Нарушения мышления, памяти и интеллекта

Мышление, интеллект, память

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ). Мышление – одна из важнейших способностей человека, позволяющая ему не только наблюдать события, но и находить между ними связи и закономерности, не только действовать, но и понимать смысл всего происходящего. Эта способность позволяет человеку планировать свои поступки и предвидеть результат.

Главные инструменты мышления – язык и речь. Именно слова содержат в себе понятия, которые являются первичными элементами мышления.

Мышление не дается человеку от рождения, оно формируется в процессе его развития, проходя ряд этапов. Так, в конце первого года жизни ребенок начинает произносить первые слова (конкретные названия окружающих его предметов и людей) – это конкретноситуационное (наглядно-действенное) мышление. 

В 3-4 года ребенок начинает проявлять фантазию и воображение, он может думать о вещах, которые в настоящее время не находятся перед ним, оперировать их образами – это образное мышление. В школе человек знакомится с абстрактными понятиями, которые невозможно наблюдать или представить себе (например, вектор, степень, ускорение, электрон) – это абстрактное (понятийное) мышление. Таким образом, наличие абстрактного мышления является признаком завершенности процесса формирования мышления.

При психических заболеваниях могут возникать самые различные расстройства мышления. Группа ассоциативных расстройств проявляется нарушением способа мышления (изменением темпа, утратой стройности и целенаправленности).

Расстройства суждений и умозаключений (бредовые, навязчивые и сверхценные идеи) проявляются ошибочными убеждениями, странными, необычными мыслями. В исходе тяжелых заболеваний нарушается весь процесс мышления, больной теряет способность понимать окружающий мир и себя самого, т.е. страдает интеллект больного.

Интеллект – сложное понятие, определяющее способность человека посредством мышления понимать и осознавать окружающий мир и себя, адаптироваться к жизни, планировать свою деятельность и предвидеть ее последствия. Известный немецкий психиатр и психолог К. Ясперс предложил анализировать интеллект по трем позициям: предпосылки интеллекта (память, состояние ассоциативной сферы, сохранность воли), багаж знаний (накопленные сведения и жизненный опыт) и собственно интеллект (способность мыслить абстрактно и объяснять смысл понятий).

Одной из важнейших предпосылок мышления и интеллекта является память, которая сохраняет накопленные знания, опыт, выработанные понятия, стереотипы действий. Фактически память включает в себя несколько процессов: запоминание (фиксация), сохранение (ретенция) и воспроизведение (репродукция). Психологи выделяют также кратковременную (оперативную) и долговременную память. На практике встречаются расстройства всех видов и процессов памяти.

При различных психических заболеваниях отдельные функции мышления и интеллекта поражаются неравномерно. Так, при шизофрении в первую очередь нарушаются воля и ассоциативный процесс, часто возникают ошибочные суждения (бред). При органических заболеваниях в большей степени страдают память и абстрактное мышление. При неврозах грубых расстройств памяти, мышления и интеллекта обычно не бывает, а в случае возникновения нелепых мыслей к ним сохраняется критика (навязчивые мысли).

Психиатрия: расстройства ассоциативного процесса

Единственный способ выявления расстройств ассоциативного процесса – это анализ высказываний пациента, прозвучавших в его речи или изложенных на бумаге.

Ускорение мышления проявляется быстрой скачущей речью. У больных в голове возникает множество ассоциаций, из-за этого они легко отвлекаются от основной темы, не заканчивают свою мысль. Изредка речь больных становится малопонятной, так как они не успевают высказать всех мыслей, бегущих в их голове («словесная окрошка»). Ускоренное мышление – типичное проявление маниакального синдрома.

Замедление мышления, напротив, заключается в бедности ассоциаций. Больные малоразговорчивы, говорят всегда медленно и односложно, долго думают перед тем, как ответить на вопрос, на сложные вопросы они не могут ответить вовсе.

Их ответы очень просты – «да» или «нет». Чаще всего данное расстройство наблюдают при депрессивном синдроме, оно также может быть у больных с легким расстройством сознания (оглушение).

Патологическая обстоятельность (вязкость) проявляется медленной тягучей речью, но при этом больные довольно многословны, с чрезмерной детализацией описывают свои жалобы, воспоминания. Они никак не могут четко и конкретно сформулировать свою мысль, трудно переключаются в беседе на другую тему.

Считается, что при патологической обстоятельности больные теряют способность отличать главное от второстепенного. Высказывая свою мысль, они продвигаются вперед очень медленно, делая множество отступлений и пояснений (лабиринтное мышление). Чаще всего причиной обстоятельности мышления бывают органические заболевания мозга, особенно эпилепсия.

Больной 56 лет с диагнозом «эпилепсия», отвечая на вопрос врача, когда впервые появились припадки, рассказывает: «Когда я еще мальчиком был, мы часто шалили, время сами знаете какое – война, безотцовщина. Ну и я тоже не сахарный был, ну там хулиганили, сами понимаете, что с ребятишек взять. Мне лет семь было. Ну и прицепились к нему, к грузовику, значит. А он заметил. Те, что постарше, разбежались, а я нет. Вот он меня и схватил, со всей силы об асфальт треснул, я в больнице неделю пролежал, говорят сотрясение… Все от него от ирода. Я и учился плохо, видать, из-за того, хотя так-то больно и не старался. Сами понимаете, деревня и все такое… А потом после школы на тракторе работал, до армии-то. А в армии в стройбат попал, там я с лесов свалился, ну это я, правда, не помню, говорят, припадок был, и меня демобилизовали, вот с тех пор и болею…».

Иногда обстоятельность больных является избирательной, излишне детально они обсуждают не все темы, а только одну, особенно их беспокоящую. Такое расстройство указывает не на нарушение стройности мышления, а на особую значимость (сверхценность) данной темы, например у больных с бредом (бредовая обстоятельность).

Резонерство проявляется многоречивостью, витиеватостью речи, рассуждения больного кажутся еще более нелепыми из-за того, что совершенно оторваны от потребностей реальной жизни (абстрактны).

Больные бесконечно рассуждают на отвлеченные темы (философия, этика, космология, религия). Они не могут четко сформулировать ответ на вопрос, так как не стремятся к этому. Рассуждательство в данном случае становится самоцелью, больные не приходят в заключение ни к какой полезной мысли. Утрата целенаправленности мышления — типичное проявление шизофрении, это расстройство относят к негативной стойкой симптоматике.

Разорванность – еще более тяжелое расстройство мышления. Она заключается в полной утрате смысла высказываний при сохранности их грамматической структуры. Больной использует случайные ассоциации, хотя и сочетает слова в соответствии с родом, числом и падежом.

Чаще всего данный симптом наблюдают в исходе шизофрении в сочетании с распадом речи (шизофазия). При всей нелепости высказываний больные с разорванностью сохраняют ясность сознания, понимают обращенную к ним речь, правильно выполняют инструкции.

Больной 52 лет, обращается с письменной жалобой в прокуратуру: «О милосердии речи (у закрытых дверей) СССР было – а в г. Куйбышеве с Таджмахала КПСС обкома скид 1-го Муравьева с афиш митинга по 2 метра на человека госпиталька и инвалидов войны краснеющем за ту видимость Ленинизма в Жигули – идеальную – что Жук подпольный. Юстиции не знает. Знать за государя кто и за Катюш, за князей, Суворова и Невского того Жука в г. Самаре защитил – выгодно убивать, мычать и ворье (скрывать – именно что им было предъявимо (военным прокурорам г. Куйбышева) с просьбой от Ген. Прокурора СССР о необратимом расстреле генерал-лейтенанта милиции – но атаки воли зла и в Одинцова по мне (с детства) – мер жизни или сути остатка ищу у Вас (без оплат прав и труда в жизни краж с огня лет отца)».

Бессвязность отличается от разорванности отсутствием связной речи как таковой. Высказывания больного состоят из отдельных словосочетаний, значение которых остается непонятным. Больной недоступен контакту, сознание его глубоко расстроено – аментивный синдром. Вероятная причина такого расстройства – это угрожающие жизни тяжелые соматические заболевания (интоксикации, инфекции, травмы и др.).

Персеверации проявляются стереотипным повторением одной и той же мысли. Чаще всего это обусловлено нарушением интеллекта, когда больной испытывает большие трудности при обдумывании вопроса и вместо ответа повторяет уже сказанное ранее. Нередко расстройство наблюдается у пациентов со слабоумием вследствие сосудистого или атрофического процесса.

Больной 69 лет с болезнью Альцгеймера не смог изобразить необходимое время на циферблате часов. После этого он делает ошибки при попытке назвать предлагаемые ему предметы и называет очки «циферблатом». Также ошибается в трактовке пословицы «Не в свои сани не садись!»: «Сани тоже надо выверять по часам…».

Аутистическое мышление характерно для больных шизофренией, оно проявляется чрезвычайной замкнутостью, когда больной настолько погружен в мир собственных фантазий, что не замечает бессмысленности и нелепости своих суждений. Предметом его обдумывания становятся ничего не значащие случайные события и явления.

Больной много фантазирует, никак не пытается претворить в жизнь свои идеи, зато может старательно записывать свои мысли, тратя на это много времени. Сложный философский строй записей резко расходится с внешней невзрачностью и пассивностью больных.

Символическое мышление также чаще всего возникает при шизофрении. При этом пациенты используют символы хаотично, вкладывают в них понятный только им одним смысл, вскоре забывают о своей прежней трактовке и дают тому же символу совершенно другое объяснение. Часто больные для обозначения своих понятий придумывают новые слова (неологизмы).

Больной 62 лет с диагнозом «параноидная шизофрения» убежден, что ‘ является объектом преследования Буденых, разделяет их на Буденых-Семенов, Буденых-Сенек, Буденых-Чапыг. Считает, что Буденых ОЧЕНЬ много, так как его зарплата в 1960 г. составляла «сто тридцать семь рублей», что означает «сто тридцать Семенов».

Паралогическое мышление заключается в том, что больной путем сложных логических построений приходит к абсурдным выводам. Это становится возможным, поскольку в речи больных, с первого взгляда как будто бы связной и логичной, наблюдается смещение понятий (соскальзывание), подмена прямого и переносного смысла слов, нарушения причинно-следственных взаимоотношений.

Нередко паралогическое мышление является основой бредовой системы. При этом паралогические построения больного как бы доказывают справедливость его мыслей.

Больная 49 лет полностью уверена в том, что муж изменяет ей. Нашла в его столе порнографический журнал, из чего сделала вывод, что она его сексуально не удовлетворяет. Доказательством этого считает его холодность, так как он никогда не говорит ей «с легким паром», когда она принимает ванну! Особенно разозлило больную, когда муж предложил взять с собой в дом отдыха шестилетнего сына, так как решила, что муж готовит себе «алиби».

Психиатрия: бред и бредовые синдромы

Бред – ложное, обусловленное психическим заболеванием суждение (умозаключение), имеющее для больного чрезвычайное значение и не поддающееся переубеждению (коррекции). Бред – безусловный признак болезни (психоза). Бред относят к продуктивным симптомам, современные лекарственные средства могут избавить больного от бреда или значительно уменьшить его выраженность.

Не следует принимать за бред всякое ложное суждение человека, так как настойчивость и уверенность человека в высказанной мысли могут быть проявлением его убеждений, мировоззрения и заблуждений. В отличие от бреда, убеждения формируются в течение всей жизни, тесно связаны с воспитанием и жизненным опытом.

Бред не является специфичным симптомом какого-либо заболевания. Он может возникать при самых различных психозах, поэтому для диагностики важно уточнить характер бреда.

Фабула бреда – сюжет, содержание бредовой мысли. Фабула бреда каждого больного уникальна и неповторима, во многом содержание бреда соответствует идеям, популярным в обществе в данное время. Больной может связывать свои болезненные умозаключения с известными политическими событиями, научными открытиями, религиозными постулатами, однако при этом исходная мысль извращается и становится нелепой. Содержание бредовой мысли эмоционально переживается больным, он может испытывать страх, злобу, подавленность, тоску, радость или благодушие. В соответствии с до минирующей эмоцией выделяют три группы фабул: бред преследования, депрессивный бред и бред величия.

Бред преследования может выражаться убежденностью в том, что кто-то следует за больным по пятам, проверяет его вещи и бумаги, подсматривает за ним из окон. Нередко больной уверен, что на него оказывают воздействие сложными техническими и биологическими средствами, с тем, чтобы лишить его воли, рассудка, украсть его мысли (бред воздействия); эти идеи особенно характерны для больных шизофренией.

Бред преследования и воздействия не так уж часто становится причиной социально опасных поступков больных, исключение составляет ситуация «преследуемый преследователь», которая требует немедленного вмешательства врача. Бред ревности может возникать при самых различных заболеваниях, его очень трудно выявить в беседе с больным, так как пациент стыдится своих «низменных» чувств. Известны случаи, когда больные физически расправлялись с супругой или ее воображаемым «любовником».

Большого внимания требуют больные с бредом инсценировки (ощущение розыгрыша, подстроенности всего происходящего) и бредом особого значения (впечатление, что случайные события имеют какой-то скрытый смысл и значение). Эти пациенты могут считать врачей сотрудниками спецслужб, больных – своими родственниками (симптом двойников), телепередачи – особым намеком, посланным специально для больного.

Бред инсценировки и бред особого значения чаще всего встречается при острых, требующих неотложной госпитализации психозах.

Бред материального ущерба, который проявляется мыслями о том, что преследователи якобы воруют продукты, портят вещи, бьют посуду, подтачивают мебель, чаще всего возникает у больных пожилого возраста. Некоторые из них обращаются в различные инстанции с жалобами и требованиями (сутяжный бред). У больных молодого возраста подобных идей практически не встречается.

Депрессивный бред может проявляться уверенностью в собственной никчемности и ничтожности (бред самоуничижения) или даже в наличии явной вины (в смерти, болезнях, преступлениях). Такие бредовые мысли являются частым симптомом депрессивного синдрома.

К депрессивным фабулам относят также ипохондрический бред, т.е. уверенность в том, что у пациента есть тяжелое, опасное для жизни или постыдное заболевание (рак, инфаркт, сифилис, синдром преобретенного иммунодефицита – СПИД и др.). Больные могут прийти к мысли о бессмысленности дальнейшей жизни и пытаться покончить с собой.

Наконец, к вариантам депрессивного бреда относят дисморфоманию (дисморфофобию), которая проявляется уверенностью в наличии у человека выраженного физического недостатка (уродства). Больные находят у себя несуществующие уродливые шрамы, считают себя недопустимо толстыми, озабочены формой носа и ушей.

В подавляющем большинстве случаев патологические мысли о внешности возникают в подростковом и юношеском возрасте. Больные могут быть очень подавлены этим, изводить себя голодом, решаться на опасные операции.

При всех вариантах депрессивного бреда существует повышенная опасность суицидальных действий.

Бредовая система у разных больных может быть довольно стройной и логичной (систематизированный бред) или полностью отсутствовать (несистематизированный бред). Бредовая система складывается постепенно, с течением времени (кристаллизация бреда), поэтому она никогда не может наблюдаться при остро возникших психозах.

Длительное обдумывание приводит больного к четкой уверенности в том, кто, какими средствами, с какой целью осуществляет преследование. На заключительном этапе болезни многие пациенты становятся пассивны и благодушны, они как бы теряют интерес к беспокоившим их ранее преследователям и бредовая система постепенно разрушается, так происходит, например, при парафренном синдроме, описанном далее.

Бред редко бывает единственным симптомом психического заболевания, обычно он выступает составной частью какого-либо синдрома. Приводим описание некоторых синдромов, проявляющихся яркой бредовой симптоматикой.

Синдром острого чувственного бреда наблюдается при самых различных острых психозах (острый приступ шизофрении, интоксикационные и инфекционные психозы). Бред в данном случае не является основным расстройством, он вторичен по отношению к невероятно сильному чувству тревоги, растерянности. Выраженный аффект становится причиной обманов восприятия (иллюзий и галлюцинаций).

Больной чувствует, что мир вокруг него переменился (дереализация), что сам он не такой, как прежде (деперсонализация), нередко возникает страх того, что он теряет рассудок. Бредовые мысли, возникающие на этом фоне, никогда не имеют стройной системы, они хаотичны, выражаются в подозрении, а не в четкой уверенности («Может, началась война?», «Может, я сошел с ума?», «Вы действительно врач?»).

Больной при этом возбужден, не сидит на месте, совершает нелепые и опасные поступки, наблюдается упорная бессонница. Прогноз при данном расстройстве обычно благоприятный, так как лекарственные средства часто позволяют быстро прервать психоз.

Больные в состоянии острого чувственного бреда нуждаются в неотложной госпитализации, лечении и строгом надзоре.

Паранойяльный синдром проявляется систематизированным первичным бредом преследования, ревности, изобретательства, материального ущерба. Монотематичные бредовые идеи — по существу единственное проявление данного синдрома. Галлюцинаций при паранойяльном синдроме не бывает никогда. Ошибочные суждения основаны не на ошибках восприятия, а на неправильной однобокой трактовке реальных фактов. Это придает бредовым высказываниям больного некоторый оттенок правдоподобия. Для непосвященных людей мысли больного не кажутся столь нелепыми, хотя в действительности они совершенно неверны.

Больной 58 лет, в течение последних 15 лет постоянно работал за границей в штате Российского посольства. Периодически высказывал жене озабоченность в связи с приближением пенсионного возраста. Однажды с тревогой сообщил, что, «видимо, его собираются уволить». Жена была обеспокоена, сочувствовала ему. Далее стал рассказывать жене, что сотрудники ФСБ постоянно проверяют его. Гуляя по городу, встретил одного из сотрудников посольства, чинившего свою машину на обочине, понял, что тот поджидал его. Часто показывал жене черные автомобили, которые тоже якобы следили за ним. Требовал, чтобы шторы в доме всегда были плотно закрыты, так как в окна могут подсматривать. Доверительно высказывал свои опасения и другим сотрудникам посольства. Не справлялся с работой. В связи с возникшей болезнью был направлен на лечение в Россию.

Паранойяльный синдром не является диагностически специфичным. Он наблюдается при самых различных хронических психозах, обычно плохо поддается лечению, с помощью лекарств удается лишь снизить напряженность бреда. При шизофрении паранойяльный синдром является обычно лишь первым этапом болезни, далее бред перерастает в параноидный.

Параноидный синдром характеризуется сочетанием галлюцинаций (чаще псевдогаллюцинаций) с бредовыми идеями преследования, воздействия или отравления. При этом синдроме доказательства строятся уже не на реальных фактах, а на галлюцинаторных образах, что делает систему бреда менее стройной, неправдоподобной, иногда фантастичной.

Так, больные с бредом отравления не только уверены, что их хотят убить, но и чувствуют «запах газа, поступающего в комнату», ощущают «привкус яда» в пище. Самым частым вариантом параноидного синдрома является синдром психического автоматизма.

Синдром психического автоматизма Кандинского-Клерамбо – типичное проявление параноидной шизофрении. Его важнейшие компоненты:

• психический автоматизм;

• псевдогаллюцинации;

• бред воздействия.

Важнейшая составляющая синдрома Кандинского-Клерамбо – явление психического автоматизма. Больной считает, что многие его психические акты (мысли, ощущения, эмоции, действия) не принадлежат ему, не подвластны его воле, совершаются сами по себе (автоматически) или под воздействием других лиц. Г. Клерамбо в 1920 г. описал 3 вида психического автоматизма.

Идеаторный (ассоциативный) автоматизм – ощущение, что мысли больного неподвластны его воле, он проявляется чувством вкладывания в голову, чтения, отнятия мыслей, передачи их на расстоянии, приступами наплыва мыслей (ментизм) или непроизвольной их остановки (шперрунг). Многие больные заявляют, что окружающие могут читать их мысли (симптом открытости). Вербальные псевдогаллюцинации (голоса в голове) также можно считать идеаторным автоматизмом.

Сенсорный (сенестопатический) автоматизм – отчуждение своих ощущений и эмоций. Больной утверждает, что он испытывает в теле ощущения, которые вызваны влиянием извне, что радость и печаль его неестественны, поскольку они «наведены» с помощью аппаратов или гипноза. Обонятельные и вкусовые псевдогаллюцинации, таким образом, являются примером сенсорного автоматизма.

Моторный (двигательный) автоматизм – отчуждение своих движений, мимики, речи, чувство, что его руками, ногами, языком управляют другие люди или существа.

Больной 39 лет с диагнозом «параноидная шизофрения» поступил в клинику с целью «проверить голову по таблицам и установить защиту от голосов».

Женат, работает инженером конструкторского бюро, учится заочно в машиностроительном институте. Около 8 лет назад появилось чувство, что сотрудники относятся к нему с недоверием, потихоньку обсуждают его между собой. Замечал, что люди обращают внимание на его ноги, рассматривал свои ноги в зеркале. После лечения у психиатра стал спокойнее, но чувство преследования не исчезло. Около года назад заметил, что преследование стало более настойчивым. Считал, что в этом участвуют незнакомые люди с улицы и соседи по квартире. Стал ощущать на себе воздействие «коротковолнового излучения», так как появились «электрические голоса в голове», которые комментировали и осуждали его мысли. Решил, что соседи читают его мысли через телевизор. Когда диктор телевидения смотрел на него, чувствовал «укол в мозг» и появлялись перебои в сердце. Считал, что телевидение связано с его лечащим врачом и выполняет его инструкции. «Голоса» исчезали ночью и появлялись каждое утро, они обвиняли его в безделье, заявляли, что убьют или сильно изобьют его. Отвечал на это грубой бранью вслух.

Данный синдром – типичное проявление параноидной шизофрении, которая обычно протекает хронически, плохо поддается лекарственной терапии. При длительном течении болезни параноидный синдром может переходить в парафренный.

Парафренный синдром проявляется в первую очередь благодушием и бредовыми идеями величия. Если данный синдром развивается как исход параноидного, то у больного сохраняются псевдогаллюцинации, идеи воздействия и психический автоматизм. Однако на этом этапе мысли о преследовании не пугают больного, так как он уверен в своей исключительности.

Больной утверждает, что он «единственный в мире великий гипнотизер», «хранитель секретов Вселенной», «магистр всех наук», «всемогущий Бог». Эти высказывания больной не подтверждает никакими фактами (несистематизированный бред). Какой-либо социальной опасности данные больные обычно не представляют.

Больной 46 лет с диагнозом «параноидная шизофрения» утверждает, что он является «Богом, Иудой, Творцом Вселенной, Лениным, Петром Первым, Главой мира, Дьяволом, Пушкиным и богом Перуном» в одном лице. Объясняет это тем, что «произошел психический процесс», что «существует множество воплощений». Уверен, что путем чтения учеб- ника’по истории для 5-го класса может пробуждать вулканы, покрывать льдом моря, вызывать землетрясения. Постоянно слышит в голове голос дьявола, хотя утверждает, что это его собственный голос, «ведь Дьявол — это я сам». Часто пишет врачам длинные непонятные «письма», не может объяснить их смысл, считает, что они «посланы» ему Богом. В отделении спокоен, помогает персоналу, вежлив и обходителен с врачами, охотно принимает лекарства, так как они помогают ему «от страха».

Парафренный синдром может наблюдаться не только при шизофрении, но и при некоторых заболеваниях, приводящих к слабоумию, например при прогрессивном параличе (сифилитический менинго- энцефалит). В любом случае этот синдром свидетельствует о тяжелом, далеко зашедшем заболевании с плохим прогнозом.

Психиатрия: сверхценные идеи и навязчивости

Сверхценные идеи в отличие от бреда не содержат в себе нелепых, противоречащих действительности мыслей. Расстройство выражается в том, что пациент придает какой-либо мысли явно чрезмерное значение, подчиняет всю свою жизнь какой-то одной идее.

Так, человек может рассматривать чужие ошибки и бестактность как «злой умысел», раскованность жены «как непозволительную распущенность», курение сотрудников как «безумное невнимание к здоровью». Сам пациент настойчиво и фанатично, несмотря на протесты и неприятие окружающих, следует своей идее: соблюдает жесткую диету, изнуряет себя спортивными упражнениями и закаливанием, занимается изобретением никому не нужных приборов, тиранит ревностью супругу.

Сверхценные идеи не являются безусловным признаком болезни. Нередко они свидетельствуют об особом складе личности, часто наблюдаются при паранойяльной психопатии. При параноидной шизофрении такие идеи нередко возникают в начале заболевания, но в дальнейшем они перерастают в бред.

Навязчивые идеи (обсессии) – относительно мягкое расстройство психики, проявляющееся постоянно возникающими мыслями, которые сам больной считает лишними, ненужными, нелепыми, болезненными. При этом он не может усилием воли избавиться от них, поэтому постоянно испытывает подавленность, самостоятельно обращается к врачам за помощью.

Наличие критики к своему состоянию позволяет относить навязчивости к симптомам невротического уровня. Как и все мягкие симптомы, это явление может изредка отмечаться у совершенно здоровых людей, в этом случае оно возникает эпизодически, не тяготит человека, не мешает ему жить и работать.

Особенно часто навязчивости выявляют у психастенических психопатов, их считают типичным проявлением невроза навязчивых состояний. В целом этот симптом не является специфичным, он может также возникать в начальном периоде эндогенных (шизофрения и МДП) и органических психозов. Вместе с навязчивыми мыслями обычно наблюдаются и другие схожие симптомы, поэтому правильнее говорить не о симптоме навязчивостей, а об обсессивно-фобическом синдроме.

Обсессивно-фобический синдром проявляется самыми различными симптомами, относящимися к кругу навязчивостей: мыслями (обсессиями), страхами (фобиями), воспоминаниями, вычислениями, действиями (ритуалами, компульсиями). К навязчивым страхам относят агорафобию (страх открытых пространств), клаустрофобию (страх закрытых помещений), мизофобию (страх загрязнения и заражения), танатофобию (страх смерти), различные нозофобии (страх тяжелого заболевания, например канцерофобия, кардиофобия, сифилофобия) и множество других страхов.

В качестве защитных действий при страхах больные нередко вырабатывают собственные ритуалы. Ритуал – это символическое, заранее запланированное действие, с помощью которого больной пытается уменьшить чувство тревоги, связанное с фобиями. Больные сами устанавливают сложную последовательность действий, как правило, довольно бессмысленных: «помыть руки 8 раз мылом зеленого цвета и 2 раза мылом синего цвета», «прежде чем войти в лифт 2 раза глубоко вдохнуть и выдохнуть, а затем потереть виски».

Больные сами прекрасно понимают бессмысленность своих поступков, но должны в точности повторять их, чтобы преодолеть страх. Отвлеченные окружающими от своего сложного ритуала, больные вынуждены начинать все с самого начала.

Психиатрия: нарушения памяти (мнестические расстройства)

Состояние памяти можно оценить, расспросив больного о том, что он помнит о ближайших днях и о далеком прошлом. Способность к запоминанию измеряется с помощью пробы на запоминание 10 двусложных слов , можно также узнать у больного, запомнил ли он имя собеседника и содержание беседы, которую вы только что с ним проводили. Функцию сохранения оценивают по тому, насколько больной хорошо описывает события, предшествующие болезни (детство, юность, зрелость, недавние события).

Сам пациент может отмечать, что он утратил сведения, которые прежде хранил в памяти (телефоны знакомых, рецепты блюд, содержание фильмов и книг, часто используемые математические формулы). На затруднения в воспроизведении указывает ситуация, когда для актуализации воспоминаний постоянно требуются подсказки и намеки. При некоторых заболеваниях все 3 указанные функции нарушаются одновременно.

Гипомнезия – общее ослабление всех функций памяти. Больной испытывает трудности при запоминании новой информации, не может долго удерживать в памяти некоторые факты и с трудом вспоминает то, что хорошо знает. Человеку приходится записывать важные для него факты. Иногда он по нескольку раз рассказывает знакомым одну и ту же историю. Часто пациенту никак не удается вспомнить что-либо, пока ему не дадут подсказку или намек (анекфория).

Гипомнезия – типичное проявление органических поражений мозга, особенно сосудистых (например, цереброваскулярного атеросклероза), в этом случае она стойко сохраняется и даже усиливается со временем. При утомлении (астеническом синдроме) гипомнезия, напротив, может быть временным, обратимым расстройством.

Амнезия – полное выпадение из памяти ряда событий (обычно в пределах определенного временного промежутка). Описано несколько вариантов амнезии.

Ретроградная амнезия – утрата воспоминаний о периоде, непосредственно предшествовавшем началу болезни, чаще острой мозговой катастрофе (травма, инсульт, острая интоксикация, самоповешение и др.). Так, больной, получивший тяжелую электротравму, не может вспомнить, как он брал инструменты и открывал электрический щит; больной после автокатастрофы не может вспомнить, как он решился на обгон. Ретроградную амнезию можно объяснить утратой сведений, хранившихся в момент катастрофы в кратковременной памяти.

Антероградная амнезия – выпадение из памяти событий, происходивших после начала заболевания (острой мозговой катастрофы). Обычно имеют в виду период, когда больной уже пришел в себя после потери сознания, но все еше не может фиксировать наблюдаемые события.

Фиксационная амнезия – неспособность длительно удерживать в памяти какую-либо новую информацию. Больной полностью забывает все сказанное ему уже через несколько минут. События далекого прошлого, напротив, могут четко сохраняться в памяти пациента, он помнит свое детство, не теряет профессиональных навыков, узнает -своих родных, хорошо ориентируется в своей квартире.

Фиксационную амнезию считают тяжелым, инвалидизируюшим расстройством. Утрата памяти настолько выражена, что даже напоминание и намеки ничего не говорят больному. В новой обстановке больной совершенно беспомощен, в больнице он никак не может запомнить свою палату и койку, не знает, где находится туалет, не фиксирует лица и имена врачей и медсестер. Данный симптом считают основным проявлением корсаковского синдрома, описанного далее.

Прогрессирующая амнезия – последовательное выпадение из памяти событий от недавних к давно прошедшим в результате прогрессирующего органического заболевания. Сначала снижается способность к запоминанию (гипомнезия), потом забываются недавние события, затем более далекие, наконец, остаются только автоматизированные навыки и яркие эмоциональные воспоминания юности и детства, которые тоже могут утрачиваться со временем.

Прогрессирующая амнезия отчетливо прослеживается при атрофических заболеваниях мозга, например при болезни Альцгеймера. При этом больные полностью погружены в прошлые события, воспоминания детства, не чувствуют пролетевшего времени, считают детей и внуков своими ровесниками (экмнезия).

Истерическая амнезия – функциональное обратимое расстройство, при ней сведения не стираются из памяти, а как бы блокируются сильной психической травмой по механизму самовнушения. Так, пациентка может забыть о произошедшей накануне ссоре. Именно к истерической амнезии следует отнести редкие случаи, когда после психической травмы больные забывают, кто они такие, перестают узнавать близких родственников. При органических заболеваниях эти сведения практически никогда не утрачиваются. Истерическая амнезия полностью обратима, утраченные сведения могут быть восстановлены с помощью психотерапии (например, гипноза).

Парамнезии (обманы памяти) – извращение воспоминаний, к ним относят псевдореминисценции, конфабуляции и некоторые другие.

Псевдореминисценции – замещение провалов в памяти событиями, которые происходили в действительности, но в другое время. Например, рабочий, находящийся в стационаре несколько месяцев, утверждает, что вчера ходил на работу, стоял у станка, а после работы дома отдыхал, смотрел телевизор; преподаватель, заболевший несколько лет назад, считает, что накануне проводил занятия со студентами и принимал зачеты.

Конфабуляции – замещение провалов памяти вымыслом, маловероятными или даже фантастическими событиями. Не зная имени врача, больной называет его первым попавшимся; не помня причины болезни, выдумывает несуществующую травму; увидев в тумбочке продукты, заявляет, что ему их «подбросили».

В последнее время все чаще термин конфабуляции используют для обозначения всех вариантов парамнезий. Конфабуляции и другие парамнезии наблюдаются у больных с корсаковским синдромом.

Корсаковский амнестический синдром впервые описан как проявление алкогольного полиневритического психоза, однако позднее было показано, что этот синдром может быть результатом многих других органических заболеваний: острых интоксикаций, травм, опухолей мозга, инсульта, прогрессирующего атеросклероза.

Корсаковский амнестический синдром проявляется:

• фиксационной амнезией;

• ретроантероградной амнезией;

• амнестической дезориентировкой;

• парамнезиями (конфабуляциями и псевдореминисценциями).

Главное расстройство при корсаковском синдроме – фиксационная амнезия, она определяет все поведение человека, делает его беспомощным в новой ситуации. Поскольку причиной данного синдрома часто бывают острые мозговые катастрофы (травма, острый алкогольный делирий, острое нарушение мозгового кровообращения), события, предшествующие болезни, часто утрачиваются (ретроградная амнезия).

Больной также не может сохранять в памяти ничего, что произошло с начала болезни (антероградная амнезия). Он не помнит дату, не запоминает названия больницы, не знает, сколько времени провел в стационаре, как давно болен, не может найти свою палату и веши (амнестическая дезориентировка). Провалы в памяти он замещает вымыслом или событиями далекого прошлого (парамнезии).

Корсаковский синдром в основном проявляется негативной симптоматикой, поэтому нарушения памяти плохо поддаются лечению, часто стойко сохраняются на протяжении многих лет. Однако, если заболевание развилось остро, в первые месяцы часто наблюдается некоторая положительная динамика с постепенным улучшением состояния больного и восстановлением некоторых способностей и улучшением его адаптации.

Больной 43 лет, длительно злоупотреблявший алкоголем, после перенесенного тяжелого алкогольного психоза был растерян и беспомощен. Не мог запомнить, где находится его палата, каждый раз долго искал туалет, стесняясь спросить об этом персонал отделения. Не узнавал лечащего врача. Не мог даже примерно указать время суток, если не посмотрит в окно. На вопрос о том, что он помнит о причинах болезни, заявлял, что, вероятно, была травма. Нащупывал на голове крупную атерому и заявлял, что это шишка после травмы. Однако вскоре забывал эту версию и заявлял, что его отравила мать. С интересом рассматривал шрам на животе (после операции по поводу прободной язвы), считал, что его избили и «пырнули ножом». На фоне лечения стал несколько более упорядоченным, узнавал врача и медсестер, но не мог вспомнить их имена. Легко находил свою койку и тапочки, однако ему постоянно приходилось напоминать о продуктах, которые хранятся в холодильнике.

Психиатрия: нарушения интеллекта

Для точной оценки степени снижения интеллекта существуют специальные психологические методики, однако на практике обычно используют упрощенные задания, которые позволяют выявить самые грубые расстройства. Например, можно попросить найти сходство и отличие между двумя предметами, выполнить арифметические действия с двузначными числами, операции с днями недели и месяцами, объяснить смысл пословиц и поговорок, предложить простые задания на родственные связи («брат отца и отец брата — это одно и то же?») и др.

Важно обязательно поставить человека в ситуацию испытания его способностей, не полагаясь на общее впечатление от беседы, так как на снижение интеллекта указывает не утрата бытовых знаний, а расстройство абстрактного мышления. Следует оценить, что нарушено в первую очередь: предпосылки интеллекта (запоминание) или его ядерные функции (понимание).

Все нарушения интеллекта разделяются на две принципиально отличные группы: олигофрении и деменции.

Олигофрения (малоумие, умственная отсталость) – общее психическое недоразвитие с преимущественным поражением функции интеллекта. Причинами олигофрении могут быть самые различные органические заболевания и повреждения, подействовавшие до становления мышления ребенка (до 2-3 лет).

При олигофрении дальнейшее развитие человека затормаживается. Он постоянно отстает от сверстников и во взрослом состоянии никогда не достигает необходимого для полноценной адаптации уровня интеллекта. Обычно заболевание, вызвавшее олигофрению (ферментная недостаточность, родовая травма, острая инфекция), действует лишь короткое время, поэтому олигофрении в дальнейшем не прогрессируют.

В процессе развития удается наблюдать даже некоторое накопление знаний и умений у ребенка, но это происходит медленно и неполноценно. Адаптация человека с олигофренией зависит от степени задержки развития интеллекта.

Идиотия – наиболее тяжелая степень олигофрении. Больные не способны жить без посторонней помощи. У них отсутствует речь, они не узнают близких, не способны к самообслуживанию. Свои потребности больные выражают криком и плачем, многие из них не могут ходить и проводят всю жизнь в постели или коляске.

Психический дефект при идиотии часто сочетается с множественными дефектами формирования органов, неполноценностью иммунной системы и низкой устойчивостью к инфекциям, больные редко доживают до зрелости. Содержать больных дома бывает чрезвычайно сложно, поскольку они требуют неотступного наблюдения, большая часть из них постоянно живет в специальных учреждениях.

Имбецильностъ – тяжелая умственная отсталость с возможностью формирования простых психических функций: речи, механического запоминания, эмоциональных реакций, простых двигательных навыков. Речь больных крайне примитивна, косноязычна, они называют предметы и простейшие действия, однако полноценные фразы отсутствуют.

У пациентов можно воспитать навыки самообслуживания, они едят самостоятельно, ходят в туалет, надевают простую одежду. Однако им не доступны школьные знания: чтение, письмо, счет. Больные могут выучить название цифр, но не в состоянии совершать с ними какие-либо действия. Также невозможна трудовая деятельность. Они повторяют за инструктором операции, но тут же отвлекаются и бросают работу.

У многих пациентов нарушена координация движений. Вместе с тем имбецилы эмоционально привязаны к родителям, ласковы, отвечают благодарностью за уход. Они бывают увлечены игрой, рисованием или лепкой. Воспитание этих пациентов более эффективно при содержании их в семье.

Дебилъностъ – наименьшая степень олигофрении, при которой формируются элементы конкретно-ситуационного мышления, позволяющие больным не только усваивать простейшие школьные знания, но и получать профессию, чтобы работать под присмотром инструктора. У таких пациентов неплохо развита механическая память, речь их более сложная, иногда они говорят высокопарно, наукообразно, считая, что это производит более благоприятное впечатление.

Больные с дебильностью могут учиться в специализированной школе, где их обучают чтению, письму, простейшему счету (лучше сложение, хуже вычитание, умножение и деление). В быту они довольно понятливы, самостоятельно делают покупки, стремятся быть нужными в семье, предлагают свою помощь, однако без присмотра могут поступить довольно нелепо (постирать меховое пальто, положить в котел неочищенные овощи и др.).

При правильном воспитании и настойчивом обучении больные с легкой дебильностью могут выполнять несложный профессиональный труд под присмотром мастера и обслуживать себя.

Эти пациенты довольно внушаемы, копируют поведение окружающих, под их влиянием могут начать курить, злоупотреблять алкоголем, воровать. Подавляющее большинство дебилов воспитываются в семье, некоторые из них могут жить самостоятельно.

Больной 29 лет, происходит из семьи малообразованных рабочих. Один из братьев матери страдал олигофренией. С детства отличался болезненностью и капризностью, поздно начал говорить, долго не формировались навыки опрятности, воспитывался в семье. В 7-летнем возрасте не был готов к школе. Резко отличался от других мальчишек во дворе, хотя всегда стремился им подражать. Был предметом насмешек, часто его подстрекали к шалостям. В 9 лет был принят в специализированную школу, где научился читать и писать (с орфографическими ошибками). Считал всегда плохо, научился складывать двузначные числа, вычитать, умножать и делить не умеет. После школы мать устроила сына к себе в больницу, где он работает чернорабочим до сих пор. Заработную плату сыну никогда не доверяла, так как он мог потратить ее за один день. Под влиянием других рабочих начал выпивать, быстро сформировались признаки алкоголизма. Всегда послушно соглашается на лечение от алкоголизма, в отделении подчеркнуто вежлив, помогает персоналу в уборке. Добросердечно предлагает врачам какие-то веши, которые он может принести со своей работы, не понимает, что это воровство.

Деменцией (слабоумием) называют резкое снижение интеллекта после длительного периода его нормального развития, при ней происходит утрата многих выработанных способностей, накопленных знаний и умений. Деменцию относят к негативным расстройствам.

Как правило, выздоровление при данном расстройстве невозможно, утраченные функции и знания восстановить не удается. В большинстве случаев деменция является признаком органических заболеваний (мозговая атрофия, поражение сосудов, опухоли и травмы мозга, тяжелые интоксикации и энцефалит).

Органическая деменция проявляется в первую очередь нарушением памяти и абстрактного мышления. В зависимости от преобладающих симптомов состояние оценивается как лакунарное, тотальное или концентрическое слабоумие.

Лакунарная (дисмнестическая) деменция выражается прежде всего в значительном ухудшении памяти, что приводит к общему снижению работоспособности и сообразительности. Способность к пониманию (абстрактное мышление) при данном синдроме грубо не нарушена, что позволяет больным критично оценивать свои способности, замечать собственную беспомощность, скрывать ее от сотрудников и искать помощи у врачей.

Нередко пациенты испытывают подавленность и озабоченность в связи с болезнью, бывают впечатлительны и плаксивы. Болезнь не меняет основных черт личности пациентов (темперамента, увлечений, убеждений), но несколько заостряет, подчеркивает их. Лакунарное слабоумие считают типичным признаком сосудистых заболеваний мозга (атеросклероз, гипертоническая болезнь, диабетическая ангиопатия, системные коллагенозы).

Тотальная (глобарная, паралитическая, псевдопаралитическая) деменция – тяжелое нарушение интеллекта с утратой способности понимать ситуацию и критично оценивать свое состояние. Память при тотальном слабоумии может быть серьезно нарушена, но может и сохраняться неизменной.

Больные становятся удивительно нелепы и бестолковы, не чувствуют неуместности своих высказываний, не замечают ошибок. Резко меняется личность человека (разрушение ядра личности), пациенты становятся грубы, неуправляемы, могут обнажаться на глазах у окружающих, бывают гиперсексуальны.

Утрата критики приводит к беспечности, благодушию, эйфории. Причиной тотального слабоумия бывают атрофические заболевания (болезни Альцгеймера и Пика), энцефалиты (например, сифилитический менингоэнцефалит – прогрессивный паралич), инсульты, травмы и опухоли (особенно с локализацией в лобных долях мозга).

Больная 61 года, врач по профессии. Много лет проработала офтальмологом в районной поликлинике. Всегда была строгой в отношениях к людям. За честность и открытость ее любили пациенты и коллеги, но иногда порицало начальство. Когда ее сын решил развестись со своей женой, приняла сторону невестки, упрекала сына в безответственности. Души не чаяла во внучке, заботилась о ней, помогала невестке деньгами. Около года назад пациенты начали жаловаться, что она стала груба, часто нецензурно бранилась, однажды кулаками выпихнула пациента за дверь. Говорила больным, что все их проблемы оттого, что они мало занимаются сексом. Прекратила вести медицинскую документацию, заявив, что может лечить и «без этих бумажек». Ей было предложено выйти на пенсию. Спокойно написала заявление и никак не отреагировала на этот факт. Дома не убиралась, не стирала одежды, не занималась оформлением пенсии. Грязное белье выбрасывала в мусорное ведро. Стала расспрашивать невестку о ее любовниках, советовала ей быть посмелее, «а то так и загнешься в одиночестве». Хвалилась тем, что в молодости старалась «не упустить своего». Такие же разговоры вела с 12-летней внучкой. Стала прожорливой, ругала невестку за то, что та якобы «морит ее голодом».

При компьютерно-томографическом обследовании обнаружены характерные для болезни Пика признаки атрофии мозга с преимущественным поражением лобной коры.

Концентрическое слабоумие – разновидность органической деменции со своеобразным изменением личности в виде утрированного эгоцентризма, что проявляется концентрацией всех интересов больного на решении его бытовых проблем, при этом все, что не касается здоровья и быта пациента, его совершенно не интересует.

У пациентов отчетливо снижается способность к абстрактному мышлению, нарушается память. Они не способны отличать главное от второстепенного, их речь изобилует ненужными деталями (патологическая обстоятельность). Словарный запас резко снижен, появляется огромное количество слов-паразитов, присказок и уточнений.

В памяти удерживаются только самые важные события, в то время как общественно значимые сведения не имеют для больных ценности и не удерживаются в голове. Концентрическое слабоумие – это типичный исход злокачественных форм эпилепсии.

Шизофреническое слабоумие принципиально отличается от всех форм органической деменции. При шизофрении никогда не наблюдается тяжелого расстройства памяти, способность к пониманию (абстрактное мышление) также сохраняется. Однако при оценке интеллекта больные со злокачественными формами шизофрении нередко демонстрируют заметную утрату прежних способностей.

Это происходит в результате выраженного нарушения воли и эмоций (лень и равнодушие). Больные никак не заинтересованы в решении предлагаемых задач, отвечают не думая: «Не знаю!» Кроме того, у многих больных шизофренией отмечаются выраженные расстройства ассоциативного процесса (резонерство, разорванность, паралогическое и символическое мышление), поэтому их ответы бывают нелепы, далеки от темы вопроса.

В результате длительного течения болезни истощается и багаж знаний, пациенты забывают многое из того, что изучали в школе или институте. Формальные логические операции (в том числе счет) больные совершают без ошибок. Таким образом, главными расстройствами при шизофреническом слабоумии являются утрата целенаправленности мышления, обеднение эмоций и снижение воли.

Публикуется по: Ю.Г. Тюльпин. Психические болезни с курсом наркологии.

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ)

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика