Читая «Медицинские беседы» митрополита Серафима (Л.М. Чичагова)

Поиск истины в медицине: оздоровительная система митрополита Серафима (Л.М. Чичагова)

Труд Леонида Михайловича Чичагова «Медицинские беседы», опубликованный им в 1891-1895 годах, уже на первый взгляд поражает своим объёмом: две книги большого формата, более 1500 страниц некрупного шрифта, написанные человеком, не имеющим специального медицинского образования и, тем не менее, беседующим со своими читателями о такой важной теме, касающейся всех и каждого, – о медицине.

При чтении же это произведение поражает фундаментальностью, глубиной знания обсуждаемых вопросов, чёткостью позиций автора и, самое главное, проникнуто стремлением к истине, любовью к людям, желанием помочь им избавиться от болезней простым, верным, надёжным, подсказанным природой методом.

По структуре эта работа разделена на части, их четыре, по две в каждом томе, которые, в свою очередь, состоят из бесед. Леонид Михайлович доверительно называет беседами 54 объёмных главы, как бы приглашая читателя к внимательному, вдумчивому разговору с автором. 

Первая часть в первом томе посвящена рассуждениям автора о медицине, то есть об искусстве лечить больных и предотвращать болезни, о связи медицины с философией и религией, о нравственной и духовной её стороне. Он особо подчёркивает необходимость и пользу знания истории медицины, часто цитирует признанных историков медицины – доктора С. Ковнера и профессора Г. Гезера.

Начиная с возникновения целительства у древних народов, он дает анализ всем главным системам и терапевтическим методам лечения, включая современный ему XIX век. И утверждает, что, к сожалению, успехи медицины в течение всей истории человечества, за исключением хирургии, весьма незначительны. «Мы празднуем наши победы ножом, а не динамическими лекарствами».

Предотвращать болезни почти никогда не удается, прервать ход болезни оказывается невозможным, имеются средства только для уменьшения страданий и болей, именно за это человечество весьма благодарно медицине, констатирует Л.М. Чичагов. Он не приветствует чрезмерное увлечение теоретическими науками (ни одна наука не имеет такой обширной терминологии, как медицина), а также узкую специализацию врачей, считая, что необходимо лечить всего человека, как нераздельное целое.

Целую главу-беседу посвящает Леонид Михайлович медицине Гиппократа (около 460-377 до н. э.). Основа учения Гиппократа, по убеждению Л.М. Чичагова, должна была бы служить исходной точкой для последующих открытий в медицине, так как стоит ближе к истине.

По Гиппократу, общее состояние организма важнее состояния отдельного органа и всегда надлежит обращать особое внимание на состояние крови. Главная задача Гиппократовой медицины – восстановление нарушенной гармонии человека, которую поддерживают четыре основные вещества: огонь, земля, воздух и вода, соответствующие основным жидкостям: кровь, слизь, жёлтая и чёрная желчь.

В теле они имеют четыре источника: источник крови – сердце, слизи – головной мозг, жёлтая желчь – продукт печени, чёрная (и вода) — селезёнки. Для современных медиков эта картина анатомии и физиологии представляется более чем наивной. Но Л. М. Чичагов отмечает правильный взгляд Гиппократа на причину человеческих болезней (так называемая теория о приливах).

Причины болезней он разделял на общие или внешние влияния (времена года, температура, вода, почва, эпидемии, возраст, наследственность) и индивидуальные (диета, упражнения). Кроме того, Гиппократ считал, что название болезни имеет для врача второстепенное значение. Важным считал сам патологический процесс в разных фазах развития, обращал внимание на отыскание общих черт болезни. (Современные же врачи установление диагноза ставят во главу угла, поскольку диагноз является для большинства необходимым условием, чтобы назначить схему лечения.)

Гиппократ ставил главной целью – излечивать болезнь, а не только утолять боль. (Вспомним телевизионную рекламу пентальгина, солподеина и других обезболивающих средств, «бьющих прямо в цель».) Его заботой было также сохранение сил больного с помощью диетотерапии.

Величие древней медицины Гиппократа – видеть и верно оценить совокупность вещей. (Именно это – совокупность общих и частных симптомов – создаёт индивидуальную картину болезни пациента. Именно эта совокупность является основой для назначения подобного лечебного средства по правилам гомеопатии. Даже при одинаковом диагнозе каждый пациент врача-гомеопата получит лекарство, соответствующее только его случаю, лекарство, подобное совокупности его симптомов, а не «схему».)

Гиппократ при лечении острых, лихорадочных болезней занимал выжидательную позицию, полагаясь на целительную силу природы, которая, по его убеждению, сама стремится выделить болезненные вещества из организма. Он считал своим долгом, как врач, – лечить «скорее, предусмотрительно и нежно», выполняя заповедь «не навреди», чем с «безумной отвагой, прибегая к насилию». Кстати, Л. М. Чичаговым сделан такой небесполезный для практических врачей вывод-назидание: «История медицины учит врача скромности, но не самоуправству со страждущими».

Как последователь и защитник учения Гиппократа, Леонид Михайлович замечает, что на протяжении многовековой истории медицины учение его периодически отвергалось и снова возрождалось, но до сих пор составляет основу медицины, так что нельзя не признать за Гиппократом звания «отца всей медицины» (1, с. 104). Л. М. Чичагов полагает, что «наука медицины возродится, лишь когда современные учёные перестанут изобличать Гиппократа в его наивности и обратят внимание на суть самого метода, который не могли опровергнуть в течение стольких веков все учёные земного шара» (1, с. 105).

Гиппократу принадлежат слова: «При лечении нужно стремиться достигнуть двух целей: излечить больного и ни в коем случае не повредить ему». Автору «Медицинских бесед» близка мысль Гиппократа о том, что «врачебная наука ведёт к благочестию и почитанию богов и вытекает из любви к людям…».

Следствием вдумчивого, внимательного изучения истории медицины стали слова Л. М. Чичагова: «Мир обязан преобразованиями не толпе, а лишь немногим лицам, стоящим выше того общественного мнения, которое некогда распяло Христа». Кроме Гиппократа, этот ряд преобразователей в медицине, по его мнению, составляют Гален, Парацельс, Гарвей, Ганеман и, конечно, их ученики и последователи.

Великий врач Древнего Рима Клавдий Гален (129-204) оставил большой след в медицине как родоначальник экспериментальной анатомии и физиологии, как исследователь природы, как философ. Он изучал взаимосвязи между пульсом, деятельностью сердца, сосудов и болезнью человека. Считал, что к выздоровлению больного приводят два явления: искусство врача и воля Создателя. Известен в том числе и как основатель науки о приготовлении и применении растительных лекарств. До настоящего времени приготовляются «галеновы препараты».

Как бы принимая эстафету, Парацельс Теофраст фон Гогенгейм (1493-1541), знаменитый реформатор XVI столетия, так же, как и Гиппократ, считал главными причинами болезней все действующие на человека влияния и что излечение всякой болезни совершается с помощью природы или требует вмешательства врачебного искусства. В признании значения целительной силы природы проявляется уважение, которое Парацельс питал к Гиппократу. В результате рассуждений он пришёл к заключению, что лекарства созданы Богом «сообразно болезням», то есть именно Парацельс впервые высказал мысль о подобии болезни и лекарств. Английский ученый Уильям Гарвей (1578-1657) обосновал теорию кровообращения.

В хронологическом порядке Л.М. Чичагов пишет о развитии медицины и её разделов в разных странах – в Индии, Китае, Древней Греции, Египте, Иудее. Медициной определён круг вопросов, на которые она должна давать ответ: 1) истинные причины человеческих болезней, 2) их лечение, 3) профилактика и гигиена.

На протяжении истории появились в медицине различные методы: выжидательный, симптоматический, физиологический, рациональный, эклектический. Анализируя их, Л. М. Чичагов убедительно доказывает, что это всё паллиативные методы.

Кстати сказать, рассуждая о бактериологическом учении, Л. М. Чичагов не признавал, что причиной болезней может являться один только возбудитель. Он считал, что бактерии развивают свои болезнетворные свойства не при всех обстоятельствах, громадную роль играют индивидуальная предрасположенность, возраст, болезненная кровь и её застои, а также количество и ядовитость микробов.

Он находил бактериологию наукой никчемной вследствие того, что она ничего не даёт в практическом плане, то есть не указывает на верное средство для излечения недуга. Нелишне напомнить, что в наше время признано неоспоримым условием возникновения инфекционного заболевания присутствие так называемой триады: наличие возбудителя, входных ворот и определённой чувствительности организма к данному возбудителю. Таким образом, знания и позиция Л.М. Чичагова по этому вопросу опередили время, хотя он не мог предвидеть открытие антибиотиков.

К сожалению, ни в одном из современных учебников по истории медицины не упоминается имени Леонида Михайловича Чичагова, изучившего большое количество первоисточников и трудов по медицине и давшего в своих «Медицинских беседах» глубокий анализ и оценку важнейшим событиям медицинской истории. Но надо надеяться, что специалисты в этой области и люди, интересующиеся развитием медицины, смогут теперь прочесть этот значительный труд, по словам игумении Серафимы, имеющий все основания считаться «интересным историкомедицинским памятником конца XIX века».

О Самуэле Ганемане (1755-1843), основоположнике гомеопатического метода лечения, о гомеопатии и непростой её истории Чичагов пишет, начиная с V беседы. Но и дальше в VI, VII, VIII, IX и последующих беседах он постоянно обращается к гомеопатической доктрине, приводит цитаты из книги В. Амеке «Возникновение гомеопатии и борьба против её распространения» (1889).

Будущий автор собственной системы, Л. М. Чичагов целиком и полностью принимает, поддерживает и активно защищает гомеопатию. Его чрезвычайно волновало отсутствие принципов и законов в медицине. Желание в этом разобраться привело Л. М. Чичагова в итоге к признанию того, что только гомеопатия работает по закону, потому что наиболее приближена к природе, а, значит, и к истине.

Следует напомнить и особо подчеркнуть, что это было время, когда сторонникам нового метода приходилось выносить яростные и несправедливые нападки от представителей академической аллопатической медицины. Даже не вникая в суть гомеопатического подхода к лечению, противники ожесточённо высмеивали, презрительно отзывались о нём.

Как известно, новые идеи и открытия всегда встречают на своём пути сопротивление со стороны тех, кто, не желая понять и принять новое, не просто отвергает, но упорно мешает его развитию. Врачу XIX века, признавшим новое учение и решившим посвятить себя гомеопатии, были «навсегда закрыты врата государственной службы, а потому о почестях мира сего и речи быть не могло»; что, «как гомеопату, коллега не подаст ему руки, не станет советоваться, консультироваться с ним и в глаза или за глаза осыплет его бранными словами», – так писал русский врач-гомеопат К. К. Боянус (1818-1897) в своём автобиографическом произведении «Как и почему я сделался гомеопатом» (1888 год). «Утешением и поддержкой было то, что во главе борцов за истину всегда из глубины веков видится божественный образ Того, Кто принёс в мир любовь и спасение и научил страдать и умереть за истину».

В России распространению и укреплению гомеопатии, а значит – признанию и утверждению истины, помогали здравомыслящие, интеллигентные, образованные люди, вовсе не врачи, но которые сумели понять и оценить новый метод и небезуспешно практиковали гомеопатию. Среди них были учителя, помещики, сельские священники; и даже некоторые государственные деятели благоволили ей.

Об этом можно прочитать, кроме архивных изданий XIX и начала XX века, в недавно вышедшем труде «История гомеопатии в России» (авт. С.П. Песонина и другие. СПб. 2004, 462 с). Но надо считать большим упущением, что в нем не упомянуто о Леониде Михайловиче Чичагове, авторе «Медицинских бесед», горячем защитнике гомеопатического метода.

Сущностью гомеопатического метода лечения острых и хронических заболеваний является закон подобия: «подобное лечится подобным», в отличие от аллопатического метода, основанного на принципе лечения противоположным. Подход к лечению подобным был известен давно, о нём упоминает ещё Гиппократ. И хотя основным правилом терапии Гиппократа было «побеждать болезненное состояние искусственно вызванным другим, ему противоположным состоянием», (сопtraria contraries), за что упрямо держатся аллопаты, он принимал и другое: «Подобное вызывает болезнь, и подобное её же излечивает», «Similia similibus curantur».

Гиппократ говорил: «Большая часть болезней излечивается теми же причинами, которые её произвели». А после Ганемана этот принцип приобрёл полновесную силу достоверного закона, «так как сила его доказана на опыте и наблюдении и во всяком месте может быть проверена каждым врачом, у кого раскрыты духовные глаза для восприятия впечатлений и критической оценки своих наблюдений» (1).

По образному выражению К.К. Боянуса, Ганеман открыл «новую благодатную эру в истории медицины и в летописях больного человечества». Ганеман решительно отвергал популярные в его время, да и значительно позднее, кровопускания, рвотные и нарывные средства, считая их вредными, восставал против жалкого состояния врачебного искусства и его преподавателей. Считал несовершенство медицины слишком ощутительным для каждого человека, чтобы сомневаться в этом.

Он также был сторонником «простых предписаний», считая «простоту – высшим законом врача». К этому же стремился 2500 лет назад и великий Гиппократ. Они оба были уверены, что чем сложнее болезнь, тем требуется менее лекарств, «чем сложнее рецепты, тем темнее становится во врачебном искусстве» (Ганеман).

Л. М. Чичагов находит много общего в подходе к лечению у Гиппократа и Ганемана, отмечает преемственность: «Все части организма так тесно взаимосвязаны, что образуют неразрывное единство чувствования и деятельности» (6, с. 282); «Каждое истинное лечение заболевания наружной части тела должно быть направлено на целое, на уничтожение и излечение общего страдания» (6, с. 283).

Официальное рождение гомеопатии начинается статьёй под заглавием: «Опыт нового принципа для отыскания целительных сил лекарственных веществ», опубликованной в 1796 году, где Самуэль Ганеман изложил основные положения нового учения. В 1810 году вышла его книга «Органон врачебного искусства», которая вплоть до сего дня является главным учебником по гомеопатии.

Нельзя не упомянуть, что от этого гениального человека часто можно было услышать слова: «Я не могу не благодарить Бога и не преклоняться перед Ним при виде Его творений». Ганеман был уверен, что Создатель способствует людям в раскрытии и овладении ими тайн природы.

До Ганемана медицина являлась большей частью эмпирической и своими достижениями была обязана народной медицине, использующей природные средства, главным образом, растительного происхождения: «Благодаря тому, что врачи не пренебрегали эмпирическим методом лечения, они имеют в своём распоряжении много весьма действенных средств, заимствованных от простонародья, без которых лечение многих болезней оказалось бы весьма трудным» (1, с. 140).

Сила народных средств в том, что непросвещённый человек употребляет сырые продукты в том виде, как они созданы в природе. Он не мудрствует, не стремится переделать природу, а пользуется её дарами, как пользовались его предки, которые ему и передали о целебном действии того или другого растения (1, с. 143). И Л. М. Чичагов делает вывод: следует жить в согласии с природой и для лечения применять природные средства.

Современная же медицина предпочитает лечить больных химически чистыми веществами. Действующее начало либо выделяют из растений, либо искусственно синтезируют и дают им названия. Но благотворно ли такое действие? Не секрет, что в наше время одну и ту же болезнь лечат то одним средством, то другим, более сильным, новым и модным, затем новейшим и сильнейшим, и так далее до… бесконечности. Такой подход подавляет естественные защитные силы организма, и всем очевидно, к чему это приводит.

Как можно допустить моду в такой серьёзной науке, как медицина, от которой зависит подчас человеческая жизнь? К слову сказать, в гомеопатии моды не существует. Лекарственные вещества, предложенные против известной болезненной формы почти 200 лет тому назад Ганеманом, так же верны и действенны и в настоящее время. Задумаемся, зададим себе вопрос: кто мудрее – природа или химия?

Леонид Михайлович удачно цитирует в VII беседе представителя аллопатии – доктора В. Второва (1, с. 148): «Изучая царство растительное, мы невольно должны преклоняться пред благостью Господа нашего Вседержителя, который сделал всё так, что нет почти ни одного растения, которое бы не принесло пользы и не служило бы для человека. И, право, нам, русским, нет ни малейшей надобности обращаться за всеми врачебными средствами к иностранцам и за границу нашего отечества, когда у нас у самих – в царстве природы – находится целая масса всевозможных целительных растений, заменяющих вполне и с полным успехом всё, за что нам приходится переплачивать целые суммы денег. Главнее всего – заняться серьёзно тем, что произрастает в нашей России».

Необходимы основательные фармакологические знания. Нет терапии без фармакологии, нет врача без терапии! В «Лекциях по гомеопатической Materia Medica» (1904) американского гомеопата Д. Т. Кента (1849-1916) можно прочесть: «Согласно одной идее, растительность каждого отдельного района обладает всем необходимым для лечения живущих в нём людей. Познакомившись со всеми растениями, как много мы бы знали по сравнению с тем, что нам известно сейчас! Весьма вероятно, что растения способны впитывать то, что выделяет больное человечество. Зло, источаемое человечеством, может быть поглощено растительным царством. Растения соответствуют людям, проживающим в данной местности, если в ней вообще есть растительность. За две тысячи лет возникла необходимость в изменениях характера роста растений. Из-за поглощения зла могло увеличиться разнообразие видов, чтобы каждый из них поглощал всё более разнообразные проявления человеческого зла. Это в каком-то смысле способствует эволюции».

И Л. М. Чичагов добавляет: «Каждое растение, смотря по почве, по году, по зрелости или незрелости, представляет бесконечные различия». И поэтому одна составная часть растения не может обладать свойствами всего растения.

Осознаваемый Гиппократом и сформулированный Ганеманом закон подобия – всеобщий закон, он проявляется и в природе, и в искусстве, и в ремесле, и в общественной жизни. И, если поразмыслить, это не только принцип лечения, но и воспитания, и даже принцип жизни.

Позволю себе несколько слов в подтверждение, вернее, в утверждение, принципа подобия. Можно привести примеры разных уровней. Во-первых, сразу вспоминается всем известное народное выражение: «клин клином вышибают» (эмпирический опыт!). А. П. Чехов говорил: «от чего заболел, тем и лечись». Художник И. Левитан, находясь однажды на водном курорте, сказал: «Какой вздор! лечить сердце водами! Сердце можно лечить только сердцем!» (теоретическое обоснование опыта).

Для христиан, тех, кто в жизни руководствуется Законом Божиим, самыми убедительными будут торжественные слова Пасхального песнопения, которое в течение 40 дней после Пасхи до Вознесения звучит в христианских храмах:

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и, сущим во гробех, живот даровав!».

«Смертию смерть поправ!». Да, Христос своей смертью попрал, победил, уничтожил смерть и даровал жизнь умершим!

«Древом победишь, но древом и побеждён будешь!» – говорит Святитель Николай Сербский (1881-1956) в притче о Люцифере (8, с. 72). Здесь яблоко с древа познания – искушение, грех, а деревянный крест, на котором распяли Христа, – спасение.

То есть правильно врага надо бить тем же оружием: все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52). Подобное излечивается, побеждается подобным. Поэтому с любовью, верой и надеждой мы обращаемся к главному Врачевателю телес и душ наших в молитве покаянного канона: «Владыко Христе Боже, Иже страстьми Своими страсти моя исцеливый и язвами Своими язвы моя уврачевавый…». Или в акафисте Иисусу Сладчайшему (кондак 6): «…болезни наша подъял еси, отнюдуже ранами Твоими мы исцелевше…».

Разве этого недостаточно, чтобы убедиться в истинности закона подобия? Сейчас учение Ганемана распространяется по всему миру и находит всё больше и больше сторонников.

Л. М. Чичагов считает: «Истина не может быть сложною или трудно уловимою для человека, рассудок которого ясно смотрит на вещи и не отуманен фантастическими теориями» (1, с. 21) и добавляет: «С другой стороны, милосердный Господь, допуская болезни, наверное, даёт и средства против них, но хочет чтобы люди отыскивали их сами, ибо для того надо избрать правильный путь, который ведёт к вере и религии, а не в противоположную сторону от Бога». «Познающий Бога – познает легко природу, так как она создана Творцом не для кого другого, как для человека».

Что же нужно, чтобы ведение (познание) природы шло правильно? И будущий священнослужитель указывает уже ясный для него путь и способ познания окружающего: «Одно – именно, чтобы оно (познание) шло рука об руку с Библией. Природа и Библия! Ведь это две книги, которые взаимно себя объясняют и пополняют. Разделить их нельзя; они — струи из одного источника и совокупно ведут человека к морю вечности. Библия открывает истину через слово Божие, природа – через творения Божии. Предмет поэтому у них один – истина. Действительно, изучая природу вместе с Библией, естествоиспытатели избежали бы многих, не только прямо ложных, но и поспешных положений и заключений» (3, с. 7). Знающий истину не сделает ошибок.

Как бы вторит ему Святитель Николай Сербский: «Надо смотреть на мир и на всё, что существует, в свете существования Бога и тогда увидим всё таким, каково оно есть в действительности». (9, с. 17). Во свете Твоем узрим свет (Пс. 35,10).

В беседе «Что служит основанием каждой науки?» (1890), а затем и в «Медицинских беседах» (1891) Л. М. Чичагов повествует: «Господь знает все силы, сокрытые в тварной природе: и силу пара, и силу магнита, и электричества, и (посмею добавить) целебную силу трав и минералов. Природа искренна и наивна, и её разгадать легче, чем человека. Человеку намного легче разгадать тайны, которые скрыты в земле, в воде, в огне и воздухе, и даже в растениях, чем познать самого себя, разгадать тайны, которые кроются в запертой на замок бездне человеческой души. Лишь Господь видит эту бездну, видит яснее, чем мы видим физические предметы при свете солнца» (1, с. 172). Только Ему по силам спасать и исцелять души наши. «Он попускает болезни и страдания, которые набрасываются на людей и держат их в своих цепях, но скажет слово – болезни и страдания исчезают» (9, с. 170).

«Человек никогда не сделается всеведующим, и скромность его должна установить известные пределы его вмешательства в тайны природы, если только он хочет приносить пользу своим ближним» (1, с. 535).

С учетом сказанного становятся понятными слова нашего современника – священника и врача-гомеопата Л. Чаплина о том, что не следует врачам, используя лекарства (имеются в виду высокие потенции гомеопатических средств), вмешиваться в духовную область пациента, это опасно! Нам дан этот, материальный, мир, и надо действовать в его рамках, не выходя за его пределы.

Подтвердил эту мысль и всемирно известный греческий врач-гомеопат Джорж Витулкас, когда в апреле 2000 года приезжал в Москву и выступал перед гомеопатами и студентами МГМСУ В интервью корреспондентке газеты «Православный вестник» он, в частности, сказал: «Чтобы быть хорошим гомеопатом, врач должен иметь большую духовную силу, должен что-то иметь от Бога. Но гомеопатия – только лечит, она не делает человека лучше. Если болит голова, – надо принять гомеопатическое лекарство. И человек здоровый лучше примет религию, она поможет стать ему совершеннее. Конечно, священник-гомеопат – наилучшее сочетание!».

(Возможно, некоторые высказывания мастера вызовут у кого-то возражения.) Витулкас также добавил, что тёмные силы препятствуют гомеопатии: «Есть силы, целые системы, которые затеняют действие гомеопатии». Что ж, это вполне понятно.

В спорах между аллопатами и гомеопатами, которые продолжались всё XIX столетие (и до сих пор идут), Л. М. Чичагов, как объективный третейский судья, старается спокойно рассуждать, проявляет терпение, побуждает к стремлению понять друг друга, а не разжигать вражду. Желает, чтобы аллопаты поняли закон подобия. Антагонизма не должно быть. Вступая в спор, считает он, «надо несколько прилаживаться к способу мышления спорящего и к его познаниям» (1, с. 195).

Он находит важные аргументы для примирения, понимания. Предлагает так объяснить принцип действия гомеопатических лекарств: гомеопаты руководствуются законом подобия, дающим им ясную картину лекарственной болезни и её симптомов, но лечение этой болезни тем же средством возможно только тогда, когда оно обладает при уменьшении дозы противоположным действием.

Например, отравление железом вызывает анемию, и для излечения её даётся то же средство, но в малых дозах. Таким образом, гомеопатия и аллопатия лечат малокровие одним и тем же средством – железом. Каждое лекарство в гомеопатии представляет параллель какой- нибудь разновидности болезни, лекарства должны излечивать в силу отношения подобия. Примирение, а не противостояние — вот каким путём предлагает он идти.

Леонид Михайлович в «Медицинских беседах» приводит даже пожелание, высказанное одним из профессоров, чтобы гомеопатия и аллопатия соединились между собою законным браком, и шутливо добавляет: «Но вот беда: одна из врачующихся сторон очень молода, а другая очень, очень стара, а такие браки редко бывают счастливыми».

Итак, перед созданием фундамента собственной лечебной системы Леонид Михайлович Чичагов изучил и переосмыслил огромный материал по мировой истории медицины, главными авторитетами в которой он признал Гиппократа и Ганемана, на его взгляд, стоявшими ближе всех к истине, признававшими жизненную силу природы. К этому времени, несмотря на молодой возраст, он обладал высокой степенью просвещения, которая, по разумению Святой Церкви, состоит в том, чтобы иметь ясное понятие о Боге. (3, с. 5).

«…чувствую себя сильным и правым, служа науке, в основе которой лежит религия, и, взяв в помощницы природу, а также поставив себе целью общую пользу страждущего человечества, которой я всецело себя посвятил» (3, с. 4). «Заботясь о других, человек приобретает большее достоинство, становится возвышеннее, приближается к Богу…», – пишет Святитель Николай Сербский (9, с. 96).

Чичагов: создание собственной системы лечения

По признанию автора, система его родилась из всестороннего изучения медицины и существующих ныне методов лечения. Спутанность понятий о медицине, а также об истинных причинах болезней и о рациональных способах лечения, царящая в современном человечестве, и невозможность отнестись к страданиям его хладнокровно заставили его заговорить откровенно о причинах такого опасного состояния.

Труд «Медицинские беседы» это путь познания и путь зарождения новой системы лечения, которая возникла из желания изменить в медицине то, что казалось автору недостатками. И потому Л.М. Чичагов считает себя вовсе не автором новой медицины, а лишь составителем новой фармакологии, новой дозировки лекарств, нового способа их употребления и т. п.

При создании своей лечебной системы Л.М. Чичагов, будучи приверженцем медицины Гиппократа, руководствовался её положениями. Исходная точка, из которой развилась система Л.М. Чичагова, – взгляд на причины человеческих болезней, который совпадал со взглядами Гиппократа. Он помнил слова «отца медицины» и его учеников, которые высоко ценили труд своих предшественников и считали, что медицина в будущем только тогда приблизится к своей цели, когда не будет забывать проложенного раньше пути. Присоединимся к оптимистичному утверждению И.М. Сеченова: «В жизни человечества существует преемство мысли, тянущееся через века».

Состояние здоровья Л.М. Чичагов формулирует так: «Когда порча крови незначительна, распределяется равномерно по всему телу и ни в одном органе нет застоя её, мешающего свободному кровообращению, и одновременно с этим человек обладает вообще достаточным количеством доброкачественной крови, которая питает тело, даёт пищу и бодрый дух, то он себя чувствует хорошо и называется здоровым» (с. 65) (1). То есть качество и количество крови, а также условия кровообращения определяют состояние здоровья или болезни в человеческом организме.

(В наше время медициной признаётся иная иерархия: при неоспоримой значимости кроветворения, собственно крови и системы кровообращения регулирующая и интегрирующая роль в организме принадлежит нервной системе, в свою очередь подчиняющейся психической деятельности человека.)

Кровь и вместилище её – сердце и кровеносные сосуды – это внутренняя среда организма. Количественный и качественный её состав, а также состояние органов кроветворения и условия гемодинамики оказывают огромное влияние на весь организм, на все органы и системы. Кровь выполняет функции обмена веществ, трофическую, выделительную, защитную, в том числе иммунную, регулирующую.

По словам Л. М. Чичагова, человеческое тело питается кровью, от качества которой зависит здоровье или болезнь человека. Это главнейшая медицинская аксиома. Гиппократ также называл состояние крови причиной всех болезней.

По убеждению Чичагова, чтобы установить патологию, то есть поставить диагноз, необходимо:

1) обратить внимание на наружный вид больного и исследовать его физическое самочувствие;

2) собрать данные субъективных ощущений больного;

3) исследовать объективные симптомы;

и 4) провести контрольный диагноз с помощью лекарства.

При такой системе диагностики, утверждает автор, ошибка почти исключается.

Задача всякого истинно научного терапевта должна заключаться в тщательном индивидуализировании данного случая, то есть в оценке совокупности субъективных и объективных симптомов. Причём субъективные симптомы говорят о самых ранних признаках болезни, как бы предупреждают развитие опасных заболеваний, и к ним надо относиться более внимательно.

Определив уровень патологии в организме, нужно на основании этого правильно подбирать лекарство в адекватной дозе. А чтобы назначить правильное лекарство, автор «Медицинских бесед» отмечает, как важно точно знать его действие и какие изменения в организме можно ожидать после употребления. Затем внимательно следить за процессом выздоровления и оценивать его этапы.

Основные принципы лечения сводятся к тому, чтобы восстановить нормальное кровообращение в больном органе и во всём организме.

Любые лекарственные средства: минеральные, растительные и чисто химические, принятые внутрь или введённые в кровь иным способом, влияют всесторонне на всё кровообращение, так как каждое лекарство производит известное давление на кровь химическим, механическим и динамическим путём. А давление крови имеет важное значение для процессов обмена веществ на клеточном, тканевом и органном уровнях.

В поисках лекарственных средств, наилучшим образом действующих на организм человека, Л.М. Чичагов отказался от ядовитых лекарств, предпочитая находить среди неядовитых средств такие, которые равны по действию общеупотребительным ядам. (Хотя нет ничего неядовитого на земле; всё в меру полезно, всё чрезмерное вредно.)

Но, так или иначе, в результате наблюдений и размышлений Л.М. Чичагов пришёл к заключению, что в растительном царстве деревья… созданы для людей. Это ответ на вопрос, который является основанием фармакопеи Л.М. Чичагова. И ведь человек действительно сам выбрал для себя дерево!

Только представим себе – человек очень естественен в окружении деревьев: он строит уютные деревянные дома в обрамлении берёз, сосен, рябин. Он пользуется деревянной мебелью, посудой, различными предметами из дерева. Вспомним резьбу по дереву, деревянные иконы, скульптуры, игрушки… Рождественская ёлка, верба, берёзка на Троицу…

Посадить дерево – значит, выполнить свой долг, оставить о себе долгую, добрую память… Родословное древо… Древо познания. Лес – зелёное золото. Сколько символов связано с деревом!

Это поразительное открытие – система Л.М. Чичагова! Кто ищет, тот находит, и каждый находит то, что ищет! Задавшись целью испытать отечественную флору, даже такие растения, которые никем раньше не были исследованы вообще, первооткрыватель был вознаграждён: в руках врачей появились новые целительные природные средства. Оказывается, наилучшие медикаментозные средства для людей добывались всегда из древесных растений (хина, креозот, касторовое масло, камфара, дёготь, смолы, древесные масла).

При испытаниях Л.М. Чичагов использовал гомеопатический закон подобия и минимальные гомеопатические дозы. Самыми достоверными были эксперименты на больных. И система лечения вполне оправдала могущество совершенно безвредных и неядовитых средств.

В процессе испытаний решался и вопрос о дозировке, самый важный и трудный. Критерием оценки действия лекарства служило улучшение состояния здоровья пациента. Та доза лекарства, которая после приёма освобождает, облегчает голову, освобождает глаза от тумана, прекращает или уменьшает шум в ушах, успокаивает сердце, а также нервы, уничтожает или умеряет боли, она же – восстанавливает кровообращение.

Доза применяемого средства варьируется в зависимости от возраста, пола, от интенсивности процесса пищеварения, индивидуальной чувствительности и, конечно, от свойства даваемого лекарства. А это определяется на основании опыта. Обычно на приёме пациент получает одну чайную ложку. Частота приёма должна быть такой, чтобы поддерживать кровообращение на должном уровне.

В заключении I тома «Медицинских бесед» (с. 680) автор заявляет: «Никто не в состоянии уверить меня, что Господь не предназначил растительную природу для пользования болеющего человечества». Пусть древо жизни вечно зеленеет!

Леониду Михайловичу принадлежит и такое высказывание: «Всё чистое, тонкое, разведённое действует оживляющим образом, тогда как всё грубое, обыкновенное, массивное, концентрированное действует парализующим, подавляющим и отравляющим образом». Наверное, эти слова можно отнести к характеристике не только лекарств, но также и людей и их взаимоотношений.

В «Слове в 100-летнюю годовщину рождения Н. В. Гоголя» (10) священномученик митрополит Серафим (Чичагов) напоминает вечную истину, которую, по его мнению, кроме Гоголя, редко кто сознательно оправдывал на себе, это слова апостола Павла: Мы все имеем знание, но знание надмевает, а любовь назидает. Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего не знает так, как должно знать. Но кто любит Бога, тому дано знание от Него (Кор. 8, 1-3). Будет справедливым заметить, что по любви к Богу и самому владыке Серафиму были даны многие знания. Не говоря о его духовном наследии, как священнослужителя, он проявил себя незаурядно и как историк, как литератор, как композитор и музыкант, художник и как врач, так как смотрел на все явления жизни «в свете Священного Писания Божия» (4).

Литература

1. Чичагов Л. М. Медицинские беседы. Т. I. М.: Аванти, 1999.

2. Чичагов Л. М. Медицинские беседы. Т. II. М.: Аванти, 1999.

3. Чичагов Л. М. Что служит основанием каждой науки? М., Паломник. 1996.

4. Бонну с К. К. Как и почему я сделался гомеопатом // Гомеопатический вестник. 1888. № 5.

5. Боянус К. К. Гомеопатия в России. Исторический очерк. М., Типогр. В. В. Давыдова. 1882.

6. Ганеман С. Органон врачебного искусства. Под ред. А.В. Высочанского. Изд. 6. М.: Симилия, 1998.

7. Кент Д. Т. Лекции по гомеопатической Materia Medica. Пер. с англ. М., ТОО ОЛЛО. 1999.

8. Святитель Николай Сербский. Таинственные притчи.

9. Святитель Николай Сербский. Библейские темы. М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2006.

10. Сщмч. Серафим (Чичагов). Слово в 100-летнюю годовщину рождения Н. В. Гоголя // Н. В. Гоголь и Православие. М.: Отчий дом. 2004.

Публикуется по: Н.В. Ольшанецкая. Читая «Медицинские беседы» Л.М. Чичагова (В книге «Медицинское наследие священномученика митрополита Серафима (Чичагова).

Похожие записи

Один комментарий на “Читая «Медицинские беседы» митрополита Серафима (Л.М. Чичагова)”

  • Щербаков Роман:

    Здравствуйте! Я, Щербаков Роман Александрович, врач-невролог. В настоящее время активно интересуюсь системой владыки Серафима Чичагова. Именно системой Серафима, а не шарлатанов типа Кравченко. Просьба откликнуться. Если у администраторов есть адреса данных людей, просьба нас пересечь друг с другом.
    С уважением, Щербаков Роман.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика