Специфические теории профилактики аддикций

Профилактика аддикцийСпецифические теории профилактики аддикций

Многие теоретические представления, возникающие в поведенческих науках, имеют отношение к исследованиям по профилактике зависимого поведения. К ним относятся теории (концепции) самоуважения, регулирования эмоций, атрибуции, культурного и гендерного разнообразия, социальных сетей (в контексте сообществ) и психоэкологии. Эти и многие другие концепции, представленные авторами в качестве иллюстраций конкретных областей исследования, оказывают влияние на разработку концептуальных подходов в области профилактики зависимого поведения с упором на знания педагогической психологии.

Теория стресса канадского физиолога Ганса Селье (1936 г.) сегодня находит новое подтверждение своей актуальности в вопросах профилактического вмешательства. По мнению Р. Адера (R. Ader), Д. Фелтена (D. Felteri) и других, психологический стресс связан с рядом негативных последствий для различных секторов здоровья, хотя конкретные механизмы этой связи еще не совсем понятны. Недавние исследования в психонейроиммунологии показали, что стресс может оказывать непосредственное влияние на взаимодействие между центральной нервной системой, иммунной системой и психическим состоянием. 

Ученые-эксперты А. Дж. Рейс (Albert Jг. Reiss) и Джеффри А. Рот (Jeffrey A Roth) [50] в своей книге «Понимание и контроль над агрессивным поведением», изданной в 1993 г. Национальной комиссией по поведению, социальным наукам и образованию (CBASSE – Commission on Behavioral and Social Sciences and Education) Академии наук США, пришли к важным выводам.

Они выяснили, что механизмы социальной поддержки выполняют важную функцию в ряде областей жизни и деятельности путем включения, увеличения или уменьшения чувствительности к определенному уровню стресса, увеличивая или уменьшая при этом вероятность использования или воздержания от наркотиков и увеличения сроков ремиссий.

Исследования межличностных отношений раскрыли сложное взаимодействие между ожиданиями, мотивацией, самостоятельными поступками и агрессивным опытом в раннем детстве. Исследователи К. Додж (К. Dodge), Дж. Бейтс (J.E. Bates) и Ж. Пети (G. Pettit) обнаружили, что если человек испытал агрессивное поведение в прошлом, его восприятие может негативно искажаться и влиять на предположения по развитию различных ситуаций – как доброкачественных, так и негативных.

Ранние отношения между детьми и их воспитателями, как правило матерями, играют важную роль в дальнейшем развитии детей, особенно в становлении социальных отношений. Американские ученые доказали, что отношения между матерью и ребенком влияют на детей в течение первых лет жизни. Эта теория имеет прямое отношение к профилактике зависимого поведения, ее положения были применены в программах, направленных на повышение здоровых взаимоотношений между родителями и ребенком.

М. Эриксон (М.F. Erickson), Дж. Корфмахер (J.Korfmacher) и Б. Игланд (B.R. Egeland) в 1992 г. описали свои исследования, в которых предложили профилактическое вмешательство для матерей с так называемым специальным окном возможностей. Это «окно» – организованное пространство вокруг рождения их первого ребенка с целью оказания позитивного влияния на мнение матери о себе и своем ребенке, а также на их отношение к вредным привычкам.

Современная профилактика зависимого поведения располагает теориями о здоровье, которые связаны с изменением поведения, создают барьер развитию зависимого поведения. Большинство таких теорий включают в себя описание различных подходов к решению проблем, связанных с инициацией и поддержанием нового отношения к здоровью и, как следствие, к развитию способности человека регулировать собственное физическое и психическое состояние, формировать отрицательное отношение к агентам аддикций.

Специфические теории профилактики можно классифицировать по управленческому звену, влияющему на поведение. В таком качестве могут выступать:

– ценностная ориентация человека на продолжительность жизни, например «Теория субъективного ожидания полезности» С.Р. Саттона (S.R. Sutton);

– «Теория защитной мотивации» К.Р. Роджерса (C.R. Rogers);

– ориентированность на позитивное будущее, например «Социально-когнитивная теория» А. Бандуры;

– нацеленность на результат от изменения поведения, например «Теория обоснованных действий» И. Айзена, М. Фишбейна (I.Ajzen, М. Fishbein), «Теория запланированного поведения» И. Айзена.

Многие современные теории объединяют понятия в единую модель, например «Модель веры в здравоохранение» (НВМ – Health Belief Model). Впервые подобную модель предложили американские психологи Н. Янц (N.K. Jam) и М. Беккер (М.Н. Becker) [57]. «Модель веры в здравоохранение» является основой мотивации людей на принятие позитивных мер по отношению к своему здоровью и здоровью окружающих. В ней рассмотрены механизмы, которые используют в качестве основной мотивации желание людей избежать отрицательных воздействий на здоровье.

В арсенале разработчиков профилактических программ имеются транстеоретические модели поведения. Примером может служитьоднаизпервыхмоделей, предложенная американскими исследователями Я. Прохазкой (J.O. Prochaska), К. ДиКлемент (С.С. DiClemente) и Я. Норкроссом (J.C. Norcross). Эта модель дает возможность представить себе механизмы изменения поведения в сторону сохранения здоровья в возрастном аспекте и на разных уровнях организации – биологическом, психическом, социальном.

Работы К.С. Карвера (C.S. Carver) и М.Ф. Шира (M.F. Scheiег), Е.Т. Хиггинса (Е.Т. Higgins) и других исследователей показали, что процесс саморегуляции можно представить в виде деятельности, в ходе которой люди стремятся уменьшить расхождение между их текущим и желаемым, целевым состоянием. Именно такая деятельность позволяет направить поведение на сохранение и приумножение здоровья.

По мнению американского исследователя А. Ротмана (A.J. Rothman), эти теории различаются конкретными факторами управления поведением. Как считает этот автор, специфические теории влияют на поведенческие решения людей (например, социальные нормы, самоэффективность, воспринимаемый риск и трудности жизни), на процессы, лежащие в основе инициирования изменений поведения, и на поддержание состоявшихся инициатив.

В свою очередь, А. Ротман разработал новую концептуальную модель здоровья, в связи с изменением поведения. Эта теория рассматривает положение, связанное с тем, что инициирование изменения поведения и поддержание состоявшегося изменения опираются на различные критерии решения. Согласно ему модели решения поведенческого начала основаны на представлениях о выгодности будущих результатов изменения поведения.

В целом специфические теории разворачивают свое доказательство на том основании, что успешное изменение в поведении обусловлено желанием изменить свое внутреннее психическое состояние. В то же время состояние успешности движет желанием сохранить только свое текущее состояние и не желает адаптации к другим измененным состояниям.

Опыт профессионалов Англии по уходу за детьми во время Второй мировой войны, когда тысячи маленьких детей были временно разлучены со своими родителями или стали сиротами, позволил психиатру и психоаналитику Джону Боулби (J. Boulby) создать и сформулировать «Теорию привязанности». Данная теория раскрывает динамику долгосрочных отношений, особенно в семье и в ситуациях, когда люди давно являются друзьями.

Наиболее важным в долгосрочных отношениях является то, что ребенок нуждается в них. Если первичный уход, социальное и эмоциональное развитие происходят без отклонений, то дальнейшие отношения складываются в соответствии с моделью первого отношения.

«Теория привязанности» носит междисциплинарный характер и охватывает области психологической, эволюционной и этиологической теорий, в современной профилактической работе играет значительную роль при построении программ для работы с семьей.

Современные изыскания Мартина Коймана (Martin Koiman) и других исследователей в области психологических причин возникновения наркотической зависимости у молодых людей выявили паттерны нарушения долгосрочных связей в жизни. Восстановление таких связей является важной составной частью не только профилактических программ, но и терапевтических вмешательств.

«Теория личности» Маслоу (1962 г.) была использована при разработке многочисленных профилактических программ в области аддиктивного поведения. Абрахам Гарольд Маслоу, ученый с мировым именем, основоположник гуманистической психологии, исходил из того, что каждый из нас обладает постоянной неотъемлемой внутренней природой, обычно очень устойчивой к изменениям.

На становление профилактических теорий оказали влияние труды профессора психологии Государственного университета Огайо Джорджа А. Келли. Келли изучал в авторской «психологии личных конструктов» тенденции функционирования ядра личности с точки зрения постоянного стремления человека предсказывать и контролировать те события, которые с ним происходят.

Согласно Келли, модель человека следует строить не на биологическом организме и не на системе понятий «удовольствие-неудовольствие», а на научном стремлении к истине, которую ищет человек, не связывая ее с гедонистическими потребностями, а убеждая в непоколебимой реальности. Келли считал, что люди достигают цели жизни подобно ученым, которые более точно достигают цели, чем «обычные» люди, и именно эти стремления меняют поведение человека и делают его жизнь совершеннее.

В теориях научения и изменения поведения теория Сальваторе Мадди (S. Maddi) об особом личностном качестве – жизнестойкости (hardiness) стоит на особом месте. Она возникла в связи с разработкой С. Мадди проблем творческого потенциала личности и регулирования стресса.

Феномен жизнестойкости Мадди имеет концептуальное отношение к исследованиям профилактики в области зависимого поведения. В этом феномене поведение человека представлено в категориях гибкости (адаптивности) в ситуации контроля над собственным поведением, настроенности на риск.

Следует подробнее остановиться на «Теории жизнестойкости» и представить ее в исследованиях, проводимых в области профилактики зависимого поведения. По нашему мнению, современная парадигма психического здоровья принятая в США, Канаде и ряде других развитых стран и введенная в сферу образования, основывается на трудах Сальваторе Мадди.

Отечественные и международные, фундаментальные и практические исследования по проблемам жизнестойкости вызваны высокой потребностью в осуществлении профилактической деятельности по предотвращению зависимого поведения.

За рубежом существует ряд институтов, занимающихся проблемой ресурсов личности по выходу из кризисных ситуаций. Среди них прежде всего следует назвать Институт жизнестойкости Сальваторе Мадди в Университете Ирвайн (Калифорния, США) и его филиалы. Научная школа профессора С. Мадди разработала концепцию жизнестойкости. По их определению, это свойство личности как ядро системы, смягчающей эффекты стрессогенных обстоятельств и помогающей сохранить здоровье.

Эта система уменьшает риск проблем со здоровьем двумя способами. Первый – это здоровый образ жизни, а второй – совладающее поведение или формирование ориентированного сознания. Последнее включает в себя расширение перспективы и углубление понимания смысла вызвавших стресс обстоятельств, благодаря чему они перестают казаться такими ужасными и появляется возможность увидеть пути их преодоления.

В совместном исследовании ученые Нидерландов и Словакии показали, что профилактика курения каннабиса и табака среди 14-летних подростков должна не только укреплять позитивные личностные качества, важные для мальчиков, но и учитывать факторы риска и защиты в конкретном социальном окружении и собственно жизнестойкость. Особенно значимы такие факторы в семье и социальных сетях, определяющих навыки в жизни и учебе независимо от пола. Установлено, что чем ниже самооценка и меньше сплоченность семьи и чем меньше структурирован стиль жизни, тем выше риск вовлечения подростка в курение.

Действительно, средовые компоненты играют значительную роль в формировании информационного ресурса личности в совокупности с генетическим информативным ресурсом. Как показали исследования близнецовых пар, проведенные совместно специалистами Швеции и США, качество жизни близнецов, живущих раздельно или совместно (т. е. в разных или идентичных средах), их подверженность депрессиям существенно зависят от того, какие средовые факторы они используют. Особенно это показательно проявляется у близнецов со стороны формирования у них жизнестойкости.

В работе американского детского психолога Роберта Эме (Robert Ете) показано, что мальчики действительно более уязвимы к воздействию наследственных или приобретенных нейробиологических повреждений. Это обстоятельство существенно повышает риск развития асоциального поведения по мере взросления вследствие сниженной жизненной сопротивляемости. Автор доказал, что устойчивое асоциальное поведение как жизненная парадигма является последствием клинических расстройств личности, заложенных в детстве в конструкцию жизнестойкости, и характерно почти исключительно для мужчин.

На половую привязку проблем рискованного поведения детей и подростков указывают и другие исследователи группы под руководством Дженнифер Ландхинришен-Рохлинг (Landghinrichsen-Rohling). Ими показана неэффективность прямого анкетирования мальчиков и девочек при оценке склонности к рискованному поведению и нефатальным суицидам. При этом не удается традиционными методами (в открытой беседе) узнать у мальчиков их мнение о причинах суицида и факторах риска такого поведения. По мнению исследователей, необходимо также учитывать семейный анамнез с позиции культурологических и дисциплинарных традиций, влияющих на формирование жизнестойкости.

Следует отметить работу израильских психологов, посвященную анализу причин ухода из дома девочек возраста 13-17 лет. Подростки интерпретировали уход из дома как единственную возможность прервать существование в атмосфере эмоционального отчуждения, одиночества, неудач в контактах с близкими людьми.

Среди причин своего решительного поступка на первое место подростки ставили отсутствие контакта с матерью и ее эмоциональную холодность. Перефразируя выводы авторов, следует отметить, что семейные нематериальные ресурсы играют огромную роль в профилактике подростковой аддиктивности.

Многие последние публикации также свидетельствуют о том, что семейные нематериальные ресурсы в огромной мере обусловливают жизнестойкость, выживание и защиту уязвимых детей и подростков в окружающем мире. Так, исследование под руководством Элдар-Авидан (Dorit Eldar-Avidan) позволило сделать вывод, что семейные нематериальные ресурсы выполняют защитную и поддерживающую функцию. Если в семье имеются маленькие дети, то развод родителей влияет как на сиюминутную жизнестойкость ребенка, так и на это его качество в отдаленном будущем.

Известные израильские специалисты в области профилактической работы с семьей А.П. Гриф (А.Р. Greeff) и К. Ду Туа (С. Du Toit) показали, насколько значим для ребенка фактор сплоченности семьи, формирующий конструкцию жизнестойкости.

В ситуации состоявшегося развода важно, чтобы родители продолжали выполнять свои родительские обязанности по отношению к детям. По данным южноафриканских исследователей, факторы жизнестойкости для детей в повторных браках родителей оказываются те же, что и в предыдущих семьях с родными родителями. Среди них – факторы взаимоотношений: поддержки и прощения, следования семейным традициям (старым и вновь выработанным), ощущения контроля над событиями жизни, совместного проживания стрессовых ситуаций и духовного единства семьи.

В публикациях Памелы Кларк (Pamela Clark) и других исследователей о роли семьи в профилактике аддикций нередко подчеркивается, что сами специалисты по брачным отношениям и практикующие семейные врачи в силу огромных психологических и иных нагрузок подвержены профессиональному выгоранию. Для таких специалистов особенно важно постоянно повышать квалификацию в области теории и практики выработки феномена устойчивости (жизнестойкости).

Практика показала, что образовательный процесс среди учащихся – представителей разных народов мира осложняется этническими особенностями эмоционального статуса и поведения, и поэтому он должен дополнительно курироваться программами превентивного вмешательства, смягчающими такие особенности. Данный вывод был сделан Джоном Хоспом (J.L. Hosp) при моделировании системных ограничений риска в популяции испаноязычных студентов из Латинской Америки, обучающихся в США. Как показали исследования, эта часть студентов была в 5 раз плотнее охвачена программами ювенальной коррекции, чем студенты США.

Такие программы становятся частью превентивной системы мер, направленной на поддержание академической успеваемости и жизнестойкости студентов, обучающихся в чужой стране в отрыве от своих культурно-исторических традиций.

Роль культурного фактора в формировании жизнестойкости настолько велика, что этому вопросу посвящено специальное исследование Майкла Унгара (Michael Ungar). Автор изучил уровни влияния на жизнь ребенка культурально-ситуативных установок окружающей его жизненной среды. В своих исследованиях он показал необходимость их учета в стратегиях вмешательства на уровне популяций, находящихся в группе риска аддиктивного поведения.

Жизнестойкость является не только предметом отдельных исследований, на основе ее теоретических положений разрабатываются профилактические программы в области предупреждения зависимого поведения. Например, разработка, проводимая под руководством известного психолога Энтони Элизабет (Anthony Elizabeth К.).

Проект программы развития и обучения «Мост» учитывает факторы риска и жизнестойкости обучающихся разных возрастных групп. В этой программе дети и подростки группы риска по аддиктивному поведению должны быть объектом пристального внимания организаторов внешкольных программ, особенно в условиях городских агломераций, летом с учетом учебного и внеучебного времени.

Сегодня особенно остро стоит вопрос об исследованиях в области профилактики коммуникативной зависимости, которая взрослого человека от общения с ребенком и другими членами семьи нередко приводит в состояние агрессии, жестокости. Следствием таких отношений является пережитое ребенком насилие (жестокое обращение), способное в корне изменить его последующую жизнь. В свою очередь, насилие, пережитое ребенком, способствует возникновению у него в дальнейшем собственной коммуникативной зависимости, которая будет передаваться из поколения в поколение путем трансмиссии.

Поэтому профилактика последствий такой травмы является вторичной по отношению к будущей коммуникативной зависимости у ребенка, пережившего насилие. Показано, что взрослые люди с опытом пережитого жестокого обращения отличаются от взрослых, не переживших такого обращения с собой.

Значимыми отдаленными последствиями такого негативного жизненного опыта и коммуникативной зависимости в целом становятся безработица, бедность, низкий уровень образования и общей культуры. Поэтому проблема профилактики жестокости вышла в странах Европы и мира на государственный уровень.

Качество образования в детском и подростковом возрасте является первичным и вторичным защитным фактором в условиях агрессивной и жестокой жизненной среды, поскольку оно определяет способность человека к социализации и его социальную компетентность. Поэтому важнейшей задачей вторичной профилактики в сфере образования, с одной стороны, является воспитание сопротивляемости (жизнестойкости) как жизненной парадигмы у учащихся разных возрастных групп в связи с ростом прецедентов ухода подростков и молодежи из дома. С другой стороны, требованием сегодняшнего дня является работа с семьями по оздоровлению семейных нематериальных ресурсов (психологического климата, сплоченности, следования традициям).

Выводы

1. Теория и методология разработки немедикаментозного профилактического вмешательства в области аддикций максимально связана с классическими и современными психологическими знаниями.

2. Теоретический арсенал немедикаментозного профилактического вмешательства в области зависимого поведения достаточно разнообразен в различных областях знаний: психологических, педагогических, социальных, медицинских. Наиболее объемным теоретическим и практическим багажом в области профилактики зависимости обладают психологические теории.

3. Психологические и социокультурные факторы оказывают наибольшее влияние на формирование здоровьесохраняющих стремлений личности на всем ее жизненном пути, поэтому для профилактических целей наиболее востребованы знания в области психологии поведения, научения и развития.

4. Разнообразие подходов позволяет соответствующим образом классифицировать профилактические теории и стратегии профилактической деятельности в области предотвращения зависимого поведения.

5. Классические теории научения легли в основу первых теорий профилактики и обосновали алгоритмы практик профилактических вмешательств, направленных на предотвращение зависимости. Методы научения включают в себя: собственно научение, научение в действии, регулирующие побудительные системы (внешние мотиваторы поведения, мотиваторы опосредования, саморегуляции), самоэффективность и моделирование (через участие) нередко ставятся в программу мониторинга профилактических программ.

6. Компетентностный подход в сфере профилактики аддикций позволяет выстроить четкие программы профилактики первичного звена, направленного на формирование психического здоровья в каждый возрастной период. Наиболее известной среди них является профилактическая программа «Формирование жизненных навыков».

7. Компетентностный подход позволяет рассматривать умелого здорового индивида как человека реактивного, реалистичного, достаточно легко восстанавливающего необходимые отношения, строящего вознаграждаемую деятельность, четко определяющего и устанавливающего для себя границы добра и зла.

8. Интегративный подход к профилактическим вмешательствам предполагает отказ в профилактических программах от сложных психологических интерпретаций, в нем делается акцент на обучении человека жизненным навыкам, которые рассматриваются как необходимый компонент содержания процесса образования и воспитания.

9. Специфические теории влияют на поведенческие решения людей (например, социальные нормы, самоэффективность, воспринимаемый риск и трудности жизни), на процессы, лежащие в основе инициирования изменений поведения, и на поддержание реализованных инициатив.

10. Современная парадигма психического здоровья, принятая в США, Канаде и ряде других развитых стран и введенная в сферу образования, основывается на трудах Сальваторе Мадди. Феномен жизнестойкости Мадди имеет концептуальное отношение к исследованиям профилактики в области зависимого поведения. В феномене жизнестойкости поведение человека представлено в категориях гибкости (адаптивности), в ситуациях контроля над собственным поведением, настроенности на риск и других, что позволяет разрабатывать профилактические вмешательства первичной, вторичной, третичной профилактики.

Публикуется по: Аршинова В.В. Профилактика зависимого поведения: системный подход.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика