Алкоголик и его патологическое влечение к алкоголю

АлкоголизмПатологическое влечение к алкоголю

Со второй половины XX столетия в отечественной наркологической литературе появилось и получило широкое распространение понятие «патологическое влечение к алкоголю», которым был обозначен стержневой синдром при алкоголизме. Можно согласиться с мнением В.Д. Менделевича о том, что термин «патологическое» в определении влечения к алкоголю неудачен.

Действительно, семантически этот термин дает основание предполагать наличие «нормального» влечения к алкоголю. В.Б. Альтшулер полагает, что «нормальное» влечение к алкоголю – это «психологически понятное» влечение. Однако психологически понятным является мотивация алкоголизации, а не возникновение влечения (зависимости).

В этом есть определенное сходство, но отнюдь не тождество с паранойяльным бредообразованием, при котором понятным является фабула бреда, а не возникновение его. Надо полагать, правильнее обозначить стержневой синдром при алкоголизме как «зависимое влечение», но не «аддиктивное влечение», и, конечно, не «аддиктивный крейвинг». 

Вряд ли вообще имеются основания упорно использовать англоязычную терминологию: «аддиктивное влечение», «крейвинг», тем более «антикрейвинг» и др. Английские слова «аддикция» и «крейвинг» ничем не лучше русских слов «зависимость» и «влечение». Они ничего не добавляют в понимании этих феноменов.

Кроме того, «коллеги из других стран» в большинстве своем мало знакомы с нашей научной продукцией, крайне редко ссылаются на работы отечественных ученых. Приходится признавать, что они не проявляют должного уважения к нашей науке. А как известно, если мы сами себя не уважаем, то нас никто уважать не будет.

В.Д. Менделевич отрицает правомерность рассмотрения зависимого влечения и его составляющих в психопатологическом аспекте. В частности, он пишет: «феномен аддиктивного влечения имеет специфические феноменологические (непсихопатологические) особенности». «Непсихопатологические», а какие?

Далее, «он отличается от многих психопатологических симптомов и синдромов и, несомненно, должен рассматриваться в ракурсе особых форм изменений (искажения) волевой деятельности». Встает вопрос: чем отличается и в ракурсе каких особых форм изменений волевой деятельности?

Приобретенное «искажение волевой деятельности» – это норма психической деятельности или нарушение ее? Если ни то, ни другое, то что это? И, по меньшей мере, странным является отнесение к психопатологии лишь психических расстройств психотического уровня.

Разве навязчивые идеи, невротическая депрессия, гипнопомпические и гипнагогические галлюцинации, симптом Пьера Жане, да и многие другие симптомы невротического уровня не представляют собой психопатологию? Кстати, не без основания же первый этап заболевания алкоголизмом получил в свое время название «неврастеническая стадия».

Мы полагаем, что продвижению в познании алкоголизма как заболевания, в его диагностике и лечении во многом будет способствовать дальнейшее изучение и уточнение его клинико-психопатологических проявлений и механизмов их возникновения. В данной работе предпринята попытка рассмотреть в таком аспекте клиническую структуру начального этапа синдрома патологического влечения – психическую зависимость.

В структуре патологического (зависимого) влечения к алкоголю в 60-80-е годы прошлого столетия выделялась психическая и физическая зависимость (Портнов А.А., 1962; Сегал Б.М., 1967; Зеневич Г.В., 1987; Завьялов В.Ю., 1988 и др.). В последующем правомерность этого подразделения стала подвергаться сомнению, так как, по мнению ряда наркологов, таких как Г.В. Зеневич, В.Б. Альтшулер и др., между психической и физической зависимостью нет существенного различия.

В.Б. Альтшулер утверждает, что вопрос о разделении патологического влечения на «первичное» и «вторичное», на «психическую и физическую зависимость», по-видимому, может быть снят, так как «доминанта является материальной основой внутреннего единства психической и физической «зависимости», поскольку она представляет собой разветвленную многоэтажную систему, в которую входят интеллектуальный эмоциональный, вегетативно-сосудистый, эндокринный, висцеральный и другие компоненты и уровни».

И далее, «многокомпонентность, многоэтажность, системный характер функциональной структуры алкогольной доминанты, а также ее способность возбуждаться как рефлекторным, так и гуморальным путем — вот то, что объединяет между собой первичное и вторичное влечение к алкоголю и делает не нужным их резкое противопоставление друг другу».

Действительно, клинические проявления механизмов доминанты прослеживаются как на этапе психической зависимости, так и после возникновения физической зависимости. Механизмы доминанты дают возможность понять сущность патологического (зависимого) влечения, но ими нельзя объяснить, как возникает заболевание алкоголизмом, как физиологическая доминанта при психической зависимости превращается в алкогольную патологическую доминанту при физической зависимости.

Биохимия алкоголизма

АлкоголизмВполне законно предположить, что ответы на эти вопросы могут быть найдены в существующих гипотезах метаболического механизма возникновения алкоголизма. Эти гипотезы заключаются в следующем. Промежуточным токсичным продуктом метаболизма этанола является ацетальдегид, под влиянием которого высвобождаются катехоламины и образуются морфиноподобные соединения.

При систематическом употреблении алкоголя стимулируются микросомальная и каталазная системы окисления его, что приводит к нарастанию максимальных концентраций ацетальдегида. Это определяет все большую степень высвобождения и синтеза катехоламинов, в том числе и дофамина, а также увеличение образования опиатов, вызывающих эйфорию.

Синтез эндогенного этанола при этом оказывается недостаточным и поступающий в организм экзогенный алкоголь включается в обменные процессы. Это и определяет появление потребности постоянного введения в организм экзогенного этанола.

Основой другой метаболической гипотезы является выявленный факт, что при систематическом употреблении алкоголя плохо усваивается глюкоза – основной источник получения энергии нервных клеток. В этих условиях нервные клетки используют богатый калориями экзогенный этанол, который включается в клеточный обмен.

По мнению К.В. Судакова, алкоголь и наркотики обладают «резко выраженным свойством включаться в метаболизм мотивационных центров гипоталамуса… Их отсутствие формирует мотивационное возбуждение, направленное на поиск соответствующего вещества во внешней среде».

В указанных гипотезах и в ряде других при возникновении алкоголизма основным считается механизм включения экзогенного алкоголя в обменные процессы клеток головного мозга. Считается, что в результате этого появляется новый вид потребности – постоянный «этаноловый голод».

Эта потребность и определяет формирование патологической алкогольной доминанты на фоне хронической интоксикации организма и прежде всего головного мозга. Таким образом, клинические проявления алкоголизма, по всей видимости, обусловлены не одним, а несколькими патогенетическими механизмами.

Современные данные о патофизиологических механизмах возникновения синдрома зависимости при алкоголизме представлены в работах И.П. Анохиной, Ю.Л. Арзуманова и С.К. Судакова. В частности, отмечаются особенности влияния этанола на катехоламиновую нейромедиацию в лимбических структурах мозга, в системе подкрепления. Указана роль олигопептидов, выступающих в качестве лигандов, связывающихся с аффинными рецепторами нейронов лимбических структур мозга и определяющих возникновение положительных и отрицательных эмоциональных реакций.

Следует, однако, напомнить, что известный отечественный физиолог П.К. Анохин, выступая на V Всесоюзном съезде невропатологов и психиатров, призывал психиатров использовать для познания механизмов, лежащих в основе психических расстройств, нейрофизиологические концепции. Он сказал: «Чем глубже на молекулярный уровень мы уходим при рассмотрении физиологических механизмов, тем меньше они дают нам возможность понять поведенческие реакции животных и человека».

Концепция доминанты А.А. Ухтомского

АлкоголизмПожалуй, в наибольшей мере для объяснения не только поведенческих реакций человека, но и некоторых видов его патологии может быть использована концепция доминанты А.А. Ухтомского. Рассмотрению клиники алкоголизма в аспекте концепции А.А. Ухтомского о доминанте была посвящена работа Н.Н. Тимофеева. Как уже отмечалось, с позиций концепции о физиологической доминанте рассматривает синдром патологического влечения к алкоголю В.Б. Альтшулер.

Однако, в своей работе «Патологическое влечение к алкоголю» он излагает сущность концепции А.А. Ухтомского в настолько обобщенной форме, что это не дает возможность проследить имеющиеся корреляции между структурными компонентами доминанты и клиническими проявлениями алкоголизма. В этой связи мы полагаем целесообразным представить механизмы этого физиологического феномена более подробно.

В каждый момент времени животное (человек) может выполнять лишь какую-то одну жизненно важную для него рефлекторную реакцию. Например, в обстоятельствах, когда одновременно сосуществуют угроза жизни и возможность утоления голода, как правило, поведение (реакцию) животного (человека) определяет инстинкт самосохранения.

В то же время, иерархия инстинктов меняется в зависимости от их соотношения. При возникновении угрозы гибели потомства и угрозы жизни родительской особи поведение родительской особи определяет не инстинкт самосохранения, а половой инстинкт, включающий не только воспроизведение потомства, но и его кормление и защиту.

Преобладание наиболее биологически важного инстинкта (рефлекторной реакции) в данный момент времени и при данных обстоятельствах обеспечивается основным движителем прогрессивной эволюции – естественным отбором. Этот инстинкт становится господствующим в поведении в результате формирования на его основе доминанты.

Нормальная жизнедеятельность организма возможна при сохранении физико-химического гомеостаза, любое отклонение или сдвиг его вызывает в организме определенную вновь возникающую потребность, например, голод или жажду. При этом соответствующая группа нервных центров (центр пищевого инстинкта – центр «голода» или «жажды») приходит в состояние повышенной возбудимости по сравнению с другими нервными центрами. Эти центры становятся чувствительными к различным раздражителям, хотя ранее они являлись индифферентными.

Одновременно происходит торможение, подавление активности других нервных центров. Идущие же к ним раздражения теперь направляются к господствующим центрам. Доминанта как бы притягивает их к себе и тем самым усиливает реакцию, удовлетворяющую основную потребность. В результате организм, как целое, мобилизуется на разрешение наиболее важной в данный момент задачи.

Побочным, но исключительно важным механизмом при этом является изменение направления раздражения, движение которого отклоняется от других (индифферентных) нервных центров к активно действующему нервному центру. Этот феномен определяет установление новых условных связей со средой – выработку новых условных рефлексов. А.А. Ухтомский писал: «…доминанты с их экспансией влекли к обогащению организма новыми возможностями, они лежат в основе образования новых рефлексов». По мнению А.А. Ухтомского, активность доминант и адаптивность (установление условных рефлексов) организма представляют собой два взаимосвязанных и взаимозависимых процесса, определяющих жизнедеятельность живых существ на Земле.

Поведение же живых существ связано с возникающими у них потребностями, удовлетворение которых обеспечивается формированием соответствующих доминант и условных рефлексов. В процессе жизнедеятельности у человека создается сложная уникальная калейдоскопическая система доминант и условных рефлексов. Эта система определяет субъективность восприятия человеком окружающего мира.

А.А. Ухтомский утверждал, что «человек смотрит на мир через призму своих доминант». В частности, становится понятным, почему в состоянии аффекта человек может сказать нечто такое и совершить такие поступки, о которых потом сожалеет. В этих случаях мощное возбуждение основной доминанты (причина аффекта) затормаживает другие доминанты, что проявляется в аффективном сужении сознания (в пределах психологической нормы). Доминанта, писал А.А. Ухтомский, – «это и маховые колеса нашей машины, помогающие сцепить и организовать опыт в единое целое, но это же и навязчивая идея, предрассудок поведения».

Начало развития алкоголизма

АлкоголизмВ первой стадии заболевания алкоголизмом, при психической зависимости патологическое состояние обусловлено главным образом токсическим влиянием часто и в больших объемах потребляемого алкоголя. Вначале патологическое состояние определяют преимущественно соматические расстройства наряду с отдельными психопатологическими проявлениями, такими как эпизодическое чувство безотчетной тревоги и вины, иллюзорное ощущение замедления течения времени, элементы формирующейся анозогнозии.

У больных отмечается диссомния с трудностями засыпания и с беспокойными сновидениями, потеря аппетита. Больные предъявляют жалобы на повышенную утомляемость, общее плохое самочувствие. В.Б. Альтшулер особо подчеркивает, что влечение к алкоголю «формируется на фоне патологического (токсического) состояния головного мозга и в тесной связи с этим».

Симптомы зависимого влечения, возникающего в этой стадии заболевания, представляют собой проявления психологических новообразований (по терминологии JI.C. Выгодского), возникающих в результате формирования физиологической доминанты. Потребностью, на базе которой формируется доминанта, является чаше всего стремление к психологическому комфорту, возникающему в условиях повторяющихся застолий. И лишь потом, в связи с включением метаболического механизма, происходит смена мотивации. Феномен смены первоначальной обыденной мотивации (потребность в эмоциональном контакте, участие в торжествах и др.), когда прием алкоголя используется как средство, на мотивацию, в которой алкоголь становится «самоцелью», отмечен в работах К. Обуховского, Б.С. Братусь еще в 70-х годах прошлого века.

Как правило, на первые признаки начала алкоголизации человека обращают внимание, хотя и не всегда сразу, окружающие его, близкие люди. Они замечают в поведении человека, казалось бы, ведущего обычный образ жизни, с обычной частотой потребления спиртных напитков не свойственные ему ранее качества.

Человек начинает испытывать смущение и неудобство в разговорах с близкими по поводу употребления и злоупотребления спиртными напитками. Нередкими в его поведении становятся перепады настроения: казалось бы, беспричинная подавленность и раздражительность (по типу легкой дисфории), чувство безотчетной тревоги, вины сменяется обычным или даже несколько повышенным настроением.

Сам человек поначалу объясняет перепады настроения перегруженностью работой, трудностями межличностных отношений и другими причинами. Характерно, что в качестве причины употребление алкоголя им категорически отвергается и не рассматривается.

В трезвом состоянии он по большей части угрюмый, хмурый, ворчливый. Жалуется на скуку, на однообразие жизни. Перестает следить, как это было прежде, за своим внешним видом. Поведение больного заполнено поиском компании и поводов для встречи с приятелями.

Отмечается психическое оживление при обсуждении предстоящих застолий. Обращает на себя внимание повышенная инициатива в подготовке застолий, в действиях, направленных на устранение возможных препятствий к алкоголизации. Появляется не присущая ранее непоседливость, суетливость. В разговорах больного с окружающими все чаще и чаще звучит упоминание об алкоголе.

Наряду с расхожими речевыми шаблонами типа: «спор на поллитра», «раздавить бутылку», нередко используются прибаутки: «не послать ли нам гонца за бутылочкой винца?» и т. п. Обсуждаются существующие и распространенные в населении мифы о положительном влиянии алкоголя на организм человека. С удовольствием, а нередко и с гордостью рассказывается о прошедших застольях, во время которых было выпито «уж очень» большое количество алкоголя.

Обращает на себя внимание отвлечение и рассеянность в беседах на другие темы. Типичны алкогольные сновидения, в которых больной видит себя активным участником застолья. В связи с все учащающимися состояниями опьянения появляются конфликты в семье. Человек категорически отрицает заболевание алкоголизмом, утверждая, что в любой момент он может прекратить употреблять алкоголь. Отстаивает свое «законное право личности» на потребление спиртных напитков.

Характерна «непроницаемость» (выражение В.Б. Альтшулера) к доводам рассудка в этом плане. С абсолютной уверенностью в возможности действительного исполнения их больной дает обещания прекратить частое употребление алкогольных напитков.

Конфликты в семье, а также появляющиеся трудности на работе, с друзьями получают в психологической переработке больного более или менее убедительную мотивировку, в которой вина за появление трудностей и конфликтов ложится не на него, а на кого-то другого (чаще на жену, тещу, начальство по работе и т.д.). При опьянении довольно быстро теряется возможность участия в определяющем застолье событии, не полностью отражается обшая ситуация, не воспринимаются обшие тосты, появляется тенденция к локальной группировке (с ближайшими соседями по застолью).

При сопоставлении закономерностей формирования и функционирования доминанты с возникновением и проявлениями синдрома психической зависимости при алкоголизме наблюдается достаточно четкая их корреляция. Чувство психологического комфорта, довольства, приподнятого настроения, обусловленное возбуждением возникающего в состоянии алкогольной интоксикации т.н. «центра удовольствия», закономерно проходит при вытрезвлении, сменяясь некоторой подавленностью.

При частом повторении такого переживания у человека по механизму условного рефлекса появляется неосознанное стремление к ситуации, в которой возникает состояние психологического комфорта. Это стремление представляет собой появление новой постоянной потребности, неудовлетворенность которой вызывает негативные переживания: подавленность и раздражение. Удовлетворение ее (распитие алкогольных напитков) происходит в более или менее привычных месте, времени и компании.

Восприятие всех элементов физической (место, время) и социальной (приятели, собутыльники) среды, в которой происходит алкоголизация, получает положительную эмоциональную окраску. Происходит это по законам функционирования доминанты. Элементы среды, многие из которых ранее были индифферентными, теперь являются положительными раздражителями.

При удовлетворении основной в данный момент потребности (в алкоголизации) раздражения от элементов среды направляются к возбужденному «центру удовольствия». И соответственно они получают в восприятии человека положительную окраску.

При формировании доминанты включаются все механизмы удовлетворения потребности в алкоголизации. Почти все, на что человек обращает внимание, так или иначе, напоминает о приятных сторонах употребления алкоголя. В сознании больного постоянно всплывают мысли о спиртном, повышается настроение в предвкушении выпивки.

Все то, что препятствует алкоголизации, будучи раздражениями, не поддерживающими удовлетворение потребности, по законам доминанты блокируется, гасится. В частности, это же лежит в основе отказа человека рассматривать потребление алкоголя в качестве причины возникающих трудностей и представляет собой предтечу психопатологического симптома – анозогнозии.

Специфика алкогольной доминанты

АлкоголизмСпецифика алкогольной доминанты обусловлена особенностями влияния алкогольной интоксикации на корковые структуры различного уровня. Известно, что в нижних корковых и в подкорковых структурах при опьянении возникает возбуждение (это проявляется в подъеме настроения, обострении инстинктов, в двигательной и речевой активности и т.д.).

Высшие корковые структуры, ответственные за интеллектуальные операции и этическую регуляцию поведения, при алкогольной интоксикации угнетаются (тормозятся). Поэтому возникновение условных связей при формировании алкогольной доминанты носит усеченный характер. В образовании условных рефлексов используется восприятие примитивных, чисто инстинктивных и непосредственно-конкретных раздражителей.

Рациональное познание, высшие этические установки (деятельность высших корковых инстанций) в образовании рефлексов участия не принимают. Об этом свидетельствует, в частности, возникновение мифов о положительном влиянии алкоголя на организм человека. Создаются эти мифы в большинстве случаев людьми с актуальными алкогольными проблемами.

При систематическом потреблении спиртных напитков, как правило, возникают нарушения сна. Вместе с тем человек отмечает, что после алкоголизации он легко и быстро засыпает.

Поскольку алкогольная доминанта формируется на уровне корковых структур, обеспечивающих чувственно-образное отражение действительности, у человека появляется убеждение в том, что алкоголь улучшает сон. В то же время под влиянием алкогольной интоксикации высшие корковые структуры, ответственные за рациональное познание, в формирование доминанты не вовлекаются.

И потому не учитывается человеком то обстоятельство, что после алкогольного опьянения в связи с интоксикацией организма сон носит наркотический характер и не восстанавливает силы, не дает и не может дать ощущения бодрости. Так же возникает и большинство остальных мифов о положительном влиянии алкоголя на организм.

Итак, физиологической основой синдрома психической зависимости при алкоголизме является комплекс активно функционирующих доминант, сформировавшихся в результате появления алкогольных потребностей. На основе комплексной алкогольной доминанты возникают условные рефлексы, также имеющие алкогольную привязку: собутыльники, место застолья, время обычной алкоголизации, музыка, запахи итак далее.

Комплексная алкогольная доминанта и алкогольные условные рефлексы определяют широкое заполнение алкогольной атрибутикой сознания (мировосприятие) человека, злоупотребляющего алкогольными напитками. При формировании синдрома психической зависимости существенное значение имеет также обычно изначальная, но в любом случае постепенно нарастающая недостаточность рационального познания (второй сигнальной системы). Это проявляется, как уже отмечалось, в особенностях возникновения условных рефлексов (выпадает интеллектуальное звено), в алкогольной анозогнозии.

Таким образом на первом этапе заболевания алкоголизмом клиническую картину определяет формирование физиологической доминанты на основе потребности в психологическом комфорте, в достижении которого алкоголь выступает лишь как средство. Это принципиальное отличие психической зависимости от физической, при которой появляется потребность в алкоголе как таковом, и алкоголь становится самоцелью.

В литературе высказывались суждения о том, что клинические проявления психической зависимости трудно использовать в качестве симптомов начавшегося заболевания из-за неопределенности и размытости границ между первичным и вторичным влечением к алкоголю. Однако, по нашему мнению, синдром психической зависимости представляет собой достаточно четкий симптомокомплекс, так как в него входят клинические проявления механизмов формирующейся алкогольной доминанты, а также проявления хронической алкогольной интоксикации.

Признаки, входящие в синдром психической зависимости

1. Не вполне осознаваемый поиск поводов для организации застолья.

2. Поиск людей, с которыми «полагается» выпить (старые друзья и др.).

3. Смущение и неудобство в разговорах с близкими и знакомыми о проблеме употребления и злоупотребления спиртными напитками.

4. Почти все, что привлекает внимание, напоминает об алкоголе.

5. Ощущение замедленного течения времени.

6. Оживление при обсуждении предстоящей выпивки.

7. Повышенная инициатива часто с элементами суетливости в подготовке к предстоящему застолью.

8. Активность в действиях, направленных на устранение возможных препятствий к алкоголизации.

9. Чувство психологического комфорта в состоянии опьянения..

10. Перепады настроения.

11. Подавленность и раздражение в трезвом состоянии.

12. Эпизодическое чувство безотчетной тревоги и вины.

13. Алкогольные сновидения.

14. Появление в разговорах постоянной алкогольной тематики.

15. Недостаточность рационального элемента в суждениях, имеющих отношение к алкогольной проблеме.

16. Использование алкогольных речевых штампов.

17. Категорически отвергается и не рассматривается употребление алкоголя как причина появившихся трудностей.

18. «Непроницаемость» к доводам рассудка при обсуждении алкогольных проблем.

19. Вина за возникновение трудностей и конфликтов возлагается на других.

20. Враждебное отношение к лицам «навязывающим» трезвость.

21. Легкость и частота обещаний прекратить выпивки (больные сами верят в свои обещания), которые не выполняются.

22. Анозогнозия.

23. Легко возникают состояния нерезкого (непсихотического) сужения сознания.

Заключение

Синдром психической зависимости при алкоголизме относится к той категории симптомокомплексов, в формировании которых имеет место сочетание психологических и психопатологических механизмов. Он представляет собой клиническое проявление сочетания алкогольной доминанты и хронической алкогольной интоксикации.

Основные закономерности формирования физиологической доминанты, выявленные А.А. Ухтомским, дают возможность понять синдромогенез психической зависимости и достаточно четко определить клиническую структуру этого синдрома. Последнее способствует ранней диагностике алкоголизма и соответственно более эффективному лечению его.

Имеющее место различие патофизиологических механизмов при синдромах психической и физической зависимости дает основание рассматривать их в качестве самостоятельных обособленных синдромов. Закономерности синдромогенеза психической зависимости при алкоголизме могут быть использованы при разработке терапевтической и, в частности, психотерапевтической программы.

Публикуется по: Антропов Ю.А. и др. Некоторые аспекты патологического (зависимого) влечения при алкоголизме // Вопросы наркологии. – № 1. – 2014. – С. 121-132.

3 комментария на “Алкоголик и его патологическое влечение к алкоголю”

  • Галина:

    Здравствуйте! Я живу в Тюменской обл., как можно помочь сыну вылечиться от алкоголизма? Приехать к Вам? Сыну 25 лет, лечили в наркологической клинике дважды, кодировали и ничего не помогает. Пожалуйста помогите!!!

  • Светлана:

    Алкоголизм – это одна из страшнейших болезней, которая унесла не один миллион талантливых и хороших во всех отношениях людей. Мой лучший товарищ в силу разных обстоятельств попал в цепкие руки этого дьявола. Сколько раз я пытался его спасти от запоя, но все мои попытки действовали на короткий промежуток времени. Но есть же такая говорка в народе, что настойчивым удается победить стены препятствий, поэтому я смог спасти своего товарища. Не стоит медлить главное, эту бестию можно победить только настойчивым и волевым людям, поэтому запаситесь терпением и настойчивостью, дай вам Бог их ровно столько в скольких вы нуждаетесь. Всех вам благ, крепитесь!

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика