Девиантология

ДевиантологияДевиантология: изучение преступности

Девиантология рассматривает разные формы и виды нарушения социальных норм, детерминанты нарушений и контроль над ними (в том числе в виде уголовно-правового преследования). Спектр прикладных исследований девиантности весьма многообразен; остановимся лишь на некоторых из направлений исследований, проводимых в Европе, и в частности в Германии.

В связи с развитием глобализационных процессов, миграцией населения земного шара, экономическими кризисами, возрастанием экологических, политических, идеологических и других рисков изучение преступности (особенно глобальной организованной) представляет особый интерес для исследователей. Их интересуют не только уровень и динамика развития данного феномена в рамках одной страны, но и развитие этого явления во всем мире (компаративистские исследования). 

Представляет интерес также вопрос о латентности данного явления. Его изучают косвенными методами, используя, например, такой показатель, как «страх перед преступностью» (эмоциональное состояние страха и оценка риска стать жертвой преступления), который отражает общее ощущение ненадежности положения, незащищенности населения в обществе.

Начиная с 1980-х гг. для Европы актуальной была тема преступности переселенцев из восточноевропейских стран. В настоящее время Европа переживает приток мигрантов из мусульманских стран. Изучение девиантности мигрантов является одним из важнейших направлений исследований криминологов и социологов.

Относительно новой категорией преступности, которая была введена в 1980-х гг. в США35, являются преступления из ненависти. С начала 1990-х гг. участились научные публикации об этом виде преступности.

Основания для введения такого понятия многочисленны: усугубление этнических конфликтов в связи с окончанием холодной войны и крахом советской системы; возрастание неоднородности ранее гетерогенных обществ из-за всемирных миграционных процессов, приводящей к групповым конфликтам; развитие феминистских движений и давление низших, не имеющих власти групп населения, виктимизация которых больше не могла скрываться; распространение групп ненависти и идеологического культа ненависти во всех частях мира, которые нашли особую поддержку в интернете.

Преступления из ненависти являются насильственными преступлениями, которые совершаются против человека или против вещи единственно или преимущественно из-за расовой, религиозной, этнической принадлежности, пола, политической или сексуальной ориентации, возраста, душевного или физического недостатка этого человека или из-за владения им какой-то вещью. Имеются две формы преступлений из ненависти: 1) ущемление меньшинства от имени и во имя большинства населения; 2) причинение вреда большинству населения или государству от имени высшей инстанции, идола, идеологического вождя.

Формы выражения преступлений из ненависти многочисленны и разнообразны. Они распространяются от повседневных деликтов, например угрожающих звонков по телефону и спрей-граффити, до тяжких кровавых преступлений, например поджогов, серийных и массовых убийств и т.д.

Различают четыре типа преступлений из ненависти: сенсационные (в основе – удовольствие от страдания других; совершаются преимущественно расистами и неонацистами), реакционные (преступники исходят из утверждения, что защищают свои права или права своей группы), миссионерские (преступники озабочены избавлением мира от зла) и организованные (имеют свою идеологию и систему верований, руководителя, системно выстроены, главная ценность – насилие; примерами могут быть скинхеды, фашисты).

Девиантное поведение

Одним из основных направлений здесь является изучение молодежного насилия. Как отметил B.Hafeneger, молодежное насилие является той темой, к которой общество возвращается с циклической периодичностью.

В конце XX в. дискуссия о молодежном насилии центральным пунктом включала рассмотрение связи между модернизацией и молодежным насилием. Одна дискутирующая сторона утверждала, что насилие, понимаемое как проявление варварства, является оборотной стороной модернизации. Другая отстаивала позицию, согласно которой насилие и модернизация – это противоположные явления, и целью модернизации как раз является преодоление варварства.

В настоящее время, когда модернизация как идея лучшего обустройства общества перестала себя оправдывать, на молодежное насилие смотрят иначе. Его оценивают как результат совокупности жизненных обстоятельств, включающих неблагополучие и жестокое обращение в семье и школе.

В 1990-х гг. американцы начали изучать зависимость между насилием в детстве и последующим девиантным поведением. Новые исследования показали, что жестокое обращение в детстве, так же как и (неправильный) контроль за половым созреванием, принадлежность к определенной этнической группе, социальный статус и взаимоотношения в семье, являются существенными факторами риска для формирования (в более поздний период) тяжких форм делинквентности.

В связи с миграционными процессами исследователи обращают внимание на сравнение девиантности коренных жителей и мигрантов. Так, исследование, проведенное в 2007 г. в Германии среди школьников, показало, что среди тех, кто совершил насильственный проступок хотя бы один раз, немцы составили 13,6% (минимум 5 проступков – 2,6%), турки – 26,8% (8,2%), русские – 23,5% (5,6%), югославы – 24,9% (7,4%), поляки – 24,8% (6,3%), итальянцы – 21,0% (5,6%), другие – 19,0% (4,5%).

К главным факторам, влияющим на проявления насилия в подростковом возрасте, относятся: безработица родителей; недостаточное образование родителей, что в последующем значительно уменьшает шансы на их трудовую занятость; пережитое насилие со стороны родителей в детстве; насилие со стороны СМИ; высокий уровень соответствия стандартам мужественности, легитимирующим насилие; друзья, совершающие насильственные поступки.

Совокупность этих факторов приводит к совершению множественных насильственных проступков. Но чаще всего совершают насилие подростки-мигранты из семей, «стоящих жизни» на обочине социальной жизни.

Девиантология и изучение преступности

Еще одна тема, которая занимает умы исследователей, – изучение преступности «нормальных». «“Преступность нормальных”, – пишет F.Neubacher, – я понимаю как преступность нормальных граждан, которые ни политически, ни хозяйственно, ни социально не являются могущественными. Сверху они позволяют отграничить себя от преступности власть имущих, снизу – от преступности стоящих на краю (маргиналов) или социально опасных личностей.

Количественно речь идет о преступности незаметного большинства. Оно (большинство) хорошо просматривается, так как мы подразумеваем преступность во всех местах, но менее всего, пожалуй, среди нормальных людей, какими мы и сами являемся (преступность нормальности). Здесь подходит рассуждение, что наши поведение и поступки нужно рассматривать как нормальные просто на том основании, что они так распространены (нормальность преступности). Это происходит, несмотря на то, что при ближайшем рассмотрении выявляется их неправомерность».

При обсуждении этого феномена выдвигаются объяснения, что «такое поведение не вызывает вопросов». Примеры преступности «нормальных»:

– притязания на курсы лечения каждые два года, независимо от того, болеет ли человек или нет, а также притязания на освобождение от работы с целью посещения врача;

– притязания на бесплатные отправления своей корреспонденции за счет организации;

– воровство (салфеток, столовых приборов, картин, ламп, радио, содержимого баров, телевизоров и т.д.) в отелях;

– присвоение или распределение бесплатных лекарств, предназначенных для определенных групп населения, между своими родственниками и знакомыми;

– способствование неправильной постановке медицинского диагноза (и получение, например, инвалидности, дающей определенные льготы);

– воровство, растраты, утаивания на рабочем месте (воровство со своего рабочего места совершают 28% немцев);

– занижение доходов с целью уменьшения налога (в Германии, по исследованию 1990-х гг., в этом участвуют 54% населения);

– претензии на незаслуженные выплаты (подлог) по разным страховкам (22%);

– сокрытие недостатков товара при его продаже (13%).

Девиантология и изучение формальной стигматизации нарушителей норм

Большое внимание уделяется влиянию формальной стигматизации нарушителей норм. Так, долгосрочные исследования влияния формальной стигматизации (полицейское или судебное вмешательство в жизнь подростка) показали, что в более взрослом возрасте увеличивается опасность имущественной, наркотической и насильственной делинквентности.

Были получены данные о том, что первое санкционирование, если оно оценивается адресатом как несправедливое, вызывает вторичную девиантность, оборонительную реакцию или реакцию делать назло (вопреки). H.-J. Kerner и Н. Janssen (1996) в своем исследовании частоты рецидивной преступности продемонстрировали, что собственная динамика приговора (т.е. «уголовно-правовая карьера») для частоты рецидива существенно более значима, чем дефицит социализации или личностного развития.

При последующих осуждениях дефицит, связанный с семейными отношениями, и социальный дефицит вообще не оказывают влияния на развитие преступной карьеры. Иначе говоря, эти факторы значимы только при первом преступлении, а все последующие преступления имеют другие причины.

Вызывает интерес исследователей также тема насилия в местах заключения. Так, недавние исследования в Германии и Америке показали, что потеря статуса и идентичности для заключенного начинается с первого дня попадания в тюрьму, когда у него забирают личные вещи, проводят личный досмотр, стригут, проводят дезинфекцию и т.д. Далее некоторое время над ним висит угроза виктимизации, продолжающаяся до тех пор, пока он не примет на себя определенную роль и не приобретет определенный статус.

Жертвами становятся не только новички, но и все те, кто в силу своей физической слабости или по иным причинам, не могут принять зло и научиться творить зло. Можно выделить группы таких жертв: сексуальные маньяки (особенно педофилы) в мужских тюрьмах; матери – убийцы своих детей (в женских тюрьмах); транссексуалы в обоих видах тюрем. Все они занимают самую низшую ступень в тюремной иерархии.

В североамериканских исследованиях выявлено, что до 20% заключенных как минимум один раз подвергались сексуальному злоупотреблению и изнасилованию со стороны других заключенных. Хотя, по мнению экспертов, число таких жертв гораздо больше, поскольку некоторые заключенные скрывают эту информацию из чувства стыда или страха перед сокамерниками. К другой форме насилия над заключенными относится травля, запугивание (англ. – bullying, нем. – Mobbing), т.е. постоянное терроризирование, производимое группой.

В тюрьме есть также деление и иерархия по этническим признакам (определенная национальная принадлежность), времени миграции из другой страны (Spataussiedler) и политической ориентации (особенно выделяются правые – фашисты, которые контролируют практически все области жизни благодаря силе и ее повсеместной демонстрации).

Для германских тюрем особую проблему представляют «русские немцы», эмигрировавшие на историческую родину (особенно в поздней эмиграции). Им свойственны черты, которые являются следствием воспитания в коллективистской системе: строгий кодекс чести, запрет (отказ) на получение внешней поддержки, наличие и подчеркивание позитивных атрибутов мужественности, сила, готовность к риску, высокий уровень готовности к насилию, а также рудиментарное знание немецкого языка, разговор только по-русски, нежелание исправляться, чрезмерная активность в плане укрепления своей субкультуры.

Исследование возможностей предупреждения девиантности

Главный интерес исследователей состоит в изучении эффективности превентивных программ. Активно развиваются направления исследований, связанных с изучением профилактического потенциала коммуны. Основанием для того, чтобы проводить превенцию на уровне коммуны является то обстоятельство, что, во-первых, преступник именно здесь проходит социализацию, во-вторых, именно здесь предлагаются условия для совершения преступления, в-третьих, здесь будет проявлена (формальная или неформальная) реакция на сначала эпизодически совершаемые мелкие проступки делинквента.

Поскольку уровень преступности и других видов девиантности существенно превышает уровень немецкого населения, то для мигрантов предлагаются специальные программы. Например, программа «Работа по интеграции = работа по мотивации». Работа в рамках данной программы предусматривает не только совокупность мероприятий для мигрантов, но и постоянную рефлексию своей деятельности субъектами профилактики.

Существует мнение, что хорошим профилактическим средством является религиозность. В начале XX в. было несколько небольших работ, которые рассматривали значение религии для общества в криминологической перспективе (L.Ellis 1910; C.Lombroso 1911; W. A. Bonger, 1916; J. F. Steiner, 1924). Затем вплоть до конца 1960-х гг. этой теме не уделялось достаточного внимания. Новые исследования появились в 1969 г. в связи с разработкой теории контроля (Т. Hirschi и R. Stark). В основном исследования проводятся в США, однако не очень часто (с 1969 г. до начала XXI в. проводилось ежегодно не более двух оригинальных исследований в год).

Новый виток исследований по этой теме и интереса к ним проявился в 2001 г. Тема стала тесно связываться с динамикой международных процессов, модернизацией и глобализацией, особенно с обсуждением вопросов исламизации и фундаментализма. В криминологии также стали уделять внимание проблеме влияния религии и религиозности на конформизм в отношении норм, их нарушение, и особенно – на насилие (K.Brettfeld & P. Wetzels, 2003, 2006, 2007).

В теоретическом обосновании влияния религии и религиозности на девиантное поведение опираются прежде всего на следующие теории: теорию контроля (A. J. Reiss, Jr., 1951; J.Toby, 1957; W.C.Reckless, 1957; I.F.Nye, 1958; T.Hirschi, 1969; M.Krohn, 1986); социально-экологическую теорию и теорию дезорганизации (С. R. Shaw 8с Н. D. Мскау, 1969; R. J. Sampson, 2006); теорию научения (E.N. Sutherland, 1947); теорию рационального выбора – Rational Choice Theorien (В. R. Е. Wright, D.Doelling, D. Hermann, ). Antony, H. Entorf); теорию аномии (S.F.Messner & R.Rosenfeld, 2001).

Исследования, проведенные в разных странах, показали, что религия и религиозность продолжают иметь очень важное значение как для совместной жизни, так и для интеграции людей в общество, поскольку религия является существенным фактором соединения и основой нормативной системы общества.

Для того чтобы понять, как воздействует превенция, следует различать факторы риска, факторы защиты и механизмы влияния этих факторов (D. J. Hawkins, R.F. Catalano & М. Arthur; 2002). Факторы риска – это процессы и признаки, которые ведут к повышению вероятности негативных результатов и которые можно рассматривать как причины для возникновения проблем (например, преступность родителей, высокий уровень импульсивности в детском возрасте или проживание в неблагоприятной (в бытовом и социальном отношении) городской квартире).

Под факторами защиты понимаются такие факторы, при наличии которых не все подростки, находящиеся под воздействием факторов риска, развивают проблемное поведение. Например, некоторые подростки, выросшие в детстве в неблагоприятных семейных и социальных условиях, развиваются совершенно нормально.

Возникает вопрос: какие факторы выступают в качестве защиты? Важно также понять, какого размера должно быть влияние этих факторов, чтобы уменьшить или нейтрализовать действие факторов риска.

Под механизмами влияния понимаются процессы, которые выступают как посредники между факторами риска или факторами защиты и результатом. Например: связь между депрессивными симптомами воспитывающего лица и агрессивностью ребенка частично опосредуется недостаточной внимательностью, которую может уделить своему окружению депрессивное лицо.

Исходя из сказанного можно выделить три главных направления для реализации превенции:

1) превенция рисков (например, повышение компетентности родителей в воспитании детей);

2) поиск ресурсов для активизации факторов защиты (например, усиление психосоциальных ресурсов ребенка, страдающего от насилия в семье);

3) активизация механизмов, разрушающих причинную цепочку между факторами риска и воздействием этих факторов (например, ситуационная превенция, которая, хотя и не уменьшает агрессивный потенциал хулиганов, но редуцирует вероятность того, что он выразится в насильственной форме).

Девиантология и виктимологические исследования

Этой теме стали уделять пристальное внимание в криминологических и девиантологических исследованиях начиная примерно с 1980-х гг. Методологическим основанием исследований выступают перечисленные ниже виктимологические концепции.

  1. Концепция индивидуальной виктимизации: становление жертвой формируется постепенно и связано с двумя стилями воспитания, которые влияют на формирование поведения ребенка: а) установлением эмоциональной зависимости ребенка от своих родителей, их социальной изолированности при отсутствии надлежащего присмотра (Attachment Theory); б) сверхконтролем родителей, чрезмерной избалованностью ребенка, зависимостью, отсутствием контактов со сверстниками (социальная некомпетентность).
  2. Концепция стремительного становления жертвой. Становление жертвой – это ошибочная интеракция жертвы и преступника. Речь не идет о взаимной ответственности преступника и жертвы, об оценках поведения или о вине жертвы (Blaming the Victim). Модель лишь описывает ошибки в поведении и дает им интерпретацию глазами жертвы. Использование преступником ситуации, которую создает жертва своим поведением, отражает лишь общественные стереотипы понимания преступления.
  1. Модель возможности становления жертвой вследствие жизненного стиля. Становление жертвой связано со стилем жизни, с постоянно повторяющимся поведением, при которых возникают ситуации с высокой степенью рисков быть виктимизированным. Эта модель выводит генезис виктимности из вероятности встречи одного человека (будущей жертвы) с другим человеком (преступником) в определенное время при определенных обстоятельствах. Риск стать жертвой зависит, например, от количества времени, которое человек проводит вне дома, частоты выходов из дома по вечерам и позднего возвращения домой, от привычки посещать пабы и дискотеки, частоты нежелательных контактов.
  1. Теория повседневной активности. Для виктимизации решающее значение имеют три элемента: а) наличие готового к поступкам, мотивированного преступника; б) существование подходящего для преступления объекта (персоны или вещи); в) наличие случайного свидетеля, готового защищать закон. В качестве защитника здесь выступает обычный гражданин, занимающийся своими рутинными делами.

Поведение преступника – это попытка совершить что-либо и избежать контроля. Общество создает возможности (подходящие случаи) для совершения преступления, например в виде возросшей мобильности, развития коммуникативных технологий и т.д.

В европейских странах особо выделяют четыре группы виктимизируемых:

1) маленькие дети, особенно новорожденные и дети грудного возраста (виктимизация во время ухода);

2) люди с душевными расстройствами, независимо от возраста (виктимизация зависит от вида и размера патологии); в отличие от маленьких детей, здесь не всегда наносится физический вред, несмотря на то, что это можно сделать достаточно легко, поскольку они: не всегда могут понять, что подверглись виктимизации; не знают своих и чужих прав, дозволенного и запрещенного поведения третьего лица в отношении себя; не знакомы с имеющимися возможностями по оказанию помощи в необходимых случаях; ограничены в обращении к правосудию;

3) мигранты-женщины, которые не знают языка чужой страны и которые вследствие этого, а также вследствие патриархальных отношений в собственных семьях находятся в тесном кругу родственников, как правило, родственников мужа;

4) мигранты (мужчины и женщины) без легального статуса: отсутствие статуса не дает возможности обратиться в официальные правозащитные организации, поскольку их могут выдворить из страны59.

Исследования дают малоутешительные результаты. Так, данные опроса 2007-2008 гг. среди 15-летних школьников показал, что более чем две трети подростков испытали насилие в отношении себя: 16,8% школьников за последние 12 месяцев были жертвами насилия; 3,9% – пять и более раз; наиболее часто встречается легкое телесное повреждение (11,1%); 4,8% опрошенных сообщили о грабеже или вымогательстве (шантаже), 3,2% – о тяжких телесных повреждениях.

В сравнении с этим домашнее насилие относительно широко распространено: легкое насилие (например, драли за уши) – каждый пятый опрошенный (20,9%); тяжелое насилие (например, удар кулаком) – 5,7%. В школе грабеж и вымогательство редки – только 1,6%. О том, что были избиты или их пинали, сообщили 20,9% подростков. Вместе с тем по результатам понятно, что в школе существует проблема моббинга в тех или иных проявлениях и что такой способ поведения присущ и учителям. Риски становления жертвой (как и частота подростковой делинквентности) относительно мало различаются по регионам и городам.

Публикуется по: Шипунова Т.В. Девиантология. Современные теоретико-методологические проблемы.

Один комментарий на “Девиантология”

  • А.Н. Ткачев:

    Насколько мне известно, психиатры используют для лечения психических отклоений, способствующих проявлению оведенческих девиаций, психиатры используют метод интродукции. (заменяемости) например, наркотизации на религиозность. Но стоит ли «лечить» девиантов.заменяя одну крайность на другую?

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика