Алкоголизм и алкогольный бред преследования

Алкоголизм и острый параноид

Острый алкогольный параноид возникает, как и другие острые алкогольные психозы, только во второй и третьей стадии алкоголизма. Давность существования второй стадии обычно измеряется сроком в несколько лет. Другими словами, ко времени возникновения острого алкогольного параноида в течение ряда лет отмечается массивное злоупотребление алкоголем в форме запоев или непрерывного пьянства.

Острый алкогольный параноид возникает, как и другие острые алкогольные психозы, при достаточно большой суточной дозировке потребляемого алкоголя. Обычно дозы колеблются от 500 до 1000 мл крепких спиртных напитков.

Перед первым в жизни алкогольным параноидом запои становятся более длительными или возрастает суточная дозировка алкоголя. Абстинентный синдром отличается достаточной тяжестью. Соматовегетативные и неврологические нарушения сочетаются с нарушениями сна и аффективной патологией. Сокращается длительность ночного сна, могут возникать кошмарные сновидения. В дневное время преобладает тревожно-тоскливое настроение.

В таком состоянии в ближайшие сутки после прекращения пьянства остро возникает бред преследования. Психоз развивается в обычных условиях, но в некоторых случаях его развитию могут способствовать поездка в общих вагонах поезда или пребывание на вокзалах и в аэропортах. В этих случаях возникшие в обычных условиях бредовые расстройства резко усиливаются и сопровождаются грубо неадекватным поведением.

В дебюте острого алкогольного параноида могут возникать элементарные и скудные обманы восприятия. Они ни в коей мере не связаны с тематикой бреда и не влияют на его формирование.

Типичная картина острого алкогольного параноида складывается из чувственного бреда, аффективных расстройств и нарушений поведения.

С момента появления стойких и не исчезающих при изменении обстановки бредовых идей можно говорить о возникновении алкогольного параноида. Период времени от возникновения еще нечетких опасений до появления полной уверенности в начавшемся преследовании может занимать в зависимости от параноида от нескольких часов до нескольких дней. Наиболее часто формируется бред преследования.

Как проявляется алкогольный бред преследования

С момента возникновения психоза больной алкоголизмом начинает все поступки окружающих, их жесты, мимику, отдельные слова и фразы трактовать как проявления действий и намерений, направленных против него. Незнакомые или знакомые люди намерены убить его из чувства мести или с целью овладения принадлежащими ему деньгами, имуществом, жилплощадью.

Реже мотивы больным алкоголизмом не известны. Об этих мотивах они «догадываются» по случайным фразам, жестам, поступкам окружающих.

Как правило, больные алкоголизмом абсолютно уверены в мотивах ведущегося против них преследования. Только при крайней остроте развертывания параноида, сопровождающегося резчайшим аффектом страха, или возникновении психоза у лиц с задержкой умственного развития (с когнитивной недостаточностью), всюду замечаемое преследование может не получить бредового «объяснения».

Чаще в бред вовлекаются незнакомые люди, чьи поступки или намерения не понятны больному алкоголизмом. Обычно больные считают преследователями мужчин молодого или среднего возраста, дети и женщины не фигрируют в качестве преследователей. Намного реже вовлекаются в бред те лица, чья деятельность связана с борьбой против правонарушений или оказанием помощи людям. Однако во всех случаях в качестве преследователей фигурируют только лица, попадающие в поле зрения больного алкоголизмом.

Достаточно редко поведение практически всех лиц, попадающих в поле зрения больного, трактуется по-бредовому. Тогда избирательность бреда теряется, одновременно изменяется характер аффекта и поведение.

Если алкоголезависимые люди связывают ведущееся преследование с каким-либо конкретным человеком, то в окружающих они видят исполнителей преступных намерений этого лица. Чаще всего больные считают своих преследователей лицами, для которых преступление – привычный вид деятельности.

Если возникновению бреда преследования предшествуют уже длительное время существующие идеи ревности, то на первых этапах развития острого параноида возникает связь между теми и другими бредовыми представлениями. По мере развития острого параноида эта связь теряется и первоначальные мотивы преследования остаются где-то в стороне. Вначале больные алкоголизмом полагают, что жена или любовница организовала преследование, в дальнейшем все внимание алкоголиков сосредотачивается на самом преследовании.

Способы расправы обычно представляются весьма конкретными: преследователи хотят застрелить больного, зарезать, удушить, сжечь, утопить. Об этом больной алкоголизмом «узнает» по жестам, высказываниям окружающих. Реже способ расправы представляется более сложным – прежде, чем уничтожить, преследователи намерены опозорить алкоголика и этим облегчить себе возможность физической расправы.

Какими бы деталями ни обрастала стержневая бредовая идея, дело все равно сводится к физическому уничтожению. Отдельным словам и фразам, сказанным к тому же по случайному и не имеющему к больному никакого отношения поводу, придается особо значение в соответствии с содержанием бреда.

Нередко выхватывается часть фразы или одно слово, но никогда больные не расчленяют слов и не конструируют из обломков слов новых понятий и элементов бреда. Они трактуют то, что имеет смысл, но только в одном направлении, совпадающем с их бредовой убежденностью в ведущемся преследовании.

Неопределенность высказываний и непонятность содержания речи окружающих способствует ее бродовой трактовке. Иногда подобная трактовка речи окружающих расценивается как наличие вербальных иллюзий. Личность больного во время алкогольного параноида всегда находится в центре событий, больные переживают опасность, грозящую их физическому, а не психическому «я».

По мере развития параноида поведение все в большей мере начинает определяться содержанием бредовых представлений. Все обычные интересы сначала уходят на задний план, а потом полностью исчезают. Все поступки вытекают из переживания опасности для жизни и необходимости защититься от грозящей расправы.

Наиболее частой формой защиты является бегство, обращение за помощью, очень редко – агрессия в отношении окружающих. Иногда кажущаяся бессмысленность борьбы приводит к совершению суицидальных попыток. Поступки в целом вытекают из бредовых представлений и всегда адекватны содержанию бреда.

После окончания психоза больные алкоголизмом достаточно подробно, легко и логично объясняют те или иные свои поступки имеющимися бредовыми представлениями. Обратное развитие бредовых идей преследования может произойти очень быстро, нередко после многочасового сна, и критика ко всем событиям и лицам, вовлеченным в бред, восстанавливается почти сразу. В других случаях возможен постепенных отказ от тех или иных бредовых представлений.

В период отказа от бредовых представлений и возрастания степени критического отношения к болезненному состоянию появляется интерес к окружающему, бытовым вопросам, лечению. Поведение все в большей степени начинает определяться восстановлением обычных, свойственной данной личности интересов. Потере актуальности бредовых переживаний всегда предшествует нормализация аффективной сферы, успокоение больных, а полная критика появляется тогда, когда исчезают страх, тревога и настроение становится ровным.

Алкоголизм и бред отношения

Бред отношения, если им исчерпываются бредовые представления, встречается намного реже. В этих случаях больные алкоголизмом замечают особое, презрительное к ним отношение со стороны окружающих. С презрением к ним относятся и мужчины, и женщины. Бред отношения как и бред преследования, возникает после окончания запоев в период существования абстинентного синдрома. Круг лиц, вовлеченных в бред, намного шире, чем при бреде преследования.

Наличие глубочайшего убеждения в существующем презрительном отношении со стороны окружающих сосуществует с невозможностью привести какие-либо подтверждения этой убежденности. Больные алкоголизмом не могут сказать, какие поступки, высказывания или жесты и мимика окружающих позволяют утверждать наличие презрительного к ним отношения.

Реальные поступки людей не привлекаются для доказательства этой убежденности, уверенность во всеобщем презрении не нуждается в каких-либо доказательствах. Больные не делают попыток из реальной действительности факты, которые могут подтвердить их бредовую убежденность.

Фактически речь идет о варианте бреда осуждения. Бред отношения не влияет в такой мере, как бред преследования, на поступки больных алкоголизмом, оставляя возможность для более многообразных и сложных форм поведения. Обратное развитие бреда отношения совершается постепенно, более медленными темпами, чем бред преследования.

Бред и аффективные нарушения у алкоголиков

И бред преследования, и бред отношения в течение всего периода своего существования сопровождаются аффективными нарушениями, удельный вес которых в клинической картине психоза весьма значителен. Возникновению параноида предшествуют аффективные нарушения, которые характерны для алкогольного абстинентного синдрома и выражаются в неглубоких субдепрессивных или тревожно-депрессивных проявлениях.

С момента появления бреда происходит качественное изменение аффекта. Вместо тревожной пугливости, раздражительности, лабильности эмоций возникает стойкий и глубокий аффект страха или тоскливо-тревожное состояние.

Чаще всего возникает резчайший аффект страха, быстро возрастающий в своей глубине. На высоте психоза лица больных выражают страх или крайнюю степень напряженного ожидания. Больные алкоголизмом не в состоянии скрыть свое аффективное состояние и остаться внешне спокойными. Это всегда  находит адекватное отражение в мимике и поведении.

Именно страхом, порой доходящим до ужаса, продиктованы панические попытки спастись бегством. С выражением ужаса на лице больные алкоголизмом рвутся к дверям, хватают за руки персонал, дрожащим, прерыающимся от волнения голосом просят не отходить от них ни на шаг. Тремор, появляющийся в похмелье, под влиянием страха резко усиливается, учащается пульс, лицо бледнеет.

В столь выраженных проявлениях аффект страха существует несколько суток, затем начинается его ослабление, заканчивающееся полной нормализацией аффективной сферы или возвращения к тем эмоциональным нарушениям, которые существовали до возникновения психоза и большей частью возникли за годы злоупотребления алкоголем.

Во время психоза внешнее выражение эмоционального состояния соответствует содержанию аффекта и его интенсивности, а сам аффект – содержанию бредовых переживаний и поведению больного. Тревожно-тоскливое настроение чаще сопровождает не бред преследования, а бред осуждения. Если в начале психоза имеется короткий период, заполненный идеями преследования, то с появлением стойких идей осуждения аффект страха сменяется тревожно-тоскливым настроением.

Аффекту страха свойственно нарастание его глубины в зависимости от изменения обстановки, поведения окружающих, тревожно-тоскливое настроение более монотонно, колебания его интенсивности мало зависят от обстановки и поведения окружающих. Чем выраженнее тенденция к бредовому истолкованию поведения окружающих, тем ярче аффективные нарушения, тем активнее больные алкоголизмом в стремлении избежать расправы.

Вне зависимости от характера и вида бредовых представлений и особенностей эмоциональной сферы на высоте развития психоза в периоде восстановления критики обнаруживается живость эмоциональных проявлений, способность больных алкоголизмом к эмоциональному резонансу.

В тех случаях, где хронический алкоголизм привел к характерным изменениям психики еще до развития параноида, обнаруживается легкомысленное отношение к злоупотреблению спиртными напитками, склонность к неуместной юмористической оценке ситуации в целом, стремление к балагурству, плоским и неуместным шуткам, лживость, отсутствие такта.

Острый параноид у алкоголиков

Несмотря на остроту состояния, в начале развития параноида способность правильно ориентироваться в месте, времени, конкретно-предметной обстановке не нарушается. Никогда не возникает даже частичная амнезия психотического состояния.

Экспериментально-психологическое исследование, проведенное после окончания самого острого периода психоза, позволяет выявить нарушения внимания и некоторые затруднения, проявляющиеся в любом виде мыслительной деятельности. В тех случаях, когда параноид возник у лиц, перенесших органическое поражение мозга, выявляются характерные мнестико-интеллектуальные нарушения.

Последствия острого алкогольного параноида

В анамнезе больных, перенесших алкогольный параноид, может отмечаться возникновение после запоев абортивных и развернутых делириев, кратковременных галлюцинозов. После перенесенного параноида большинство больных, если не проводится специального лечения, вскоре возобновляют злоупотребление алкоголем. В этих случаях возможно возникновение алкогольного делирия, острого алкогольного галлюциноза и алкогольного параноида.

В части наблюдений, несмотря на интенсивное злоупотребление алкоголем, психозы в ближайшие годы не возникают. Клиника повторных алкогольных параноидов повторяет клинические особенности ранее перенесенного острого параноида. Это резчайший аффект страха, на высоте которого речь иногда становится отрывочной, это усиление страха в ответ на предложение раздеться, принять ванну, перейти в другое помещение, это стремление куда-то бежать или агрессия при попытке ограничить бредовую активность больных алкоголизмом.

Обычная длительность острого алкогольного параноида измеряется сроком в 2-10 дней. Длительность параноида может быть сокращена за счет применения антипсихотиков в сочетании с транквилизаторами.

Алкоголизм и затяжные параноиды

Помимо острых алкогольных параноидов могут наблюдаться и затяжные, длительность которых составляет 1,5-2 месяца. Как правило, в этих случаях отмечается многолетнее злоупотребление алкоголем, наличие патологии внутренних органов, остаточные явления органического поражения мозга различной этиологии, достаточно выраженные изменения личности по алкогольному типу.

В остром периоде отмечаются те же расстройства, что и при остром алкогольном параноиде. Доминирует аффект страха, сочетающийся с бредом преследования или отношения, однако, развитие психоза чуть менее бурное, чем при острых параноидах. В тех случаях, когда имеется достаточно выраженная неврологическая симптоматика, обусловленная ранее перенесенными органическими поражениями мозга, симптоматика острого периода может быть более многообразной.

Возможно появление зрительных галлюцинаций, идей особого значения с религиозной окраской, ложных узнаваний, транзиторных мнестических нарушений. В тех случаях, кгда возникновение параноида не столь стремительное, преобладает не аффект страха, а тревожно-тоскливое настроение. В связи с менее бурным развитием психоза бред выглядит более сложным, способы преследования более детализированными, поведение лишенным той примитивности поступков, которая характерна для острых параноидов.

Бред исчезает постепенно. Как только прекращается бредовая оценка поведения окружающих, начинается потеря бредовых представлений и поведение больных преображается. Они становятся все более активными, обнаруживают живой интерес к происходящему вокруг, проявляют теплоту в отношении к персоналу, радуются наступающему улучшению состояния и исчезновению «страхов».

Выраженная алкогольная деградация личности с асоциальным поведением, грубым снижением морально-этических установок, беззаботно-юмористическим отношением к жизни и свои обязанностям встречается редко. Однако глубину деградации можно оценить в полной мере, лишь получив сведения о поведении больных в быту. При повторных возникновениях затяжных параноидов увеличивается длительность психозов.

Дифферециальная диагностика алкогольных параноидов

Дифферециальная диагностика алкогольных параноидов бывает затруднительной в связи с возможностью возникновения параноидов при сочетании вялотекущей (малопрогредиентной) шизофрении с алкоголизмом. Наибольшие трудности возникают при сочетании малопрогредиентной шизофрении (шизотипического расстройства), протекающей с преобладанием аффективных расстройств, с алкоголизмом.

В этих случаях выраженность личностных изменений, характерных для шизофрении, может быть очень незначительной. Облегчает диагностику то обстоятельство, что при продолжающемся злоупотреблении алкоголем рецидивы шизофрении возникают, как правило, в течение первого года.

Для дифференциальной диагностики очень важна оценка непосредственных условий возникновения параноидов. Если параноид возникает у человека, не страдающего алкоголизмом или у больного алкоголизмом, но вне связи с запоем и абстинентным синдромом, эти психозы не являются алкогольными (метаалкогольными). Не являются алкогольными и те психозы, которые возникают в начальной стадии алкоголизма, когда еще не сформировался алкогольный абстинентный синдром.

Алкоголизм, психозы и шизофрения

Возникновению острого психотического состояния при шизофрении часто предшествуют какие-то изменения в настроении, привычках, манере общаться, интересах, снижение трудоспособности. Вся группа этих и сходных с ними продромальных явлений у лиц, перенесших алкогольные параноиды, не встречается.

Для острой шизофрении характерна стадия с богатством, полиморфизмом, нестойкостью симптоматики, сменяющаяся в дальнейшем преобладанием того или иного синдрома или их динамикой. Симптоматика может быть настолько меняющейся и неопределенной, что «не представляется возможным дать синдромологическую оценку статуса больного» (О.В. Кербиков).

В отличие от шизофрении алкогольный параноид с самого начала возникновения и до окончания остается только параноидом, ему не предшествует и его не сменябт другие психотические  синдромы. Он отличается четкостью и постоянством симптоматики, намного менее разнообразной, чем при шизофрении.

Нет характерного для шизофрении полиморфизма бредовых идей. Для бреда при алкогольном параноиде характерна четкость параноидных представлений, их образность, направленность на реальные события. У больных алкогольным параноидом никогда не возникает ощущения «некоторой неясности, странности» в восприятии окружающего, которое характерно для шизофрении.

Многообразнию галлюцинаторных проявлений, частоте и преобладанию псевдогаллюцинаций, связи их с бредом при шизофрении, противостоит при алкогольном параноиде редкость галлюцинаторных расстройств, их элементарный характер, отсутствие связи с бредом. Псевдогаллюцинации при алкогольном параноиде не возникают.

Бля переживания алкоголиков с острой шизофренией характерны изменения восприятия, осмысления, нарушение способности к синтезу восприятий и субъективная чуждость собственных психических актов. При алкогольных параноидах само восприятие окружающего мира субъективно ничем не отличается от обычного. Поэтому констатация психических автоматизмов, возникновения чувства насилия над своим «я», императивных галлюцинаций, чужих мыслей, овладения посторонней силой исключает возможность диагностировать алкогольный параноид, для которого характерна цельность психического функционирования.

Временного появления сознания болезни при алкогольных параноидах не наблюдается. При острой шизофрении все эмоциональные проявления менее яркие, менее определенные, менее адекватны содержанию бреда.

Больные шизофренией не так ярко переживают сам факт выздоровления, их эмоциональные проявления окрашены сдержанностью в выражении эмоций, известной холодностью, рассудочностью. Нередко удается обнаружить даже неадекватность эмоционального состояния и средств его выражения содержанию высказываний и ситуации.

Эмоциональную сферу больных алкоголизмом, перенесших алкогольный параноид, характеризует живость, полная адекватность эмоциональных проявлений или же изменения типичные для хронического алкоголизма. Больные шизофренией намного менее охотно рассказывают о содержании психоза, стремятся избежать подробного описания психотических переживаний.

Больные алкоголизмом склонны к подшучиванию над своими «страхами», балагурству и даже хвастовству по поводу перенесенного психоза. После окончания психотического периода болезни больные шизофренией на протяжении определенного отрезка времени жалуются на слабость, утомляемость, плохой сон.

Больные алкоголизмом после исчезновения бреда никаких жалоб обычно не высказывают, а нередко со свойственным им стремлением к юмористической оценке ситуации говорят о том, что стали более здоровыми, чем до психоза. Шизофренический параноид нередко приводит к изменению эмоциональной сферы, что отмечают и сами больные, жалуясь на вялость, слабость, снижение или потерю интересов.

Наибольшие диагностические трудности возникают не при отграничении дебютов шизофрении у больного алкоголизмом от алкогольных параноидов, а при обострении малопрогредиентной шизофрении, сочетающейся с алкоголизмом. В этих случаях особое значение имеет точная оценка состояния эмоциональной сферы и мышления.

Обнаружение при экспериментально-психологическом исследовании характерных для шизофрении нарушений мышления может решить, с учетом особенностей симптоматики, вопрос о диагностике. При большей части затяжных и рецидивирующих параноидо акцент в дифференциальной диагностике переносится на оценку постпсихотического состояния. Если удается установить, что после неоднократного возникновения параноида, развитие которого всегда связано с запоем, с годами не появляются характерные для шизофрении изменения эмоционально-волевой сферы и мышления, диагноз шизофрении приходится отвергнуть в пользу алкогольного параноида.

Публикуется по: Гофман А.Г. Алкоггольный параноид (алкогольный бред преследования) //Вопросы наркологии. – № 2. – 2013. – С. 120-130.

Сайт об алкоголизме (алкогольной зависимости)

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика