Семейный психолог для семей с особым ребенком

Семейная помощь

Первые попытки семейно-ориентированной помощи были эффективными сами по себе, но необходимость сбора большого числа данных не позволила опубликовать эти сведения и сделать их доказательными. Одними из первых проект семейно-ориентированной помощи проблемным детям создали супруги доктор Георг Уильямс и Иннес Пирс в рабочем пригороде Лондона — Пекхеме, который был назван в связи с этим Пекхемским экспериментом.

Они открыли небольшой центр здоровья в шаговой доступности для тех, кто жил в этом районе. Проект был начат в 1926 году, но уже в 1929 году его закрыли из-за нехватки финансов. Однако в 1935 году он был вновь открыт в другом, большем по размеру помещении. На этот раз он продолжался до 1939 года.

Целью проекта была охрана здоровья человека через укрепление здоровья всей семьи. В связи с началом Второй мировой войны и этот проект был закрыт. В 1950 году его снова открыли, но весьма скоро закрыли, поскольку его концепция, требующая больших усилий и средств, не соответствовала новой национальной политике в области здоровья в Великобритании. 

Однако идеи воздействия на семью для повышения качества здоровья отдельного человека не прекращали своего существования, и многие исследователи понимали необходимость такого подхода. В 1945 году появилась книга Н. Б. Ричардсона «У больных есть семьи», которая была попыткой теоретического осмысления роли семьи в развитии болезни и ее профилактике у человека.

Несколько проектов, подобных знаменитому Пекхемскому, открывалось в разных странах мира, но ни один из них не был реализован настолько, чтобы были получены доказательные данные влияния семьи на здоровье и болезнь человека. Лишь в 1980-х годах начали возникать модели, в которых для лечения больного стали привлекать анализ состояния семьи, в которой он живет. До этого в практике работы отдельных врачей постоянно учитывалось состояние семьи, однако отсутствовали теоретические модели влияния семьи на здоровье ребенка.

Семейная система

Все, что влияет на любого из членов семьи, влияет и на других членов семьи. Д. Лютерман предлагает следующую метафору: «Если в семье рождается глухой ребенок, возникает ощущение, что глохнет вся семья».

Для анализа семьи важны ее структура, а также культурный и идеологический стили. Значимость структуры свидетельствует о том, что чем больше семья, тем больше поддержки получит каждый ее член в сложной ситуации, тем больше ресурсов для адаптации в социуме будет у данной семьи. Если с особым ребенком остается лишь одна мать (согласно российской статистике, при появлении проблемного ребенка в семье из нее в 50 % случаев уходит отец), то у нее не будет возможности полноценного отдыха от заботы о ребенке, который требует постоянного внимания на протяжении многих лет жизни.

Культурный стиль семьи будет влиять на ее приспособление к проблемному ребенку. Там, где рождение такого ребенка связывают со случайным сочетанием генетических и средовых факторов, родители будут искать помощи в медицинских центрах, в том числе искать источники, подходы, способствующие реабилитации ребенка и его обучению. Они понимают, что рождение особого ребенка не обусловлено ни расовыми, ни этническими, ни социально-экономическими причинами.

Влияние на подход к заботе об особом ребенке окажет и идеологический стиль семьи. Семье с догматическими представлениями о причинах рождения здоровых и больных детей рождение больного ребенка принесет особое потрясение. Если раньше они могли свысока смотреть на «неполноценных» детей, то теперь им нужно вписать своего ребенка во вновь формирующуюся картину мира. Они могут из людей, презирающих таких детей, превратиться в пламенных защитников особых детей. Такой тип поведения иногда называют «ролью крестоносца».

Семье нужно будет пересмотреть и свои взгляды на то, кто и как может повлиять на ситуацию. Если семья представляет механизм возникновения болезни, ее члены будут покупать необходимые лекарственные препараты, строить специальные сооружения, позволяющие ребенку выполнять на них физические упражнения, и делать многое другое.

Известно, что есть семьи, которые отказываются от лечения и полностью закрываются от внешней поддержки, полагая, что болезнь — следствие неверного поведения кого-то из членов семьи, кара за него, а потому семья должна нести свой крест безмолвно. Подобные убеждения определяют и стиль общения с детьми.

Некоторые отцы умственно отсталых подростков предпочитают уходить от общения с ними, снимая собственную тревогу, но ухудшая общий климат в семье. Другие же, напротив, активно включаются в процесс реабилитации ребенка.

Стратегии решения проблем в семьях с особым ребенком

X. МакКубин и Дж. Паттерсон выделили два типа стратегий решения проблем в семьях с особым ребенком: внешние и внутренние. Внешние стратегии предполагают поиск социальной поддержки (соединение ресурсов семьи с внешними ресурсами), духовной поддержки (часто это обращение к служителям культа) и формальной поддержки (использование общественных и государственных ресурсов). Внутренние стратегии обусловливают пассивность семьи, в которой формируется убеждение, что проблемы решаются сами.

Родители переоценивают происходящие с ребенком изменения, что помогает им поменять отношение к ситуации и не предпринимать никаких усилий для ее изменения к лучшему. Семьи, способные к разработке внешних стратегий, в конечном итоге обнаруживают, что именно особый ребенок в конце концов стал объединяющим семью центром, дал важные жизненные уроки, привнес в семью ощущение полноты жизни и даже гордости за семью.

Именно поэтому психологам, которые работают с такими семьями, необходимо тщательно и осторожно продумывать стратегии взаимодействия с каждым членом семьи. Бывают случаи, когда укрепление связи особого ребенка с матерью вызывает отчуждение между матерью и отцом, что ухудшает общее состояние всей семьи и способствует разводу.

Семьи с особым ребенком

Семьи обладают разной степенью приспособляемости. При рождении особого ребенка в большей мере страдают ригидные (жесткие) семьи с низкой сплоченностью. В этом случае при появлении больного ребенка семья не способна изменить уже устоявшиеся функции каждого члена семьи, что может привести к разрушению семьи.

Например, согласно установившимся в такой ригидной семье взглядам, за новорожденного отвечает мать, а глава семьи — отец — не может взять на себя часть ее функций. Это приведет к резкой нагрузке, и физической, и психологической, на мать, что может повлечь ее болезнь или разрыв отношений в семье.

Конечно, семья с низким уровнем сплоченности не сможет преодолеть кризис появления ребенка с проблемами развития, поскольку каждый из ее членов будет переживать шоковое состояние в одиночестве, а значит, не поддерживая других. Успешное функционирование семьи с проблемным ребенком должно опираться на эффективную коммуникацию между членами семьи. Однако семье иногда проще обвинить в происходящем одного члена семьи, чем признать, что в ней тотально нарушена система общения.

Особый ребенок, имеющий нарушения, не позволяющие ему стать самостоятельным никогда, иногда требует от семьи слишком много, ничего не давая взамен. Это может привести к крайне тяжелым обстоятельствам жизни не только всю семью, но и каждого ее члена в отдельности. Такой ребенок может изменить самоидентичность семьи, снизить ее способность к зарабатыванию средств, уменьшить ресурсы, которые планировались для других членов семьи, сузить возможности досуга и социализации, повлиять на карьерные решения. Следовательно, он может тотально изменить все функции семьи.

Однако в некоторых случаях, особенно при воспитании умственно отсталого ребенка, семья может сгенерировать сама и получить от такого ребенка в ответ много любви и теплоты. Дело в том, что умственная отсталость сопровождается отсутствием агрессии, поскольку для проявления агрессии необходим интеллект.

Реакция семьи на рождение ребенка зависит и от того, на какой стадии жизненного цикла находится семья. Например, вырастая, здоровый ребенок должен стать самостоятельным.

Однако проблемный ребенок может навсегда остаться несамостоятельным. Тогда нарушается структура цикла, что отражается и на других детях, живущих в семье, которые могут справедливо считать, что больной ребенок отнимает у них родительское внимание и денежные средства (вместо трат на обучение кого-то из здоровых детей деньги направляются на лечение больного ребенка). Иногда именно родители тормозят самостоятельность особого ребенка, поскольку, посвятив ему всю жизнь, в пожилом возрасте им трудно найти новые цели, они привыкли к роли опекуна, забыв свою профессиональную роль вне семьи.

Тернбулл с соавторами выделили проблемы, которые возникают в семьях с особыми детьми на разных этапах жизненного цикла.

1. Рождение особого ребенка и воспитание вплоть до школьного возраста. В этот момент точно ставится диагноз, который либо позволяет обучение ребенка, либо свидетельствует о невозможности обучения в школе. Семья эмоционально приспосабливается к явным внешне наблюдаемым особенностям развития ребенка.

2. Школьный возраст. В это время принимается решение об обычном или специальном образовании для ребенка. Возникает необходимость решения проблем ребенка, связанных с реакциями на поведение сверстников, организацией учебного процесс и досуга.

3. Подростковый возраст. В семье происходит эмоциональное приспособление к идее о хронической и неизлечимой природе нарушений, возникших у ребенка. Решение проблем, связанных с сексуальностью ребенка, с его изоляцией от сверстников; выбор возможной профессии, планы на будущее.

4. Взросление. Семья эмоционально приспосабливается к идее об уходе за взрослым ребенком; принимает решение о проживании ребенка дома или в специализированном учреждении; решает проблемы, связанные с недостатком социализации и общения.

5. Постродительская стадия. Пересмотр отношений с супругом (если ребенка отправили жить вне семьи), взаимодействие с работниками специализированного учреждения, где живет ребенок, создание планов на будущее.

Если рассматривать семью с особым ребенком с точки зрения социально-экологической модели, то представляются важными следующие взаимодействия в рамках микросистемы.

□ Подсистема «мать — отец». Основным в этой подсистеме будет необходимость принятия изменений, связанных с появлением больного ребенка.

□ Подсистема «мать — особый ребенок». У матери часто возникает депрессия, чувство вины. Существует проблема отношения к ребенку.

□ Подсистема «мать — здоровый ребенок». Вследствие постоянной заботы об особом ребенке ощущается недостаток внимания к здоровому ребенку. Нередко родители перекладывают на здорового ребенка часть нагрузки по уходу за больным. Однако весьма часто семья использует здорового ребенка как объект компенсации в связи с рождением «плохого» ребенка.

□ Подсистема «отец — особый ребенок». Возможен отказ отца от участия в заботе о ребенке.

□ Подсистема «отец — здоровый ребенок». Весьма часто отец использует здорового ребенка как объект для компенсации своих чувств.

□ Подсистема «особый ребенок — здоровый ребенок». Здоровый ребенок, не совсем понимая, что происходит, может переживать чувство вины, страх «заразиться» нарушениями. Иногда забота о больном ребенке ложится на плечи здорового ребенка, который начинает испытывать к больному амбивалентные чувства (любовь — ненависть).

Мезосистема, то есть внешнее окружение семьи, в данном случае включает следующие элементы.

□ Врачи и медицинские работники. Здесь на первом месте встают профессиональные и личностные качества этих работников, их способность ставить верный диагноз, быть правдивыми с семьей, желание помочь.

□ Родственники. Отношение к ребенку дедушек и бабушек, их готовность помочь семье и принять на себя заботу о ребенке.

□ Друзья и соседи, знакомые и коллеги. Принятие/непринятие ребенка, готовность помочь или отторжение.

В экосистему семьи входят СМИ, определяющие отношение и к проблемным детям, и к семьям, в которых они живут, система образования, включающая таких детей в свой процесс или исключающая их из него; социальные службы, оказывающие реальную помощь или не имеющие возможностей для этого; система здравоохранения, которая может предложить бесплатные услуги, или семья должна платить за все препараты и медицинские услуги.

Макросистема включает экономическое состояние государства, которое может поддержать семьи с особыми детьми или отказаться от этого, а также политические ценности и государственные программы помощи детям и их семьям.

Следовательно, чтобы понять функционирование семьи с особым ребенком, нужно познакомиться не только со всеми ее членами и оценить их взаимодействия, но и представить семью в широком контексте ее развития.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика