Созависимость от дочери

загрузка...

Младшая и старшая дочь

Не могу сказать, что я баловала свою младшую дочь. Конечно, мы ее все любили, но это же естественно. Своих детей всегда любят, а самых маленьких – особенно. Иришка – всеобщая любимица, умница и красавица.

Старшую, Веру, тоже вниманием никто не обделял – ни я, ни муж, ни бабушки с дедушками. Подарки – поровну, игрушки и вещи красивые – тоже всегда на двоих. Росли они дружно. Обожали друг друга. И все-таки Вера – это Вера, а с Ирочки спрос особый.

Такое разное отношение к дочерям я объясняла тем, что они разного возраста. На старших детях ответственность лежит, а младшие могут дольше оставаться детьми. Наверное, искала себе оправдание, в глубине души понимая, что обделяю свою старшую дочь.

Мужа происходящее в семье совсем не волновало. Пыталась с ним поговорить, отмахнулся: «Что ты выдумываешь!». 

Обиделась на него в первую минуту: «Чурбан бесчувственный, ничего не понимает!». А потом подумала, поразмышляла. Может, он прав, и я все преувеличиваю?

Наши читатели рекомендуют!

Наша постоянная читательница поделилась действенным методом, который избавил ее мужа от АЛКОГОЛИЗМА. Казалось, что уже ничего не поможет, было несколько кодирований, лечение в диспансере, ничего не помогало. Помог действенный метод, который порекомендовала Елена Малышева. ДЕЙСТВЕННЫЙ МЕТОД

Решила не обострять. Зачем и себе душу травить, и ему нервы трепать? Живем мы так, как живем, ничего не изменится. Столько лет уже вместе, свой уклад, его просто так не поменяешь. Зря я разговор затеяла, все у нас хорошо и дочерей мы любим. Больше я к этой теме не возвращалась.

Дочки выросли. Старшая в институте отучилась, замуж вышла за хорошего мальчика. Семья у них крепкая, любят друг друга, уважают.

Внука Максимку нам с мужем подарили. За ее будущее я не беспокоюсь.

Истории наших читателей

загрузка...

Вера за Сергеем как за каменной стеной, надежный он человек. Как раньше говорили, женщина должна быть «за мужем», за спиной его, под защитой. Сергей еще и добрый, мухи не обидит. Кажется, и кричать не умеет. Повезло Вере.

СЕНСАЦИЯ! Врачи ошарашены! АЛКОГОЛИЗМ уходит НАВСЕГДА! Нужно всего лишь каждый день после еды... Читайте далее-->

Младшая дочь

У Иры тоже все хорошо складывалось. Школа, институт, любовь первая.

Мы с мужем уже деньги на свадьбу младшей дочери откладывать начали, думали, не за горами она. Ирина такая счастливая ходила, светилась вся, да что-то там у них случилось, встречались-встречались и расстались. С вопросами я не приставала. Ира и так, без моих расспросов, чернее тучи была, зачем ее еще больше мучить?

загрузка...

Время прошло, душа у дочки успокоилась. Стала она с другими мальчиками общаться, Олега встретила. Домой его привела, как принято, с родителями познакомить.

Промолчало тогда мое материнское сердце, не подсказало, что это беда в дом пришла. Кто бы мог подумать, что Олег, с виду такой хороший мальчик, столько горя нам принесет?

Ирина в Олега по-настоящему влюбилась, расцвела. Смотрела я на нее и радовалась. Хорошо, когда в семье любовь и понимание. Дочке уже 23 исполнилось, самое время семью создавать.

Наркотики сильнее любви

Беда пришла, откуда не ждали. Обычный день был, мы с мужем с дачи приехали, смотрю, Иришка дома, хотя собиралась на день рождения к подруге. Спросила ее: «Что-то случилось?». Молчит. Вижу, сама не своя.

Насилу разговорила ее. И такие ужасы она мне наговорила, до сих пор вспоминать страшно. Ошарашила меня сразу: «Не будет у нас с Олегом никакой свадьбы, наркоман он!», а потом столько всего о жизни его выложила мне, что я и не знала, что на такое ответить.

Как у них откровенный разговор получился и почему Олег решил открыться дочери, я не поняла. По сравнению с тем ужасом, о котором я сейчас узнала, все наши семейные неурядицы казались мелочами.

Мне в тот момент было уже за пятьдесят, далеко не девочка, не мало в жизни видела, но и жизненный опыт мне тогда не мог помочь. Единственное, что пришло в голову, и что я сказала: «Доча, ты уже взрослая, сама знаешь, как тебе поступить». Ирина кивнула. Обняла меня, расплакалась. Кто же знал, что они через неделю побегут в ЗАГС и заявление подадут?

Зная, что мы никогда не одобрим их решение, расписались втайне от всех. Без свадьбы, без белого платья. В жизни каждой девушки должен быть такой день – праздник, на котором она самая красивая, самая счастливая невеста. Знаю, Ира о нем мечтала. Видно, любовь и желание быть вместе с Олегом оказались сильнее.

Жили они в нашей квартире, в Иришкиной комнате. Первое время нормально, были и счастливые вечера в семейном кругу.

Потом скандалы начались. Как же им не быть, когда Ира ребеночка хотела, а Олег всячески этого избегал? Долго скрывать не удалось.

Выяснилось, он так и не «завязал» с наркотиками, хотя клялся и божился, что больше к этой гадости не вернется. Наркотическая зависимость сильнее всех других, чтобы справиться с ней, огромная сила воли нужна.

Олег был слабым. Воровать начал, вещи из дома тянуть. Столько грязи они с Ирой друг на друга выливали, когда скандалили…

Такого испытания даже большая и чистая любовь не выдержит. Не сомневаюсь, чувства у них были взаимные. С разводом долго тянули. Ссорились – мирились. Да только наркотики оказались сильнее любви.

Пивной алкоголизм

Ирина тяжело в себя приходила. Первую неделю после развода с Олегом смотреть на нее страшно было. Она не плакала, на работу ходила. Придет вечером, прошмыгнет в свою комнату – и нет ее.

Могла и не ужинать. Как-то зашла к ней в комнату, сидит на диване, смотрит в одну точку. Смотрит и ничего вокруг не видит. Как будто загипнотизировал ее кто-то.

Жалею, что еще тогда не подумала обратиться за помощью к психологам. Дочке намного легче было бы, будь у нее психологическая поддержка.

Мы с мужем поддерживали, как могли. Понимали, нельзя Ирине в себе замыкаться, к добру это не приведет. К людям надо идти, с ними общаться, пусть даже через силу, заставляя себя.

Это я настаивала почти каждый вечер, чтобы она гулять выходила с подружками. А у подружек свое понимание того, как надо расслабляться и отдыхать. Сами понимаете, какие сейчас девушки разболтанные.

Пристрастили они ее к пиву. Сначала иногда, по вечерам, потом все чаще и чаще стала у нас на столе бутылочка появляться. Что опасного в пол-литровой бутылке пива?

Ни я, ни муж ничего страшного в ней не видели. Надо же ребенку как-то расслабиться? Ира, когда выпивала, улыбаться начинала, а без пива мрачнее тучи была. Он и сам иногда компанию Ире составлял, пивко с рыбкой потягивал у телевизора.

Водочный алкоголизм

Через какое-то время пол-литровку сменила «полторашка». Пол-литра Ире стало мало. Но это нас не насторожило, посчитали мелочью.

Встревожилась я, когда Ирина перестала за собой следить. На работу могла пойти с немытой головой и обломанными ногтями. На нашу дочку-аккуратистку это было совсем не похоже.

Конечно, выпитое вечером пиво нельзя считать алкоголизмом, но зависимость от него все равно видна. Радость на лице Иры, когда она из магазина бутылку приносила, трудно было не заметить. А я не замечала. Радовалась дочкиной улыбке. Не понимала, от чего Ира радуется и насколько это опасно.

Визит к психологу

Глаза мне подруга открыла. Она же дала адрес центра здоровья. Долго-долго со мной разговаривала, пока я не согласилась пойти на консультацию. Не по себе мне было, пока по коридорам шла. В кабинете как-то неуютно, неспокойно. Первую фразу из себя выдавливала, никогда еще незнакомому человеку о своих семейных проблемах не рассказывала.

Постепенно увлеклась, забыла о том, где нахожусь и зачем пришла. Отведенное мне время не прошло – пролетело. Домой вернулась с другим настроением.

Что я получила от визита к психологу? Сложно дать ему определение.

Для себя я назвала это «работа над ошибками». Ночь прошла без сна, обдумывала все сказанное, а на утро в голове уже сложился «план на ближайшее будущее». Первое, что предстояло сделать – нужно было спасти Иру, помочь ей выбраться из ямы, в которую она все глубже и глубже зарывалась.

Конечно, к тому, что ей нужно к психологу и без этого не обойтись, Ира отнеслась холодно и настороженно. Ей показалось, что мы ее больной считаем, это ее обидело.

Поссорились, накричали друг на друга. Нервы, понятно, не железные, а когда постоянно в напряжении волей-неволей сорвешься. Зла на дочку у меня не было, понимала я всё, кричит она от бессилия.

Когда мы обе успокоились, смогли договориться. Я пообещала Ире, что не буду больше вмешиваться в ее жизнь, если она сходит к психологу. Дочь, видно, тоже устала от моих попыток «учить ее, как надо жить», почти с радостью записалась на прием (правда, с язвинкой заметила: «чего не сделаешь ради любимой мамы»).

Как бы там ни было, в центр здоровья во второй раз мы пришли вместе. Мне кажется, это был важный момент в нашей жизни. Без взаимных упреков, понимая друг друга, разговаривали. С психологами тоже не просто вежливо, а как-то по дружески общались. Обстановка, наверное, к тому располагала.

Дочка прошла курс лечения в центре. Основой его были психологические консультации. Нужно было помочь ей справиться с депрессией, скорректировать поведение, избавить от желания выпить. Психологам это удалось.

Я не сильно вникала в методику. Мне кажется, здесь важнее не способ воздействия на человека, а опыт подобной работы. Нам повезло, оказались в нужном месте в нужное время. В этом я каждый день убеждаюсь.

После лечения

Ирина сейчас живет отдельно. У нее семья.

В тот день, когда Ира впервые увидела центр здоровья, многое изменилось. Не только она, я тоже разговаривала тогда с психологами. Общение помогло мне настроиться на перемены.

Я вдруг поняла, что всю жизнь неосознанно держу Иру рядом с собой. Это я воспротивилась их переезду с Олегом, когда они только-только расписались. Мне стало страшно, что моя Ира уйдет из родительского дома и будет жить неизвестно где. Она же маленькая, о ней заботиться надо. Никак не хотела я принять то, что дочка уже выросла, хотя сама не раз говорила об этом вслух.

Подумав над своими поступками, я поняла свои ошибки. Понимание ошибок, как говорят психологи, это не только желание их исправить, но и искреннее нежелание так больше не делать.

Наверно, это называется раскаянием. Моя ошибка (может, моя вина?) – слишком сильная любовь к дочери, которая ее душила, сковывала.

Я ее отпустила. Настояла на том, чтобы Ира ушла жить на съемную квартиру. Первое время мы с мужем сами ее оплачивали. Потом Иру повысили на работе, она смогла сама платить за жилье. Самостоятельность, необходимость почти все делать самой сильно ее изменили.

Из маленькой девочки она превратилась в сильную, уверенную в себе женщину.

Дочка освободилась от моей гиперопеки, а я больше не связана болезненной любовью к ней. Любовь должна быть в меру, она ни в коем случае не должна мешать человеку жить.

Наталья Викторовна, 54 года, педагог

Вылечить алкоголизм невозможно???

  • Испробовано множество способов, но ничего не помогает?
  • Очередное кодирование оказалось неэффективным?
  • Алкоголизм разрушает вашу семью?

Не отчаивайтесь, найдено эффективное средство он алкоголизма. Клинически доказанный эффект, наши читатели испробовали на себе ... Читать далее>>

Оставить комментарий