Митрополит Серафим (Чичагов). Диагноз болезни

Оздоровительная система Чичагова: диагноз болезни

Без правильного диагноза не может быть правильного лечения, а потому, по моим убеждениям, диагноз болезней должен состоять:

1) из исследования наружного вида больного и его физического самочувствия,

2) из допроса субъективных ощущений больного,

3) из исследования объективных симптомов и

4) из контрольного диагноза с помощью лекарств.

Из этого перечня действий врача при диагнозе видно, что в моей системе является новостью упомянутый контрольный диагноз с помощью лекарств.

Мы уже говорили о неточности медицинских наук, так как они ничто иное, как произведение человеческого ума, чересчур несовершенного не только для познания всего существующего в мире, но и чувствуемого самим человеком. Как не стоит искать объяснения многих физиологических процессов в нашем организме, потому что мы их никогда не познаем, так нельзя надеяться на то, чтобы человек всегда безошибочно умел различать ненормальное состояние внутренних органов при болезни. 

Однако отвергать существование этих физиологических процессов невозможно. Превращение белых кровяных телец в красные, безусловно, происходит, но как оно делается, нам неизвестно. Из этого уже видно, что мы не можем отвергать такие факты, которые нам непонятны, и должны лишь их признать потому, что они действительно существуют.

Если я чувствую себя больным, а врач не может доискаться объективных симптомов, то это вовсе не значит, что я – воображаемый больной. Если лечить только то, что врачи могут прослушать и распознать, то человечество останется в 9/10 своих болезней без помощи.

Если нельзя лечить без знания закона применения лекарственных средств, то можно ли человеку, при его близорукости или слепоте для объяснения тайн природы, диагностировать болезни, не имея себе в помощь что-либо более верное и точное, чем поверхностное осязание и слабый слух. Чтобы быть совершеннее в определении болезней, надо искать помощи и указаний все в той же природе, создавшей нам средства для излечения, и действия которых неизменны во все времена и одинаковы для всех людей.

Хотя при исследовании больного мускульному труду врача придается большое значение, но это потому, что больные воображают, будто звуки молоточка и научный слух обладают какою-то условною речью для доктора. Ничего нет удивительного, что больные, никогда не выслушивавшие себе подобных и не имеющие понятия о выстукивании, заблуждаются в своих предположениях. Но врачи в душе своей вовсе не придают такого большого значения этим приемам исследования страждущих.

Если доктору представить больного с закрытым лицом и немого, то одни объективные симптомы весьма туманно нарисуют ему причину болезни и развитие ее в исследуемом организме. Следовательно, впечатление наружного вида больного и его субъективные показания – это главный план, по которому уже врач приступает к осмотру и выслушиванию.

Оздоровительная система Чичагова: диагноз болезней по лицу пациента

Чтобы предугадывать болезнь, в сложных случаях требуется, кроме знаний, еще талантливость, выражающаяся в особом даре, которым наделяет врачей наш Создатель. Хороший диагност есть тот же физиономист, распознающий по лицу нравственную сторону человека, но в данном случае наружный вид для него зеркало, в котором отражается внутреннее состояние больного. Практика, естественно, развивает эту способность.

Наблюдения врачей при исследовании ими наружного вида больного непременно соответствуют их цели и мысли. Лечащий по принципу лишь местную болезнь никогда не заметит особенности, бросающиеся в глаза тому врачу, который старается, прежде всего, определить общее состояние организма и степень расстройства кровообращения у больного. Эти подробности даже не дадут первому никакого объяснения. Но так как я признаю болезненность крови и неправильность кровообращения за причины болезни, то для меня весьма важно начать мой диагноз с исследования наружного вида больного и его физического самочувствия.

Еще Baglivi сказал относительно хронических болезней: «Если цвет лица здоров, то вам нечего опасаться запоров и других расстройств кишечника». Мантегацца прибавляет: «Я позволю себе сказать то же самое относительно и всяких других болезней». Неоспоримо, что при диагнозе болезни играет большую роль взгляд на человека.

Окраска лица, общая или местная, налитие вен на висках и на лбу, выражение и светлость или туманность глаз, мимика и множество других мелких особенностей, меняющихся у каждого человека согласно индивидуальности, все это указывает на состояние кровообращения больного. Застои венозной крови всегда ясно обозначаются в мельчайших сосудах на щеках, на носу и в налитии и расширении ножных вен и т. д.

Худоба и полнота указывают на состояние питания человека. Подвижность лица характеризует состояние нервной системы исследуемого субъекта.

Итак, собрав эти эмпирические данные, можно при навыке и знании получить верные определения состояния здоровья человека: болезненный вид непременно укажет, расстроено ли питание, доброкачественная ли в химическом отношении кровь, в порядке ли пищеварение и кровообращение. Соответственно этому я сделаю заключение о более или менее значительных нарушениях, замечаемых мною по лицу и указывающих мне на различные патологические состояния органов и необходимых жизненных отправлений.

Диагноз болезни и опрос больного

Одновременно с наружным осмотром больного начинается его допрос. Для исследования физического самочувствия недостаточно ограничиться разбором его вида. Необходимо прислушаться к состоянию его чувствительности, к болям, к понижению или повышению какой-нибудь из естественных потребностей, к качеству отделений и к восприимчивости каждого органа к вредным наружным влияниям.

Боль служит одним из надежных указаний на болезнь, хотя это нельзя возвести в правило, так как иногда страшные болезни и сама смерть вовсе не сопровождаются болью. С другой стороны, часто малые, незначительные болезни сопровождаются сильнейшею болью.

Допрос служит для выяснения особенностей субъективных ощущений больного, зависящих от тысячи условий и обстоятельств. Личные ощущения страждущего имеют большое значение не только для определения болезни, но и для выбора средств, которыми следует пользовать больного, ввиду того, что патологическая сущность большинства болезней неизвестна.

При болезнях кожи, слизистых оболочек рта, при наростах и наружных опухолях, естественно, весь диагноз почти ограничивается рассмотрением объективных явлений. Но к последним относятся еще те симптомы, которые распознаются посредством вооруженного глаза и при помощи снарядов гортанного, глазного, ушного, носового, маточного и прочих зеркал. Сюда же относятся измерение и взвешивание тела, выслушивание (аускультация), выстукивание (перкуссия), исследование пульса и т. д.

Все эти перечисленные приемы исследования больного, которыми обладает рациональная медицина, настолько несовершенны, что сами профессора считают их, как мы уже говорили, за исчисление вероятности.

Мне никогда не верилось, чтобы нельзя было найти более точных приемов при исследовании болезней, чем человеческое зрение, слух или осязание. Мне всегда думалось, что привычка людей искать решение всех вопросов в собственном уме или знании – это вечно повторяющаяся ошибка, от которой необходимо отказаться в таких трудных для разрешения задачах, если только всею душою стремишься познать истину.

Оздоровительная система Чичагова и лекарства

Время мне показало, что я действительно не ошибся. Желал бы очень теперь, чтобы мне удалось вселить вновь веру в тех, которые сомневаются в могуществе науки, основанной на изучении природы. Можно сомневаться в силах человеческого разума, можно разочаровываться в истинности людских предположений, но нельзя не верить силам природы или неизменным ее законам.

По-моему, сомневающиеся в пользе лекарств должны отказаться от этого грустного убеждения и перестать проповедовать людям такую неправду. Если они не доверяют своим средствам, то только потому, что незнакомы с их свойствами и не умеют пользоваться их силами. Если они, определяя болезни, не чувствуют уверенности и не убеждены в своих заключениях, то только потому, что не стоят на твердой почве и не знают, как и чем проверить свои наблюдения.

Между тем нет такой науки, которая не обладала бы вспомогательными средствами для проверки своих предположений и выводов. Почему же медицина должна составить исключение? И, конечно, она его не составляет.

В руках врача есть то же средство проверить свои предположения или выводы, как и у каждого представителя любой науки. Средство это называется лекарством.

Как артиллерист, поставленный у орудия, должен знать свойства снаряда, которым он желает разрушить цель, ибо иначе его действия будут совершенно безотчетны и, конечно, неудачны, так и врач без знания точных свойств своего лекарства не может осмысленно лечить. Следовательно, прежде всего надо обратиться к природе за получением верных и неизменных указаний, а не к своим теоретическим познаниям; надо знать силу избираемого лекарства, чтобы произвести желаемое действие.

Исследуя свойства лекарственных веществ, нельзя не заметить, что одно действует благотворно на кровь, другое – на мышцы, третье – на кости, четвертое – на какой-нибудь орган и т. д. Так, в гомеопатии нет лекарства, которое не было бы специфично для одного из органов или для известного рода болезни.

Но мне скажут: решительно все врачи проверяют свой диагноз лекарствами, это не новость. Действительно, оно так, да не совсем так.

Во-первых, научные средства аллопатов испытываются, как мы видели, совершенно иначе, и, во-вторых, незнание специфических средств есть первое доказательство неправильности испытаний. Аллопаты считают хинин за специфическое средство для лихорадки и пользуют им всех, кто жалуется, например, на страдания, повторяющиеся ежедневно в известные часы.

Периодичность болей заставляет их предполагать, что причина болезни кроется в лихорадке, но такие же боли могут происходить и от многих других причин. Следовательно, даже и при простом заболевании простудой диагноз в полном смысле слова, гадательный.

Положим, приходит больной, который жалуется на головную боль и не в состоянии, как это часто бывает с народом, объяснить, от чего он заболел. Может быть, он простудился, а может быть, и нет, боли переходят с одного места на другое, повторяются не ежедневно, иногда захватывают только полголовы с глазом и т. д.

Отсутствие озноба или ощущаемого жара по вечерам наводит на мысль, что боль нервного характера, а неисправность пищеварения заставляет предполагать, что причина в катаре желудка. Словом, диагноз должен ограничиться исчислением вероятности, и выбор лекарства основывается на предположении. Таким образом, врачу рациональной медицины остается пробовать начать с валерианы, потом через неделю перейти к виши и по прошествии второй или третьей недели, если больной будет себя все так же скверно чувствовать, прописать салициловые порошки и т. д.

Что же может быть общего между пробой и проверкой диагноза? Контроль гадательного диагноза должен производиться немедленно же после допроса и осмотра больного до окончательного назначения лекарства, и тогда только этот способ диагноза может быть признан за точный и верный прием.

Однако решение этой задачи может показаться трудно уяснимым. Лекарство – не снаряд, вылетающий моментально из орудия и совершающий свой путь за несколько секунд.

А кто, спрошу я, решил, что для действия лекарства надо продолжительный срок времени? Мне скажут, что опыт это доказывает. Но опыт производился с аллопатическими лекарствами, с такими дозами, которые трудно и медленно всасываются; это еще не доказательство.

Рассмотрим этот вопрос принципиально. Мы знаем, что сердце, например, может вследствие одного впечатления человека моментально ускорить или умерить свое биение. От незначительного испуга перистальтика кишок усиливается до выбрасывания извержений.

Каждая мысль может быть моментально приведена в исполнение нашим телом. Ускорить или задержать дыхание ничего не стоит человеку и т. д. Следовательно, влияние раздражения нервов моментально.

Чичагов о контрольном диагнозе с помощью лекарства

Мы знаем, что действие лекарства зависит от быстроты его всасывания, а всасывание – в зависимости от разжижения. Если одно прикосновение губкою с водою к любому месту нашего тела влияет моментально на местное кровообращение вследствие раздражения кожных нервов, то почему же прием глотка лекарства не произведет того же эффекта? Конечно, действие его будет еще сильнее.

Наконец, для контрольного диагноза совершенно достаточно приметить влияние специфического лекарства на какую-либо боль, и быстро всасывающиеся средства не потребуют много времени, чтобы выяснить один симптом действия. Для контроля вовсе не нужно окончательного излечения болезни, которая, конечно, не может исчезать моментально; необходимо лишь удостовериться во влиянии лекарства, так как несоответственное средство, разумеется, не может иметь желаемого действия.

Если у моего пациента нервная головная боль, то, имея в своем распоряжении специфическое средство для нервов и приготовленное в таком виде, что оно способно всасываться моментально, я ему дам его сам при допросе, и, в случае безошибочного диагноза, мой пациент обязательно почувствует облегчение в 5-10 минут. Без контрольного диагноза лекарствами немыслимо бывает во многих случаях определить болезнь.

Мой контрольный диагноз с помощью лекарства основан на неизменных законах природы, вполне научен и дает возможность никогда не ошибаться в определении болезни. Только лекарство в состоянии достигнуть того внутреннего органа, который диагностируется с таким трудом наружно.

Припоминая теперь то, что мною было сказано об определении соответствующей дозы лекарства каждому больному, и сравнивая эти приемы со способами проверки диагноза, мы видим, что обе задачи разрешаются одновременно. При практическом разрешении проверочного диагноза дозировка лекарств играет немаловажную роль.

Действительно, без точного выяснения, какой номер лекарства соответствует организму больного или, правильнее говоря, восстанавливает его кровообращение, нельзя проверить влияние средства, например, на исследуемый орган. Если доза не соответствует больному и лишь еще больше нарушает его кровообращение, то ощущения, по которым следует судить о влиянии специфического средства на известный орган, не могут быть правильны.

Следовательно, прежде нужно определить дозу специфического средства и затем следить за действием его, то есть контролировать диагноз этим лекарством. Разумеется, при соответствии дозы симптомы для контрольного диагноза являются одновременно.

Так как дозировка лекарств и контрольный диагноз составляют одну из главных основ моей системы лечения, то я еще раз объясню их на примере.

Оздоровительная система Чичагова в практике лечения

Допросив и осмотрев больного, я решаю мысленно дать ему, положим, специфическое средство от ревматизма. У этого больного есть боли в голове и в ноге. Соображаясь с общим состоянием его, я приказываю начать давать больному тот номер лекарства, который по опыту считается за средний и подходящий большинству из организмов.

При этом объясняю страждущему, что он должен следить повнимательнее за ощущениями в голове и теперь же прислушаться к имеющейся боли, чтобы быть в состоянии определить, не уменьшится ли она после приема лекарства, не перейдет ли на другое место, или не потяжелеет ли голова, не затуманятся ли глаза, не произведет ли лекарство внутреннее волнение, сердцебиение и т.д.

При контрольных приемах лекарства я даю всегда сразу 3-4 ложечки с небольшими промежутками времени, дабы действие лекарства было яснее и сильнее. Таким образом, прежде всего я берусь за решение вопроса: какая доза противоревматического лекарства будет по организму больного и начнет восстанавливать его кровообращение. При соответствии предложенной дозы прилив крови к голове и ощущение боли должны исчезать; в обратном случае они могут увеличиться.

Если от первого приема трех ложек пациент не может определить ясно свои ощущения или заметить произошедшие перемены, то через 2-3 минуты я предлагаю повторить прием, после которого уже непременно ощущения делаются ясными. При несоответствии дозы номера лекарства меняются.

Только после определения подходящей дозы и удостоверения, что кровообращение восстанавливается, я перехожу к вопросу диагноза болезни и спрашиваю его о болях, ощущавшихся в ногах. Если он действительно страдает ревматизмом, то боли должны временно пройти или значительно уменьшиться; это будет симптом безошибочного диагноза.

Ежели же, несмотря на соответственную дозировку лекарства и симптомы восстановления кровообращения вследствие искусственного давления на кровь лекарством, боли остаются в той же силе или даже увеличиваются, то это несомненное доказательство, что диагноз был не верен и следует дать ему другое лекарство, могущее быть специфичным причине болезни.

В случае прихода этого пациента в те часы, когда он не ощущает боли, я даю, исходя из предположения, что он страдает ревматизмом, специфическое средство от этой болезни. Определить дозу лекарства возможно и при отсутствии болей, так как от несоответственной дозы голова его, бывшая свежей и свободной, должна сделаться туманной или тяжелой и при соответствии – остаться такой же легкой и свежей, как она была при приходе. После определения дозы лекарства приступаю к проверке диагноза.

Если специфическое лекарство соответствует болезни, то от давления на кровь и ускоренного кровообращения должен возбудиться симптом в местах, болеющих по обыкновению. Боль, так сказать, почувствуется от раздражения нервов на местах поражения. Если диагноз был ошибочен, то лекарство не произведет никакого влияния.

Весьма часто случается, что болезнь кроется в таком органе, который сам больной считает здоровым, потому что ничего болезненного в нем не чувствуется. Если жалобы на боли неправильные, так как они лишь отраженные, врач причисляет их к субъективным симптомам или к иным причинам болезни.

Но во время пробы лекарства, вследствие искусственно ускорившегося кровообращения и возбуждения нервов несоответственным средством, пациент начинает ощущать острую боль в таком органе, на который он не жаловался. Подробное оказание контрольного диагноза следует считать за чрезвычайно важное и верное и немедленно проверить, пройдут ли боли в самом органе и в прежде указанных местах от специфического средства для неожиданно заболевшего органа.

Таким образом, сама природа человека, входя в связь с природою лекарственных средств, точно определяет причины болезней и ясно объясняет врачу, какие требования предъявляет больной организм. Только в тех случаях, когда чувствительность нервной системы притуплена, как, например, в параличах, проверочный диагноз и определение соответственной дозы лекарства требуют более продолжительного времени.

Параличный больной может лишь ощущать значительно увеличившуюся тяжесть головы и как бы вес ее, но не симптомы, легко определяемые всеми другими страждущими, а поэтому если ни наружный вид, ни личные ощущения не дают никакого точного определения, то мне остается, руководствуясь опытами, назначить ему лекарство и объяснить, за чем он должен следить, принимая его.

Несоответствие, во всяком случае, выяснится к следующему дню. Вообще же эти случаи редки даже и у параличных, разве бывшее кровоизлияние в вещество мозга уничтожило уже совсем способность, самочувствия.

При этом диагнозе воображение пациента не может иметь никакого влияния, ибо я в состоянии всегда дважды и трижды проверить справедливость его показаний, увеличивая или уменьшая силу лекарства. Два номера лекарства не могут иметь одинаковое влияние, так как сила их давления на кровь различна. Поэтому каждый раз, когда больной говорит, что предложенное ему лекарство соответствует, я меняю его, чтобы, во-первых, определить, не будет ли более сильная доза еще благоприятнее действовать, и, во-вторых, не докажет ли она мне соответствие предыдущего номера.

Только что сказанное мною о способе проверки показаний больного вовсе не доказывает, что каждого страждущего надо провести, так сказать, через все номера лекарства, дабы правильно и точно определить дозировку средства, специфичного его болезни. Опыт есть немаловажный руководитель во всем, а тем более в данном вопросе. Он дает свои собственные определения, руководствуясь которыми, я начинаю проверять диагноз и дозировку лишь с известных номеров лекарств, более подходящих ко всем особенностям больного.

Так опыт определил, что: все нервные болезни и нервные субъекты требуют более слабых доз, чем остальные. Детям и старикам – также соответствующие меньшие дозы лекарств, сравнительно с взрослыми.

Опыт указывает, какой номер из имеющихся в данном лекарстве следует считать за средний, чаще соответствующий наибольшему числу больных. Начиная с него, можно уже легче переходить безошибочно к слабейшему или сильнейшему.

Публикуется по книге: «Медицинское наследие священномученика митрополита Серафима (Чичагова).

Похожие записи

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика