Митрополит Серафим (Чичагов). Медицинские беседы

Медицинские беседы Чичагова: восстановление правильного кровообращения

До тех пор, пока Гарвей не открыл кровообращения, анатомия изучалась совершенно безуспешно, и врачи, при всех своих познаниях костей скелета, оставались далеки от истины. Широко развернулось поле действия для медицины со дня величайшего открытия Гарвея, встреченного, как положено всегда, бранью и осуждением.

Однако главным результатом этого открытия было развитие анатомии. Для познания причин болезней законы кровообращения не очень-то пригодились, как это сказывается теперь. Но для изучавшего историю медицины это и странно, и неожиданно.

Мы знаем ныне, что зародыш болезни воспринимается нашей кровью только тогда, когда она имеет известное предрасположение к восприятию, то есть представляет собой готовую почву, болезненное состояние. Это предрасположение уже само по себе есть, следовательно, скрытая болезнь, сопровождающаяся расстройством кровообращения, а потому лечение всякой болезни должно начаться, так сказать, с насильственного восстановления правильности кровообращения, без которой не может удалиться из больного организма причина болезни, будь последняя общая или местная, поразившая только один орган. 

Наследственные болезни отличаются лишь тем от благоприобретенных, что они скрываются уже в нас с первого дня рождения. Следовательно, если каждая болезнь неразрывно связана с расстройством кровообращения и обмена веществ, то лечение и восстановление правильного кровообращения должно достигаться одновременно, то есть те же средства, которые изменяют болезненные свойства крови или действуют на отдельные органы, непременно должны восстановлять правильность обращения крови.

Далее, лекарства должны обладать не только свойствами, специфическими для крови и наших органов, тканей и оболочек, но некоторые из них должны иметь особое влияние на кровообращение, а все вообще способствовать восстановлению правильности обращения крови и обмена веществ. Таким образом, от каждого лекарства я требую, так сказать, два свойства: 1) влияние на кровь или какой-либо из органов и 2) влияние на кровообращение. Эти два принципа и составляют основу моей системы лечения.

Вопросом кровообращения занимается лишь гидротерапия, гигиена, гимнастика и массаж; но в тех методах и системах лечения, которые предлагают человечеству лекарства, ничего не говорится о способах восстановления расстройства кровообращения с помощью каких-либо внутренних средств. Можно подумать, что исключительно только одни наружные средства, ванны, души, растирания и поколачивания могут помогать кровообращению, а все принимаемые внутрь лекарства не имеют никакого влияния на движение крови в организме.

Я утверждаю, что нет такого минерального, растительного или чисто химического лекарственного средства, которое, будучи принято внутрь или введено в кровь иным способом, не повлияло бы всесторонне на все кровообращение, так как каждое лекарство производит известное давление на кровь химическим или механическим, или динамическим путем. Затем я утверждаю, что благодаря только неправильной дозировке лекарств в аллопатии влияние их бывает редко удачно.

По этой же причине вера в помощь лекарств пропала у большинства больных и у самих докторов. Лекарство, которое признано специфичным для известной болезни, будет при дозе, не соответствующей организму и индивидуальным особенностям больного, нарушать или ухудшать кровообращение его, а через это произойдет раздражение или обострение болезненной чувствительности и получатся неблагоприятные симптомы.

Даже простая вода моментально действует на кровь, и, конечно, каждое средство имеет свое определенное действие, отражающееся на нервах, сосудах и тканях, и нет двух лекарств, одинаково влияющих и производящих давление на кровь при той же дозировке.

Если обыкновенная вода вызывает в животном организме изменения своей температурой, формой сцепления своих частиц и действиями, зависящими от ее химического свойства, то тем более эти изменения могут произойти от водного раствора любого лекарства. Попадая на слизистую оболочку рта, горла, пищевода и желудка, лекарства производят раздражение, подобно электрическому току, которое воспринимается нервной системой.

В первый момент и тут, как при однократном, кратковременном раздражении холодом снаружи какого-либо места нашего тела, вызывается раздражение нервов, и кровь вытесняется. Следовательно, крови дается толчок вследствие давления на нервы лекарством, и раздражение распространяется отраженным путем и на глубоко лежащие сосуды.

Таким образом, употребляя средства, сокращающие и раздражающие те или другие сосуды или сосудистые области, мы в состоянии весьма сильно действовать на всю вместимость сосудистой системы, на давление и распределение крови, тем самым мы можем оказывать могучее влияние на различные условия питания и на различнейшие процессы питания, ибо от распределения крови, давления и напряжения в кровеносной системе зависят важнейшие органические отправления.

Раздражение нервов слизистых оболочек оказывает еще более значительное влияние на деятельность сердца и сосудов, чем раздражение кожных нервов при гидропатическом лечении. Сильные раздражения, как, например, аллопатическими лекарствами, понижают деятельность сердца и сосудов, ослабляют сокращение сердца, расширяют сосуды, замедляют кровообращение. Слабые раздражения, как гомеопатическими лекарствами, повышают деятельность сердца и сосудов, усиливают сокращения сердца, суживают сосуды, ускоряют кровообращение.

Профессор Винтерниц находит, что для теорий гидротерапии чрезвычайно важно то обстоятельство, что ее до некоторой степени можно рассматривать как гидравлическую терапию. Но моя теория есть, безусловно, подобная терапия, и можно только удивляться, как медицина упустила из виду весь смысл действия ее лекарств на кровообращение.

Если гидротерапия проповедует, что физиологические и патологические процессы питания зависят также и от химического состава воды, то в гораздо большей степени это будет справедливо для водных растворов лекарств. Качество и сила эффекта зависят, естественно, от химического состава среды, приходящей в соприкосновение со слизистыми оболочками. Раздражение, производимое лекарством на окончание нервов, должно быть различно, смотря по химическому составу раздражающего вещества.

Если гидротерапия, восстанавливая нормальное кровообращение, нередко уже этим одним устраняет самые тонкие патологические процессы, лежащие в основе болезни, то, естественно, моя система еще чаще добивается одним восстановлением кровообращения самых блестящих результатов.

Затем при болезнях еще претерпевает повреждения наша кровеносная система. Мы должны стараться восстановить утраченное равновесие, которое было ранее установлено природою, а для того действовать и на стенки самих сосудов, на те места, где образовались повреждения или изменения. Это достигается свойствами лекарств, которые должны быть специфичны к разным нашим органам и полостям, и возможностью влиять одновременно и всесторонне на все кровообращение.

Всякие силы, средства и приспособления в лечениях, гимнастика, массаж, электричество, гидротерапия, наружные и, тем более, принимаемые внутрь лекарства влияют на кровообращение. Но разве все эти лечения и средства могут одинаково действовать?

Нет, одни влияют больше, другие – меньше; горчичник, приложенный к икре, также действует на кровообращение, но влияние его лишь местное. Компресс, положенный на голову или живот, конечно, также действует на местное кровообращение. Лед, лежащий на воспаленном органе, влияет на кровообращение этого органа и удаляет из него скопляющуюся в нем кровь, чем предотвращает, может быть, разные осложнения.

Подобное местное воздействие на кровообращение приносит несомненное облегчение. Но облегчение не есть верное средство к излечению. Для того, чтобы уничтожить, например, местное воспаление, которое не может не оказывать влияние на состояние всей крови, и, естественно, при местном воспалении воспаляется вся кровь, – надо восстановить правильность кровообращения и обмен веществ не в одном лишь органе, а во всем организме.

Поэтому необходимо влиять на кровообращение более всесторонне, чем может воздействовать горчичник или компресс. При катаре желудка или кишок недостаточно, например, ежедневно обтирать холодной водой полость живота. Обтирание, несомненно, повлияет на перистальтику кишок, на местное малокровие, если в числе причин болезни замечается таковое, но от него не восстановится выработка желчи или других соков, необходимых для пищеварения, а также не исчезнет общее малокровие этого человека, виновное больше всего, скажем, в недуге.

Понятно, для того, чтобы излечить этого больного, надо одновременно и всесторонне действовать на все кровообращение его, дабы начался правильный обмен веществ, и восстанавливать отправления организма. То лечение, которое вернее может действовать на все кровообращение, и принесет ему больше пользы.

Каким образом можно влиять одновременно на все кровообращение? Ввиду того, что сосудистая система представляет собой круг, не имеющий ни начала, ни конца, то каждый толчок, непосредственно данный самой крови внутренним лекарством, окажет влияние на все кровообращение и на сердце.

Впрыскивание лекарства непосредственно в кровь, конечно, имеет то же влияние, как и внутренний прием его. Что ни одно наружное средство не может влиять так же всесторонне, как внутреннее, это в достаточной степени доказывает нам гидротерапия. Влияние раздражения нервов на кровообращение после обтирания или душа достигает иногда и при некоторых приспособлениях до глубоко лежащих органов, во всяком случае, после отлива крови от наружных покровов следует прилив, что выражается цветом кожи; при постоянном холоде отлив поддерживается более продолжительное время и так далее.

Между тем, правильность кровообращения требует прежде всего равномерного распределения крови по всему телу, и при действительном восстановлении кровообращения как цвет кожи, как температура и ощущение органов и должны быть нормальны. При внутреннем воздействии лекарств на кровообращение всегда восстановление последнего сопровождается лишь нормальными симптомами.

Весь вопрос в определении: какой силы должен быть толчок, дабы не вызвать в сердце слишком ускоренной, непосильной работы, а также не нарушить уравнения еще более, так как по венам и мелким сосудам кровь не может струиться с той же быстротой, как в артериях, и, наконец, чтобы не возбудить в организме болезненной чувствительности. При индивидуальных особенностях каждого человека у врача должно быть в распоряжении много сил или различных доз того же лекарства. Что одному слабо, то другому может быть сильно.

Только доза, соответствующая организму больного в данное время, будет восстанавливать кровообращение, нарушенное болезнью. Несоответственная доза, будь она сильна или слаба, может лишь еще более увеличить существующую неправильность кровообращения. Сила лекарства в прямой зависимости от дозы и есть выражение степени производимого им давления на кровь.

Кровообращение может восстанавливаться лишь постепенно, так как при серьезных расстройствах сердце иначе не в состоянии было бы принимать всю притекающую к нему кровь и снова проталкивать далее. При постепенном и слабом давлении повышение притока крови в артерии будет увеличиваться, насколько в данное время сердце способно ускорить работу.

Итак, для восстановления кровообращения и исправления произошедших от неправильности его расстройств единственное рациональное лечение – улучшать свойства крови и уничтожать одновременно застои при помощи искусственного лекарственного давления, которое только и способно произвести уравнение артериальных и венозных потоков крови.

Медицинские беседы Чичагова: дозировка лекарств

Восстановление кровообращения зависит от дозы принимаемого лекарства, поэтому вопрос о дозировке лекарств столь же важен, как и исследование свойств самих средств. Даже без знания закона дозировки лекарств немыслимо испытание средств на больных, а через это и правильное выяснение их свойств.

Нельзя лечить, не имея понятия, какое количество лекарства нужно больному. Знать только, от какой дозы он отравится, – не значит быть в состоянии угадать, от какой дозы он может поправиться.

Закон о дозах исходит из основного взгляда на причины человеческих болезней: если болезнь есть нарушение кровообращения, то, естественно, лекарства должны так дозироваться, чтобы они восстановили вновь необходимое равновесие в потоках венозной и артериальной крови. Каждое лекарство при приеме производит известное давление на кровь, следовательно, влияет на кровообращение, и сила живого потока крови – в прямой зависимости от дозы или количества и качества лекарства.

Так как каждый организм требует точного определения этой силы, лично для него необходимой, то болеющему должна прописываться та доза лекарства, которая соответствует состоянию его организма в данное время, то есть которая восстанавливает правильность кровообращения.

Каждым лекарством можно и нарушать, и восстановить кровообращение. Нарушение кровообращения не только может быть ясно видно врачу, но еще лучше чувствуется самим больным. Всякое возбуждающее средство, как, например, алкоголь, нарушает кровообращение, что заметно по приливу крови к голове, по налитию вен на висках, по цвету лица и красноте глаз, по иннервации и движениям человека.

Человек, пьющий алкоголь, ощущает наполнение головы излишнею кровью, пульсацию сосудов, внутреннее волнение, возбуждение, сердцебиение, ускоренное движение крови во всем организме, а иногда кружение и боль головы. Что эти симптомы зависят от дозы алкоголя, от количества выпитых рюмок вина, – это каждому известно: чем меньше доза, тем слабее симптомы нарушения кровообращения.

Однако есть субъекты настолько слабые, а потому и чувствительные, что даже вино в воде в состоянии произвести возбуждение и симптомы нарушения кровообращения; им требуется еще большее разжижение, чтобы избавиться от вредного влияния на них алкоголя. Конечно, все встречали людей, на которых вино действует угнетающе, возбуждая вместо оживления болезненную тоскливость. Это не доказательство, что они не переносят вина, как часто выражаются эти люди; подобный факт свидетельствует лишь, что доза алкоголя, соответствующая одним субъектам, может вовсе не соответствовать другим.

Знакомый всем хинин в большинстве случаев дается в таких дозах, что больные после второго или третьего порошка начинают ощущать шум в ушах и в голове. Но от чего происходит это явление и что оно означает?

Все испытали шум в голове при воспалительных болезнях, происходящий от прилива крови во время жара или, вернее сказать, вследствие нарушения кровообращения воспалительным процессом. Несомненно, шум в ушах, доводящий до глухоты от приема больших доз хинина, происходит также вследствие прилива крови к голове.

Прилив же есть доказательство нарушения кровообращения. Поэтому тот больной, который ощущает шум лишь после приема хинина, может безошибочно определить, что доза, прописанная ему, велика, не соответствует его организму и нарушила его кровообращение больше, чем сама болезнь.

Соответствие дозы должно было выразиться совершенно обратными симптомами, то есть уменьшением или уничтожением шума, если таковой был вследствие нарушения кровообращения болезнью, освежением и облегчением головы вообще. Может быть доза, соответствующая данному больному, не 5 или 3 грана, а всего 1/2 грана, но зато этот вес, смущающий непривычный аллопатический глаз, будет соответствовать всем индивидуальным особенностям страждущего.

Раз лихорадка, воспаление крови есть расстройство кровообращения, то, следовательно, эта болезнь может прекратиться лишь с восстановлением кровообращения, а при нарушении его в большей мере лекарством болезнь задерживается, и врач приносит больному один вред. Некоторым кажется, что жар есть сила напряжения самой природы против болезни, а потому ослаблять эту силу – значит мешать самой природе победить недуг.

Но этот вывод грешит только потому, что врачи при своих суждениях никогда не берут в расчет обращение крови. Природа всегда требует помощи при болезнях, и иначе бы существование такой науки, как медицина, было бы бессмысленно. Помощь должна заключаться в действии лекарства в одном направлении с природою, но отнюдь не в противодействии, как поступают врачи, нарушающие кровообращение больного несоответственными ему дозами лекарств.

Привычка к аллопатической дозировке мешает разумной постановке этого вопроса. Глаз не допускает меньшего приема хинина, как 3 грана для взрослого человека, ум наш не в состоянии вместить понятие о возможном действии гораздо меньшего количества. Между тем нетрудно также понять, какая доза поможет больному, – та, которая лично необходима ему.

Весьма часто можно услышать от нервных больных такие слова: «Мне прописали лавровишневые капли с бобровой струей, и они, вместо успокоения, раздражали меня до такой степени, что я лез на стену!». Другой говорит: «Я совсем не переношу ландышевых капель, — у меня от них делается страшное сердцебиение!». Третий просит доктора не прописывать ему валерианы, потому что от нее он страдает бессонницей и т. д.

Лавровишни и валериана с древних времен считаются наилучшими нервными средствами. Ландыш есть специфическое средство для сердца. Что сами больные не угадывают причину испытываемой ими несообразности, – это неудивительно, но меня много раз поражало неумение докторов разгадать загадку.

Между тем причина заключалась всегда в несоответствии дозы, которую прописывал им доктор, основываясь на предположении и на своем опыте. Не средство могло изменить свои свойства в организме этого больного, но большая доза могла раздражить восприимчивые нервы его.

Также сердцебиение возбудилось от ландыша, успокаивающего нервы, только потому, что доза, несоответствующая силам его нервов, раздражила их и ожесточила болезнь. При уменьшении доз этих лекарств получились бы результаты, которые подтвердили бы лишь естественные свойства означенных средств.

Как же узнать, какая доза лекарства восстанавливает кровообращение и какая нарушает? Чрезвычайно просто. При правильном кровообращении человек не ощущает никакой болезненности, все отправления его в порядке, и органы его не дают знать о своем существовании.

Между тем при болезни являются такие ощущения, которые подтверждают очень ясно, что каждая болезнь сопровождается нарушением кровообращения. Непременно один из органов чувствуется более другого вследствие переполнения его кровью, или возбуждается сердцебиение, ускоренное и ненормальное движение крови во всем организме. Затем ощущение боли является несомненным доказательством ненормальности кровообращения в чувствуемом органе.

Каждый из нас испытывал прилив крови к голове при волнении, испуге, при лихорадке и насморке. Приливом же называется излишнее переполнение органа кровью.

Следовательно, прилив есть доказательство нарушения кровообращения. Естественно поэтому, что если больной не ощущал тяжести в голове, тумана в глазах или жара в голове, а также сердцебиения, удушья, волнения и после приема лекарства явились эти ощущения, то есть симптомы болезни, то доза не соответствовала ему, так как она еще более увеличила неправильность кровообращения.

От соответствия дозы ощущаемые приливы, боли, волнения должны уменьшиться или пройти, но никак не увеличиться. Та доза лекарства, которая после приема освежает, облегчает голову, освобождает глаза от тумана, прекращает или уменьшает шум в ушах, успокаивает сердце, а также нервы, уничтожает или умеряет боли, – та восстанавливает правильное кровообращение. Боли могут прекращаться наркотическими средствами, парализующими чувствительность, но я говорю лишь об уменьшении болей при помощи восстановления кровообращения.

Перемены и ощущения, на которые указывают больные при приеме лекарства, отлично может примечать сам врач по оттенкам и окраске лица, по выражению глаз, по дыханию, по иннервации и по многим другим мелочам, которые легко усваиваются на практике. Доза специфического лекарства для известной болезни, восстанавливающая правильность кровообращения, не может не соответствовать полу, возрасту, индивидуальности больного, величин приемов и т.п.

Итак, закон о дозах вовсе не замысловатая какая-нибудь формула и не требует поиска особых теорий для установления ее основ. Так как при всех болезнях неизменно существует нарушение кровообращения, то лекарство должно его восстановить, и доза, производящая это действие, есть законная, соответствующая всем условиям и особенностям, как болезни, так и болеющего.

Если же ни одна медицинская система не нашла еще закона дозировки своих лекарств, то, по моему убеждению, это есть вернейшее доказательство, что их исходная точка зрения в исследованиях не верна. Раз она не верна, немыслимо открыть ни одного закона. История медицины достаточно убеждает, что пока великий Гарвей не открыл кровообращения, изучение анатомии производилось на ложных основаниях и развитие этой науки не могло идти истинным путем.

Выбор соответствующих доз лекарств зависит от быстроты действия лекарств. Каждое средство требует особой выработки наилучшей для него дозировки, на основании опыта. Каждое лекарство должно быть разделено на несколько сил или номеров, при установленной для него общей дозировки.

Два номера лекарства не могут иметь одинаковое влияние, так как сила их давления на кровь различна, а потому при выборе дозы лекарства по ощущениям больного воображение пациента не имеет никакого значения, так как врач в состоянии всегда дважды и трижды проверить справедливость показаний больного, увеличивая или уменьшая силу лекарства.

Для того, чтобы можно было быстро определить, какая доза известного лекарства нарушает кровообращение больного, а какая восстанавливает его, для этого, естественно, само лекарство должно действовать почти моментально. Возбуждая симптомы, по которым можно судить о влиянии дозы лекарства на кровообращение, контрольный прием определит также быстро и соответствующую для больного дозировку средства.

От дозировки лекарств зависит, какое имеют действие лекарственные вещества – механическое, химическое, или динамическое. Механическое действие происходит в силу их объема, тяжести или свойства поверхности, как, например, большие приемы ртути для прочищения пути в засоренных кишках. Химическое действие состоит во влиянии кислот на щелочи и щелочей на кислоты и тому подобное, на чем основана аллопатическая терапия. Третье или динамическое действие обнимает все те действия лекарственных веществ, которые нельзя объяснить ни физическими, ни химическими законами и которые можно произвести только в живом теле.

При желании произвести механическое и химическое действие, понятно, что требуются почтительные дозы, и чем последние меньше, тем и действие их меньше. При требовании специфических средств для всех наших органов, областей, а также крови и некоторых болезней, необходимо удостовериться, какие дозы наилучшие, и по опыту я могу подтвердить, что динамическое или, что одинаково, специфическое действие зависит у большинства средств от минимальной дозировки их.

Есть средства, которые требуют концентрации, но, однако, также незначительной. Поэтому большинство моих специфических средств имеют динамическое действие. Из сказанного ясно, что обладание динамическим действием лекарств есть главная задача, но затем ни одна система лечения не обходится, да и не может обойтись, без лекарств, действующих механически и химически.

Преимущество гомеопатии в том и заключается, что она применяется только посредством динамического действия лекарства, но, в свою очередь, она прибегает же к помощи касторового масла. Поэтому я считаю, что те врачи, которые утверждают, что они пользуются лишь одним из упомянутых трех действий лекарств, противоречат своим действиям.

Если бы можно было всегда действовать лишь одним способом, то в природе никак не существовало бы три различных рода действий лекарственных веществ. Раз они существуют, следовательно, они обязательны для каждой системы лечения. Без касторового масла не прожил еще ни один человек, ни гомеопат, ни аллопат, ни гидропат, и не вижу причины не признавать, например, соды для питья при излишке кислот в желудке или при изжоге.

Медицинские беседы Чичагова: о лекарствах

Здесь я должен остановиться на другом вопросе, который и любопытен, и послужит к большему разъяснению самых важных требований моей системы лечения. Требования заключаются именно в том, что а) лекарства должны действовать быстро, б) дозировка лекарств должна соответствовать потребностям организма людей вообще, в) фармакология должна состоять из специфических средств и г) все лекарства обязаны восстанавливать кровообращение.

Казалось бы, столь разнохарактерные задачи невозможно разрешить одновременно, но в действительности все они зависят от установки одного вопроса, важность которого еще более объясняется этим обстоятельством. Вопросы эти разрешаются дозировкой лекарств.

Быстрота действия зависит от быстроты всасывания лекарства, а, следовательно – от разжижения или минимальной дозировки.

Нашему организму наиболее соответствуют те дозы лекарства, которые скорее действуют и помогают. Поэтому требование пользы и быстроты действия согласуется при разрешении вопроса дозировки.

Специфические лекарства, как я только что говорил, действуют динамически, и динамическое влияние зависит от слабой дозировки лекарств. Для восстановления кровообращения требуются, во-первых, специфические средства, во-вторых – быстро действующие и, в-третьих – лекарства, дозированные соответственно потребностям человеческого организма. Итак, от дозировки лекарств зависят: умение влиять на кровь, на кровообращение, обладание специфическими свойствами, быстрота действия или всасывания лекарства, а затем контрольный диагноз с помощью лекарств, о котором мы скажем сейчас. Следовательно, для каждой системы лечения вопрос о дозировке есть самый важный и трудный для разрешения. Он венчает и разрешает все.

Можно ли все лекарства дозировать одинаково, по одному выработанному типу? Нет, каждое средство требует особой дозировки, соображенной со свойствами, видом, качествами и действиями его. Только испытывая лекарственное вещество в разных дозировках и приготовлениях, можно познать из опыта, в каком виде и в каких дозах действие его быстрее, полезнее и ощутительнее.

Конечно, в каждой фармакологии найдут несколько лекарств одинакового приготовления и одной дозировки, но, в общем, фармакология должна быть разделена на большое число отдельных форм приготовления, как тинктур, так и делений лекарств на силы.

Отличительная черта моих лекарств заключается именно в делении их на несколько сил или номеров при установленной для каждого средства общей дозировке. Вырабатывая крепость тинктуры на опыте, а также форму приготовления из тинктуры основной силы лекарства, служащей как бы известною степенью дозировки этого средства, дабы оно действовало согласно моим требованиям, я подразделяю эту основную силу еще на номера или на части.

Число номеров, конечно, определяет практика. Некоторые средства требуют всего две силы или два номера, причем опыт постоянно подтверждает, что если один из них не соответствует больному, то другой уже непременно будет подходящим. В противоположность этим есть средства, требующие 3-4 и 8 номеров или подразделений.

Для растительных лекарств эта система дробления каждого на несколько сил имеет еще другое, весьма важное значение. Она уничтожает все те неудобства, которые происходят от различия свойств растений, произрастающих не на одинаковой почве, при различных степенях удобрения и собираемых не всегда в одно и то же время и в должной готовности к употреблению.

Изучение времени сбора растений, дабы они обладали наилучшими качествами, способов хранения и многих других условий составляет значительную трудность, так что многие представители медицины, плохо знакомые с действительною природою, а лишь имеющие дело с рисунками, гербариями и аптекарскими магазинами, очень затрудняются в обращении с произведениями растительного царства и никак не могут сладить с многочисленною разновидностью и качественностью тех растений, которые им поставляют травяные и аптекарские лавки.

Профессора Нотнагель и Россбах находят нужным даже совершенно отказаться от природы ввиду того, что химические вещества, встречающиеся совместно в одном и том же растении, в одном и том же из разбираемых лекарственных средств, зачастую обладают далеко не сходными между собою физиологическими действиями. К этому же присоединяется еще та беда, что многие из содержащихся в этих смесях вещества не исследованы и не известны хотя сколько-нибудь ни в химическом, ни в физиологическом отношениях и что только приблизительно можно определить, к какой группе химических веществ они принадлежат; далее, что и количественные отношения, в которых отдельные химические тела в одном и том же растении находятся между собою, неизвестны и вообще не поддаются точному определению, так как каждое отдельное растение, смотря по почве, по году, по зрелости и незрелости, в свою очередь, представляет бесконечные различия.

Но отказаться от природы – значило бы отрешиться от возможности помогать страждущему человечеству. Между тем, разделив каждое лекарство на несколько сил, мы уничтожаем эти причины, побуждающие будто бы аллопатию распроститься навсегда с природою. Если прошлогодняя тинктура будет иной крепости, чем нынешняя, то влияние выразится лишь на силах номера лекарства, и все-таки больной получит себе соответственную дозу, ибо 5-й превратится по своей силе в 1-й или 10-й.

Больной всегда будет в состоянии определить, который номер восстанавливает ему кровообращение. Наконец для лекарств, употребляемых в минимальных дозах, тинктуры легко заготавливаются сразу на десятки лет. Во всяком случае, причина, заставляющая аллопатию выбросить растительные лекарства из фармакологии, не заслуживает критики.

Публикуется по книге: «Медицинское наследие священномученика митрополита Серафима (Чичагова).

Похожие записи

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика