Психологические аспекты лечения алкоголизма

Психотерапия в наркологии

Еще Гегель сформировал положение о том, что «истина есть процесс», а не «готовый результат». Поэтому все работы по наркологии, особенно психотерапия в наркологии, должны базироваться и отталкиваться от уже сделанного, что исключало бы повторение, откат назад, что обеспечило бы движение вперед, развитие, углубление понимания природы и сущность зависимостей, их терапии.

С этой точки зрения актуально исследование и изучение истории развития наркологии, особенно психотерапии в наркологии, их науковедение. Восстановление хронологии сделанного, авторов, что восстановило бы престиж ученых, как двигатель науки, алгоритм, логику ее развития.

Науковеды К.Поппер и Т.Кун видели процесс роста знаний в ниспровержении научных теорий и их замену лучшими, но в наркологии происходят и кумулятивные процессы, их взаимообогащение, взаимодополнение, так как часто необходимо для вскрытия природы и сущности зависимости как сложного явления разных уровней проявления зависимости. 

В наркологии доминировала и сейчас доминирует клинико-биологическая парадигма (симптомы, синдромы, включая патологическое влечение к спиртному, невротизация, психопатизация, психоорганический синдром). Был этап изучения динамики развития хронического алкоголизма по стадиям (И.В.Стрельчук, А.А.Портнов, И.Н.Пятницкая и др.). В настоящее время эти проблемы решены в МКБ-10, ожидается появление МКБ-11.

Но положение дел в наркологии требует, стимулирует и другие парадигмы, другие методологические подходы, учитывая целостную природу и сущность человека, его сферы и уровни жизнедеятельности.

В формировании химических зависимостей не учитывается то образование, которое отличает человека от животного, то есть, личность, субъект, которое обеспечивает человеку свободу, самомотивацию, рефлексию, делает его не только природным, но и надприродным существом, функционирует не только в сфере необходимого, но и в сфере возможного.

Профессор В.Е. Рожнов всегда на лекциях говорил, что «никто никому роторасширителем рот не открывает и насилу водку не вливает». Как показали наши исследования наркологов, а также психотерапевтов, психологов, работающих в наркологии, у них часто нет понимания целостной природы и сущности человека, тем более больного зависимостью. Ведь именно некоторые свойства, механизмы внутреннего мира человека способствуют возникновению зависимости.

Учитывая это, важно в процессе подготовки или переподготовки наркологов освещать эволюцию природы и сущности человека как почвы для возникновения химических зависимостей. Ведь больной зависимостью это: l) личность, субъект, то есть, то, что человек в процессе своей жизни делает, формирует из себя; 2) конституция, типы личности как биологическая почва человека; 3) личностные изменения, трансформации вследствие воздействия на личность зависимости.

Для более полного и углубленного понимания сущности и природы человека рассмотрим генезис и эволюцию человека. Особенно уделим внимание такому сложному для понимания, особенно в процессе терапии, явлению, как природа и сущность человека, его личностному в личности, субъекту, что мало разработано в психотерапии в целом, тем более психотерапии в наркологии.

Природа и сущность человека

Зенон, живший более двух тысяч лет тому назад, говорил о физисе, силе природы, вечно побуждающей все вещи расти, а выросшие – совершенствоваться. Платон, Аристотель видели в сущности человека «душу», как фактор активности.

Душа есть причина и начало живого тела, как цель и как сущность одушевленного тела. То есть, душа есть причина в смысле сущности, сущность есть причина бытия каждой вещи; у живых существ «быть» означает «жить».

С. Мадди ввел понятие «жизнестойкости» как центральной сущности личности, а П. Тиллих фактор «отвага» быть. Д.А. Леонтьев акцентирует внимание на еще высказанную Гегелем сущность личности: «Обстоятельства и мотивы господствуют над человеком лишь в той мере, в какой он сам позволяет им это». То есть, идет речь о самодетерминации личности, ее автономности.

Э. Берн пишет: «Есть, однако, нечто сверх этого – некая сила, побуждающая людей расти, развиваться и становиться лучше. Ее можно рассматривать как четвертую силу личности наряду с Эго, Суперэго и Ид, некая система напряженности в нормальных условиях непрерывно толкающая живые существа в направлении прогресса… почему человек растет, почему человеческий род пытается стать лучше, почему животные в процессе эволюции становятся предприимчивее»…

Об этой четвертой силе психиатры и психологи знают очень мало, а может быть, не знают ничего». То есть, мы снова возвращаемся на свои круги к Зенону и понятию физиса, силы природы, вечно побуждающей все вещи расти, а выросшие – совершенствоваться. Таким физисом, силой природы, четвертой силой, жизнестойкостью, мужеством быть, личностным потенциалом является, по нашему мнению, феномен самосохранения как в прямом смысле слова, так и не в прямом смысле в воспроизводстве себе подобных.

Мы это наблюдаем в растительном мире. У вирусов, микробов фактор самозащиты выражается в их видоизменениях, мутации с целью стать неуязвимыми к антибиотикам, другим лекарственным средствам. Этот процесс очень наглядный в отношении эпидемий гриппа. У пресноводных рефлекс самозащиты, самосохранения – нападения, убегания. У живых существ на биологическом уровне – иммунитет.

При формировании социально-психологического уровня жизни сперва автоматизированной, бессознательный уровень самозащиты, самосохранения «я» человека в зависимости от уровня сформированного его «я», степени его обособления от среды.

То есть, инстинкт самосохранения как универсальный механизм биологической природы обеспечения и поддержания выживания на этапе перехода жизни на социально-психологическом уровне трансформировался, перешел и сформировал механизм рефлексии, субъекта. Перенос внешних предметов, явлений в свой внутренний мир, что повышает возможности человека, его эффективность, в том числе и временную.

Рефлексия

Рефлексия (reflexio – обращение назад) – внутреннее обращение на самого себя. «Рефлексируя, человек уже не является только существом природы, уже не находится в сфере необходимого» (Гегель). Рефлексия дает возможность посмотреть на себя со стороны, отрешиться непосредственно от себя самого. Гегель констатировал факт того, что человек, чтобы познал себя, должен посмотреть на себя как на другого, а потом этого другого воспринять как себя.

Рефлексивное сознание как способ занять позицию по отношению к самому себе, в том числе и к собственной деятельности. То есть, оно формирует не прямую реакцию человека на свое состояние, мотивы, эмоции (фактор короткой автоматической реакции), а вторичные осмысленные поступки, учитывающие многие факторы, в том числе последствия своих поступков, фактор самосохранения своего «я», то есть репутации, контекст ситуации. В целом это фактор самосохранения своего «я» на социально-психологическом уровне.

То есть фактор, инстинкт самосохранения является стержнем, базисом необходимым для формирования личности, как автономной, самодетерминированной, самодостаточной единицы, дающей возможность, обеспечивающей сохранение себя как человека в условиях непрерывно меняющейся обстановки в микросреде, в обществе, то есть на социально-психологическом уровне.

Инстинкт самосохранения формирует человека как личность, как социально-психологическую единицу через «я», как точку отсчета, и «я», как содержания личности, то есть те факторы, свойства которые надо сохранять, защищать, поддерживать сохранность постоянно в динамичности окружающей среды. То есть, даже развитие является фактором самосохранения в меняющихся социально-психологических условиях, прогнозирование будущих изменений, самозащита от них через саморазвитие.

Даже не содержание «я», образно говоря, является гироскопом (стабилизатором) личности, поддерживающей ее постоянное направление, не арка постоянно находящаяся под напряжением, а именно механизм, инструмент, феномен самосохранения, переходя с биологического уровня на социально-психологический уровень, сформировал личность, являясь ее стержнем и содержанием. Рефлексирующий человек выступает субъектом собственной деятельности.

Тейяр де Шарден, французский антрополог и философ, говорил не столько в плане знания, а сколько в плане осознания знания о факте наличия и содержания у него знания, то есть второй уровень сознания – знание о своих знаниях.

Это знание второго этажа (знание о знаниях, наличествующих у меня) обеспечивает феномен личности, ее самопроизвольность, автономность, и им, этим феноменом личности, руководит фактор самосохранения себя на социально-психологическом уровне. Этот фактор формирует не только сферу необходимого, но и сферу возможного, то есть сферу проявления инстинкта самосохранения, повышения степени самосохранения, защита от неопределенности, неожиданного.

Инстинкт самосохранения

Инстинкт самосохранения реализуется посредством саморегуляции с учетом целесообразности, оптимального пути и фактора самосохранения, механизмов психологической защиты. На уровне общества инстинкт самосохранения возник в форме морали, этики, то о чем Жан-Жак Руссо рассматривал в понятии «общественного договора»

Л.С. Выгодский говорил, что управлять собой непосредственно нельзя, но можно опосредованно через внешнюю, культуральную точку опоры, то есть адекватность фактора самосохранения. В дополнение к этому в литературе отмечено, что превращение возможного в действительность происходит только через детерминацию, то есть выбор и решение субъекта. Для человека первостепенная ценность – это самосохранение «я» на социально-психологическом уровне.

Суицид — крайний фактор проявления краха «я», его содержания, отсутствие в этой ситуации функционирования фактора, инстинкта самосохранения, его возможностей проявления, так как аффективно заблокирована сфера возможного в данной ситуации, механизмы саморегуляции.

Для профилактики данных тенденций, во-первых, важно всегда сосредоточить внимание на факторе ситуационности, временности. Во-вторых, например, при драме любовного характера (парень ушел к другой). В этой ситуации важна активная позиция, иметь в своем ресурсе сферу возможного.

Стать лучше, душевнее, эротичнее, привлекательнее, прелестнее, так как эти свойства наживные, приобретаемыми свойствами. Важно уметь смотреть на неудачи, трудности любого характера как на ситуацию формирования жизнестойкости, мужество быть в этом изменяющемся мире.

То есть, приобретение опыта, умения проявлять инстинкт самосохранения своего «Я» в трудных жизненных ситуациях. Умение преодолеть со временем эти трудности или отказаться от них, если их реализацию из-за объективных условий невозможно осуществить.

Иерархия фундаментальных потребностей по А.Маслоу в какой-то мере фрагментарно отражает инстинкт, фактор самосохранения на биологическом уровне, в отдельных сферах жизнедеятельности человека, но не акцентирует, определяет феномен личности, ее феномена субъективности, автономии, самодетерминации, самопроизвольности, сферу возможного. Самоактуализация по А.Маслоу как гипертрофированная форма саморегуляции, которая встречается в единичных, не так часто встречающихся случаях.

Фактор самосохранения на социально-психологическом уровне как надситуационная мотивация инстинкта самосохранения во времени и контексте жизненной ситуации, то есть забота не только о своем настоящем, но и о будущем в сложных, многофакторных явлениях жизни.

Личность, как обособленная единица общества, особый внутренний, субъективный мир (под каждой могильной плитой хранится целая Вселенная – Гете), обладающая способностью понимать, осмысливать окружающую среду, порождающая смысл всего через взаимодействие содержания «Я» с ситуацией, особая переработка информации о себе и ситуации, ее контекста через способность сопоставлять, сравнивать, выделять главное, исключать второстепенное при учете собственных интересов, то есть содержание «я» как фактора самосохранения.

Присутствие не только уровня рационального мышления, но и эвристического, эмоционального уровня, и этот фактор пока не дает скопировать в искусственный интеллект, то есть субъективность человека, его самодетерминацию, самопроизвольность, перспективы сферы возможности. Наличие внутреннего «я», как точки отсчета и как его содержания, которое определяется через инстинкт самосохранения неповторимость, индивидуальность человека. Весь этот внутренний мир субъективности с фактором рефлексии накладывается на конституциональные особенности, типы личности.

Так что фактор, феномен субъективности, самодетерминации, произвольности будет носить односторонний характер, если не учитывать фактор конституциональных реакций, алгоритмов типа личности. Не развитая субъективность или ее ситуационная сниженность приводит к прямым, непосредственным сиюминутным бездумным, не зрелым реакциям без учета их последствий взамен вторичным самодетерминированным, на основании собственных внутренних критериев, обоснованных факторами зрелого инстинкта самосохранения на социально-психологическом уровне.

Фактор субъективности, самодетерминация, самопроизвольность, автономность предполагает свободу личности. Ницше выделил два вида свободы – позитивную «свобода для» и негативную «свобода от». Хотя для фактора самосохранения важны эти два вида свободы: «свобода для» положительного и «свобода от» негативного. Важно развивать тенденции в сфере возможностей, носящих положительные жизнеутверждающие устремления.

Наркология и наркологические больные

В наркологии, как в науке, так и в практической деятельности, важен подход к больным зависимостью, как к объекту, что сейчас в основном и делается, что и звучит в печати, докладах («мы считаем», «мы думаем»), а надо в подходе изучения зависимостей подходить и из субъективной жизни больных, то есть, что он считает, что он чувствует, что он думает, в чем он убежден и зачем он это так считает, чувствует. Ведь главным действующим фактором является сам больной, большая доля произвольности самого больного, особенно на уровне первичного влечения.

Учитывая природу и сущность человека, который живет не только в сфере природного, но и надприродного, то есть, собственно личностного в личности, обладает «жизнестойкостью» как системой установок, убеждений, которые сформированы и развиты им в процессе его жизни, «отвечает быть» в этом мире, личностным потенциалом, опосредовано его внутренним миром вторичные реакции на окружающий мир, обладает свободой выбора по отношению к своим потребностям, следует применять другие методологические подходы для изучения его внутреннего мира, его содержательной стороны.

Ведь еще И.П. Павлов в 1904 г. в речи при получении Нобелевской премии сказал: «В сущности интересует только одно — наше психическое содержание…» Субъективность как бытия, как феномен нашего сознания, она оживляет наше бытие, одушевляет его, одухотворяет личную, индивидуальную и универсальную жизнь человеческую в мире.

В наркологии для вскрытия сущности зависимостей требуется повторить то, что сделал Э.Блейлер в клинике шизофрении, то есть, он предложил диагностировать по «невидимым» признакам и описал внутренний мир больного, его реальность. По сути дела, наркология, если ее сравнить с психиатрией, находится на уровне развития времен Э.Крепелина.

Поэтому в постижении природы и сущности зависимости, то есть, внутреннего мира больных зависимостями, необходимо вспомнить, вернуться к методологии К.Ясперса, то есть, «понимания», постижения душевной жизни больного, как феномена в чистом виде, описать переживания больного, его внутренний мир, беря в восприятия и внешние проявления жизнедеятельности, что Карл Ясперс называл «пониманием», то есть, непосредственный путь.

Метод «черного ящика» является общеметодологическим принципом изучения содержания и механизма функционирования, его алгоритмом явлений, предметов, обладающими свойствами недоступности непосредственного наблюдения, изучения и требуется косвенным путем специфического воздействия на эти явления, предметы. Регистрация этих ответов, их сопоставление с воздействиями и вскрывать таким способом содержание и механизмов функционирования, содержания. Этот метод применялся как в процессе индивидуального исследования, так и группового.

Мы привели всё вышесказанное с целью и показать, что наркологии кроме клинико-биологического подхода необходим и экзистенциальный, то есть, клиникопсихотерапевтический.

Такой подход К. Ясперса, а также герменевтический позволил одному автору выявить фактор становления систематического пьянства. И трижды был прав С.С.Корсаков, когда говорил: «Само по себе пьянство является в большинстве случаев болезнью, притом весьма тяжелое пьянство как болезнь вправе считать как продрома хронического алкоголизма».

Центральной проблемой алкогольной зависимости является опьянение, а не патологическое влечение. Патологическое влечение важно, оно есть реально, но как средство потребности к состоянию опьянения, ведь влечет к тому, что нужно, и эта нужда первична. Важность алкогольного опьянения подчеркивает и И.В. Стрельчук, вводя понятие «хроническая алкогольная интоксикация».

Наши исследования показали, что в формировании зависимости играет роль не столько состояние удовольствия, эйфории, как не у больных, а особая форма состояния жизнедеятельности в состоянии опьянения, влияющая на ощущение личной значимости человека, активацию глубинной сущности человеческого «я». То есть, системообразующим фактором становления систематического пьянства, вследствие чего формируются симптомы и синдромы зависимости, является фактор переноса значимости жизнедеятельности в состоянии опьянения, включающий сущность глубинного «я» человека, значимости своего бытия, своеобразного шаржирования, ощущения истинности себя больным и восприятия окружающего.

То есть, алкогольная зависимость – это болезнь бытия, экзистенции, человек живет значимой жизнью в состоянии опьянения. Жизнь личности, субъекта, жизнедеятельность внутренней сущности играет первостепенную роль у человека, его личности, и их крах может привести к трагическим последствиям, даже к самоликвидации.

Поэтому родные и близкие зависимого видят трагедию, несчастья, а он не видит и не хочет отказаться от жизни в состоянии опьянения, а спиртное лишь способ достичь желаемого состояния.

У зависимого опьянение – вечность, беспредельность во времени, настоящая жизнь, значимое бытие, значимая сущность жизни, настоящая, истинная жизнь, высокая степень чувства присутствия в жизнедеятельности. Это подтверждается и сопоставлением внутреннего переживания состояния опьянения у не больных и у зависимых, с позиции герменевтического круга от частного (состояния опьянения) к общему (жизни в целом и наоборот).

Наглядно в этом плане анализ внутреннего состояния жизнедеятельности у бомжей. Бездомные, потерявшие жилье из-за зависимости, грязные, роющиеся в помойках, но не испытывают внутреннего страдания, разочарования, не раскаивающиеся и проявляют неудовольствия, если окружение смотрит на них с осуждением или проявляют агрессивность с целью добывания средств на выпивку, не испытывают скуки.

С этой точки зрения, изучение больных алкоголизмом, систематически пьющих, употребляющих по случаю показало, что если человек начинает реализовывать свою концепцию «Я», переносить свою значимую жизнь в состояние опьянения, то есть, начинает жить в состоянии опьянения, то он начинает пить систематически. Далее дело за конституцией, ферментами, биохимией в целом и на систематическое пребывание в организме человека спиртного, как защитный механизм, формируются симптомы и синдромы хронического алкоголизма.

В этом факторе переноса значимой жизнедеятельности в состоянии опьянения коренной вопрос, почему только 7-8% взрослых людей заболеют хроническим алкоголизмом, а 92-93% — нет. Эти 92-93% употребляющих спиртное получают, как и все люди, эйфорию, но они только пребывают в состоянии опьянения временно, а живут в трезвом состоянии. Даже те люди, которые не переносят значимую жизнь в состояние опьянения, но под внешним давлением они пили систематически и образовались синдромы алкоголизма, у них наблюдалась длительная спонтанная ремиссия и краткая психотерапевтическая работа типа «не начинать», «нельзя пить – поджелудочная» давали благоприятные результаты, так как они не жили в состоянии опьянения.

В настоящее время изучают сущность и природу химических зависимостей в основном биологи и нейрофизиологи под этими углами. Наркологи в основном изучают тонкости клинических особенностей зависимости, развивают их и вширь, и вглубь, что важно, особенности, когда наркология поднимется на другой уровень развития.

Изучение частных вопросов зависимостей, что сейчас наблюдается, которые естественно важны, но как в подобных случаях говорят, нельзя узнать, что такое мышь, изучая только ее клетки. Важен целостный подход к человеку болеющему химической зависимостью и человеку деформированным этим расстройством.

В наркологии доминировала и сейчас доминирует клинико-биологическая парадигма (симптомы, синдромы, включая патологическое влечение к спиртному, невротизация, психопатизация, психоорганический синдром). Но положение дел в наркологии требует, стимулирует и другие парадигмы, другие методологические подходы, учитывающие целостную природу и сущность человека, ее сферы и уровни жизнедеятельности.

Ведь сейчас не учитывается в становлении, возникновении зависимостей фактор резистентности, сопротивления терапии, то есть, человека с его свойствами субъекта, личности как не природного объекта, а то что человек в процессе своего развития сам из себя делает, обладает свойствами самодетерминации, активности, являясь и надприродным существом, феноменом рефлексивности.

Актуально еще раз напомнить слова профессора В.Е. Рожнова: «никто никому роторасширителем рот не открывает и водку не заливает». Ведь человек является субъектом, обладающим не только сферой необходимости, но живет и в сфере возможного.

Главная, ведущая роль в возникновении и становлении клинической формы алкогольной зависимости является систематическое употребление спиртного, то есть, почти постоянное присутствие спиртного в организме человека и как биохимический уровень защиты на этот фактор защитного характера и возникновения симптомов и синдромов (абстинентный синдром, запои с пищевой анорексией, алкогольной анорексией в конце запоя, наличие светлого промежутка, то есть, особой токсической «ремиссии» или посттоксической «ремиссии».

Такая трактовка очевидна и соответствует теории видного патолога И.В.Давыдовского, который считал, что болезнь – это приспособление организма к особым условиям существования, то есть, в данном случае к постоянному присутствию спиртного в организме. Он подчеркивал, что биологически это целесообразно, а клинически это страдания больного.

Но, с другой стороны, отсутствие этих симптомов и синдромов, способствующих хотя временному прерыванию в организме постоянного присутствия способствовало бы более массивной алкоголизации и быстрому наступлению алкогольной энцефалопатии, цирроза печени, кардиопатии.

При формировании зависимости, становлении систематического потребления спиртного образуется еще одно гомеостатическое состояние кроме трезвого состояния, то есть, гомеостаз с параметрами опьянения, и которое способствует возникновению синдрома потери контроля над потреблением спиртного.

По аналогии можно сказать, что этот процесс аналогичен механизмам сохранения половой функции при поздней кастрации, когда эта операция проводилась после формирования вторичных половых признаков и кастрат не способен к продолжению рода, но способен к половой близости, так как до операции был половой акт или ночная поллюция, и это состояние зафиксировалось на нейронных сетях.

Наш анализ показал, что опьянение рвет жесткую связь внутреннего мира человека с его реальностью, дает внутреннему его миру своеобразную автономию, и он может программировать свое внутреннее состояние по своему желанию. С какой целью человек входит в состояние опьянения, то и получает, и это подтверждает анализ таких случаев.

Один из главных, центральных, кардинальных, интегральных, результирующих индикаторов жизнедеятельности человека для самого себя аккумулирующего совокупную сущность его бытия, дающего ему ощущение своей жизни, чувство своего бытия, своего «я», ценность жизни самой по себе, как факта пребывания в этом мире, ценности эмоциональных переживаний, порожденных взаимодействием содержания «я» человека с окружающим миром, самим собой является экзистенция.

Ценности порождаются теми явлениями и проявлениями окружающего мира, потребностями содержания его «я», то есть, соответствие им, так как они оживляют, удовлетворяют его сущность. Ценности, в свою очередь, порождают смысл жизни, так как то, что не имеет для человека ценности, не вызывает настоящего интереса и является индифферентным.

Важно иметь в виду, что ценность жизни присутствует не только в чем-то, но и априорно само по себе, является аксиомой, которая формируется в процессе развития человека, начиная с детства.

Эта априорная, надситуационная ценность сама по себе присуща всему живому, может осознаваться, но в подавляющем положении не осознается, находится в подсознании и на подсознательном уровне постоянно влияет на переживания, чувства ценности бытия, на фактор самосохранения как системообразующий фактор жизни, двигающий силой жизнедеятельности. Эти процессы являются стержневым фактором человеческой деятельности, жизни.

Наличие априорной, самой по себе ценности жизни, бытия самого по себе как ценности, при крахе составляющей экзистенцию, порожденную внешними ценностями, ценностями отношений с другими людьми, то есть, на психосоциальном уровне возникновение эндогенной депрессии не ведет к роковым поступкам. Вот почему в клинике эндогенных депрессий единичны случаи суицидальных тенденций по отношению к общей популяции этих больных.

В этом факторе скрываются механизмы профилактики этих проявлений. Ведь эта ценность, порождения априорно, являющаяся ценностью бытия сама по себе, самоценностью в чистом виде, аксиомой, порождают установку, то есть, предуготованность на подсознательном уровне перетерпеть этот даже позор, состояния фиаско как человека, личности, субъекта, формирует понятие того, что внешние явления и их ценность через какое-то время перестают быть ценностью, как в той песне: «ушла к другому, неизвестно кому повезло».

Принцип психотерапии – «жить теперь и здесь» действительно повышает уровень и саму экзистенцию, но при условии перспективы жизни человека, что данный момент жизни дает для его прогресса, развития, фактора самосохранения в будущем работая на опережение, с учетом динамики развития цивилизации, общества. Так что нужно для богатства проявления экзистенции, ее силы и глубины проявления жить по принципу «здесь и теперь», но с подтекстом ее последствий и перспектив будущего, то есть, в контексте жизни в целом.

Важны ценностные отношения к себе, своей судьбе, жизни в целом, так как даже негативные, отрицательные чувства порождают своеобразную страдальческую экзистенцию, которая тоже порождает ценность, смысл жизни в форме самоуважения, то есть, уважения к себе, что имеет мужество жить в таких условиях наперекор судьбе, то что Мадди выразил сущность личности понятием «жизнестойкость», Таллих – «мужеством быть». То, что, по мнению автора данной работы, в процессе психотерапии декларировать и внедрять принцип «жить вопреки обстоятельствам», коррекция механизмов реализации фактора экзистенции.

Насколько ценностным индикатором бытия, существования, экзистенции человека, ее сила проявления важна, показывает то, что человек пытается повысить ее проявления в чувственных переживаниях, ситуационно повысить посредством туризма, путешествий, альпинизма, посещения театров, концертов, то есть, посредством переживаний, которые носят ценностный характер.

Обобщая, можно сказать, что смысл жизни в самой жизни, и экзистенция сама жизнь. Вопрос ценности жизненных проявлений, вещей, ситуаций, смысла жизни, экзистенции в целом с учетом ее составляющих форм и сфер требует дальнейшей разработки как общего фактора существования человека и включения ее в психотерапевтический в наркологии процесс с целью формирования психической устойчивости, налаживания полноценной деятельности.

Систематическое употребление спиртного обусловленное стремлением и желанием жить в состоянии опьянения, при этом перенос значимой жизни в него, включенность в опьянение глубинной своей сущности, активизация содержания своего «я», повышение эмоционального переживания своего бытия в этом состоянии, предвкушение его, стремление и желание этого состояния. А.Форель назвал эти переживания «находиться под влиянием своих болезненных похотей».

С.С. Корсаков пишет: «внимательно изучая проявление и развитие пьянства, легко прийти к выводу, что само по себе пьянство является в большинстве случаев болезнью, притом весьма тяжелой». Ф.Е. Рыбаков констатировал: «при случайном пьянстве влечение еще не слилось с личностью, а у привычных пьяниц влечение к алкоголю пустило уже глубокие корни в психический строй их организма, сделавшись как бы своеобразной особенностью их личности» и становится «стойким болезненным элементом личности и поэтому непосредственно самим существованием деформирует личность».

Братусь констатировал: «…сама по себе деятельность человека, направленная на удовлетворение потребности в алкоголе, не только отражает, но и формирует изменение личности… именно в процессе этой деятельности изменяется вся иерархия ценностей, вся идеология личности».

То есть, систематическое потребление спиртного, «пьянство» многие ученые констатируют как фактор деформирующий личность, но, к сожалению, говорят только о потреблении, а не о цели этого потребления, как достижении значимой жизни в состоянии опьянения. Часто родственники больных алкогольной зависимостью, наблюдая непосредственно их поведение, говорили о них: «они почти как инопланетяне, живут как будто на другой планете, на которой роль воды играет спиртное». Цель зависимых – не алкоголь, он только средство достижения спиртного.

В психотерапии в целом и психотерапии в наркологии не вскрывается сущность влечения, так как любое влечение, желание – это, прежде всего, непроизвольное возникновение яркого представления о желаемом, предвкушении его и психотерапия влечений, например, к еде, сладкому, алкоголю, это, прежде всего, купирование возникновения яркого представления желаемого, предвкушение его, преднастроя, блокировка возникновения этих состояний.

Так что, важно говорить о личностной стадии зависимости и личностной составляющей наряду с симптомами и синдромами, то есть, клинической составляющей, составляет сущность зависимости, ее целостный характер.

Мы уделили так много внимания освещению проблемы личности, субъекта, так как эта сущность человека, как носителя зависимости, цели психотерапевтического воздействия как объективной, так и субъективной его природы.

Как показывают наши исследования наркологов, психотерапевтов, психологов, они в практической работе исходят из концепции зависимого как симптомы, синдромы, патологические влечения, а не конкретной природы и сущности больного зависимостью, что само собой явилось бы более целесообразным.

Публикуется по: Павлов И.С. Пути, направления и сферы дальнейшего развития наркологии // Психотерапия. – № 12. – 2013. – С. 45-56.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика