Психически больные люди

Социальная опасность психически больных людей

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ). Обыватель всегда с опаской относится к людям с психическими отклонениями, в обществе распространено мнение об агрессивности и непредсказуемости душевнобольных. Это утверждеие следует признать верным лишь в части случаев, к которым относятся в первую очередь наиболее острые психические заболевания.

В психофармакологическую эру частота острых заболеваний резко снизилась и опасность психически больных во многом переоценивается. Статистика показывает, что соотношение больных и здоровых среди лиц, совершивших убийства, и в среднем в популяции не различается. Это означает, что здоровые люди совершают столько же агрессивных действий, сколько и душевнобольные. 

Реальная опасность того или иного пациента во многом связана с чертами характера и мировоззрением, которые у него сформировались до заболевания. Так, многие исследователи отмечают, что среди истинно верующих православных пациентов почти не наблюдается актов агрессии, которые осуждаются верой.

Социальная опасность больного с психическим расстройством может быть обусловлена:

• двигательным возбуждением;

• импульсивными поступками;

• расстройством сознания и сценоподобными галлюцинациями;

• ситуацией «преследуемый преследователь»;

• императивными галлюцинациями;

• стремлением к самоубийству;

• отказом от приема пищи;

• слабоумием и отсутствием чувства опасности.

Агрессивное поведение больных в психиатрической клинике

Вместе с тем факты агрессивного и суицидального поведения в психиатрической клинике не являются редкостью и требуют специального рассмотрения. В некоторых случаях поведение самого медицинского работника провоцирует больного на агрессию.

Так, явное оскорбление и унижение, необоснованное стеснение свободы больного, резкий грубый отказ в удовлетворении его требований закономерно вызовут возмущение и протест. Поэтому вежливость и внимание по отношению к пациенту являются не только требованием этики, но и способствуют повышению безопасности.

Любая просьба больного, какой бы нелепой она ни казалась, имеет для него большое значение, поэтому, как правило, просьбу следует удовлетворить, если это допустимо. В противном случае отказ должен быть обоснован и высказан в вежливой форме вместе с извинениями в невозможности выполнить требуемое.

Особенно велика социальная опасность больных в состоянии острого двигательного возбуждения. Они могут бежать, отталкивая всех оказавшихся на пути, угрожать тяжелыми и острыми предметами.

При этом они проявляют удивительную физическую силу, не соответствующую их телосложению и состоянию здоровья. В отдельных случаях, чтобы задержать больного, приходится прибегать к насилию. При этом никогда не следует забывать о личной безопасности и безопасности окружающих. Бессмысленно пытаться вырвать из рук безумца оружие, подвергаясь опасности быть раненым.

Важнее громко, но спокойно позвать на помощь, предупредить окружающих о возникшей опасности, закрыть двери на пути больного и попытаться вступить с ним в диалог, стараясь отвлечь его внимание. При этом говорить надо спокойно, не проявляя страха, подчеркивая свою силу и настойчивость.

Одновременно необходимо освободить руки для защиты, снять очки и украшения, которые могут поранить вас при нападении. Не следует поворачиваться к больному спиной. В исключительных случаях приходится обращаться за помощью в полицию.

Опыт показывает, что в большинстве случаев удается договориться с больным и убедить его принять лекарство (лучше в виде раствора, а не в таблетках). В противном случае можно совместными усилиями задержать больного и попытаться фиксировать его.

Помочь в задержании больного могут и выздоравливающие пациенты. Известно, что схватить человека за голое тело довольно сложно, поэтому необходимо следить, чтобы больные в беспокойном отделении были одеты в пижаму. Нежелательно, чтобы беспокойный больной пользовался в отделении обычной ежедневной одеждой, так как в этом случае за ним трудно следить и не всегда возможно отличить его от других посетителей.

Легче всего задержать больного, схватив его сзади за грудь и рукава одежды. Если у одежды нет рукавов, можно попытаться накинуть на него жгут из двух связанных простыней, при этом узел должен располагаться сзади шеи, свешивающимися концами обвивать руки наподобие смирительной рубашки.

Если в руках у больного оружие, можно попытаться накинуть на него одеяло или матрац, а затем зафиксировать больного в постели мягкими широкими ремнями. Окончательно прекратить возбуждение можно с помощью инъекций успокаивающих антипсихотических средств: хлорпромазин (аминазин), галоперидол, левомепромазин (тизерцин), дроперидол и др. Эти средства действуют довольно быстро, нередко уже через 30-40 мин больной успокаивается и потребность в фиксации отпадает.

Своевременно заметить и предотвратить опасное возбуждение возможно не всегда. В ряде случаев поступки больного бывают обусловлены импульсивно возникшим порывом (например, при эпилепсии или кататоническом синдроме). Поэтому важно избегать опасных ситуаций.

Не следует разговаривать наедине с больным в состоянии резкого возбуждения в запертой комнате. Если вы остаетесь в кабинете один, закрывайте входную дверь, чтобы возбужденный больной не зашел неожиданно и не отрезал вам путь к отступлению.

Нередко опасность больного бывает обусловлена расстройством сознания и сценоподобными галлюцинациями. В этом случае пациент сам не понимает последствия своих поступков. Он может выйти в окно, считая, что это дверь, напасть на санитара, считая, что это демон. Такой больной не понимает смысла медицинских процедур, поэтому он может встать с постели в то время, когда ему проводится капельное внутривенное вливание, отсоединить электроды приборов, через которые осуществляется контроль работы сердца и др.

Чтобы предотвратить подобное поведение, приходится фиксировать больного к постели широкими мягкими ремнями. Важно фиксировать не только руки и ноги (каждую отдельно), но и грудь (плечи) больного, чтобы он не мог подняться с постели. При этом нужно убедиться, что ремни не пережимают крупных сосудов и нервов, что никакие части тела больного не опираются на твердые предметы (иначе неизбежно возникнут пролежни).

Фиксируют больного только по распоряжению врача. Следует помнить, что фиксация — мера исключительная и не может применяться регулярно. Фиксация больного не означает, что надзор за ним может быть прекращен. Требуется, чтобы кто-нибудь из персонала находился с больным постоянно. Это важно и для безопасности окружающих, ведь никакая фиксация не гарантирует того, что больной не сможет освободиться самостоятельно.

Даже при наличии явной необходимости меры стеснения не должны применяться на длительный срок, что прямо указано в Законе РФ. Как только состояние больного изменяется к лучшему, врач дает распоряжение освободить больного от ремней. Другие меры стеснения, которые были популярны в психиатрии в прошлом (изоляторы, смирительные рубашки), в настоящее время не применяются.

Агрессивность больного может быть следствием бредовой убежденности в том, что окружающие являются его врагами. Особенно опасна ситуация «преследуемый преследователь», когда больной по понятным только одному ему причинам выбирает среди окружающих человека, который якобы является его преследователем и начинает следить за ним.

Если пациент проявляет явную агрессию к кому-либо из работающих в отделении, никогда не следует относиться к этому беспечно. Напротив, необходимо предотвращать тесные контакты данного работника с больным.

Иногда пациент отрицает наличие каких-либо недобрых чувств к окружающим, однако ведет себя опасно, объясняя свое поведение воображаемым воздействием на его психику: «Это не я вас ударил, это они моими руками управляли».

Часто больные, страдающие галлюцинациями, слышат приказы (императивные галлюцинации) убить кого-либо или нанести увечье себе самому. Хотя в большинстве случаев эти больные испытывают внутреннее сопротивление, в конце концов они могут не выдержать и попытаться выполнить приказ. В случае бреда и галлюцинаций своевременное назначение нейролептиков (антипсихотиков) позволяет значительно снизить вероятность опасных действий.

Суициды у психиатрических больных

Особого внимания в психиатрии заслуживают больные, высказывающие мысли о нежелании жить (суицидальные мысли). Такие больные никогда не должны оставаться без присмотра. Хотя нередко они выглядят пассивными и малоподвижными, однако в любой момент их тоска может настолько обостриться, что они смогут привести в действие свой опасный замысел.

Следует понимать, что больной, который сообщает персоналу о нежелании жить, как бы просит о спасении, он признается, что без посторонней помощи не сможет преодолеть стремления к самоубийству. Особенно часто больные совершают суицид в ранние утренние часы, поэтому надзор в это время должен быть максимально строгим, особенно если больного мучает бессонница.

Несмотря на строгие меры, исключающие наличие у больного опасных предметов и лекарств, больные нередко проявляют удивительную изобретательность в выборе средств суицида. Нередко требуется сопровождать больного в туалет, закрытых туалетных кабинок в беспокойном отделении обычно не делают.

Изредка опасные поступки больных бывают связаны с патологическим отсутствием чувства опасности, непониманием возможных последствий. Больные с тяжелой олигофренией (идиотией и имбецильностью), глубоким шизофреническим дефектом, тотальным слабоумием могут наносить себе порезы, ожоги сигаретой, пытаться повредить себе глаз без какой-либо особой цели.

Так, один больной шизофренией во время прогулки нашел осколок стекла и разрезал им себе мошонку; другой, подобно Ван Гогу, отрезал себе ухо. Такие действия очень трудно предвидеть, поскольку они лишены логики. Больные при этом не всегда в полной мере испытывают боль, не зовут на помощь. Все это подтверждает необходимость постоянного надзора даже в том случае, если больной выглядит внешне спокойным.

К чрезвычайно опасным ситуациям относят также отказ от приема пищи. Причиной такого поведения может быть двигательная скованность (кататонический синдром), императивные галлюцинации, запрещающие больному прием пищи, бред отравления или патологическая боязнь прибавить в весе.

При кататоническом синдроме больные ведут себя особенно нелепо, отказываются открыть рот, сжимают зубы, выплевывают пищу. Однако нередко, если оставить тарелку перед больным, он через некоторое время съедает все без посторонней помощи. Иногда он склонен к копированию действий посторонних и начинает есть, когда наблюдает, как ест санитар.

Некоторые больные едят очень медленно, совершая при этом множество странных символических действий (например, дожидаются, когда все остынет, или мелко крошат еду, раскладывают ее на столе). Бессмысленно ругать больного и пытаться отнять остатки пиши, важнее сообщить об этом врачу. В некоторых случаях больные вызывают рвоту после того, как съели свою порцию.

Единственным надежным способом выявить отказ от еды в этом случае становится регулярное взвешивание. В случаях полного отказа от еды приходится прибегать к парентеральному питанию или к кормлению зондом.

Психические больные: особый уход

Особого ухода требуют больные с глубоким расстройством психической деятельности, сопровождающимся чувством растерянности. Одна из причин растерянности – грубые расстройства памяти и слабоумие. Например, больные с корсаковским синдромом не запоминают ничего, что происходило всего несколько минут назад, не помнят имен врачей и медсестер. Особенно тяжело эти больные чувствуют себя на новом месте, в больнице они не могут запомнить расположения кабинетов, не знают, где находится туалет, не сразу находят свою постель, теряют вещи.

Еще большую растерянность проявляют больные с различными формами слабоумия (например, при болезни Альцгеймера), поскольку они не только не запоминают новую информацию, но также не могут понять (осознать) непосредственно наблюдаемые события.

Так, больной, глядя на врача, видит его белый халат, но не может догадаться, какова его профессия; замечает желтые листья на деревьях, но неспособен назвать времени года; проводя день за днем в больнице, не понимает целей лечения. Это приводит к тревоге, по ночам больные суетятся, не находят себе места.

Находясь у себя в квартире, они просят, чтобы их отвели домой, сами пытаются выйти на улицу, если им это удается, они не могут найти дороги домой, не могут объяснить окружающим, где они живут. Эти пациенты часто не узнают своих родных, называют дочь сестрой, а врача – начальником.

Ухаживая за больными с грубыми расстройствами памяти и интеллекта, не следует бранить их за неловкость. Вряд ли стоит настаивать на том, чтобы они вспомнили имена окружающих. Лучше чаще напоминать им о важных для них фактах. Так, больного с корсаковским синдромом надо чаще спрашивать: «Вы что-то ищете?», «Вам помочь?». После многократного повторения они все же запоминают самые важные для них сведения. Обращаясь к такому больному, неплохо напоминать ему каждый раз о себе: «Здравствуйте, меня зовут Петр Васильевич, я сделаю вам укол».

Жизнь больных со слабоумием наполнена старыми стереотипами, воспоминаниями о далеком прошлом. Требуется терпение и сочувствие, когда они вновь и вновь рассказывают одну и ту же историю. В палате больного можно повесить большие фотографии его родных, на которых крупно подписано – «сын Иван», «муж Владимир». Тогда можно будет расспросить их о семье, помочь вспомнить близких,

потренировать их память. В ночное время слабоумные больные не должны оставаться без присмотра. Бессмысленно и негуманно фиксировать больного в постели. Важнее показать ему, что рядом находится человек, который готов прийти больному на помощь, довести до туалета, позвать врача, показать ему дорогу к кровати.

Растерянность и тревога могут быть первыми проявлениями острого психоза. Единственно правильной тактикой в этом случае является немедленное обращение к врачу и лечение психофармакологическими средствами.

Другую группу растерянных больных составляют пациенты с острыми психозами, например, острым приступом шизофрении или острым психозом вследствие соматического заболевания. Их растерянность проявляется беспокойством, странными нелепыми вопросами: «В чем дело?», «Что такое происходит?», «Неужели началась война?».

Больные не могут заснуть, встают с кровати, пытаются разглядеть что-то за окном, со страхом смотрят на других пациентов и персонал, узнают в окружающих своих родственников или преследователей, символически объясняют случайные события. Основным методом помощи при подобных состояниях является назначение активных психофармакологических средств, большинство таких больных не возражают против лечения.

Купирование острого психоза находится в компетенции врача, поэтому следует как можно скорее сообщить о поведении больного дежурному врачу. До назначения лекарств пациента нельзя оставлять без присмотра, его нужно успокоить, многократно повторяя, что ему ничего не угрожает, что ему обязательно окажут помощь и не оставят его в беде.

Психические больные: отказ от сотрудничества

Большой проблемой в психиатрии является отказ больного от сотрудничества с медицинскими работниками. Причинами этого могут быть анозогнозия, чувство стыда, ощущение, что медицинские работники принимают участие в преследовании, психологическая несовместимость между больным и медицинским работником.

Анозогнозия – неспособность понять болезненный характер своего поведения и высказываний, отсутствие чувства болезни, полная потеря критики. Анозогнозия может возникать при тяжелых психозах (шизофрении, слабоумии, мании), алкоголизме, некоторых соматических заболеваниях. Больные с психозами утверждают, что все описываемые ими фантастические события происходили на самом деле, игнорируют логику, пытаются найти доказательства того, что все их переживания вполне естественны и не требуют лечения.

Бессмысленно пытаться переубедить больного в состоянии бреда, настойчивость собеседника будет лишь раздражать его, усиливать в нем недоверие и враждебность. Правильнее – объяснять, что врачи и персонал являются союзниками больного, готовы уберечь его от любой угрозы, что, возможно, он утомлен преследованием и нуждается в отдыхе и лекарственной поддержке.

Больные алкоголизмом лучше поддаются переубеждению. Им следует продемонстрировать тяжелые последствия болезни – признаки алкогольного поражения печени при биохимических пробах, ультразвуковое исследование, изменения на электрокардиограмме (ЭКГ) и электроэнцефалограмме (ЭЭГ), часто полезно обсудить отношения в семье, напомнить, что злоупотребление алкоголем нередко становится причиной разводов, увольнений со службы, профессиональных ошибок и правонарушений.

Нередко в основе анозогнозии лежит явление психологической защиты, т.е. подсознательное стремление забыть о своих невзгодах, проступках и недостатках. Больному алкоголизмом трудно признать свою болезнь, иначе он должен испытать невыносимые переживания, связанные с его аморальным поведением, страданиями близких.

Другая причина отказа от сотрудничества – осознанное чувство стыда за свою болезнь. В обществе широко распространено мнение, что психические заболевания дискредитируют человека, что душевнобольной не заслуживает доверия, что он бывает смешон и жалок, а иногда – опасен для окружающих. Все эти заблуждения указывают на полное непонимание сути психических заболеваний и заставляют больного тщательно скрывать свои переживания не только от посторонних, но и от врачей.

Особенно скрытны бывают больные, если их переживания связаны с такими интимными темами, как секс, беременность, венерические заболевания, ревность, неудовлетворенность своей внешностью, чувство неприятного запаха, исходящего от тела. Необходимо бережно относиться к чувствам больных. Беседу на эти темы проводят с глазу на глаз, присутствие посторонних, даже близких родственников, должно быть исключено.

Ни в коем случае не следует требовать признания в наличии постыдных мыслей. Рассказ пациента о них врачу или фельдшеру не означает, что он готов откровенно обсуждать их с другими медицинскими работниками – медицинской сестрой и санитарами. Если больной в доверительной беседе сообщает об этом персоналу, необходимо уточнить, можно ли передать содержание беседы врачу, убедить больного в том, что это поможет оказать ему полноценную помощь.

Большой проблемой становится ситуация, когда больной включает медицинских работников в свою бредовую фабулу – считает, что они пытаются отравить его, сделать его роботом, проводят эксперименты. В некоторых случаях сотрудники сами повинны в такой ситуации, если не дают никакого объяснения своим действиям, используют для лечения странные «магические» методики, «непонятные» технические приборы (например, было бы ошибкой лечить гипнозом больного с бредом).

Во всех случаях следует внимательно относиться к просьбам и вопросам больного, избегать любого обмана, говорить уверенно, напоминать больному о том, что в собеседнике он должен видеть только союзника: «Вы ведь понимаете, что мы с вами заодно!».

Больной никогда не относится ко всем сотрудникам отделения одинаково. Нередко он выделяет наиболее уважаемого и авторитетного врача или, наоборот, высказывает явное недоверие к кому- либо из персонала. Иногда даже приходится соглашаться с желанием больного лечиться у другого врача.

В любом случае не следует настаивать на общении больного с неприятным ему человеком, лучше избегать их частого контакта. Если же больной сам заводит разговор об имеющемся конфликте, то достаточно выразить удивление и предположить, что произошла ошибка и обидное недопонимание, что в будущем больной сам поймет, что заблуждался.

Иногда болезнь проявляется эмоционально приятными состояниями радости и удовольствия. Так, при маниакальных состояниях больные испытывают подъем настроения, чувство всемогущества.

Больные наркоманией стремятся к вызванному приемом наркотика состоянию блаженства – эйфории. В этих случаях больные часто заявляют о нежелании лечиться, так как выздоровление лишает их всех удовольствий. Следует настойчиво разъяснять в беседе, что такое удовольствие неестественно, приводит к тяжелым последствиям для будущего, нарушает все связи больного с обществом, обрекает его на мучение и, возможно, ведет к смерти.

Психические расстройства и психологический дискомфорт

Большая проблема для любого пациента с психическим расстройством – тяжелые душевные переживания, которые могут быть проявлением болезни, психологической реакцией на факт возникновения болезни, обращения к психиатру и госпитализации или переживанием по поводу проводимого лечения и его результатов. Поскольку многие из психических заболеваний неизлечимы, пациенты нередко переоценивают опасность и тяжесть своей болезни, это называется гипернозогнозией.

Гипернозогнозия – переоценка тяжести и опасности имеющихся расстройств, ошибочное признание болезнью феноменов, являющихся в действительности нормальными, неверие в выздоровление. Особенно пессимистично оценивают свое будущее больные в состоянии депрессии. Они утверждают, что болезнь будет продолжаться вечно, что все лекарства перестали действовать.

Действительно, лекарства, назначаемые при депрессии, начинают действовать не сразу, приходиться ждать несколько недель. Все это время больному следует повторять, что состояние депрессии очень хорошо поддается терапии, что следует лишь набраться терпения и успех непременно наступит.

Следует всячески подчеркивать, что психическое заболевание не является фатальным, что большинство находящихся в больнице пациентов после лечения возвращаются на работу и в семью, что современные средства при регулярном приеме позволяют предотвратить новые приступы, а в некоторых случаях полностью побороть болезнь. Можно напомнить больным, что и многие соматические заболевания требуют длительного или пожизненного лечения, например введение инсулина при сахарном диабете, прием гормональных препаратов при бронхиальной астме и др.

Приходится учитывать и то, что психическая болезнь может дискредитировать человека в глазах окружающих. Поэтому нередко приходится сталкиваться с отказом от лечения, так как пациент опасается, что о его болезни узнают посторонние (боязнь огласки).

Работники психиатрической службы должны учитывать эту опасность и всячески стремиться сохранить тайну. Современное законодательство разрешает не указывать диагноз в больничном листке, печать на любом документе, выдаваемом больному, обычно не содержит никакого указания на то, что пациент лечился у психиатра.

В психоневрологических диспансерах в настоящее время широко применяется лечение без постановки пациента на диспансерный учет – консультативная помощь. В некоторых случаях приходится соглашаться с желанием пациента лечиться амбулаторно, если это не связано с высоким риском осложнений. Можно также предоставить стационарному больному краткий отпуск для решения неотложных социальных проблем, требующих его непосредственного участия.

Чувство изоляции от общества в психиатрическом стационаре должно быть компенсировано всеми доступными средствами:

• нужно обеспечить доступ больного к телефону;

• разрешить заниматься привычными и приятными видами деятельности;

• обеспечить возможность посещения больного родственниками;

• организовать прогулки под присмотром персонала или родственников;

• разрешить краткосрочный отпуск домой.

Большинство людей тяжело переживают отрыв от дома и помещение в стационар, особенно в психиатрический, где поддерживается более строгий режим. На пациента может производить пугающее впечатление странное поведение других больных, он может считать, что в будущем сам будет вести себя странно. Следует объяснить пациенту, что в отделении находятся люди с самыми различными проблемами и заболеваниями, что странное поведение не опасно для больного, что присутствие персонала и адекватное лечение исключают всяческую угрозу.

При этом важно проявить сочувствие к больному и постараться предоставить ему все необходимое для того, чтобы он не чувствовал себя оторванным от семьи и дома. Поэтому важно иметь в отделении телефон для больных, предоставить возможность родственникам навещать больного в стационаре, разрешать прогулки в сопровождении близких и отпускать домой на выходные дни.

Внутри отделения больному следует разрешить заниматься приятной и привычной работой: читать во время тихого часа, слушать плеер, работать с рукописью или персональным компьютером. Конечно, все эти меры должны применяться с учетом состояния больного и требований безопасности, при этом следует всячески избегать формального холодного отношения. Небольшие отступления от заведенного режима всегда очень благосклонно оцениваются пациентами и помогают в поддержании взаимопонимания и доверия.

Особенно тяжело пациенты переживают отсутствие информации, неизвестность. Следует постараться ответить на все вопросы о проводимом лечении и обследовании. Конечно, основные сведения о болезни пациент должен получать от врача, поскольку они тесно связаны с планом психотерапевтической работы.

Поэтому необходимо позаботиться, чтобы больной в случае необходимости мог встретиться с врачом в любое время, например вызвать дежурного врача для беседы в вечернее время. Следует стремиться, чтобы врач осмотрел пациента сразу, как только он поступил в отделение. Крайне нежелательно, чтобы возбужденный больной долгое время ожидал приема врача в очереди перед кабинетом – это только усилит его возбуждение и растерянность, следует извиниться перед другими посетителями и принять данного пациента первым.

Современные психофармакологические средства относительно безопасны. Ни одно из них не может коренным образом изменить личность и убеждения больного. С помощью психофармакологических средств невозможно вызвать хроническое психическое заболевание.

Нередко приходится сталкиваться с недоверчивым или очевидно негативным отношением пациентов к психофармакологическим средствам и лекарствам вообще. Обосновывая необходимость и безопасность назначенного лечения, следует настойчиво объяснять, что ни одно из психотропных средств не может коренным образом изменить личность и убеждения больного, что лекарства лишь снимают тревогу и беспокойство, а это, в свою очередь, помогает больному самостоятельно разобраться в своих мыслях и справиться с ситуацией.

Следует подчеркнуть, что практически все психофармакологические средства отличаются высокой эффективностью в очень малых дозах (миллиграммы). Такие дозы совершенно безопасны для соматического здоровья, не представляют какой-либо нагрузки для печени и в этом смысле значительно менее вредны, чем спиртные напитки и многие средства, используемые в соматической медицине, например стандартные таблетки аспирина и анальгина содержат полграмма действующего вещества.

Чувства сонливости, вялости и беспомощности являются частыми жалобами больных, принимающих психотропные средства. Пациенты отмечают, что не могут читать из-за снижения внимания, затруднено понимание прочитанного. Они обеспокоены тем, что много спят, ощущают слабость, не могут самостоятельно выполнять домашнюю работу. Если данные жалобы высказывает пациент, проходящий амбулаторное лечение и продолжающий работать, следует пересмотреть схему лечения или предоставить больному освобождение от работы. В период стационарного лечения вялость и сонливость скорее всего неизбежны, необходимо объяснить пациенту, что активное лечение быстрее восстановит его здоровье, сократит сроки пребывания в стационаре. Использование малоактивных лекарств лишь затягивает процесс выздоровления, усиливает неверие в возможность выздоровления. При этом больной должен понимать, что лекарства не оставляют неизгладимого отпечатка на психике, что после отмены лекарств заторможенность, вялость, снижение внимания проходят бесследно.

Еще более тягостно, чем сонливость, больные переживают бессонницу. Бессонница может быть непосредственным проявлением болезни или возникать эпизодически в связи с изменением ситуации, например первая ночь на новом месте часто приводит к нарушению сна. Во многих случаях больным с нарушениями сна на короткое время назначают лекарственные средства.

Однако не следует относиться к этой жалобе как к несущественному расстройству. Часто бессонница – это первое проявление начинающегося острого психоза (алкогольный делирий, острый приступ шизофрении), при этом она сочетается с тревогой, двигательным беспокойством и растерянностью. Другая частая причина бессонницы – это депрессия. В этом случае характерно пробуждение в ранние утренние часы (3-5 ч утра). Нередко на фоне бессонницы депрессивные больные реализуют свое желание уйти из жизни.

Иногда больные переоценивают выраженность бессонницы. Поэтому ночью следует проследить, спал ли больной в действительности, в котором часу он заснул, когда проснулся, и записать это в журнале наблюдений. Особенно тревожным бывает сон у пожилых пациентов – часто они дремлют в дневное время и поэтому не могут заснуть ночью. Приходится будить таких больных днем, рекомендовать им не задерживаться в постели, быть более активными, занимать их беседой.

Упорная бессонница в сочетании с тревогой и растерянностью может быть ранним признаком начинающегося острого психоза и требует немедленного вмешательства врача.

К сожалению, многие психические и нервные заболевания приводят к существенному снижению продуктивности, работоспособности, состоянию беспомощности. Не всегда возможно полное восстановление здоровья пациента. Все это может быть причиной тяжелых переживаний больного, подавленности и острого чувства неполноценности.

Главную роль в помощи таким пациентам должны играть их родственники, которые могут открыто выразить свою любовь к человеку, несмотря на его болезнь. Следует помочь больному осознать, что его усилия должны быть направлены на тренировку своих способностей, что любые попытки обслужить себя без посторонней помощи станут большой радостью для родных.

Даже в том случае, если ему придется отказаться от работы, он сможет выполнять работу по дому, которая освободит его близких. Уже в больнице пациенту можно поручить доступную, но не унижающую его достоинство работу, приободрить и поблагодарить за помощь.

Изредка медицинским работникам приходится сталкиваться с боязнью выздоровления. В некоторых случаях больные подсознательно чувствуют, что пока они находятся в стационаре, они освобождены от решения сложных жизненных проблем: устройства на работу, ликвидации академической задолженности, возвращения денежного долга, объяснения с супругом, оформления развода и др.

Во всех этих случаях любые разговоры о выписке из стационара приводят к ухудшению самочувствия и к настойчивым просьбам продолжить лечение. Следует совместными усилиями врачей и персонала убедить пациента, что болезнь всегда невыгодна человеку, что затягивание в решении проблемы только ухудшает окончательный результат, что реальный выход часто оказывается значительно проще, чем ожидает человек, что врач может помочь только тому человеку, который пытается действовать сам.

Публикуется по: Ю.Г. Тюльпин. Психические болезни с курсом наркологии.

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ).

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика