Девиантное поведение

Девиантное поведениеПонятие девиантного поведения

В научной литературе не существует общего подхода к определению девиантного поведения. Большинство исследователей в своих изысканиях руководствуются самым общим определением отклоняющегося (девиантного) поведения как акта нарушения любых социальных норм. Девиация всегда относится к такому поведению, которое всегда является нарушением правил, выработанных данным обществом или группой.

Некоторые авторы полностью отказывают понятию «девиантное поведение» в какой-либо значимости для научного теоретизирования. Их аргументы выстраиваются в соответствии со следующей логикой.

Под «поведением» понимается дело или неисполнение чего-то, что можно характеризовать, исходя из субъективной перспективы, через интенциональность. «Интенциональность» означает целеориентированость какого-то поступка – безразлично, будем ли мы мыслить ее имплицитной (присутствующей, как правило, неявно) или эксплицитной (явной, осознаваемой). 

Поведение, направляемое интенционально, обычно называют также поступками. Тогда, в теоретическом смысле, упрощенное обозначение какого-то поведения или поступка как «девиантное поведение» будет скорее глупостью.

Одной из серьезнейших проблем определения девиантного поведения можно назвать его полную релятивизацию. Происходит это за счет придания относительного характера девиациям и всем без исключения социальным нормам как в исторической перспективе, так и в конкретном пространственно-временном континууме.

Однако признание этих феноменов всецело относительными означало бы полную фрустрацию людей вследствие потери ими границ реального социального мира. Нормы и девиации существуют постольку, поскольку существует сама социальная реальность. Несмотря на то, что все эти споры ведутся давно, их значимость для девиантологии сохраняется, а потому девиантологи продолжают искать ответы на данные вопросы.

Изменение представлений о «хорошем»/«плохом», «приемлемом»/«неприемлемом» вызывает изменения в нормативном конструировании, что автоматически сказывается на трансформации конструкта «девиантность». Такое понимание, полезное в одних целях, не подходит для разработки системы понятий, описывающих комплекс «норма-девиация», существующий в сознании людей в конкретном пространственно- временном континууме. Однако оно адекватно описывает процесс формирования девиантности (этот подход будет рассмотрен ниже).

Следует заметить, что в данном определении не теряется связь с нормой, в нем лишь происходит выделение, как наиболее значимого, признака «соблюдение прав», но как сами права, так и их соблюдение являются представлением о запрещенном или обязывающем, т. е. ассоциированы с понятием «норма».

В динамично развивающемся мире меняется понимание многих вещей, однако «любая вещь обладает множеством признаков и потому никогда не противоположна другой вещи, а только отличается от нее». Именно поэтому возникает необходимость изучения разных дискурсов, которое должно способствовать не только выявлению различий в понимании «нормального»/«девиантного», но и (благодаря этому) отслеживанию перспективы развития социального контроля, изменения его границ, направленности и содержания, и тем самым – выработке рекомендаций для формирования адекватной политики в отношении девиантности.

Девиации

Оценка любого поведения подразумевает его сравнение с какой-то нормой. Нестандартное, отклоняющееся от нормы поведение часто называют девиантным. Современные знания о девиациях позволяют утверждать, что мы имеем дело с чрезвычайно сложной формой социального поведения личности, детерминированного системой взаимосвязанных факторов.

Общая проблема девиации носит комплексный междисциплинарный характер. Ее изучение целесообразно проводить применительно к двум типам девиациидеструктивной и позитивной. Между собой они различаются по степени регламентации исполнения предписанных социальных ролей и уровню применения социальных санкций.

Деструктивные девиации имеют высокую степень нормативно-правовой регламентации социальных взаимодействий. В них несоблюдение установленных поведенческих стандартов считается «уклонением» и влечет за собой значимые наказания: социальные санкции, административные, уголовные меры.

Позитивные (конструктивные) девиации связаны с поведением индивида и носят свободно избираемый, «необязательный» характер. Личность добровольно, по собственному желанию совершает те или иные поступки, самостоятельно конструирует траекторию поведения в соответствии с принятым ролевым репертуаром, добровольно подчиняясь при этом установленным правилам.

Под девиантным поведением мы понимаем устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности.

Аддиктивное поведение детей и молодежи – больная проблема современного мирового сообщества. ВОЗ отмечает, что из всех форм девиантного поведения наиболее распространено аддиктивное (зависимое) поведение, которое, в свою очередь, часто становится основой для формирования заболеваний, в том числе поведенческих расстройств.

Нарушения пищевого поведения

Необходимо отметить, что пищевое поведение обычно артикулируется как ценностное отношение к пище и ее приему, к системе стереотипов, ритуалов и привычек питания в повседневных и стрессовых условиях, к определенным поведенческим стратегиям, ориентированные на формирование и преобразование образа собственного тела. Этот тип поведения очевидным образом определяется не только потребностями, но и личностными особенностями человека, спецификой его жизненного опыта.

Так, пищевая потребность человека может выполнять разнообразные функции: разрядки психоэмоционального напряжения; чувственного наслаждения, выступающего как самоцель; общения, когда еда связана с пребыванием в коллективе; самоутверждения, когда первостепенную роль играют представления о престижности пищи и о соответствующей «солидной» внешности; поддержания определенных ритуалов или привычек (религиозные, национальные, семейные традиции); компенсации неудовлетворенных потребностей (потребность в общении, родительской заботе и т. д.); награды или поощрения за счет вкусовых качеств пищи; удовлетворения эстетической потребности и пр.

Среди нарушений пищевого поведения также выделяют эмоциогенное, экстернальное, компульсивное и ограничительное.

Так, экстернальное пищевое поведение связано с повышенной чувствительностью к внешним стимулам потребления пищи: человек с таким поведением ест не в ответ на внутренние стимулы, а на внешние: витрина продуктового магазина, хорошо накрытый стол, вид сидящего за ним человека, реклама пищевых продуктов и пр.

При эмоциогенном пищевом поведении стимулом к приему пищи является не голод, а эмоциональный дискомфорт: человек ест не потому, что голоден, а потому, что неспокоен, тревожен, раздражен, у него плохое настроение, он удручен, подавлен, обижен, раздосадован, разочарован, потерпел неудачу, ему скучно, одиноко и т. д. (заедает свои горести и несчастья, «заедает» свой стресс).

Компульсивное пищевое поведение клинически проявляется как четко локализованные во времени довольно короткие повторяющиеся приступы переедания, которые длятся не более двух часов. Эпизоды переедания сопровождаются тремя любыми из следующих признаков: прием пищи совершается быстрее, чем обычно; прием пищи до ощущения неприятного переполнения желудка; прием больших количеств пищи без чувства голода; переедание в одиночестве из-за стыда перед окружающими.

Синдром ночной еды проявляется как клиническая триада симптомов: утренняя анорексия (нежелание есть, отсутствие аппетита), вечерняя и ночная булимия (повышенный аппетит с перееданием), нарушения сна. Лица с синдромом ночной еды, как правило, не принимают пищу всю первую половину дня.

Во вторую половину дня аппетит значительно возрастает, и к вечеру они чувствуют сильный голод, который приводит к перееданию. При этом, чем сильнее был дневной эмоциональный дискомфорт, тем ярче выражено вечернее переедание. Вечернее переедание используется в качестве снотворного средства.

Следующий тип нарушения пищевого поведения – ограничительное пищевое поведение, избыточное пищевое самоограничение и бессистемное соблюдение чрезмерно строгой диеты. Такого рода диету невозможно соблюдать долгое время, и достаточно быстро ей на смену приходят периоды выраженного переедания.

В результате такого поведения человек находится в постоянном стрессе – в период ограничений он страдает от сильного голода, а во время переедания страдает от того, что опять набирает вес и что все его усилия были напрасными. Эмоциональная нестабильность, возникающая на фоне применения строгих диет, получила условное название «диетической депрессии».

Массовые формы девиантного поведения

Анализу форм массовых отклонений, особенно преступности, посвящено огромное количество работ. Остановимся лишь на тех проблемах, которые касаются принципиальных теоретико-методологических аспектов развития девиантологического знания.

Формам индивидуальных отклонений соответствуют формы массовых отклонений. Все они могут быть охарактеризованы как:

– сложные явления, состоящие из разнородных девиаций;

– сверхсуммативные (целостные) совокупности, поскольку они подчинены определенным закономерностям, обнаруживающим себя через состояние (абсолютное число всех девиаций за определенный период времени), уровень (отношение числа всех девиаций к численности населения), динамику (изменение состояния и/или уровня во времени и пространстве) и структуру (соотношение определенных видов девиаций);

– статистические совокупности, так как отдельные девиации в составе целого (девиантности) не связаны между собой (если они не являются членами преступных групп).

Указанные сущностные признаки позволяют дать следующее определение девиантности: это сверхсумматитая (целостная) статистическая совокупность массовых форм девиаций, обладающая определенным состоянием, уровнем и динамикой.

Использование приведенных определений сопряжено с некоторыми трудностями. Поскольку сверхсуммативное свойство указанных совокупностей отражает факт включения в определение понятия количественно-качественных показателей (состояние, уровень), то возникает стремление (соблазн) относить данные определения к нормативистской парадигме, что было бы неправильно.

Эти понятия могут использоваться в любой парадигме и любом подходе. Они фиксируют в себе то общее, что присуще нарушениям специфических социальных норм. Содержание этих понятий будет одинаковым для всех обществ (за исключением тех, где нет официальных норм, если такие существуют), а объем понятий будет различаться в разных обществах, точно так же, как он различается при рассмотрении отдельного в понятии «норма». Поскольку это положение принципиально важно для развития девиантологических знаний о предмете изучения, то оно требует пояснения.

Применение статистического подхода (статическая модель) полезно в том смысле, что статистика состояния девиантности (если она отображает реальное положение дел достаточно адекватно) в разные (следующие друг за другом) временные отрезки дает возможность отследить тенденции изменений ее уровня и состояния. В повседневности люди не воспринимают эти характеристики девиантности, для них она – всегда случай, ситуация интеракции. В каждом интервале времени представления о девиантности в ее статичном выражении (ограниченном пространственно-временными рамками) включаются в коммуникации и, выступая ее средством, влияют на семантику повседневной реальности.

Подходы к объяснению девиантного социального поведения

Девиантное поведение обусловлено комплексом детерминант, которые подразделяют на внешние и внутренние. Обзор, и тем более анализ, всех детерминант, предлагаемых в науке для объяснения этого феномена, не представляется возможным в силу их большого числа.

Кроме того, во многих монографиях, учебниках и учебных пособиях российских авторов уже освещены основные теории и концепции. Однако целесообразно дать некоторую схему подходов, позволяющих анализировать общее понимание детерминант девиантного поведения.

Группирование разных теорий, концепций, точек зрения – это отдельный вопрос осмысления проблем детерминации девиантного поведения. Речь идет о выборе оснований систематизации, которые в явном или неявном виде отражают, с одной стороны, позицию авторов, опирающихся на ту или иную логику отбора материала, с другой – востребованность теорий в научном сообществе.

При проведении систематизации можно исходить, например, из типов культуры, в которых девиантность, и в частности преступность, имеют свои специфические определения. Так, А. М. Яковлев выделяет по этому критерию «следующие разновидности определения понятия преступности: 1) теологически-религиозное; 2) рационально-гедонистическое; 3) антропологическое; 4) психиатрическое; 5) то- талитарно-идеологическое; 6) культурологическое». Представления о данном феномене обусловлены особенностями культуры, которая для его объяснения выдвигает свои теории, концепции, подходы.

Другой вариант систематизации – выделение моделей личности девианта (и/или преступника), в рамках которых развивались представления о рассматриваемом явлении и различные концепции. Еще один вариант – описание концепций в русле одного направления исследований.

Традиционный вариант исходит из представлений о человеке как биопсихосоциальном существе. Причины поведения и деятельности при подобном подходе могут быть, соответственно, биологическими, психологическими и социальными. Предложен и вариант систематизации детерминант по признаку «преимущественно используемые для объяснения девиантного поведения / преимущественно используемые для объяснения девиантности».

Кроме того, основаниями для систематизации могут выступать разделения теорий по признакам «классические / современные», «устаревшие / новые», «предпочитаемые разными специалистами, изучающими отдельные виды девиантности» и т. д. Разумеется, может применяться и систематизация по совокупности признаков.

Следует учитывать, что деление теорий на психологические и социологические носит зачастую условный характер, поскольку многие идеи психологии используются и при социологическом рассмотрении девиантного поведения. При описании детерминаций авторы применяют понятия «детерминанта», «причина», «фактор», «предрасположенность», «связь» и т.д.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика