Психиатрия: методы обследования больных

Психиатрия: клинический метод обследования

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ). В XX в. развитие науки привело к созданию множества новейших лабораторных и технических средств изучения состояния здоровья человека – биохимических, рентгенологических, электрофизиологических и др. Однако психиатр изучает скорее не материальные изменения в работе мозга, а сферу идеального, душевного (чувства, мысли, переживания, мотивы поведения), поэтому технические средства играют в психиатрии лишь вспомогательную роль. Как и ранее, так и в настоящее время основным в диагностике психических заболеваний является клинический (описательный) метод.

Суть клинического метода заключается в выявлении путем опроса и наблюдения любых психических феноменов, имеющих отношение к возникновению, условиям течения, развития и симптомам психического заболевания. 

В процессе беседы врач наблюдает за мимикой, интонацией, реакциями больного, что также является важной диагностической информацией. Для неспециалиста этот метод кажется ненадежным, поскольку он во многом основан на субъективном отношении к пациенту и личном опыте врача.

Однако квалифицированный профессионал видит состояние больного во всей его полноте, описывает феномены, анализирует их, сравнивает с типичными, представленными в литературе, и наблюдаемыми на практике расстройствами и делает обоснованный вывод. Вывод становится еще более основательным, если диагноз ставит группа квалифицированных специалистов (консилиум).

Опрос больного и его родственников, как правило, проводят отдельно. Нередко беседу начинают, сразу выясняя цель обращения за помощью, но часто уместнее сначала задать несколько вопросов ознакомительного характера о возрасте, профессии, семье больного. Часто, уже излагая жалобы, больной может сообщить о важнейших симптомах заболевания, но при грубом расстройстве критики он может решительно отрицать наличие болезни, настаивать на том, что он совершенно здоров.

Бывает, наоборот, пациент настолько увлечен своими болезненными идеями, что не может говорить ни о чем другом, возвращается вновь к интересующей его теме, несмотря на попытку собеседника перевести разговор в нужное русло. Специалист, владеющий клиническим методом, умеет управлять беседой, следит за тем, чтобы инициатива в разговоре не перешла к пациенту.

Цели опроса больного – выявить:

• отношение пациента к своей болезни (наличие критики) и цели его обращения за помощью;

• мнение больного относительно причин и природы болезни;

• наличие психопатологических симптомов и синдромов;

• индивидуальные личностные особенности пациента;

• особенности течения болезни с момента возникновения до настоящего времени;

• отношение пациента к проводимому лечению, наличие побочных эффектов и осложнений.

Для успешного применения клинического метода важно вызвать расположение к себе, попытаться снять напряжение пациента спокойной доверительной речью, с самого начала беседы уважительно обращаться к больному, называя его по имени и отчеству. В последующих беседах обращение к больному по его просьбе может стать менее формальным, но необходимо постоянно сохранять определенную дистанцию, не допуская фамильярности.

Никогда не следует догадываться, что имеет в виду больной, если он не может дать связного ответа. Интуиция в данном случае бывает вредна, так как человек, пытающийся догадаться, что имел в виду пациент, скорее стремится приписать больному свои собственные мысли и логику.

Хотя беседа с больным производит впечатление свободного неформального разговора, важно не забывать о ее цели. Целью первой беседы с пациентом может быть выяснение сути существующей проблемы, отношения пациента к болезни, выявление всех имеющихся расстройств, возможно, определение причин заболевания.

В дальнейших беседах возникает необходимость проследить изменения в состоянии больного в процессе лечения, выявить побочные эффекты и осложнения, понять, удовлетворен ли больной проводимым лечением, намерен ли он в дальнейшем сотрудничать с медиками.

Для точной характеристики психического статуса необходимо определить сохранность сознания больного (ориентировка, способность к контакту), жалобы, выявить наличие расстройств восприятия, мышления, памяти, интеллекта, эмоций, поведения, планы больного на будущее.

Целью беседы может быть сбор анамнестических сведений. В общей медицине анамнез разделяют на анамнез жизни (anamnesis vitae) и анамнез заболевания (anamnesis morbi). Однако при психических расстройствах события жизни настолько тесно переплетены с патологическими проявлениями (например, при психопатиях и малопрогредиентной шизофрении), что практически невозможно разделить анамнезы жизни и заболевания, поэтому эти две части описывают в виде единой последовательной истории.

Особое внимание при сборе анамнеза уделяют установлению времени начала заболевания, событиям, предшествующим болезни, характеру ее течения, преморбидным (предшествующим болезни) особенностям личности пациента и ее изменениям в процессе болезни.

Нередко анамнез разделяют на субъективный (записанный со слов больного) и объективный (составленный со слов родственников и близких). При этом следует учитывать, что и субъективный, и объективный анамнез может содержать недостоверные сведения.

Цель опроса родственников и близких больного – установить:

• точное время начала заболевания и события, предшествующие его началу;

• расхождения в изложении сути болезни, сделанном больным и его родными;

• симптомы, которые больной скрывает от медицинских работников;

• социально-психологические проблемы, предшествовавшие болезни или вызванные ею;

• отношение семьи к болезни пациента, наличие желания сотрудничать с медиками.

Родственники больного также могут необъективно оценивать жизнь больного. Поскольку развитие заболевания происходит часто очень медленно, они могут неправильно называть время начала заболевания, связывая его с периодом последнего обострения, не учитывая прошлые периоды дезадаптации. Поэтому полезнее всего сопоставить субъективный и объективный анамнез, чтобы выявить противоречия между ними и установить реальную последовательность событий.

Наблюдение за больным проводится с целью объективно оценить состояние пациента путем описания его мимики, жестикуляции, интонации, поступков и реакций. Особенно важно отмечать расхождение между смыслом высказываний больного и внешним выражением эмоций.

Так, если больной утверждает, что любит родителей, но говорит об этом монотонно и неэмоционально, то, вероятнее всего, в действительности он не испытывает к ним теплых чувств. То же самое можно сказать, анализируя сферу воли и влечений.

Часто больной заявляет о наличии у него каких-либо целей и желаний, а проводит время в полном безделье. В этом случае именно наблюдение позволяет утверждать, что больной стал ленив и потерял имевшиеся у него прежде интересы.

Цель наблюдения за больным – установить:

• темы и вопросы, вызывающие наиболее яркий эмоциональный отклик у больного;

• степень его адаптации, способность к самообслуживанию;

• расхождения между утверждениями больного и его реальным поведением;

• типичные для него поступки, степень активности, способность полноценно взаимодействовать с обществом и удерживать себя от опасных и асоциальных действий.

Свои наблюдения в медицинской документации следует описывать, не обозначая их медицинскими терминами, предоставляя читателю возможность при необходимости самостоятельно сформулировать заключение о сути наблюдаемых расстройств. Такой подход – одно из важнейших требований клинического метода и единственно возможный способ повысить его объективность. Таким образом можно сопоставить впечатления о больном, полученные разными специалистами в разные периоды болезни.

В последние годы пытаются повысить объективность клинического метода с помощью стандартизованных опросников и глоссариев (регламентированных списков, симптомов и синдромов). В опросниках точно указано, в какой форме должен быть задан вопрос больному и как следует оценивать его ответ. В глоссариях рядом с названием синдрома и симптома дается его описание и перечисляются обязательные критерии диагностики.

Современную международную классификацию болезней МКБ-10 (ICD-10) также можно рассматривать как подробный глоссарий расстройств. На практике чаще применяются упрощенные методики, так как использование подробных опросников требует слишком много времени.

Созданы как методики, предназначенные для заполнения врачом (например, PANSS – Positive and Negative Syndrom Scale и BPRS – Brief Psychiatric Rating Scale), так и специально составленные для среднего медицинского работника (NOSIE – Nurses Observation Scale for Impatient Evaluation).

Для специалистов по реабилитации и социальных работников большое значение имеет оценка общего уровня адаптации, что можно сделать по шкале GAFS – Global Assesment of Functioning Scale.

Хотя структурированные шкалы и опросники незаменимы при проведении научных исследований, в практической психиатрии они малоприменимы, так как дают лишь самую упрощенную характеристику состояния. В работе среднего медицинского персонала в России данные методики в настоящее время пока не используются.

Клинический метод предполагает и подробное исследование соматического и неврологического состояния. Однако телесный осмотр может дать важную информацию и для диагностики собственно психического расстройства.

В психиатрии широко используется понятие психофизиологической конституции, которое подразумевает неразрывное единство соматических и психических свойств человека, включая его телосложение. Теория психофизиологической конституции была подробно разработана немецким психиатром Э. Кречмером и американским исследователем У. Шелдоном. Согласно этой теории, астенический и диспластический тип телосложения имеет родство с шизофренией, гиперстенический (пикнический) – с манией и депрессией, атлетический – с эпилепсией. В настоящее время тип конституции связывают скорее не с болезнями, а со специфическими чертами личности.

Много информации о больном можно получить при осмотре кожных покровов. На склонность больного к самоповреждениям указывают следы от ожогов сигаретой, многочисленные линейные шрамы на запястьях от попыток вскрыть вены и др. Следы внутривенных инъекций помогут выявить наркоманию.

В последние годы татуировка все чаще используется просто для украшения, лишь некоторые ее варианты могут указать на антисоциальное прошлое больного. Любые шрамы на теле больного должны привлечь особое внимание, поскольку могут свидетельствовать о перенесенных больным катастрофах, травмах, полученных им во время эпилептического припадка, или указывать на конфликтность больного, стремление ввязаться в драку.

Обращают внимание на периферическую нервную систему. У больных алкоголизмом довольно часто наблюдаются признаки полинейропатии. Нарушение координации движений, тремор, нистагм могут свидетельствовать как о перенесенной травме, так и об общемозговом процессе, например болезни Паркинсона.

Характерный признак органического поражения головного мозга – эпилептиформные припадки. Особенно важно наблюдать за неврологическим состоянием больных, получающих нейролептики. У них могут возникать мышечная скованность, тремор, гиперкинезы, приступы мышечных спазмов, описываемые как нейролептический синдром, или лекарственный паркинсонизм.

Вместе с тем не следует все нарушения двигательной сферы и чувствительности рассматривать как неврологическое расстройство. Нередко эти симптомы – проявление собственно психопатологических синдромов, например при кататонии, истерии. У большинства психически больных неврологических расстройств не наблюдается.

Осмотр офтальмологом (окулистом) проводят для дифференциальной диагностики органических психических расстройств. Могут быть выявлены изменения глазного дна, свидетельствующие о повышении внутричерепного давления (например, вследствие внутричерепной опухоли) или о поражении сосудов головного мозга (например, при атеросклерозе и гипертонической болезни).

В некоторых случаях прием психофармакологических средств может привести к нарушениям зрения (ухудшение зрения вблизи, светобоязнь), а также к повышению внутриглазного давления и обострению глаукомы. Во всех этих случаях потребуется совет окулиста. Медицинский персонал психиатрических и наркологических больниц должен обращать внимание на величину зрачков пациента, так как это может дать врачу ценную информацию о состоянии больного.

Обо всех случаях стойкого расширения и сужения зрачков следует сообщить врачу, так как это может быть признаком несанкционированного употребления психотропных или наркотических веществ, а также острой мозговой патологии.

Психиатрия: технические и лабораторные методы обследования больных

Перечисленные ниже методы имеют в психиатрии вспомогательное значение. Их роль значительно возрастает при диагностике органических психических расстройств (опухоли, эпилепсия, атрофические заболевания, сосудистые поражения мозга и др.).

Электроэнцефалография – регистрация колебаний электрического потенциала мозговых клеток с помощью электродов, наложенных на кожу головы. Данные колебания отражают общую активность мозга, а не какие-либо специфические психические процессы.

При анализе ЭЭГ обращают внимание на частоту, амплитуду и форму волн. При высокой активности работы мозга наблюдается явление десинхронизации в виде снижения амплитуды и увеличения частоты волн, во время сна наблюдается синхронизация – повышение амплитуды волн и уменьшение их частоты (медленные волны).

При эпилепсии регистрируются волны высокой амплитуды с острыми вершинами (острые волны, пики, пик-волна). При атрофии мозговой коры и гибели участка мозга волны отсутствуют или их амплитуда снижается. Поскольку записываются кривые одновременно с нескольких участков мозга (чаше с 16 участков), по ЭЭГ можно установить место расположения патологического очага.

В целом данные ЭЭГ неспецифичны, по ним нельзя точно установить диагноз заболевания, поскольку сходные расстройства могут наблюдаться при разных поражениях. Иногда патологические знаки на ЭЭГ находят у совершенно здоровых людей. Наибольшую ценность данные ЭЭГ имеют при диагностике эпилепсии.

Традиционная рентгенография не позволяет проанализировать структуру мозга, так как мозг мало задерживает рентгеновские лучи. На рентгенограммах видны только кости черепа и их изменения в связи с длительным повышением внутричерепного давления. Однако компьютерная обработка рентгеновского сигнала дает возможность рассмотреть строение мозга.

Этот принцип используется в рентгеновской компьютерной томографии (КТ). С помощью данного метода удается диагностировать опухоли мозга, атрофические заболевания, кисты. Для повышения эффективности методики используют рентгеноконтрастные вещества.

Поскольку для диагностики используются слабые источники рентгеновского излучения, общая доза облучения при исследовании бывает небольшой. Разрешающая способность различных аппаратов КТ значительно отличается, поэтому некоторые мелкие опухоли и очаги можно не обнаружить.

Более информативным методом является магнитно-резонансная томография (МРТ). Она позволяет охарактеризовать не только структуру, но и частично функциональное состояние мозга. При МРТ не используются источники ионизирующего излучения, поэтому она не представляет никакой угрозы здоровью даже при многократном применении.

Реоэнцефалография и допплерография применяются для диагностики поражения сосудов мозга (атеросклероз, гипертоническая болезнь, диабетическая ангиопатия). С их помощью можно установить нарушение проходимости крупных сосудов (артерии, вены).

Лабораторные исследования применяются для выявления как соматической патологии, так и некоторых специфических заболеваний мозга. Лишь при некоторых заболеваниях высокоспецифичные методики могут помочь в диагностике. Так, без серологического обследования практически невозможна точная диагностика сифилитических психозов.

При прогрессивном параличе обычно регистрируется резко положительная «++++» реакция Вассермана (RW). Недостатки этого теста: его малая специфичность и возможность появления ложноположительной реакции. Более точны специфические трепонемные тесты: реакция пассивной гемагглютинации, реакция иммунофлуоресценции (РИФ) и реакция иммобилизации бледных трепонем.

Психиатрия: психологические методы обследования больных

Задачей психолога в психиатрической клинике может быть оценка способностей человека, черт его личности, определение характера и глубины повреждения психики в результате болезни. Собственно диагноз психического заболевания по результатам тестирования поставлен быть не может. Психологические методы основаны на анализе реакций и поведения человека в условиях так называемого психологического эксперимента.

Ситуация психологического эксперимента создается с помощью специально заготовленных заданий и вопросов. Данные задания уже многократно испытаны на здоровых и больных людях и изучены все возможные формы реакций, указывающие на ту или иную патологию.

Таким образом, важнейшим условием психологического обследования является строгое соблюдение условий методики, в противном случае реакцию больного нельзя оценить точно. Какими бы странными ни казались задания и вопросы, они должны быть заданы только в той форме, в которой указаны в инструкции.

При психологическом исследовании никогда не задают вопросы, на которые все люди дают одинаковые ответы, поэтому задания выглядят неопределенно и расплывчато. В большинстве случаев задание не предполагает правильного и неправильного ответа: любой ответ пациента является отражением его личной точки зрения. Поэтому не допускается, чтобы кто-либо из окружающих – другие больные, медсестра или родственники – пояснял больному смысл задания или помогал в ответах на вопросы.

Исследование мышления, памяти и интеллекта можно проводить с помощью батареи тестов Векслера, включающей большой набор проб на различные знания и умения больного – есть варианты для взрослых (WAIS) и для детей (WISC). В результате вычисляется интеллектуальный индекс IQ.

Однако эта методика требует много времени и профессиональной психологической подготовки. Кроме того, она не может выявить задержку развития у детей раннего возраста. В этом случае приходится определять психофизиологический возраст ребенка по стандартным шкалам психического развития (например, по шкале Стенфорд–Бине или Гезелла).

Показатели IQ выше 100% свидетельствуют о высоком интеллекте, опережающем развитии. Цифры от 70 до 90% рассматриваются как пограничные, говорят об относительно низком интеллекте, но не считаются признаком патологии. О ней свидетельствует IQ ниже 70%.

В клинической практике чаще используются упрощенные тестовые задания для приблизительной оценки степени расстройств памяти и интеллекта. В частности, применяется проба на запоминание 10 двусложных слов (в норме запоминаются испытуемым после 3-4 устных повторений) или бессмысленных буквосочетаний (запоминаются после 5-7 повторений).

Отсчитывание по Крепелину заключается в вычитании из 100 или 200 одного и того же числа (7 или 17), ошибки при выполнении этого задания могут указывать как на нарушения памяти, так и на расстройства интеллекта, ухудшение результатов по мере выполнения задания свидетельствует об истощаемости. При тяжелых заболеваниях мозга пациенты не могут назвать пальцы на руках, перечислить месяцы года в обратном порядке, не могут объяснить переносный смысл пословиц и поговорок.

При некоторых заболеваниях (шизофрения, эпилепсия и др.) часто нарушается стройность и целенаправленность мышления без выраженного снижения интеллекта. Особенно хорошо эти расстройства выявляются с помощью методики «четвертый лишний». Больному предлагают из 4 предметов, изображенных на карточке, выбрать три, составляющие группу, назвать эту группу, и объяснить, почему четвертый предмет в нее не входит.

Важен не сделанный выбор, а его объяснение. Так, больные шизофренией в своем мышлении часто опираются на второстепенные формальные признаки (например, из набора «стул, стол, чашка, кровать» больной удаляет чашку, так как остальные предметы «имеют горизонтальную плоскость для помещения на нее предметов»).

Больные эпилепсией и органическими заболеваниями мозга дают исключительно бытовые, конкретные описания (например, в том же задании удаляют кровать, поясняя, что «это для того, чтобы чаю попить нужно, а кровать она потом, когда уже напился, потребуется») или не могут сделать выбор совсем.

Личностные опросники применяются для определения важнейших черт характера. Это может быть полезным при мягких психических расстройствах, связанных со снижением способности человека адаптироваться в ситуации стресса (например, при неврозах). С их помощью можно выявить некоторые изменения личности при прогрессирующих психических заболеваниях (шизофрения и эпилепсия).

Личностные опросники состоят из перечня вопросов и ряда ответов, из которых пациент должен выбрать один, наиболее ему подходящий. Если больной затрудняется, то ему рекомендуют указывать тот ответ, который в первую очередь приходит ему в голову, или ориентироваться на более частые ситуации. Примерами личностных опросников являются тест Айзенка и тест ММРI.

По тесту Айзенка можно оценить лишь 2 важнейшие черты характера: общительность (шкала экстраверсии–интроверсии) и устойчивость к стрессу (шкала нейротизма). Тест состоит из 57 вопросов. По результатам теста человека можно отнести к одному из 4 типов: уравновешенный экстраверт – сангвиник, уравновешенный интроверт – флегматик, неуравновешенный экстраверт – холерик, неуравновешенный интроверт – меланхолик. Надежность данного теста невелика.

MMPI (Minnesota Multiphasic Personality Inventory) считается более надежной и разработанной психологической методикой. Авторы теста хотели создать инструмент диагностики психических заболеваний, поэтому назвали шкалы теста в соответствии с наиболее распространенными болезнями: «шизофрения», «депрессия», «психопатия», «паранойя», «истерия» и др. Однако в действительности тест не позволяет установить точный диагноз, зато дает подробную характеристику личности человека. Таким образом, данную методику можно применять и у здоровых людей, а также при оценке личности больных с соматическими расстройствами для выбора правильной тактики психотерапевтической и реабилитационной работы.

Проективные методы не предлагают пациенту никаких заготовленных ответов, он должен сам в процессе свободной фантазии дать свою оценку изображений и словосочетаний, предложенных в таблицах. Примером проективной методики являются задания с незаконченными предложениями, где пациент должен сочинить свой вариант окончания фразы (например, «Будущее кажется мне…»).

Существуют методики, в которых анализируются рисунки больного (например, изображение дерева или животного). Тест Люшера заключается в том, что пациент выбирает из цветных карточек наиболее ему приятные. В тематическом аперцептивном тесте он описывает свое отношение к людям, изображенным на таблицах.

В тесте Сонди из ряда фотографий выбирает понравившиеся ему лица. В тесте Роршаха перечисляет свои ассоциации, возникшие при просмотре таблиц с бесформенными чернильными пятнами.

Проективные методики дают много интересной информации, однако ее очень трудно интерпретировать, поэтому они могут применяться только специально обученными психологами. В медицине данные тесты вызывают много споров, не все методики считаются достаточно надежными.

Публикуется по: Ю.Г. Тюльпин. Психические болезни с курсом наркологии.

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ)

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика