Когда лечите алкоголизм в домашних условиях, не забывайте о холестерине и атеросклерозе

Правда о холестерине

Если человек злоупотреблял алкоголем, ему непременно следует обратить внимание на холестерин, точнее на «плохой» холестерин, а также на преодоление атеросклероза. Весь секрет устойчивости атеросклероза к любым попыткам его, так сказать, извести в том, что холестерин — это вещество, необходимое для жизнедеятельности настолько же, насколько вода или, скажем, сахар.

На данный момент уже совершенно ясно, что жизни без холестерина нет и быть не может. А известно это стало благодаря почти столетию попыток пресечь обмен этого вещества в организме. И результатам тех из них, что, против ожидания, увенчались успехом.

Хоть о вреде холестерина нередко можно услышать и сейчас, тон нынешних заявлений по этому поводу, согласимся, не идет ни в какое сравнение с тем, что звучало прежде. Одно время кардиология рекомендовала низкохолестериновую диету всем, и еще с юных лет. А в особенности — беременным и молодым матерям, желающим иметь здоровых детей. 

Эти советы появились потому, что наука установила: в детстве налипшие на стенки сосудов бляшки еще могут иногда самопроизвольно рассасываться. К подростковому возрасту это начинает происходить все реже. А уже к 25 годам коронарные артерии человека оказываются сужены этими отложениями почти на 80%. Естественно, такие открытия шокировали и ученых, и общественность.

Поэтому холестерин был объявлен «врагом № 1» всего человечества. А любые пути прекращения ему доступа к кровеносной системе признаны единственным средством прожить долгую и здоровую жизнь.

Но этот взгляд на холестерин как вещество лишнее, побочный продукт, поступающий в организм вместе с животными компонентами, не учитывал нескольких моментов. Возможно, случайно, но вероятнее всего — намеренно. Первый момент заключается в том, что холестерин, или, вернее, холестерол, — вещество для организма вовсе не лишнее, а очень даже активно потребляемое.

Из него строятся белые белковые оболочки для нейронов головного и спинного мозга — тех из них, что должны быть покрыты оболочкой. Затем, из холестерина строятся мембраны клеток любого типа — легких, печени, почек, мышц и пр. Потом, полностью из холестерина желчный пузырь синтезирует желчь. Наконец, именно это вещество служит основой для производства основы половых гормонов — гормона прогестерона.

Второй момент заключался в том, что, несмотря на столь впечатляющий коэффициент сужения сосудов, в 25 лет наша сердечно-сосудистая система, как и мы вообще, чувствует себя вполне даже неплохо. Иными словами, эти отложения словно вовсе ее работе не мешают.

Собственно, сейчас уже известно, что первые симптомы атеросклероза появляются у нас, только когда процент сужения просвета коронарной артерии «переваливает» за 90%. А ишемия и прочие его последствия наступают после сужения просвета более чем на 95%.

Это любопытно, не правда ли? Выходит, наше сердце без проблем способно работать при едва ли не полном отсутствии кровообращения в его магистральных сосудах!

Третий момент в этой, что называется, темной истории связан с нелепостью выдумок, будто поступление холестерина в кровь можно остановить хоть какими-то способами. Дело в том, что холестерин попадает во внутреннюю среду нашего тела не только извне, с продуктами животного происхождения. Его еще и вырабатывает наша собственная печень. Причем при снижении количества холестерина в пище (переходе на вегетарианский рацион) она значительно увеличивает долю его синтеза.

Иными словами, от атеросклероза не избавиться даже переходом на строгое вегетарианствоне то что поддержанием баланса растительных и животных элементов в рационе.

Четвертый вопрос нам следует задать самому, так сказать, атеросклерозу. Теория холестерина как вещества лишнего подразумевала, что он попадает в кровоток, как и прочие компоненты пищи. Но «деться» из него, в отличие от них, потом никуда не может. Ведь если он лишний, ни одна ткань его не усвоит. Из этого следовала мысль, что холестериновые бляшки в дальнейшем просто циркулируют по разветвлениям сосудов с током крови, пока не осядут на одной из стенок.

Мысль, конечно, была хороша, но она не объясняла двух нюансов. Во-первых, причину, по которой бляшка не застревала в первой попавшейся узкой развилке, подобно тромбу, а именно крепилась где- то на стенке.

Ведь мы же понимаем, что в организме просто так ничего не происходит, не правда ли? И что если наука описывает своеобразную логику поведения тромба, то в случае с тромбом она ясна до конца. А вот в случае с холестерином — нет. И во-вторых, эта теория уж совсем не в силах объяснить (ни была, ни есть), почему бляшки крепятся в основной массе не «где-нибудь», а именно на стенках коронарных артерий.

Согласимся, это идет с «логикой» тромба откровенно вразрез. Тромб застревает там, где не может протиснуться, — в сосудах узких, мелких, с небольшим напором крови. Сгустки, прикрепленные ножкой к стенкам (расположенные внутри варикозных карманов или мешочка аневризмы), мы сейчас в расчет не берем. Они изначально возникают как статичные и не путешествуют с кровотоком, как холестерин, — не являются, в отличие от него, блуждающими.

Так вот, по какой неведомой никому причине тромбы застревают в местах, где им это сделать проще всего, а холестерин — в местах, где это сделать почти невозможно? Ведь коронарные артерии — это самые крупные сосуды тела с наиболее быстрым и сильным током крови!..

Менее удачного места для крепления к стенке не найти, наверное, во всей кровеносной системе. Тем не менее это факт: атероматозные бляшки быстрее и охотнее всего засоряют именно самые крупные артерии тела. То есть сосуды, подводящие непосредственно к сердечной мышце и служащие началом любого из существующих в организме кругов кровообращения.

Иногда в медицине попадаются сценарии закупорки холестериновыми отложениями и отдельных ветвей — то есть и впрямь периферических участков, как при тромбозе. Но будем откровенны: таких случаев (локальная ветка была перекрыта именно холестерином, а не тромбом) — один на десятки тысяч. А все прочее — это не объяснимое никакой логикой стремление холестериновых отложений блокировать именно место сосредоточения всех магистральных артерий.

Конечно, все это наводит на мысль не столько о случайности, сколько о закономерности процесса. Поэтому со временем наука изменила свое отношение к атеросклерозу и холестерину.

Сейчас за холестерином уже свободно признается биологическая ценность и важная роль в жизнедеятельности тела. А атеросклероз многие предпочитают рассматривать просто как часть (даже основу) старения всего организма. В самом деле: что еще, кроме постепенно угасающего кровообращения, могло бы столь эффективно запустить распад тканей вместо их обновления?..

По сути, старение тела — это когда процент погибших клеток в тканях начинает устойчиво превышать процент зародившихся молодых. Согласимся, такое еще нужно уметь устроить, не позволив процессу превратиться в банальный некроз, как при гангрене!

Так вот, сейчас кардиология все больше склоняется к мысли, что атеросклероз является не столько заболеванием, сколько основой, из которой «вырастает» весь каскад реакций, заставляющих нас стареть и умирать. Очевидно, это мысль более здравая, чем противоречащая ряду фактов реальности теория. Но вопрос в другом, и он даже не один.

Во-первых, признаем честно: может, 60 лет — это уже и старость. Но 30 — определенно нет. А между тем треть первых инфарктов среди мужчин как раз приходится на возраст 35-45 лет. И приведенная цифра действительна для всего современного мира.

Разумеется, женщин это не касается, но только по одной причине. А именно потому, что вплоть до самого климакса (47-50 лет) их коронарные артерии находятся под надежной защитой, обеспеченной действием эстрогена. Так что атеросклероз нормален не всегда — довольно часто он носит черты, уж слишком заметно роднящие его с патологией.

А во-вторых, есть еще один момент. Состоит он в том, что важно пусть не в мировых масштабах, но лично для нас и для нынешнего разговора. Наша проблема пока — гипертония, вызываемая в основном атеросклерозом. Во всяком случае, именно атеросклероз приводит к тому, что едва мы снимем один гипертонический криз, на его, так сказать, месте тотчас возникает другой.

Сужение коронарных артерий делает нашу проблему хронической, рецидивирующей, постепенно усугубляющейся. Поэтому нам бы хорошо избавиться от этих отложений или хотя бы их части — ведь нам еще рано и стареть, и умирать.

Но мы не можем, поскольку, как и было сказано выше, все медицинские меры, направленные на борьбу с этой патологией или нормой, неэффективны. А ряд эффективен, только с отрицательным знаком скорее, чем с положительным.

Скорее всего, затруднения медицины по части сколько-нибудь значимого влияния на атеросклероз сплошь вызваны начальными ошибками. Ведь с самого начала кардиология оценивала его роль в жизнедеятельности и старении тела в корне неверно.

Полезна ли низкохолестериновая диета?

Низкохолестериновая диета? Как и было сказано, она просто не может быть эффективной ни при каких обстоятельствах, и мы уже объяснили почему.

Напомним: потому, что перестать есть холестерин еще можно. А вот вынудить печень прекратить его производство…

В общем, это тоже возможно, как доказала практика фармацевтики, разработавшей препараты именно с таким действием. Правда, последствия их приема в большинстве случаев не менее летальны, чем сам атеросклероз, — и это тоже доказано на практике. Словом, для применения в профилактических целях ни диета, ни эти препараты не подходят, и это факт.

Что же нам останется после того, как мы отставим в сторону средства, блокирующие усвоение холестерина, и диету, ограничивающую его поступление? В сущности, у нас и останется лишь одно средство, способное помочь нам в теории, хотя на практике оно помогает не всегда, не всем и не на всех стадиях развития атеросклероза. Но обо всем по порядку.

Лечение с помощью медикаментов

В течение довольно долгого времени профилактика атеросклероза и всех его следствий, включая гипертонию, проводилась с помощью тех же средств, что и лечение последних его стадий, а также восстановление после одного из его осложнений. Еще проще, при высоком артериальном давлении пациенту сплошь и рядом назначались те же средства, что и после обширного инфаркта или инсульта.

Это звучит странно, но это так. Более того, подобные рекомендации нередко можно получить и теперь. Кардиология все никак не найдет в себе достаточно сил, чтобы отказаться от единственных средств, способных замедлить атеросклероз у всех. То есть даже у тех, кто провел в кресле всю прежнюю жизнь и твердо намерен продолжать в том же духе…

Что ж, ничего удивительного. Во-первых, потому, что таких больных среди гипертоников — абсолютное большинство. Правда, это большинство лишь выжидает до последнего. Оно тоже рано или поздно начинает прислушиваться к голосу разума. Просто, как правило, это происходит в момент, когда делать что-либо уже поздно. И когда ни одна принятая мера при всем упорстве ее проведения не даст результата лучшего, чем самый незначительный…

Ну а во-вторых, врач охотно назначит нам самые небезопасные средства потому, что ничего более надежного в его арсенале все равно нет. Ведь лекарство от атеросклероза так и не было изобретено. Хуже того: пока медицина не поймет, почему печень производит часть бляшек словно специально предназначенными не для усвоения, а для налипания на стенки (так называемый плохой холестерин), надеяться на прогресс в этом направлении и не стоит.

Да, во взаимоотношениях кардиологии с атеросклерозом осталось много пробелов. Некоторые из них мы указали выше. Но, пожалуй, самый главный вопрос, который требует ответа, заключается именно в том, почему разного типа контейнеры ведут себя в кровотоке тоже по-разному.

Немного проясним теорию, чтобы не запутаться. Итак, холестерин как вещество — он всегда один.

О «плохом» и «хорошем» холестерине

Ни «плохим», ни «хорошим» сам по себе он не бывает — у него всегда одна и та же форма молекулы, одни и те же химические свойства. Эти эпитеты наука применяет к разным вариантам как бы упаковки одного вещества. Иными словами, на практике все выглядит так:

1. Холестерин поступает в печень из пищеварительного тракта или выделяется ею из молекул животного жира. Да-да, никакой ошибки — прямо из кишечника в кровоток его молекулы не опадают никогда.

На этом этапе они слишком велики для прохождения сквозь стенки сосудов, да и с кровью это жироподобное вещество в чистом виде контактировать не сможет. Поэтому весь холестерин, который оказался у нас в кровеносных сосудах, попал туда из печени, и никак иначе.

2. Печень упаковывает все оказавшиеся в ее протоках молекулы холестерина и жиров (как растительных, так и животных) в белковые контейнеры — ту самую упаковку. Смысл этой упаковки в том, что она, в отличие от чистого жира или холестерина, может свободно переноситься с током крови и не попробует при этом слипнуться с первыми попавшимися ей навстречу тельцами, белками, самими стенками сосудов. После обретения новой, органичной для состава крови оболочки холестерин и жиры выпускаются в «свободное плавание» с током крови — для отправки с ним в целевые ткани.

3. Заметим при этом: молекулы жира обоих видов, а также холестерин упаковываются все вместе, «скопом» в одну оболочку. Но сама оболочка бывает разной.

Контейнеры одного типа крупнее, более рыхлые и тяжелые. Именно они называются «плохим» холестерином (хотя внутри них находится не один холестерин), или ЛПНП липопротеидами низкой плотности. А другие контейнеры помельче, более плотные, называемые «хорошим» холестерином, или ЛПВПлипопротеидами высокой плотности.

Последние считаются «хорошими» по двум причинам. Во-первых, они почти никогда не оседают на стенках сосудов, в отличие от ЛПНП. А во-вторых, они обладают полезной способностью снимать своих недавно налипших на стенку более тяжелых и крупных «собратьев» и транспортировать их затем обратно в печень — вероятно, на переработку. Однако и по сей день науке точно неизвестно, на переработку ли и какой тип контейнера образуется из них в итоге.

Как видим, проблема существует. Выходит, печень сама решает, в какой тип контейнера упаковать каждую очередную порцию животных или растительных жиров либо холестерина. И наука не имеет ни малейшего представления, на каких основаниях она их разделяет.

Плюс, в этом есть еще один момент, который сделает неэффективной любую нашу попытку избавиться от атеросклероза. Ведь внутри любой атероматозной бляшки содержится не только холестерин, но и растительное масло, которое мы берем вместо сливочного. А значит, даже перестав есть животные продукты полностью, мы все равно получим те же бляшки в кровотоке.

И что нам проку с того, что внутри них не будет ни грамма холестерина, если на стенки налипают именно бляшки, а не он сам? Ну, налипнет на стенку сплошное подсолнечное масло, а не смалец — вот и вся разница!

Пока наука не разрешит эти противоречия, ждать от нее чего-то выдающегося в плане лечения атеросклероза, согласимся, бесполезно. Ведь едва ли мы сами сумели бы отрегулировать механизм с незнакомым нам устройством…

Оттого в кардиологии мы часто неправы, взваливая всю ответственность за свое выздоровление на врача. В особенности если для некоторых назначаемых им мер у нас нет еще и желания или времени.

И по этой же причине нам следует быть осторожнее, когда мы решаем, следовать какой-то рекомендации специалиста или нет. Заболевания бывают изучены в большей или меньшей степени. С теми, с которыми врачу давно и все ясно, лучше обращаться к нему, а не знахарю и пр. А в лечении — слушаться его неукоснительно.

Но есть патологии другие — оставшиеся загадкой для науки. И при попытках их лечения мнение врача имеет столько же шансов оказаться правдой, как и мнение наше или упомянутого только что знахаря.

Если с этим мы разобрались, пора перейти к медикаментам, которые нам, возможно, назначат. Поскольку гипертония является заболеванием полиэтиологическим, нам могут назначить почти бесконечное число вариантов лечения. Собственно, вполне может статься, что кардиолог сразу после обследования направит нас к другому специалисту — невропатологу, эндокринологу, даже онкологу.

Но, как правило, этого не происходит. Особенно если начальное отклонение не столь выражено, чтобы требовать участия профильного специалиста.

Стандартные меры, с которых начинается работа врача с нашим случаем, учитывают самые распространенные сценарии. А именно — выраженный, но еще не критический атеросклероз и постоянные стрессы.

Это значит, что нам непременно пропишут курс какого-нибудь легкого успокоительного. Их никогда не помешает принять — жизнь полна неприятностей, и благополучной с точки зрения душевного комфорта она бывает очень редко.

Атеросклероз и адреноблокаторы

Если в нашей жизни наступила буквально черная полоса, нам могут предложить одно из самых радикальных успокаивающих — адреноблокаторы. Вообще, эти вещества уместнее всего применять при весьма запущенном атеросклерозе и прямой угрозе инфаркта либо инсульта. Но не все специалисты придерживаются одинакового мнения на сей счет.

Адреноблокаторыэто препараты, блокирующие, как видно из их названия, гормон адреналин в крови. Безусловно, приступы гипертонии и вспышки эмоций после их начала угаснут, мы станем намного уравновешеннее. Однако у адреналина имеются и другие функции, помимо способности вызывать у нас припадки ярости и скачки давления.

Например, этот гормон частично управляет активностью периферических нервов (а значит, мышц) и коры. Не говоря уже обо всех реакциях, сопровождающих половое влечение и половой акт, а также о перистальтике отделов пищеварительного тракта.

Так что нам нужно быть готовыми к тому, что адреноблокаторы снижают влечение, могут вызывать проблемы с пищеварением и мышечным тонусом. При их приеме не всегда разумно садиться за руль — снижается скорость реакции и концентрация внимания.

Лечение в домашних условиях: бессолевая диета и диуретики

Нам могут прописать немедикаментозную меру — бессолевую диету. И вот над этим нам уже явно следует поразмыслить тщательнее.

Дело в том, что избыток жидкости в организме у людей, страдающих умеренно-выраженным атеросклерозом, не обязательно объясняется именно им. Напротив, обычно он объясняется вовсе не им, а большим количеством лишнего веса или начинающимся заболеванием почек.

А значит, и «наседать» на, возможно, уже пострадавшие от других факторов почки путем приема диуретиков — шаг не всегда выгодный. Мы ведь понимаем, что эта мера вполне может обернуться против нас, не правда ли?

Диуретики могут ухудшить положение выводящих органов сразу и во много крат. И тогда нам уже поможет разве что диализ, да и то ненадолго.

А если мы просто страдаем значительным избытком веса, мы должны понимать другое: все время, пока он будет с нами, в организме будет наблюдаться избыток жидкости. Это значит, что необходимость принимать диуретики станет для нас такой же постоянной, как и наш лишний вес.

Возникает тот же вопрос: а мы уверены, что почки проработают на этом «ударном» графике так долго, как нам бы хотелось?.. Скажем наперед: едва ли.

Так что иногда диуретики — вещь просто неоценимая и незаменимая. Они хорошо помогают устранить разовый кризис. Но при систематическом повторении одного и того же явления нам разумнее (хотя и сложнее) просто научиться наконец контролировать свой аппетит. Или вплотную заняться проблемами почек.

Что касается бессолевой диеты, то будет лучше, если ту же рекомендацию нам повторит и уролог или нефролог. Дело в том, что у кардиологии к поваренной соли претензий быть уже давно не должно.

Ранее считалось, что она участвует в старении и сосудов, и суставов. Но это была ошибка — врачи просто перепутали соли кальция и других элементов с солью обычной. С тех пор исследовательские методики и оборудование стало более совершенным, это недоразумение давно уже выяснилось.

Так что сейчас кардиолог, если он является специалистом современным, уже не должен считать соль или сахар «белой смертью» и пр. Если он по-прежнему в этом уверен, нам нужно не колеблясь сменить лечащего врача. Даже пусть мы сами не любим эти продукты.

Известно, что соль участвует в водно-солевом обмене в организме, помогая поддерживать этот баланс. Обычно ее роль формулируют как «задерживает воду», но на деле это не совсем так. Она не задерживает воду вообще, а именно распределяет ее.

Так или иначе, при бессолевой диете жидкость действительно сперва начнет покидать ткани нашего тела быстрее и как бы охотнее, облегчая работу почек. По этой причине бессолевую диету назначают как временную, периодическую меру при обострениях хронических почечных заболеваний — мочекаменной болезни, нефритов и пр.

Но на постоянной основе эту диету использовать нельзя ни при какой патологии. Ведь после месяца (нередко — чуть больше), проведенного вовсе без хлорида натрия, у больных начинаются устойчивые к любому лечению отеки конечностей и тканей туловища. Иногда — вплоть до асцита (скопление жидкости в брюшной полости), который характерен для цирроза печени. Особенно у тех людей, которые злоупотребляли или злоупотребляют алкоголем.

Пациентов, испытывающих дефицит хлористого натрия, мучит постоянная жажда. А попытки ее удовлетворения оборачиваются лишь усилением и умножением отеков.

Говоря еще проще, без этого вещества в рационе вода в нашем теле теряет не способность задерживаться вообще, а способность равномерно распределяться в тканях. Мы ощущаем разницу, не правда ли?..

Так что как постоянная мера бессолевая диета непригодна к употреблению. Да и как временная она тоже может быть опасна. К примеру, при наличии у нас одновременно избытка воды в тканях (выраженный лишний вес) и проблем функционирования почек.

Медикаментозное лечение

Более сложные меры и средства назначаются при наличии, соответственно, более сложной картины. Например, выраженных гипертонических кризов, ишемической болезни сердца, недостаточности клапанов сердца или вен, тромбозе и варикозном расширении вен, стенокардии и пр.

Иногда у врача есть основания подозревать, что наша гипертония вызвана нарушением свертываемости (слишком, так сказать, густая кровь) или масштабными разрушениями стенок вен или артерий (признакварикозное расширение). В таких случаях он направит нас провести тест на свертываемость и, если подозрение подтвердится, назначит антикоагулянты.

Самый безопасный из них — обычный аспирин (ацетилсалициловая кислота). Против этого средства говорит всего одно его свойство — способность раздражать слизистые оболочки желудка и кишечника. Но данный побочный эффект легко устранить, если не превышать дозировку в 500 мг препарата в день. Или, как отличный вариант, принимать его перед едой либо в виде растворимых таблеток.

Сложнее такие сильнодействующие средства, как белок крови гепарин. Такие вещества имеет право назначать и дозировать только врач, и никто иной.

Ошибка в принятой дозировке сильного антикоагулянта вызовет обширные кровоизлияния по всему телу. А также временную, но от этого не менее неприятную гемофилию — утрату кровью способности к свертыванию.

Наконец, последний и самый радикальный вариант медицинского лечения гипертонии связан с ее критическими случаями — показателями давления, говорящими о возможности скорого инсульта или инфаркта. Естественно, такие ситуации всегда связаны либо с атеросклерозом, либо с неадекватными состояниями — истерикой, паникой и пр.

Ну, паника, обострения паранойи и другие кризисы со стороны психики — это явно не удел кардиологии. Больного с подозрением на нечто подобное (особенно, если он злоупотреблял алкоголем) немедля перенаправят к психиатру. А вот приближающийся коллапс сердечно-сосудистой системы врач, конечно, попытается отсрочить, назначив нам ингибиторы холестерина.

Ингибиторов холестерина на свете существует несколько видов. Одни блокируют расщепление и всасывание холестерина из пищи стенками кишечника, другие — искусственно стимулируют синтез желчи для увеличения расхода запасов этого вещества в кровотоке. Но наиболее прогрессивным, эффективным и популярным считается класс препаратов, называемых статинами.

Статины

Статиныэто средства, которые блокируют собственную выработку холестерина печенью. Фактически, то, что остановить или контролировать сложнее всего. Если над вопросом диуретиков и бессолевой диеты нам нужно было подумать дважды, то прежде, чем начинать прием любых из этих веществ, нам нужно все взвесить как минимум раз 8, а то и больше.

Дело в том, что у каждого класса ингибиторов синтеза или усвоения холестерина имеются грозные побочные эффекты. Причем частота их проявления превышает 90% случаев. А это для лекарства очень много — даже антибиотики дают осложнения значительно реже. Да и пусть бы они давали их чаще — ни один из антибиотиков пока не был заподозрен в канцерогенности.

А вот среди ингибиторов холестерина таких средств — большинство. Более 80% опухолей, вызванных приемом этих средств, локализовано в печени. Из числа прочих возможных вариантов лидирует рак желчного пузыря.

Среди статинов имеются средства и с более своеобразной локализацией опухолей. Например, некоторые из них по непонятным причинам вызывают опухоли половых желез и поджелудочной железы.

Один из применяемых до сих пор статинов относительно безопасен только при его применении в дозировке ниже терапевтической. При достижении оптимальной с точки зрения свойств самого препарата дозы он вызывает некроз и отторжение скелетных мышц — патологию под названием рабдомиолиз.

С другой стороны, многие из этих вариантов не имеют особого значения, ведь рак печени операбелен лишь в исключительных случаях. Иными словами, нам должно хватить и того, что он неизбежен, если мы принимаем такие препараты более двух лет кряду. И что он весьма вероятен, если мы принимаем их более полугода. Согласимся, при наличии хотя бы одной неоперабельной опухоли количество прочих и место их расположения сразу теряет свое значение…

Итак, в данном случае мы должны понять, что врач предлагает нам не то чтобы излечениеэто больше похоже на альтернативный вариант смерти. Безусловно, выбирать из двух смертей сложнее всего. Мы должны знать при этом, что ни один из ингибиторов холестерина не гарантирует нам отсрочку ни на день — они только замедляют развитие атеросклероза.

Средняя эффективность даже статинов объективно не слишком высока — целевой эффект от их приема достигается не более чем в трети случаев их приема. В остальных атеросклероз, казалось бы, замедляется. Но поскольку уже имеющиеся отложения при этом никуда не деваются, вероятность различных критических сценариев остается прежней.

Статины не снижают ее ни на единицу потому, что, в сущности, снизить и не могут. Инсульт или инфаркт в различных их вариантах наступают, когда рвется либо одно из телец крови, зацепившихся за шероховатую бляшку, либо сама стенка сосуда, не выдержавшая напора крови.

Оба этих момента можно устранить лишь одним способом — удалением уже существующих отложений и восстановлением эластичности стенки. Хирургия пока овладела протезированием коронарных артерий и клапанов лишь частично — на уровне результатов, оставляющих желать лучшего. А статины этого вообще никогда не смогут. Отсюда и часто нулевая положительная отдача от их приема.

Если угроза скорого инфаркта и инсульта носит хотя бы малейшие признаки обратимости или эфемерности (кардиолог не уверен в сроках), нам не помешает хладнокровие и выдержка. Ничего, если они окажутся выше, чем у врача, — это же наше сердце, наша жизнь и наш в конечном счете личный риск.

Если же прогноз врача субъективно кажется нам вполне обоснованным, мы уже знаем, из чего выбираем. В таком случае будет достаточно просто здраво оценивать ситуацию. То есть понимать, что гарантии улучшения нет никакой, риск кризиса сохраняется «в неприкосновенности», риски появления новых, таких же летальных патологий увеличиваются в несколько раз.

Лечение в домашних условиях: изменяем рацион

Нужно запомнить, что у каждого направления и метода лечения имеются свои противопоказания. Исключений здесь не существует. А потому ставить вопрос ребром врач, если он специалист высокого уровня, по собственному почину уж точно не станет. Он лишь попытается помочь нам, применив все способные на это, по его мнению, меры.

Конечно, если наш случай осложнен или запущен, беседа начнется с того, с чего ее начали мы, — с лекарств. Но если, кроме приступов высокого давления, нас пока ничто особо не мучит, мы можем быть уверены: хороший специалист куда лучше нашего осознает, чем опасны препараты от атеросклероза.

Поэтому он тоже не горит желанием назначить их нам раньше срока и постарается избежать этого. Но последнее — только если мы в ответ выразим достаточную готовность подчиниться, потому что речь пойдет о «святая святых» в жизни каждого — о личных привычках.

Первое же, что мы услышим от кардиолога при гипертонии, это совет отказаться раз и навсегда от алкоголя. А также от чая, кофе, матэ, какао, а также пряных и острых специй в блюдах. Словом, от любых дополнений к пище, которые обладают свойством ускорять кровообращение и, следовательно, повышать артериальное давление.

Кофеин, содержащийся, как мы знаем, не только в кофе, напрямую действует на отдельные части ЦНС — в том числе на гипофиз и кору. Аналогичным эффектом обладают чуть менее известные эфедрин и гуарана.

А вот действие острых и пряных специй является раздражающим и касается только пищеварительной системы. Но поскольку пищеварительный тракт под их действием начинает перерабатывать пищу быстрее, система кровообращения отвечает на эту высокую активность ускорением тока крови — чтобы одно успевало за другим.

Наконец, такие вещества, как карнитин, таурин и еще некоторые, ускоряют клеточный обмен веществ, принимая в нем просто активное участие. Это вещества просто дефицитные в обычной жизни и обычном рационе, хотя именно они играют важную роль в клеточном и энергетическом обмене. Но кроме свойства вечно отсутствовать в пище, они не обладают никакими «сверхвозможностями».

В целом наша тяга к стимулирующим веществам и добавкам объясняется замедленным обменом веществ. А если еще точнее, образом жизни, при котором он замедляется сильнее и раньше, чем положено в норме.

Да, метаболизм постепенно замедляется у всех людей — как и кровообращение, которому начинает препятствовать атеросклероз. Так выглядит нормальный и неизбежный процесс старения.

Однако для каждого возрастного периода все же существуют нормы скорости метаболизма. Ведь, согласимся, мы склонны ожидать от детей, скорее, чуть повышенной температуры тела, неистощимой энергии и быстрого восстановления сил, чем старческой сонливости, всегда холодных конечностей, слабости и хрупкости суставов.

Потому обмен веществ все равно когда-нибудь замедлится у нас, так сказать, до летального исхода. Но из этого еще не следует, что сорокалетний организм воспримет наступление данного состояния на 20 лет раньше положенного срока как «все в порядке».

Конечно, он продолжит инстинктивно требовать восстановления скорости до той, которая является биологической нормой для его лет. Вот эта разница между тем, как понимаем комфорт мы и наше тело, и порождает нашу тягу к стимуляторам биохимических процессов.

И чем больше наше времяпрепровождение соответствует нашему представлению о комфорте и жизненных благах, тем сильнее выражено наше пристрастие. Почему же удовлетворение (пусть и частичное) инстинктивных порывов спровоцировало у нас развитие серьезной патологии?

Не забудем: активаторы обмена веществ не являются для организма самым естественным методом поддержания его скорости в норме. Самым естественным средством здесь выступает физическая активность, а не чашка кофе. Если мы сохраняем свою жизнеспособность только за счет последнего, мы должны понимать, что кровь начинает циркулировать быстрее в тканях, которые не нуждаются даже в обычной скорости тока крови — не то что ускоренной кофеином в разы.

Мышцам, которые не сокращались как положено в течение последних нескольких лет, не нужен ни холестерин, ни белки, ни сахар. Так что наша кровеносная система в такие минуты и часы работает, по сути, вхолостую — с бесполезной нагрузкой. Тем более что значительная часть ее сосудов при этом претерпевает необратимые изменения, связанные с неподвижностью мышц вокруг, хотя не связанные со скоростью тока крови.

Получается, что мы, уже имея масштабные, хотя обратимые отклонения, вместо того чтобы их исправить, занимаемся усугублением противоречия, которое их и вызвало. А теперь спросим сами себя и дадим себе же честный ответ: есть ли в описанном выше механизме что-нибудь лестное для нас, что-нибудь полезное если не сейчас, то в будущем?..

Разумеется, нет — здесь и гадать незачем. Кардиолог, советующий нам отказаться от искусственного стимулирования, все это знает.

Нам же просто не следует оправдываться, что мы не медики и такого не проходили. Как будто инстинкт не вел нас все это время в совершенно правильном направлении! И как будто нам и впрямь до сих пор невдомек, в каком именно!..

Как видим, сейчас нам пора поставить вопрос со всей серьезностью и согласиться с врачом. То есть отменить вещества, которые «подстегивают» нашу сердечно-сосудистую не совсем естественным для нее способом, особенно алкоголь. Тем более что они это делают безо всякой нужды и толку.

Кроме отказа от этих веществ, нам посоветуют также забыть о маринадах — читай, раздражающем почки уксусе. А также ограничить в рационе долю продуктов с высоким содержанием холестеринамяса, рыбы, бульонов и пр. Неважно, жареные они будут или вареные. Главное в нашем случае — перестать есть лишний холестерин.

То есть лишний не в том смысле, что тело его вообще не усваивает, а в том, что сейчас мы едим его наверняка больше, чем оно может и хочет усвоить. Вот этот холестерин уж точно лишний — по всем показателям. И от него бывает, между прочим, не только инсульт, но и подагра.

А значит, при отсутствии поля для его нормального расхода нам явно не помешает уравновесить долю его поступления с долей овощей и фруктов. Полностью прекратить его поступление в организм нам таким путем не удастся, и выше мы уже объяснили почему.

Но это в общем никому и не нужно, ведь без холестерина в организме мы едва ли проживем более полугода. Хотя с постепенно развивающимся атеросклерозом живут, как показывает статистика, 60 лет и более.

Третье показание к нашему питанию может заключаться в пожелании снизить долю лишнего веса. Но это, разумеется, касается лишь тех, у кого он есть. А есть он не всегда и не у всех настоящих или будущих сердечников.

Во всяком случае, вспомним, что мы говорили об этом выше: жировые ткани охотно запасают воду. Поэтому лишний вес по смыслу равняется гипертонии — особенно в сочетании с другими условиями. И чем больше одно, тем сильнее будет выражено второе.

Рыхлые запасы на животе, талии/торсе и бедрах — это роскошь, которую могут себе позволить без особых проблем лишь люди в возрасте до 30 лет. Но чем старше возраст нашего сердца и сосудов, тем больше неприятностей он начнет причинять им и не только им.

Лечение в домашних условиях: физическая активность

Грусть от всех этих перемен и расставаний должна несколько скрадываться соображением, что некоторые из них, вполне может статься, носят временный характер. Ведь отказ от стимуляторов активности ЦНС, жирного и маринованного — это лишь начало списка рекомендаций, который мы получим. А вторым пунктом в списке всегда стоит физическая активность.

Если же мы решимся и на нее, многие тонизирующие средства нам уже не понадобятся. Заодно у нас появится поле для расхода сахара и холестерина, которые ранее вели нас лишь к атеросклерозу и/или сахарному диабету. Правда, выстраивать активность нам посоветуют по-разному. И зависеть это будет от текущего состояния нашего сердца и сосудов.

При «одной» гипертонии (то есть когда состояние сердечной мышцы, клапанов и коронарных артерий пессимизма не внушает) нам показан месяц плавного увеличения активности. Зато после мы можем заниматься чем угодно, когда угодно, сколько угодно.

Никаких ограничений при наличии умеренного (нормального для наших лет) атеросклероза нам врач не установит, хотя, разумеется, установит наш инструктор по аэробике. В таком случае главное — не «переборщить» на начальном этапе. То есть дать сердечнососудистой системе и мышцам плавно, спокойно войти в период давно позабытой скорости обмена веществ, дыхания, регенерации и пр.

Если мы не «сорвем» их с первых же шагов, в дальнейшем у нас замедлится и атеросклероз — не потребуются никакие статины. Ведь мышцы начнут расти и обновляться — каждая тренировка начнет уничтожать мириады их клеток, недостаточно хорошо приспособленных к нормальному темпу метаболизма.

Жалеть об этой потере не стоит — все они были «бракованными» или старыми. И мы с ними наверняка своевременно избавились от основы будущей саркомы, да еще и не одной.

Так что помашем им ручкой — такие клетки не нужны ни телу, ни нам. Но факт тот, что на месте этих погибших и выведенных клеток начнут расти новые, да еще и в удвоенном количестве.

Ведь мышцам свойственна гиперкомпенсация — прирост объема волокон в расчете на возможное увеличение нагрузок. А для строительства каждой клетки (ее оболочки) требуется холестерин.

Так что вместе с регулярными занятиями мы одержим новую победу. А именно — едва ли не впервые за десятки лет потребляемый нами холестерин начнет отправляться на строительство новых тканей тела вместо постепенного уничтожения уже имеющихся.

Что до случаев, когда у нас налицо не только гипертония, но и одышка или боли в области сердца при повышении даже самой обычной активности и/или стрессе, дело значительно усложняется. Вполне возможно, что соревноваться с олимпийскими чемпионами нам уже не придется никогда. Во всяком случае, «начинать» нам придется значительно дольше — не менее полугода.

Все это время заниматься нужно по принципу «чаще, но меньше». То есть давать себе небольшую нагрузку (до участившегося дыхания и легкой испарины на лбу), но каждый день. Когда сердце перестанет болеть, а дыхание — сбоить, можно перейти и на график 2 раза в день. Следующий этап — увеличение времени активности.

При наличии симптомов ишемии и стенокардии лучше отдать предпочтение аэробным нагрузкам — пробежкам или комплексам разминок наподобие крайне популярной в былые времена утренней гимнастики.

Нужно следить за ритмом дыхания и пульсом, позволяя им увеличиваться не более чем на 50% от нормы в покое. Будет очень хорошо, если кардиолог направит нас в специализированный реабилитационный центр или посоветует специалиста такого профиля.

Понятно, что мы пока не нуждаемся в реабилитации — ведь ни инфаркта, ни инсульта у нас пока не было. Однако мы удивимся, сколько именно реабилитационных мер уже применимо и к нашему случаю.

Если мы не хотим, чтобы их пришлось применить все, нам следует соблюдать осторожность в дозировании активности. Ведь ишемия — это, по сути, нарушение кровоснабжения самой сердечной мышцы. Обычно не из-за тромба, как при инфаркте, но из-за уже весьма заметного сужения коронарных артерий. А ни одна мышца без кислорода работать не сможет — в том числе сердечная.

Наша единственная надежда сейчас — на то, что сердце и сосуды еще способны запустить хотя бы частичную регенерацию и адаптацию к новым условиям. То есть, что они сами вынудят стенки сосудов, пораженных отложениями, частично обновиться, частично раздаться вширь и при этом не лопнуть под напором крови.

Не стоит думать, что это невозможно. Во-первых, как мы уже говорили, логика атеросклероза такова, что у нас уже к 25 годам от полного объема коронарных артерий остается меньше его трети. И мы при этом способны на фантастические свершения — вспомним себя в молодости!..

А во-вторых, у людей с тренированным сердцем и сосудами ишемическая болезнь почти не наблюдается. У них тоже бывают и инфаркты, и инсульты.

Но они наступают внезапно, безо всех страданий, которые переносим сейчас мы. Да, и в их среде выше процент летальных исходов, поскольку такое обострение настигает тренированное сердце или артерию на этапе, когда она объективно приходит в полную негодность.

То есть, когда там не заменишь протезом даже участок — нужно менять все, и нужно было сделать это значительно раньше. Правда, этого никто не сделал, поскольку пациента ничего не беспокоило и он, следовательно, не обращался за помощью.

Так что механизм адаптации достаточно устойчив к старению. Без него наше сердце наверняка отказывало бы значительно раньше. И те, кому удается научиться управлять этим механизмом, живут дольше и комфортнее других. Значительно комфортнее.

Не стоит недооценивать возможности приспособления, которые имеются у нашей сердечно-сосудистой системы. Они спасают жизнь чаще, чем статины и адреноблокаторы. А научить нас управлять им грамотно может лишь человек, который знает об этом значительно больше нас.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика