Муж пьет, сын колется. Созависимость в примерах

загрузка...

Проблема – созависимость

Созависимость от алкоголика, созависимость от наркомана. Чтобы разобраться в том, что случилось с нашими семьями, и что такое созависимость, посмотрим на некоторые примеры. Разберемся в них: может быть, вы увидите что-то похожее на ваши собственные истории?

Пример 1. Сын Любы – тяжелый наркоман. Много лет он колется всем подряд, уже очень много потерял: семью, здоровье, способность учиться и работать… Он живет отдельно, потому что в семье стало невозможно терпеть его выходки. Сыну купили комнату и отселили его туда.

Любе очень страшно за сына. Много раз он был на грани смерти, как выжил — никто не знает. Она его и из передозировок «откачивала», и из тюрьмы «доставала», и от бандитов выручала. Без нее он бы точно уже погиб. Поэтому, хотя сын уехал жить отдельно, она не может жить спокойно. 

Утром он спит, и она не находит себе места, пока не дозвонится ему в обед: жив ли? Если будет совсем плохо, она рядом – всегда готова помочь. Деньги на наркотики она ему не дает, но долги платит – «иначе его будут бить, или вообще убьют».

Кредиты тоже платит она, потому что иначе банк отберет комнату у сына, и он вернется к ним опять жить. Она, конечно, ему объясняет, что «так нельзя», но кто же ему поможет, если не она? «Без меня он погибнет…»

Наши читатели рекомендуют!

Наша постоянная читательница поделилась действенным методом, который избавил ее мужа от АЛКОГОЛИЗМА. Казалось, что уже ничего не поможет, было несколько кодирований, лечение в диспансере, ничего не помогало. Помог действенный метод, который порекомендовала Елена Малышева. ДЕЙСТВЕННЫЙ МЕТОД

Результат созависимости при наркомании: сын Любы отлично знает, что в кризисной ситуации мама обязательно спасет. Поэтому он не боится употреблять, идет на любые риски, и зависимость его быстро развивается.

Мамина «страховка» позволяет ему не видеть последствий своей жизни, и он искренне уверен, что так действительно можно жить. Он же живет, и не в тюрьме, не избит, и не на улице!

Любины «проповеди» на тему «ты что делаешь!» идут, конечно, вразрез с ее поступками, и потому ничего не стоят, можно и не стараться «объяснять». Поступки «весят» гораздо больше слов.

Истории наших читателей

загрузка...

Чем дольше он так живет, тем сильнее разрушается его жизнь. И тем сильнее страдает Любина жизнь тоже, и ее здоровье, и ее семейное и материальное благополучие – никакого благополучия уже и в помине нет. Оба катятся вниз, и выхода из тупика не видят.

СЕНСАЦИЯ! Врачи ошарашены! АЛКОГОЛИЗМ уходит НАВСЕГДА! Нужно всего лишь каждый день после еды... Читайте далее-->

Пример 2. Муж-алкоголик Ольги Ивановны – известный адвокат. У него практика, он очень уважаемый человек в своих кругах, и спас от беды множество людей. Он дорогой адвокат, и хорошо зарабатывает. Клиенты ему благодарны, и есть за что: отличный профессионал, он, кроме того, и душа-человек, войдет в положение, сделает все, что может, для попавшего в беду.

Ольге Ивановне по-хорошему многие завидуют: какой муж! Она холодновато отвечает на добрые слова людей и поскорее прекращает разговор. Потому что она, и только она, знает, чего стоит вся эта похвала.

загрузка...

Если бы они знали, как он неделями лежит дома в запое, как теряет документы, не подходит к телефону и пропивает аванс за судебный процесс, так и не явившись в суд на заседание! Если бы они знали, как он, сползая по стенке, вечером объяснял ей, что «ив рот не брал», знали бы про бутылки в корзине с грязным бельем и на антресолях!

Знали бы они, как унизительно ей лгать по телефону, что «его нет дома, он в срочной командировке», когда он лежит бледный в поту, выходя из запоя! И сколько долгов у нее, потому что надо оплачивать врачей, и возвращать авансы, и на что-то жить… последние три месяца у него не было работы, потому что он просто не мог подойти к телефону.

Но Ольга Ивановна молчит. Она воспитанный человек и не может себе позволить семейные скандалы. Тихонько только плачет, но старается, чтобы муж не видел.

Она должна защищать мужа в беде, это именно она «входит в положение его клиентов», и спасает доброе имя мужа вновь и вновь, чтобы никто не узнал. Иначе это повредит его репутации, а репутация адвоката – это его работа, разве непонятно? И правдой ничего здесь не исправишь. Поэтому она молчит и помогает ему из последних сил.

Результат созависимости от алкоголика: Ольга Ивановна истощена. Она плохо спит и все время напряженно думает, как поправить дело. Но все ее попытки «полечить» мужа ни к чему не привели. Он не хочет! «Я сам знаю». Он же такой умный, и сам должен разобраться.

Запои продолжаются, отчаяния у обоих все больше, а любви и благодарности все меньше. Теперь все чаще в разговорах звучит глухая злоба и отторжение. Недавно дошло до драки. Вот и вся воспитанность…

Скоро она все бросит и уйдет, или отправится в психбольницу, к тому идет. Запои идут через две недели с достойным лучшего применения постоянством. У Ольги Ивановны тоже своего рода запои – ее отчаяние. Выхода не видно.

Пример 3. У Гали сын – наркоман. Давно… И она научилась уже с ним справляться. Значит так: деньги дома держать нельзя, иначе выбьет. Вся техника и золото ушли давно, о них и не вспоминаем, проблемы больше нет.

Где берет наркотик – неизвестно. У него своя комната под ключом. Что там делает – его дело, взрослый уже.

Свалился на кухне, вызвала «скорую», сделала искусственное дыхание. Милиция пришла – ушла к себе, закрыла дверь, разговаривать не стала. Увели, потом пришел, даже не спросила ничего.

Хорошо, что у Гали в комнате дверь железная, и холодильник в комнате. Живет, как с плохим соседом в «коммуналке». Галя уходит на целый день, чтобы его не видеть; подруги, работа, сама пьет иногда. Когда, бывает, сын просит деньги или лекарства –читает ему нотации о том, что надо выздоравливать. Впрочем, деньги частенько дает, занимая у соседей. «Мне его жалко…» И ревет. Так и живут.

Результат созависимости от наркомана: сын ненавидит жизнь, себя и мать. «Потому что жизнь – дерьмо. Скоро все равно умирать, плевать на все».

Мать все же любит, впрочем. Но как-то болезненно, скорее жалеет; себя винит, что жизнь ей испортил – и тут же обещает ей повеситься и говорит, что у него нет матери, и чтобы она пошла к…

Ненависть и отчаяние – его жизнь. И ее, кстати, тоже. На работе и дома у нее одна мысль: а вдруг его уже взяла милиция? А вдруг его уже нет? Пьет, чтобы не думать. Не помогает.

У всех трех женщин, при том, что они совершенно разные, есть несколько общих черт: и Люба, и Ольга Ивановна, и Галя очень любят своих близких. «Но странною любовью…», которая приносит им злость, отчаяние и от этой любви всем становится хуже. Все трое стараются помочь своим родным, даже совершают самоотверженные Поступки – и впустую, становится только больше зла. Зависимость только «кормится» их жертвами, и становится все «жирнее».

Все трое, в конечном счете, неуспешны. И все трое не видят иного выхода, кроме как продолжать этот разрушающий их семьи способ жить… Все трое даже (честно говоря) рассматривают смерть – близкого или свою собственную – как выход, но не рассматривают как выход изменение своего поведения.

Что с ними произошло? Когда их близкие стали зависимы от наркотиков или алкоголя, и эти женщины стали жить рядом с зависимостью – их любовь тоже заболела. Все больше и больше она стала заменяться созависимостью, которая похожа на любовь, но, по сути, ей противоположна. Женщины этого не знали, а зависимость не давала им это увидеть: отрицание зависимости — это часть ее самой.

Раньше мамы и жены жили своей жизнью, отдавая из нее часть любимому человеку — тогда они любили. Это время кончилось, они перешли какую-то границу в отношениях. Теперь они живут жизнью своих близких, стараясь ее изменить, и им это не удается.

Мамы и жены пытаются оторвать куски чужой жизни, переделать их, как они считают нужным. Они рады, когда им удается проконтролировать, заставить, взять обещание измениться и пр. – их радость определяется тем, как живет их наркоман или алкоголик. Но радости очень мало, потому что изменить другого человека без его желания нельзя, а есть много отчаяния, злости и гнева — как раз вследствие своего бессилия изменить другого.

Эти женщины живут жизнью близких, паразитируя на ней… Жестко сказано? Но разве их действия не разрушают жизнь их близких? Разве созависимость уничтожает только жизнь этих женщин?

Подождите, не сердитесь. Конечно, они не хотели так жить. Конечно, они старались «как лучше», и все делали для этого. Но делали не так… Их любовь жива, и теперь они пришли спасать своих близких по-настоящему… и себя тоже.

Созависимость – это…

Есть много объяснений, что такое созависимость. Вот некоторые из них:

Созависимый человек – это тот, кто позволяет поступкам других людей управлять своей жизнью, и потому он одержим идеей контролировать поступки этих людей. Например, Люба платит долги сына-наркомана, и у нее почти нет денег на жизнь. Поэтому она всеми силами пытается заставить его не брать в долг – что невозможно… и она продолжает платить.

Созависимость – это когда ты знаешь, что впереди нет ничего хорошего. Твои отношения с людьми будут так же болезненны, и закончатся так же разрушительно, как это всегда было раньше. Галя точно знает, что сын, площадно выругав ее и унизив, через день постучит в ее дверь, как только ему будут нужны деньги — и она пойдет занимать к соседке. Она вновь поверит, что у него болит зуб… А как же?

Созависимый человек не живет сам, а существует для наркомана или алкоголика, становясь при этом функциональным придатком его зависимости, помогая ей развиваться. Ольга Ивановна – «громоотвод» в жизни мужа. Она не может уехать на дачу — муж в запое: если позвонят, ей надо сказать, что он срочно вылетел в Питер, но через три дня точно приедет… И муж спокойно пьет эти три дня, как обычно.

Давайте рассмотрим одно из наиболее важных определений созависимости, из которого понятны некоторые механизмы ее действия:

Созависимый человек возлагает на других людей и обстоятельства ответственность за свое благополучие, становясь жертвой их влияния.

Посмотрите, в этом определении нет прямой связи с алкоголизмом и наркоманией. Действительно, созависимость – это более широкое понятие. Это сильное искажение способа жить вообще. Просто в нашей ситуации зависимой семьи она особенно разрушительна, ее видно.

«Включим» свой здравый смысл. Наше благополучие – это плод совместных усилий: наших собственных, людей рядом с нами и Бога, Который над нами. Мы очень хотим жить хорошо, и стараемся все делать для этого, а люди рядом обычно готовы помочь нам, особенно если это им не очень трудно. И все потому, что Бог дает нам пути хорошей жизни, и показывает, как их выбрать, и посылает рйзную помощь на этих путях, в том числе доброжелательных и щедрых ближних.

Только иди… и не ошибайся. Ошибешься – признай это и постарайся исправить, и тут вновь Бог помогает. Заметим, что жить хорошо – не значит жить легко, и мягкий диван или Кипр – не предел возможного счастья. Мы призваны, позваны Богом жить хорошей жизнью. Так?

Не так, в нашей жизни это совсем не так. Потому что в своей созависимости мы решили, что мы будем жить хорошо – неважно, как, тогда и подумаем, – если близкий обеспечит нам хорошую жизнь. Сын перестанет колоться, или муж перестанет пить и лгать, или сын возьмется за ум и пойдет работать…

Поэтому все наши силы брошены на то, чтобы заставить их перестать делать то, что они сейчас делают, и принудить их лечиться, или работать, или то и другое… Поскольку они сами не знают, как это сделать, мы контролируем их поступки, поучаем, требуем, воспитываем, заставляем, берем за руку и ведем, звоним и все узнаем для них, чтобы они, наконец, пошли и сделали то, что нам так нужно…

Еще мы обвиняем и злимся на них; мы боимся, что ничего не получится; с ужасом снимаем телефонную трубку или идем на почту за заказным письмом… Нам очень стыдно перед соседями, или другими родственниками, или клиентами, и поэтому мы лжем и покрываем проступки наших близких. Это выглядит как СУПЕРответственность, ответственность и за себя, и за него, но на самом деле это наша БЕЗответственность за свою жизнь.

Для того, чтобы так жить, нам пришлось перейти некоторые границы. Мы лжем, подглядываем в щелку двери и подслушиваем телефонные разговоры, проверяем карманы своих близких. Нам жизненно важно знать, как они живут, чтобы успеть как-то от реагировать на беду, защититься: их беда – это наша беда!

Между нами исчезла граница, мы почти не различаем свою и его жизнь. «Мы легли в больницу», «нам надо отдавать кредит», «мы начнем выздоравливать» – это не только слова. Нередко можно слышать и детско-родительское слияние, будто пуповина еще не отрезана: «проконсультируйте нас! — кого? — ну, моего ребенка! — сколько ребеночку? — 26…». «Ты должен быть самостоятельным!» — так должен вам? Или все-таки самостоятельный — это без вас? Полный бред, и в этом бреду мы живем. Если сын икнул — мама вздрагивает.

Мы перешли границы личности близкого и неловко расположились на его территории. Он, кстати, против этого, но нам это не важно. Мы будем спасать его, даже если он сам этого не хочет. Потом поймет.

Нам и не приходит в голову, что мы пытаемся жить по ужасной схеме «цель оправдывает средства», по которой удавалось до сих пор только быстро попасть в ад – крестовые походы, ГУЛАГ и наша отдельно взятая жизнь. Я преувеличиваю? А разве «поливать» мать изощренным матом, драться с ней, громить собственный дом, резать вены, когда тебя не выпускают из дома за дозой, – разве это не ад?

А разве не ад – сдавать в милицию сына, биться перед ним в истерике, лгать всем вокруг, желать смерти сына и своей собственной? Или тихий ад, когда ужас и отчаяние не отходят от обоих, и никто не смеет слова сказать?

Когда мы намучились в этом слиянии с близким, мы решили, что все беды – от него, и сбежали. Помните Галю? Она живет за железной дверью, спасаясь от сына-наркомана, но она плачет и пьет, пытаясь забыться. Она все равно осталась в отчаянии и безнадежности. Огромная дистанция с близким, от которого зависит вся радость в жизни – и жалкое одиночество.

Она попыталась «завести себе кого-то» (как собаку…, так и сказала!), но этот «кто-то» оказался тяжело пьющим бездомным алкоголиком, и неудивительно: она же умеет только жалеть и спасать. «Роман» длился недолго: пойдя по знакомой дорожке, вытащив его пару раз из вытрезвителя, Галя вскоре вновь вернулась к сыну, а муж исчез куда-то, уже больше не был нужен.

Тут есть один тонкий вопрос. Некоторые женщины решили свою проблему таким образом, что они порвали отношения с зависимым близким, «отстранились» от него на большое расстояние, чтобы не позволить ему больше портить их жизнь. Они взяли на себя всю ответственность за свое счастье.

Они ходят на массаж и в бассейн, «выздоравливают» нередко «по программе», видя в этом продолжение «оздоровления» своей жизни (вариант бассейна для души), заполнили свою жизнь множеством интересных и важных дел и друзей, и – счастливы? Говорят, да… Но мне не верится.

В совершенно верном лозунге «отстранись с любовью» они потеряли слово «любовь», и постарались выстроить жизнь без этой любви. Нередко они сохраняют отношения с алкоголиком или наркоманом, но они сводятся к твердому «нет» и поучительной фразе вроде «я не поддерживаю твою болезнь». Они потеряли любовь к нему. Это зияющая рана потери близкого человека, которую невозможно игнорировать и как-то прикрыть «бассейнами» разного рода.

Когда-нибудь женщина очнется, если успеет – и поздно, «и ответит тебе чей-то голос чужой…». «С любимыми не расставайтесь» – это все же правда, даже если эти любимые поставили нашу жизнь на грань смерти. Надо научиться жить с ними не в созависимости, и тогда можно будет жить в любви… по крайней мере, я надеюсь на это.

Кроме того, если вернуться к нашему «здравому смыслу» в начале – помните? – наше благополучие есть плод совместных усилий наших собственных, людей рядом и Бога. А вовсе не наших только, в одиночку или с другими людьми, которых мы же сами себе и выбрали.

Бог дал нам этого близкого, наркомана или алкоголика, дал и для него (ему надо помогать) и для нас (чтобы становиться лучше). Жизнь рядом с больным человеком, неважно, чем он болен, если жить правильно, – такая жизнь делает нас добрыми, терпеливыми, смиренными, сочувствующими боли другого, стойкими в беде…

Мы становимся лучше. Выходит, нам тоже нужны эти отношения.

Наконец, созависимость – это еще и болезненное переживание травмы, большой психологической и даже физической травмы, которой является наша жизнь с пьющим алкоголиком или употребляющим наркотики наркоманом. Это непрестанная боль, к которой мы притерпелись и с трудом приспособились.

Так жить нельзя, но мы живем, живем в какой-то уродливой и болезненной позе, которая и есть созависимость. Мы стали жертвами этой болезни, и продолжаем ими быть. Вся наша жизнь направлена на попытку выжить в аде употребления. Мало того, еще и спасти самого наркомана или алкоголика! Мы живем с навыками выживания в чрезвычайных ситуациях, и нам это дорого обходится.

Шрам и открытая рана – это всегда неблагополучие, и ждать улыбок и любезности не приходится. Созависимость – это наш крик.

Публикуется по: Е. Савина. «Я люблю его…».

Преодоление созависимости

На нашем сайте есть огромное количество материалов по преодолению созависимости. Кроме того, наш центр многие годы оказывает профессиональную психологическую помощь в преодолении созависимости. Подробнее смотрите здесь:

консультация в нашем центре

консультация по Интернету

Вылечить алкоголизм невозможно???

  • Испробовано множество способов, но ничего не помогает?
  • Очередное кодирование оказалось неэффективным?
  • Алкоголизм разрушает вашу семью?

Не отчаивайтесь, найдено эффективное средство он алкоголизма. Клинически доказанный эффект, наши читатели испробовали на себе ... Читать далее>>

Оставить комментарий