.

К тому же, благодаря сужению сосудов почек жидкость удерживается в организме, вследствие чего объем крови растет и давление в разы увеличивается. Растет и количество красных телец в крови, что ведет к так называемой полиглобулии (эритроцитозу).

Все эти эффекты имеют смысл лишь в том случае, если сердце в состоянии позитивно реагировать на раздражители, то есть – собраться с силами и принять вызов. В ином случае оно ударяется в противоположную крайность.

Истории наших читателей

загрузка...

Все перечисленные меры, предпринятые телом, вместе с давлением в венах повышают также давление в сердце. Если оно больше не может удовлетворять повышенным требованиям, его ситуация ухудшается на глазах.

СЕНСАЦИЯ! Врачи ошарашены! АЛКОГОЛИЗМ уходит НАВСЕГДА! Нужно всего лишь каждый день после еды... Читайте далее-->

Количество красных кровяных телец повышает транспортируемый ими объем кислорода, к тому же эритроциты делают кровь гуще и, как следствие, «тяжелее на подъем». Если сердце отказывает из-за возросшего количества крови и давления, это приводит к растяжению мышечных волокон. Фиброзы и осложнения на мышечных клетках дополняют картину, особенно если этому сопутствует алкоголизм и алкоголизм не лечится.

В подобной, весьма сомнительной ситуации необходимо отличать осложнения в левой части сердца от проблем правой половины. Первое обычно сводится к высокому давлению, пороку клапанов аорты или митральной недостаточности и часто ведет к застою в малом круге кровообращения, к нарушению дыхания и отеку легких. На почве потери жидкости в легких это может привести к так называемой сердечной астме или к застойной пневмонии.

загрузка...

Заболевание правой части сердца, как правило, лишь следствие болезни левой и ведет к так называемому «общему отказу». Эта опасная ситуация может, в свою очередь, быть вызвана и пороком клапанов левой части сердца вкупе с митральной недостаточностью.

На первом плане – застой в венозной системе, увеличение и уплотнение печени, отеки ног и кровоизлияния в брюшную и сердечную полость. Лицо пациента при этом может принимать не только нежно-голубоватый оттенок, но и легкую желтизну – которая, как известно, говорит о проблемах с печенью, особенно если присутствует алкоголизм и он не лечится.

Самая часто встречающаяся форма недостаточности – это глобальная, при которой, как правило, сначала отказывает левая часть сердца, а за ним правая. Левый желудочек очень быстро прекращает работу из-за своей слабой физической подготовки.

Пациент замечает это по упадку сил, хотя при этом он парадоксальным образом чувствует себя лучше – но лишь потому, что уменьшаются застой в легких и одышка.

На первом месте стоит отказ физического сердца, и уже потом – его отказ в смысле более обобщенном. Какие именно причины психологического характера привели человека в этот тупик, можно понять по осложнениям.

Многолетний ли сизифов труд, или безуспешная борьба с самим собой – причин может быть множество. Но что бы это ни было, рано или поздно сердце сдается. Его отказ от правильной работы говорит только о том, что все задачи, возложенные на него, оно выполнять уже не в силах.

Откровенность – то, чего все хотят для своей душевной жизни. Если она переносится на физический уровень, то тело на свой лад вынуждено за это расплачиваться. Общий отказ сердца – тот момент, в который все физические границы перейдены, и теперь организм ждет помощи уже другого порядка. Различные методы помощи, вроде специального режима питания, показывают, что сердце приходит в норму, когда его внутренние границы раздвигаются.

С другой стороны, в такой ситуации требуется известная осторожность. Отказ сердца – это, к тому же, еще одна из самых распространенных причин смерти. Остановка центрального органа нашего тела без явных на то физиологических причин, особенно в преклонном возрасте, определяется как сердечная недостаточность.

В самой распространенной из кризисных ситуаций, при отказе левого желудочка, кровь возвращается в легкое и может в конце концов вызвать его отек. Вода является классическим элементом души, что делает причину проблемы вполне явной. Когда все душевные порывы известным образом сдерживаются, не находя каналов для самореализации, ситуация может вылиться даже в подобный, экстраординарный случай.

На физическом плане – легкие больше не насыщаются воздухом, но наполняются жидкостью, которая не находит выхода.

Следствием здесь является отказ правой половины сердца, которая больше не в состоянии направлять кровь к легким. И это быстро превращается в опасную проблему. Кровь возвращается к сердцу, увеличивая в нем давление.

Может произойти так, что в результате заторможенности душевных потоков увеличится и уплотнится печень. Этот орган в нашем теле символизирует смысл жизни, религиозное начало.

Таким образом, целый аспект жизненной философии оказывается под угрозой. И снова решение заключается в самой проблеме. То, что чисто в физическом аспекте так опасно, в своем психическом эквиваленте может оказаться весьма полезным. Достаточно сконцентрировать свои душевные порывы на смысле жизни и духовном оздоровлении. Когда энергия сознания и жизни сосредоточивается на этих животрепещущих вопросах, можно надеяться на лучшее.

В других случаях на той же основе разворачиваются самые разнообразные драмы. Те же «душевные потоки» могут вызывать отеки ног и тем самым, естественно, поставить под вопрос способность субъекта к передвижению. Пациенты в таком случае вынуждены прилагать много усилий, чтобы поднимать ноги повыше.

Разумеется, передвигаться так весьма затруднительно, поэтому им ничего не остается, кроме как отдыхать… что весьма располагает к размышлениям. Поскольку каждое наше недомогание является сигналом о неполадках не только в организме, но и в душе, возможно, вновь вернувшись в ходячее состояние, им придет в голову что-то изменить в своей жизни…

Все сокровища становятся неважными, когда сокровищами сердца пренебрегают. Тут уже любой готов отдать полцарства и коня за здоровое сердце. Но иногда и этого бывает недостаточно.

В любом случае ненадолго дорогостоящих методов лечения симптомов иногда хватает. Ведь современная медицина продвинулась дальше электростимуляторов – пересадка сердца стала почти что обычным делом. И точно так же как старый автомобиль с новым мотором ездит почти как новенький, так и люди после пересадки сердца часто почти как рождаются заново.

Но все-таки, человек и автомобиль – не одно и то же. Ведь если старое авто принимает новый мотор безо всяких возражений, зачастую тело смертельно больного отказывается принимать новое сердце, отторгает его всеми возможными способами. Только при помощи ювелирных методов подавления удается все-таки принудить тело смириться с новым органом и принять его.

Но это противостояние длится всю жизнь. Даже если пациент живет с новым сердцем годами, организм продолжает противиться «усовершенствованию». На это у него уходит столько сил, что каждая инфекция становится жизненно опасной.

Миодегенерация – деградация сердца

Это заболевание, возникающее в основном при хроническом истощении (дистрофии), воспалениях и в преклонном возрасте, прежде всего стоит рассматривать не как само по себе, но как сопутствующее явление. Анатомически оно часто идет вместе с так называемой коричневой атрофией сердечных мышечных клеток, при которой клетки распадаются, принимая коричневый оттенок. Иногда это приводит к разрастанию соединительной ткани, лежащей между мышечными волокнами.

В обоих случаях речь идет об ослаблении силы сердца, которая основывается исключительно на функциях специальных клеток миокарда. Если они слабеют, сердце слабеет тоже.

Центр жизни сдается или же отдельные его клетки начинают приходить в негодность, и пациент не имеет об этом ни малейшего понятия. Передача функции сокращения от мышечных клеток клеткам соединительной ткани – это, конечно, ненормально.

На духовном фронте дела обстоят тоже не лучшим образом – жизнь перестает проживаться по-настоящему. Сама перемена цвета клеток от красного – символизирующего жизнь, любовь и страсть – к коричневому, цвету земли, который, конечно, излучает куда меньше энергии, уже о многом говорит, если интерпретировать перемены в этом ключе.

Все остальные признаки упадка в организме только способствуют такому толкованию. Крайнее истощение делает картину только более наглядной. Хронические (то есть больше не контролируемые телом) заболевания, например алкоголизм, изнуряют организм и лишают его сил – и духовных, и психологических, и физических, нужных для борьбы.

Ожирение сердца

При явном ожирении ни один орган не остается неизменным. И сердце тоже под угрозой. Из-за располагающихся в правом желудочке и между мышечными слоями масс жира оно теряет возможность правильно выполнять свои функции. К тому же дыхательные движения легких ограничиваются обусловленным жиром уменьшением грудной полости, что может доводить до дыхательной недостаточности.

В крайних случаях это приводит к так называемому синдрому Пиквика, получившего свое название от одноименного героя романа Чарльза Диккенса «Записки Пиквикского клуба». При этом синдроме чрезмерное ожирение ведет к гиповентиляции.

Вследствие кислородной недостаточности и избытка углекислого газа в крови возможна потеря сознания и приступы цианоза. Это приводит к повышению давления в легочной артерии, что является для сердца только дополнительной нагрузкой.

Проблема ожирения, очевидно, в современном обществе стоит на первом плане. Почти у каждого человека есть проблемы с весом – здесь имеется в виду не только вес физический, но и социальный и даже душевный. Причины, которые приводят к избыточному физическому весу, весьма многочисленны.

При ожирении сердца вес распределяется самым неудачным образом. Зачастую субъект даже не отдает себе в этом отчета.

Также он может и не знать, что в сердечном центре его организма речь уже идет о весе не нормальном, но сильно превышающем все отметки и ухудшающем качество жизни.

Сердце, подверженное ожирению, не только больше, чем нужно, оно также известным образом находится в изоляции.

Причем двусторонне – снаружи мало что затрагивает пациента, а изнутри мало поступает. Так что сердце одинаково надежно изолировано как от всего дурного, так и от хорошего

тоже. Одновременно с этим оно почти не реагирует на эмоции. Легочная функция тоже подвергается негативному воздействию.

Прежде чем пациент сможет преодолеть изолированность сердца, стоит научиться контролировать принципы, стоящие за симптомами. Сердцу требуются хорошая защита и аккуратный уход, чтобы любая мелочь не выводила его из равновесия.

Синдром Ремхельда

К так называемому синдрому Ремхельда могут относиться самые разнообразные неполадки с сердцем – от стенокардии и сходных с ней явлений до длительного глухого давления в груди. Сердце испытывает давление, но не кровяное, как обычно, а внутрибрюшное. На него давит диафрагма, подпираемая снизу кишечником, и это может серьезно помешать сердечным сокращениям.

Основная проблема, конечно, не в сердце, а в нарушенном пищеварении. Явно здесь что-то не так, если ни с того ни с сего возникает непредвиденный метеоризм и прочие проблемы.

В душевном плане все ясно. Пациент не может переваривать пищу, которая ему по вкусу. Если он об этом и не знает, то тело ясно дает это понять. Однако он старательно пытается уйти от темы, а это совсем не безопасно. Пускай другие и не замечают, что с ним происходит, – в конце концов, это неприлично! – но все процессы, вызванные газами, отражаются на сердце.

Сам симптом дает понять, как должно протекать освобождение от него. У пациента явно тяжело на душе, и он должен прежде всего признаться себе в этом. Дать себе волю, так сказать, можно тогда, когда этого никто не увидит и не почувствует. Однако это необходимо, ведь скопление негатива внутри – во всех смыслах – всегда лишь усугубляет ситуацию.

Сердечный невроз

В то время как при органических недугах осознание происходящего часто вообще не приходит, при неврозе сердца оно стоит на первом месте. Как правило, пациенты, страдающие от сердечного инфаркта, обычно выдают все свои симптомы как на духу.

Для сердечных невротиков это жалобы – в самом прямом, буквальном смысле. Каждая случайность переполняет их жизнь страданием настолько, что они просто не могут на это не жаловаться. Однако тело от этого особо не страдает, но все-таки проблемы проецируются на него.

Сердечный невроз использует его не в качестве сцены (как другие заболевания), но как экран, на котором крутят артхаусное кино. Его, конечно, можно смотреть – но весьма сложно проанализировать. И при этом актеры, которых мы наблюдаем на экране, на самом деле вовсе не живут там, ведь это не более чем проекция.

Вот так и страдающий от невроза сердца находится в замешательстве. Он подобен зрителю фильма, уверенному, что трагедии, проживаемые героями на экране, – его собственные, но при этом отдающего себе отчет в том, что это всего лишь иллюзия. И ни один из специалистов не смог бы найти и следа переживаний на самом полотне.

Однако утверждать, что они не существуют в реальности, тоже было бы ошибкой. Разумеется, они существуют, раз мы их видим, – но лишь в каком-то определенном смысле.

Так что при сердечном неврозе речь идет о подмене понятий и путанице уровней – духовного и физического.

Прежде всего надо понять, что ни один симптом не возникает сразу в теле, точно так же, как и театральная пьеса не появляется на сцене сразу – она возникает прежде всего в сознании автора.

Физические симптомы хорошо сравнивать с театральной пьесой, потому что здесь все происходит по тому же принципу. То есть можно прямо на сцене регулировать действия актеров.

Однако при сердечном неврозе, который мы сравниваем с фильмом, попытки как-то повлиять на симптомы так же бессмысленны, как и желание изменить ход сюжета, подергав полотно экрана.

Многочисленные безрезультатные исследования классической медициной этой области дали понять, что лечение здесь найти сложно. В худшем случае врач, чересчур увлекшись, начинает прописывать транквилизаторы вместо предписания пройти психотерапию.

Это не выход, разумеется. Это даже нельзя назвать настоящей терапией, по крайней мере, в данном случае – транквилизаторы просто затуманивают пациенту взгляд, и он больше не видит своих страданий ясно, но это никоим образом не решает проблемы.

Медицина в этом случае практически беспомощна – можно судить по одному тому факту, что есть множество определений для сердечного невроза, но ни одного внятного способа лечения.

Уже Фрейд в 1895 году располагал картиной болезни. Бройтигам в 1956 году говорил о сердечной ипохондрии, Куленкампф в 1960-м – о сердечной фобии. В Америке это называли «затрагивающее функции заболевание сердечных сосудов»… и прочая, и прочая, и прочая. Однако на деле все равно проблемы сводились именно к неврозу сердца.

К счастью для пациентов, медицине до сих пор не удалось изобрести ничего, что бы действенно подавляло симптомы достаточно долго во времени. Потому что они играют действительно очень важную роль. Если пациенту удастся правильно их проанализировать, то возможно, удастся и изменить свою жизнь.

Они – что симптомам вообще свойственно – откровенны и поучительны. На первом плане здесь стоит страх пациента за свое сердце и жизнь.

Приступы сердцебиения со скоростью от 100 до 140 ударов в минуту – это, конечно, меньше, чем при тахикардии, но все же… – переживаются достаточно болезненно. Пациенты чувствуют себя как под градом непривычно сильных ударов.

Настойчивые претензии пациентов и их неспособность объяснить, что же происходит, заставляли медиков уже говорить об «истеричном сердцебиении». Частые и быстрые удары приводили к жалобам на боль в сердце, но и не только они. Режущие боли, высокое

давление и травматические боли также были в списке жалоб.

Нередко невроз ведет к развитию повышенной чувствительности левой стороны грудной области. Сюда относятся частые экстрасистолы, вызываемые страхом, что каждая пауза для сердца может стать последней. Экстрасистолы поддаются изучению, как считает Рихтер, потому что их причиной является склонность сердечных невротиков ожидать самого худшего.

Чувство тесноты и сдавленности в груди зачастую относится сюда так же, как и отголоски стенокардических симптомов. Настроение у пациента подавленное и иногда доходит до депрессии.

Причина заключается в чрезмерном беспокойстве, которым пациент окружает свое сердце. И в неотделимом от него страхе смерти. Согласно Рихтеру, в список предпосылок могут входить:

1) встреча со смертью, болезнью или несчастным случаем;

2) постоянное беспокойное наблюдение за собственным телом;

3) врачебные диагнозы;

4) психологические проблемы и конфликты.

Благодаря этой градации и символическому делению узнавать потенциально опасные ситуации стало возможно даже на поздней стадии.

Душевное состояние страдающих сердечным неврозом явственно отличается от состояния других сердечных больных. В то время как пациентам, жалующимся на стенокардию или сердечный инфаркт, очень тяжело привести в норму режим своей жизни, сердечные невротики склоняются скорее к щадящему режиму существования.

Так, если первые часто не могут и подумать о том, чтобы снизить объемы и интенсивность работы, то «невротики» нередко сознательно совсем не напрягаются, в основном из опасения превратиться «в офисных крыс». Зачастую это приводит к тому, что они скатываются к банальному отлыниванию от дел.

В глаза бросается также преувеличенная зацикленность на окружающих, которая распространяется на родителей, партнеров и даже врачей, и которая носит название созависимость. Большую роль играет страх разрыва отношений, и пациенты избегают его всеми возможными способами, производя из-за этого весьма инфантильное впечатление.

Они не могут выносить напряжения в отношениях со своим партнером и добровольно уходят в тенденцию безоговорочного подчинения. Таким образом, связь становится слишком тесной, и пациент уже не может оставаться один. Поэтому неудивительно, что страдающие от сердечного невроза чаще женаты и замужем, чем те, кто на него не жалуется. Совершенно ясно, что они находятся в поиске «фигуры матери», которая могла бы служить щитом между ними и жизнью, таящей в себе столько опасностей.

Зависимость от этой персоны становится столь сильной, что часто превращается в своеобразную «любовь-ненависть». С одной стороны, они не могут без нее жить, с другой стороны, чувствуют себя как в тисках. Этот внутренний антагонизм проявляется очень ярко.

Наряду с внешними симптомами может возникнуть даже навязчивая идея об убийстве. Страх смерти – это одновременно и боязнь мертвых. Оба только усиливают стремление к

побегу из мира, который так страшен и непредсказуем. Со своим стремлением к уничтожению материнской фигуры пациент приобретает и страх собственной смерти, потому что один он быть уже не способен.

Несмотря на всю свою сложность, симптомы проливают свет на дорогу к исцелению. Вместо того чтобы прятаться под уютное одеяло пассивности, пациент теперь вынужден из-за агрессивности своих симптомов довести борьбу до конца.

Он должен убить фигуру матери – естественно, не в буквальном смысле – и так освободиться от зависимости. Он сможет достичь самостоятельности и самодостаточности, только «перерезав пуповину», соединяющую его с партнером, и тем самым обретя свободу. Однако для этого ему придется сразиться в первую очередь с самим собой.

Поскольку в этом случае речь идет об относительно ранней ступени развития, то нет ничего удивительного в том, что симптомы сердечного невроза могут проявиться уже в первой половине жизни – на втором, максимум третьем десятке.

У сердечных невротиков, в отличие от страдающих от инфаркта, еще все впереди. Им необходимо сделать все возможное, чтобы найти дорогу к своему «я».

В роли фигуры матери может выступать лечащий врач. Это одна из причин, по которой врачи не очень-то радуются сердечным невротикам. Вторая причина – эта болезнь слишком уж наглядно показывает бессилие классической медицины. Отсюда следует, что зачастую сердечный невроз остается в тени.

Кроме того, многие врачи тоже страдают от него. Он стал практически их профессиональной болезнью. Только представьте, каждый день видеть страдания и смерть! Они делают болезнь центром своей жизни, концентрируются на ней, так что это тоже превращается в своего рода «любовь-ненависть».

Ко всем основным симптомам ипохондрии относится и навязчивая неспособность оставить сердце в покое, и стремление постоянно контролировать его состояние. В ее свете любое легкое отклонение работы сердца от принятой нормы выглядит как масштабная катастрофа.

Общеупотребительная классическая терапия состоит из постоянно повторяющихся исследований состояния тела и следующей отсюда уверенности в том, что сердце в полном порядке. В крайнем случае – в высшей степени изощренные методы диагностики помогают установить наличие некоторых незначительных отклонений.

В целом врач будет пытаться убедить пациента, что тот не умрет, потому что сердце его здорово – по крайней мере внешне. И врач будет прав, однако попытка убедить невротика в беспочвенности всех его опасений заранее обречена на провал. Хотя она при этом абсолютно оправданна.

Большинство молодых невротиков чисто статистически гораздо меньше подвержены риску заболеваний, чем другие потенциальные пациенты. Однако они не могут с этим согласиться, потому что сами-то чувствуют себя больными. И не без причины, как потом станет ясно.

Но убедить невротика в том, что болезнь его – душевного, а не телесного плана, очень сложно, потому что он-то испытывает чисто физические симптомы. И совершенно не принимает к вниманию все комментарии врача относительно того, что его ощущения – лишь отражение внутренних психологических проблем.

Вместо того чтобы концентрироваться на сугубо физических или воображаемых симптомах, было бы гораздо полезнее подвигнуть пациента к тому, чтобы тот внимательнее прислушался к своему сердцу и к символическому значению всего того, что

с ним происходит. Сами симптомы не так уж сложно растолковать, как иногда кажется. Здесь часто мешает страх смерти. Однако сердце все равно рано или поздно остановится, это лишь вопрос времени.

И с этим необходимо смириться. Поэтому вместо того чтобы пытаться успокоить пациента, внушая ему, что он не умрет и все будет в порядке, имеет смысл поставить его перед этим фактом и помочь разобраться со столь важной для всех темой собственной смертности.

Страх смерти – своей или близких людей – это нормально. Однако необходимо перестать зацикливаться на жизни тела и переключить внимание на жизнь души. Прежде всего, не стоит забывать, что страх смерти – это еще и страх угасания, безоговорочного конца, забвения. Однако духовная жизнь может его растворить.

Но симптомы и в дальнейшем заставляют пациента уделять повышенное внимание своему сердцу. Словно кто-то принуждает его прислушиваться к малейшим его капризам и повиноваться им. Он подчиняет этому всю свою жизнь, сокращая сферу своей деятельности, насколько это вообще возможно, чтобы только не напрягать сердце. Оно становится во всех смыслах центром его жизни, заботы и внимания.

И это в ситуации, когда само сердце в порядке! Все дело только в том, что душевно пациент запустил его, и ему необходимо наверстать упущенное. И чем раньше он это сделает, тем лучше для него. Если он не желает отдавать себе отчета в происходящем, может пройти очень много времени, прежде чем он освободится от психологического груза.

Если же он решится внимательно прислушаться к своему телу и душе, то очень скоро придет в норму. Научись он следовать своему сердцу, по-настоящему прислушиваясь к тому, что оно ему говорит, а не утомляя излишней опекой, он быстро смог бы спокойно жить в свое удовольствие и дышать полной грудью.

Постоянная необходимость в контроле над своим сердцем приводит его к знанию, которое является мечтой всех находящихся в духовном поиске. Знание всего о сердце – это их цель. Только отношение должно быть другим: вместо постоянного страха за сердце и мысли «как бы чего не случилось» – внимание и уважение к нему.

Излишней привязанностью к другим людям выдает себя страх остаться в одиночестве и не справиться самому с этой жизнью.

И он вполне оправдан. Человек не может прожить один и исцелиться, пока не сольется со своей тенью, со своим внутренним «я»… Однако это именно то, что его ум сознательно отталкивает от себя и о чем старается забыть.

Люди подсознательно пытаются найти гармонию с «глубинным собой» в партнерских отношениях – они называют это поиском своей половинки, слиянием со своим внутренним началом. Это в определенной мере делает партнерские отношения тяжелой работой. Поэтому сердечные невротики в известном смысле находятся на верном пути, если серьезно относятся к своему браку и держатся за семейные узы.

Правда, здесь они тоже могут впасть в ошибку подмены понятий.

Речь идет не о том, чтобы физически держаться за партнера, но в том, чтобы поддерживать свою с ним душевную связь. Не о том, чтобы избежать конфликтов, но о том, чтобы находиться в постоянном саморазвитии и поиске себя.

Подверженные сердечным фобиям беспокоятся не только за свое тело, но боятся распада собственного «я». И этот страх тоже абсолютно справедлив. Если же они забывают о симптомах болезни и концентрируются на духовном аспекте своего сердца, то ничто уже не стоит на их пути к личностному развитию.

Физические симптомы сердечных невротиков дополняют картину. Сердце своим учащенным биением мягко намекает, что пора уже что-то сделать со своей жизнью. Гулкие удары в грудной клетке, которые обычно так пугают пациента, могут ему показать, что его час уже пробил. И этот знак нельзя игнорировать. Необходимо быть благодарным своему сердцу за то, что оно всегда так чувствительно реагирует на все внутренние события.

Все это – символические напоминания о том, что нужно сделать. Столкновения со смертью, болезнями и страданием напоминают о конечности нашего пребывания на Земле и о том, что нужно совершить до тех пор, пока наше время подойдет к концу.

Беспокойное внимание к своему физическому состоянию тоже не дает нам забыть о смерти. Оно служит постоянным напоминанием о ней, как и врачебные диагнозы. Психические конфликты в своем множестве могут тоже вызывать к жизни наши страхи, но они же дают понять, и чего нам не хватает. Все переживания, связанные с расставанием, подсказывают, что мы лишь часть чего-то большего и что наше сердце тоже разделено.

Источник: Рудигер Дальке. Проблемы сердца.

Метод снятия подсознательных барьеров

Многолетняя практика доказала, что при проблемах с сердцем не следует использовать травмирующие психику, стрессовые методы постановки защиты от алкоголя. Предпочтительнее метод снятия подсознательных барьеров. Это комфортный и безболезненный психокоррекционный метод, который позволяет внести оздоравливающие изменения на глубинном, подсознательном уровне.

Метод снятия подсознательных барьеров позволяет не только легко, комфортно, быстро и эффективно преодолеть алкогольную зависимость, но и сделать это с целым рядом преимуществ:

  • Поставить защиту от алкоголя сразу же, на первом сеансе, всего лишь в течение часа, не тратя время на длительные лекции о вреде алкоголя.
  • Получить помощь анонимно и индивидуально; участвовать в «группах желающих лечиться» не требуется.
  • Начать выздоровление легко, комфортно и без неприятных, болевых ощущений, не насилуя организм и психику химзащитой, уколами, подшивкой, суггестией и прочими воздействиями.
  • Самому управлять своей жизнью и не зависеть от услуг специалистов, так как не требуется постоянное их посещение.
  • Сохранять хорошее самочувствие, поскольку в методе снятия подсознательных барьеров используются только приятные оздоравливающие воздействия и нет побочных эффектов.

Подробнее о методе снятия подсознательных барьеров смотрите здесь:

посмотреть о методе

Вылечить алкоголизм невозможно???

  • Испробовано множество способов, но ничего не помогает?
  • Очередное кодирование оказалось неэффективным?
  • Алкоголизм разрушает вашу семью?

Не отчаивайтесь, найдено эффективное средство он алкоголизма. Клинически доказанный эффект, наши читатели испробовали на себе ... Читать далее>>

Оставить комментарий