Профилактика аддиктивного поведения

Аддиктивное поведениеПрофилактика аддикций

Проблемы профилактики аддикций сегодня решаются на региональном, национальном и транснациональном уровнях. При этом главенствующее место в ней отводится национальной системе образования с координирующей ролью высшей школы.

Специалисты и отдельные учреждения системы здравоохранения призваны осуществлять управление системами профилактики, однако решающую роль играет сфера образования и ее специалисты. Это требует особого отношения к терминологической научной базе, формирующейся в области знаний о профилактике аддикций и профилактических мероприятиях.

Большую роль в становлении профилактических систем и разработке основ профилактического вмешательства сыграла Всемирная организация здравоохранения. Исследования авторов показали, что профилактическая наука прошла большой путь от отношения к ней как к искусству до признания ее как научного знания с теориями предупреждения аддикций, в том числе теориями здоровья и изменения поведения. 

На основе теоретического знания современная профилактическая наука может выстраивать не только отдельные профилактические вмешательства, но и создает масштабные профилактические модели по предотвращению зависимого поведения.

Проблемы профилактики аддикций

Международный опыт показывает, что современное состояние профилактической деятельности в области аддикций перерастает границы отдельно взятых государств. Глобализация факторов риска здоровью, в первую очередь психического здоровья, требует от мирового сообщества поиска инструментария, позволяющего оценивать объекты профилактики зависимого поведения (нормы жизнедеятельности, уровень здоровья, благополучия, качества жизни) в масштабе отдельного человека, государства и мирового сообщества. Это требует многостороннего научного освещения, обоснования и трактовки механизмов и процессов, лежащих в основе регулирования профилактики аддиктивного поведения.

В разработке и внедрении таких систем и профилактических программ участвуют ведущие научно-образовательные центры многих стран. Так, участниками научных разработок ВОЗ по критериям оценки здоровья и профилактики в 2009 г. стали известные всему миру научные учреждения – Гарвардский университет (США), Институт оценки здоровья, Вашингтонский Университет (США), Университет Джона Хопкинса (США), Университет Квинсленда (Австралия) и Всемирная организация здравоохранения (Швейцария). Это ведущие научные школы лучших университетов мира, имеющие высшие международные рейтинги в области профилактической деятельности, влияющей на здоровье, в том числе направленной на профилактику аддиктивного поведения среди населения развитых стран.

Решение задач сохранения психического здоровья населения в нашей стране зависит от разработки и внедрения системы профилактики девиантного, прежде всего зависимого, поведения людей. При построении упомянутой системы возникает матрица взаимодействия психосоциальных технологий и финансовых ресурсов. Данный тип взаимодействия является основой для развития воспитательной и образовательной практики в области формирования здорового стиля жизни для всех групп населения как в семье, так и в других социальных институтах. При этом профилактические мероприятия ранжируются по классификационным признакам различных аспектов превентивных действий.

Научный поиск позволил нам сделать вывод, что в развитых странах система профилактики рисков психического здоровья сформирована на принципах социально-государственного партнерства. Данная система обладает рядом особенностей, в том числе: наличием широкой нормативно-правовой основы; высоким профессиональным уровнем деятельности; консолидированным бюджетом; хорошо оснащенной материально- технической и информационной базой; контролем со стороны общественных и религиозных институтов.

Приходится констатировать, что в нашей стране профессиональный системный подход к профилактике зависимого поведения еще только начинает формироваться. Это приводит к различным недочетам и недальновидным решениям на различных, включая высокие, уровнях власти, не говоря уже о формах этой работы на местах.

Финансирование расходов на профилактику, составляющее более 60% от общих затрат на здоровье, фактически в регионах выполняется лишь на 30%. Остальные денежные средства уходят на лечение и противостояние агрессивной среде.

Между тем рассматриваемую системную проблему роста зависимого поведения в детской, подростковой и молодежной среде России можно решить лишь системным подходом, реализация которого требует значительных затрат на разработку и внедрение в практику новых социально-экономических продуктов.

Научный поиск и анализ информации привел нас к пониманию глобальности проблемы аддиктивного поведения и необходимости глобализация проблемы профилактики зависимого поведения в мировом сообществе. Совокупность выявленных феноменов отражает организацию транснациональных, национальных и локальных систем профилактики аддиктивного поведения.

Содержанием транснациональных систем профилактики аддикций становится их особая трансформация, отражающая состояние технологий, межгосударственного обмена профилактическим опытом и выработки совместных профилактических подходов. Примером транснациональных систем профилактики может служат финско-российское сотрудничество в сфере подготовки кадров по оказанию телематических услуг (дистанционных консультаций) и создание социальных профилактических сетей.

В настоящее время существует Международная классификация показателей здоровья для различных стран, разработанная Институтом медицины Национальной академии наук США, которая содержит 20 индикаторов. Большую часть из них составляют показатели, относящиеся к социальным, психологическим и другим аспектам жизни людей. Медицинский аспект здоровья присущ примерно половине индикаторов, что свидетельствует о снижении роли медицины в решении вопросов здоровья.

Медицина, которая изначально решала вопросы, связанные с болезнью человека, и стала родоначальником профилактических направлений, сегодня уступает место другим социальным институтам в разработке рациональных стратегий сохранения здоровья.

Согласно данным научной литературы выявлено, что позитивным примером национальных систем профилактики зависимого поведения являются системы сохранения психического здоровья в США, Канаде, Австралии и других странах. Национальные системы профилактики аддиктивного поведения поддерживаются государством и являются составляющими деятельности министерств здравоохранения, возглавляющих эту работу, а также учреждений образования, воспитания и работы с молодежью в направлении выраженного самостоятельного развития.

Примером локальных систем может служить взаимодействие участников различных профилактических проектов и программ, работающих в отдельно взятом штате. Это образовательные профилактические программы «Безопасная школа» Университета Дж. Вашингтона для средних школ и колледжей, программа AlkogolEdu, разработанная Университетом Алабамы. К ним можно отнести и документ, в котором приведены принципы антинаркотического образования в школах Австралии. Приоритетные направления стратегии профилактики – сбор данных и анализ уже существующих профилактических инициатив на уровне штата и более крупных территориальных образований.

Таким образом, можно сделать вывод: в настоящее время не вызывает сомнения, что социальный и психологический аспекты сохранения здоровья напрямую связаны с широким просвещением населения. Это требует научного переосмысления немедицинских стратегий охраны здоровья, подготовки специалистов нового поколения социальной, психологической, педагогической практики и разработки не только национальных, но и транснациональных стратегий профилактической направленности.

Проблема профилактики аддиктивного поведения уже вышла на уровень международного взаимодействия. Это требует от государств, в том числе и от нашей страны, согласованных действий и принятия взаимных обязательств по оздоровлению наций.

Значение высшей школы в профилактике аддикций

В развитых странах сфера образования играет активную роль в развитии немедицинской деятельности в области профилактики аддикций, направленной на сохранение и развитие здоровья. Многопрофильная деятельность высшей школы и министерств образования позволяет им не только совершенствовать практику формирования профилактического (здоровьесохраняющего) поведения у всех участников образовательного процесса, но и создавать соответствующие профилактические научные школы, программы, осуществлять издание профильных информационных ресурсов.

Подобную деятельность высшей школы мы проиллюстрируем информацией открытого доступа с порталов университетов США, Канады, Австралии, Японии, Швеции, Норвегии, Бразилии и других стран. Созданные ими современные научные школы в области профилактики ставят своей целью уменьшение уровня неадекватного поведения каждого человека. При этом главным становится формирование адаптивного, ответственного поведения каждого человека в обществе и на производстве.

Основой профилактического вмешательства становится процесс формирования основных компетенций человека XXI в. Цель эта достигается путем разработки превентивных образовательных и просветительских программ и последующего их внедрения в социальные сферы, и в первую очередь – в систему общего и профессионального образования. Научные школы в области профилактики создаются в рамках одного университета (в США – в университетах штатов Висконсин (в Мэдисоне), Алабама, Джорджа Вашингтона; в Австралии в университете Канберры и др.) или их объединений (так называемая «Группа тринадцати», объединившая университеты Канады и других стран).

Научные школы разрабатывают профилактические направления в области социальных, психологических, педагогических, медицинских, экологических, правовых и экономических подходов. Продуктом научной школы становятся ключевые стратегии и концепции образовательных и социально-экономических реформ, направленных на рост благополучия человека, семьи и общества, включая воспроизводство нематериальных ресурсов и в конечном счете – сохранение здоровья.

Разработки научных профилактических школ становятся основой практической профилактической деятельности. Необходимо отметить, что упомянутая профилактическая деятельность включает в себя создание образовательных и просветительских программ, информационных ресурсов и разработку критериев эффективности соответствующих продуктов.

Характерным в этом отношении является продукт Института деструктивного поведения Университета штата Орегона (США) под названием «Стратегии профилактики и вмешательства» для средних общеобразовательных школ, разработанный с целью повышения безопасности школы и общества. В рассматриваемой программе помимо содержания занятий обязательно приводится алгоритм мониторинга эффективности и качества проводимых занятий по итоговым результатам выполнения программы.

Еще одним таким примером может служить программа «AlcogolEdu» для колледжей, разработанная в Университете штата Алабама США, которая также нацелена на обеспечение безопасности образовательной среды. Эта программа помогает студентам выработать навыки принятия решений в ситуации выбора здоровьесберегающего поведения.

Неотъемлемой частью работы высшей школы является формирование института признания качества профилактической деятельности. В него входит разработка критериев стандартизации и сертификации программ, подготовки и повышения квалификации специалистов в области профилактики поведенческих и личностных расстройств, а также консультирование по психическому здоровью.

Позитивным примером такой работы может служить деятельность «Группы тринадцати», которая объединила университеты Канады. Эта группа разработала регистр профилактических учреждений, также она представила широкий диапазон проблем (инженерных, медицинских и др.) в области профилактики зависимого поведения.

К решению вычлененных проблем в любой момент могут присоединиться другие вузы соответствующего профиля. Межведомственное сотрудничество в профилактической деятельности в современном понимании включает объединение усилий и распределение прав и обязанностей между участниками крупных профилактических программ.

Заказчиками таких программ от государства выступают обычно министерства образования, здравоохранения, социальной защиты, а разработчиками – ведущие университеты, психологические, педагогические и медицинские факультеты, школы социальной работы, национальные центры профилактики личностных и поведенческих расстройств и др.

Итак, в зарубежных странах координацию социальной, психологической, педагогической и медицинской профилактики взяла на себя высшая школа. Она стала координатором профилактической работы по созданию научных школ, концептуальных направлений и кадрового обеспечения на всех уровнях профилактики аддикций.

Наше государство также должно законодательно закрепить за высшей школой определяющую роль в системе профилактики аддиктивного поведения на муниципальном, региональном, национальном и транснациональном уровнях. Однако в формирование жизни без наркотиков в первую очередь вовлечены средние школы.

Увеличиваются расходы на финансирование Национального института по злоупотреблению наркотиками (в США – NIDA), в первую очередь на финансирование фундаментальных исследований в области профилактики и лечения наркомании. Предоставляются гранты государств и на стимулирование молодежных инициатив в области профилактики зависимого поведения, прежде всего предотвращения наркотической зависимости.

Сегодня ряд ученых и государственных деятелей считают, что система здравоохранения должна играть более важную роль в профилактике аддикций – ив первую очередь – злоупотребления наркотиками. Повышение ее роли требует дополнительных исследований эффективности, в том числе экономического стимулирования различных подходов к профилактике и ликвидации барьеров.

Службы здравоохранения США в 1996 г. разработали ежегодно обновляемое руководство по дополнительным сообществам, которые оказывают профилактические услуги. В разделе «Изменение рискованного поведения» имеются главы, раскрывающие вопросы решения проблем, связанных с употреблением табака, алкоголя и других наркотических веществ.

Профессиональные объединения, такие как Американская академия детской и подростковой психиатрии, Комитет по борьбе с токсикоманией, с 1996 г. проводят постоянную подготовку, сертификацию и разработку практических рекомендаций для профилактики и лечения наркомании. Тем не менее очевидно, что образование само по себе не изменит практику профилактических и лечебных моделей, поэтому, несмотря на усилия, рассмотрено лишь около 25% оказанной первичной медицинской помощи.

Так, Национальный центр статистики здоровья (НЦСЗ) сообщает, что рассмотренные случаи свидетельствуют лишь об использовании клиентами наркотиков и алкоголя. При этом профилактика остается за пределами мониторинга.

Одним из основных препятствий изменению практических моделей стал традиционный настрой врачей лишь на лечение зависимого поведения, поскольку их усилия в области профилактики финансово не вознаграждались. В настоящее время организованное медицинское обслуживание предоставляет специалисту новые возможности, гарантируя ему оплату за профилактическое обслуживание в рамках страхования.

Профилактика становится предметом исследований с целью создания новых методов воздействия, поиска алгоритмов и научно обоснованной экономичности сокращения времени пребывания клиента в больнице. Научно обоснованные услуги по профилактике, особенно по поведенческим вмешательствам, также снижают время использования дорогого медицинского обслуживания. При этом административные профилактические структуры содержатся за счет оплаты услуг по реализации мониторинга в поликлиниках и в широких слоях населения.

Терминология профилактики аддикций

Идея профилактики заболеваний столь же древняя, как и сама медицина. Широко распространенное утверждение о том, что профилактировать, т.е. осуществлять деятельность в области профилактики, легче и выгоднее, чем лечить, относится к началу XIII в., когда методологию профилактики еще не отличали от медицины.

В материалах Вашингтонского института медицины отмечалось, что термин «профилактика» буквально обозначает «удерживать от чего-то нежелательного, что может случиться в будущем». При этом считалось, что для более полного раскрытия понятия «профилактика» необходимо четко различать термины «заболеваемость», «рецидив» и «инвалидность».

Приведенные термины позволяют рассматривать зависимость с точки зрения физических (телесных, внутренних) болезней. Если рассматривать зависимость со стороны психических заболеваний, то можно обратиться к поведенческим и личностным расстройствам человека. Значительную роль в развитии социальных болезней играют материальный достаток, наличие чистой воды и социального окружения. При этом наряду с наркоманией, алкоголизмом и курением табака рассматриваются факторы, сопутствующие развитию туберкулеза, СПИДа, ВИЧ, ИПП.

Профилактика является процедурой медицинского или общественного характера, цель которой – не лечение больного, а предотвращение болезни.

Профилактические мероприятия делятся на следующие уровни:

первичная профилактика (направленная на предотвращение развития заболевания);

вторичная профилактика (оказывается в период, когда болезнь уже появилась и требуется защитить пациента от ухудшения этого процесса);

третичная профилактика (направлена на снижение негативного воздействия выявленных заболеваний, восстановление функций, связана с болезнью или осложнениями).

В современном научном сообществе обсуждается вопрос о четвертичной профилактике; в 2009 г. бельгийский специалист общей практики Марк Джамуль (Marc Jamoulle) предложил ввести эту градацию профилактики для обозначения мер, направленных на снижение чрезмерного медицинского вмешательства в жизнь больного или профи л актируемого.

Как показали результаты наших исследований, в развитых зарубежных странах ведется широкая научная и научно-практическая работа по различным аспектам профилактической деятельности, определяемой соответствующей терминологической базой. В нашей стране, где терминология в области изучения профилактического вмешательства аддикций еще недостаточно разработана, исследователи нередко сталкиваются с проблемой отражения международных понятий при переводе их на русский язык.

В настоящее время наблюдается активная адаптация упомянутых терминов, публикуемых преимущественно на английском, испанском и немецком языках с учетом российской специфики. При проведении дальнейшей корректировки важно не только выявлять различия в терминах, но и раскрывать новые для нас понятия и их соотношение с уже известными терминами.

Например, выявлена принципиальная смысловая разница между понятиями «аддиктивное поведение» и «профилактическое поведение». Различие этих понятий определяется их первоосновой: в первом понятии – это саморазрушение, а во втором – самосохранение и развитие.

Понятие «аддиктивное» означает поведение, трансформирующее вредную привычку в психическое расстройство – зависимость. Профилактическое поведение – это сохранение здоровья, гармоничное развитие, повышающее у ребенка (в позитивном смысле) его способность к обучению, способности к труду, социализацию и творческий потенциал.

Такие понятия, как «коррекция», «реабилитация» и «лечение», направлены на уменьшение аддиктивного поведения. Оно связано с аддиктивным опытом, который проявляется в виде «дебюта», эпизодически, либо постоянно. Понятие «профилактика аддиктивного поведения» включает в себя сохранение здоровья, социальной и индивидуальной нормы поведения, благополучия, достойного качества жизни и др.

Решение проблем эффективного сохранения здоровья за рубежом обеспечивается многочисленными научными школами, хорошо подготовленными специалистами. Сохранение здоровья, благополучия и качества жизни человека, семьи и общества в развитых странах гарантируется высокими технологиями и информационными средствами проведения научной и инновационной деятельности, а также укреплением единой междисциплинарной структуры реагирования на имеющиеся и вновь возникающие проблемы.

Используя данные Национального института здравоохранения, можно провести параллель между терминами «вмешательство» (от лат. intervenire) и «акт вмешательства», влияющими непосредственно на нежелательный фактор либо на изменение результатов, связанных с распространением его влияния. В медицине вмешательство проводится, чтобы помочь или лечить. Раннее вмешательство может помочь, например, детям с аутизмом начать вовремя говорить.

По сведениям, которые приведены в медицинском словаре «Американское наследие» (2001 г.), термин «вмешательство» происходит от лат. interventus и имеет два значения: 1) акт или факт внедрения в целях изменения; 2) любые меры, целью которых является улучшение здоровья или изменение течения заболевания.

Термин «вмешательство» в Медицинском словаре (2009 г.) определяется как действие, совершаемое для предотвращения нанесения ущерба пациенту или улучшения его психического, эмоционального или физического состояния. В США имеются так называемые независимые и взаимозависимые вмешательства – некая деятельность представителей здравоохранения, относящаяся к их профессиональной деятельности.

При независимом вмешательстве проводят процедуру лицензирования, наделяя представителей здравоохранения определенными правами. Независимые вмешательства не требуют какого-либо надзора или направления от других компетентных организаций, кроме здравоохранения. Взаимозависимые вмешательства соотносятся с любой деятельностью медико-санитарной помощи и осуществляются только профессионалами здравоохранения в сотрудничестве с другими специалистами (например, профилактика СПИДа и других инфекционных заболеваний).

Трансформация понятия «медицинское вмешательство» профилактической направленности в термин «профилактическое вмешательство» происходила постепенно и сейчас нередко рассматривается как синоним понятия «раннее вмешательство». Иными словами, это медицинское вмешательство до появления болезни с целью предупреждения ее вредных последствий.

Данному факту соответствуют сведения в отношении внутренних болезней, для которых уже в XIX в. сложились представления о целесообразности их раннего выявления. Этим идеям мы обязаны введением в практику периодических осмотров беременных женщин и детей.

Несмотря на то, что доказательств полезности этих нововведений не было, они, тем не менее, заняли свое место в медицинской практике. Поскольку экспериментальные испытания периодических углубленных осмотров не доказали их эффективность, в течение последних десятилетий XX в. наблюдалась тенденция к ограничению их у здоровых людей.

С начала 80-х годов XX в. стало очевидно, что профилактика должна опираться не только на медицинские, но и в равной степени на гуманитарные знания. Поэтому в профилактику были включены гуманитарные знания – по психологии, философии, теологии, теософии; социальные – по педагогике, социологии, юриспруденции, экономике; биологические – по фармакологии, антропологии и др. В результате термин «профилактическое вмешательство» претерпел закономерные изменения. Современное определение «профилактическое вмешательство» по аналогии с «медицинским вмешательством» конкретизируется в рамках определенных стандартов профилактической деятельности и образовательных стандартов профессиональной подготовки специалистов в области профилактики.

«Словарь комплементарной и альтернативной медицины» (США, 2005 г.) термином an intervention designed определяет профилактическое вмешательство как действия, направленные на улучшение здоровья пациента или изменение условий, негативно влияющих на благополучие пациента.

До последней четверти XX в. и профилактические, и лечебные вмешательства основывались на господствующих представлениях об этиологии (причинах) и патогенезе (механизмах) болезней. Так, в связи с холестериновой гипотезой атеросклероза около трех десятилетий (период с 50-х по 80-е годы XX в.) рекомендовали ограниченное потребление продуктов с высоким содержанием холестерина.

В XIX в. в отношении внутренних болезней возобладали представления о целесообразности раннего выявления заболеваний. Этим же были вызваны периодические осмотры беременных женщин и детей. Хотя, как уже отмечалось, доказательств их полезности установлено не было, их продолжали использовать в практике.

В отечественной практике среди исследований, обосновывающих профилактические вмешательства, их доля, относящаяся к клинике и фундаментальной медицине, обычно ниже в сравнении с лечебными. В незначительных по объему исследованиях, относящихся к профилактическому вмешательству, преобладает медицинский подход. В свою очередь, это определяет потребность в исследованиях эпидемиологии, демографии, социальной статистики и экономики.

Изучение научной литературы показало, что более полное понятие «профилактика» рассматривается со второй половины XIX в. в связи с началом использования вакцин. В это время зарождается понятие «общественное здоровье» как результат массовой иммунизации населения от инфекционных заболеваний, которые в то время являлись основной причиной смерти и инвалидности населения.

Наряду с иммунизацией в начале прошлого века осуществлялось также внедрение гигиенических навыков путем пропаганды полезности чистой воды, чистого воздуха и т.п., а также агитации обязательного мытья рук перед едой и т.д. Совмещение иммунизации и пропаганды позволило обществу того времени комплексно осуществлять профилактическую деятельность и распространять профилактическое вмешательство среди широких масс населения, убеждая его в эффективности и экономичности найденного подхода. В связи с успешным внедрением рассматриваемая модель стала широко применяться в неинфекционных и других видах острых и хронических физических и психических заболеваний.

Во второй половине XX в. представление о профилактике уже оценивается с позиций общественного здоровья. С этого времени профилактика заболеваний становится более плодотворным направлением усилий в сравнении с их лечением.

Профилактическая деятельность рассматривается как приоритетная во многих странах мира, где ее объем находится в более выгодном соотношении в сравнении с медицинскими услугами. Баланс между ними достигается на неформальной основе и зависит от интересов влиятельных групп общества (власти, производителей фармацевтических препаратов, медицинских и профилактических услуг, пищевых добавок и т.д.).

Вмешательство может быть организовано со стороны общественного здравоохранения и вызвано требованиями представления определенных процедур, способных даже травмировать пациента. Данный термин включает также понятия: административное вмешательство, поведенческое вмешательство, вмешательства в кризисных ситуациях, лечебные и фармацевтические вмешательства и т.п.

Современное понятие «профилактическая деятельность» включает в себя деятельность общества, групп населения и отдельных людей. Профилактическими могут быть не только медицинские вмешательства, но и образовательные, психологические и социально-технологические меры, обеспечивающие качество пищевых и непищевых товаров и услуг, т.е. вмешательства практически во все области человеческой деятельности. Термин «профилактическая деятельность», по нашему мнению, следует рассматривать также с позиций понятия «социальная деятельность».

Если следовать аналогии, то можно сделать вывод, что профилактическая деятельность в области зависимого поведения – это способ отношения человека к внутреннему и внешнему миру. Отсюда: профилактическая деятельность состоит в преобразовании и подчинении элементов мира собственным целям, свободным от зависимого поведения, которое сопровождается контролем над факторами, приводящими к аддикции.

Такое отношение возможно только через главный вид деятельности — труд внешний и внутренний, осуществляемый с профилактическими целями, приводящими к производству материальных и нематериальных благ, общению, отношениям, развитию человека и становлению его компетентностей. Профилактическая деятельность осуществляется в различных социальных сферах: в семье, образовании, здравоохранении, службе в армии и др.

Энциклопедический «Всеобъемлющий ветеринарный словарь» (3-е изд., 2007 г.) рассматривает профилактическое вмешательство (prevention) как акты внедрения в период болезни или в здоровом состоянии в виде эпидемиологических последовательных действий, направленных на преодоление болезненного фактора. Профилактическая деятельность помимо профилактического вмешательства включает в себя и такие термины, как «стратегия вмешательства» и «исследования вмешательства».

Стратегия вмешательства раскрывается как в лечении, так и в профилактике как борьба с комплексом негативных проблем. Разработка стратегии вмешательства проводится с целью проверки гипотезы или планирования лечения, или последовательности в осуществлении контроля, которые могут потребовать изменения в окружающей среде, и для наиболее эффективного использования ресурсов.

Исследование вмешательства – тестирование предположительных эпидемиологических причинно-следственных связей. Например, внедряясь в демографию, следует ожидать изменений причинных факторов, влияющих на изменение численности населения.

В отечественной и зарубежной литературе отмечалось, что профилактика зависимого поведения рассматривается как предотвращение чего-либо, например болезни. Иными словами, профилактика является по существу медицинским термином, а это означает, что медицинские специалисты признаются ведущими в профилактической деятельности, а результаты медицинских исследований – основными сведениями, которые можно направить в русло профилактической деятельности в области зависимого поведения.

При этом нельзя забывать, что медицинский подход основывается на управлении профилактикой аддикций медицинскими работниками, имеющими соответствующие медицинские знания. Разнообразие упоминавшихся терминов требует от специалиста-медика определенного типа реагирования, которому он обучен в период подготовки. Поэтому рассмотренные термины вносят ясность в отношении понятия «профилактика» как вмешательства по предупреждению психических заболеваний и психологических отклонений.

По мнению В.В. Власова и других авторов, важнейшим направлением отечественной профилактики заболеваний было и остается направление, связанное с гигиеной труда и быта, основанное на накопленных знаниях о вредном воздействии на здоровье человека условий его жизни и работы. При этом очередную задачу медицинской науки они видят во вкладе в направление профилактики и развитии представлений об индивидуальной предрасположенности к поражению организма вредными условиями труда. Однако такой подход ставит под сомнение участие других направлений науки в области отечественной профилактики.

Научные подходы к профилактике психических заболеваний – поведенческих и личностных расстройств, а также психических отклонений, в том числе зависимого поведения, – начали активно развиваться во многих странах с середины прошлого века. К этому времени был накоплен опыт применения значительных профилактических мер как со стороны государства, так и частных лиц.

Профилактическое вмешательство в области зависимого поведения начало формироваться в конце прошлого столетия. Его научное признание состоялось спустя 30-40 лет после осознания зависимости как болезни.

Специфика научных взглядов на природу, причины и последствия возникновения химической зависимости, а затем и других ее форм потребовала изыскания особых подходов к изучению и разработке профилактического вмешательства в области аддикций.

Публикуется по: Аршинова В.В. Профилактика зависимого поведения: системный подход.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика