Плацебо

ПлацебоПлацебо: история происхождения слова и эффекта плацебо

Термин «плацебо» изначально значил «понравлюсь». В значении, приближенном к нынешнему, он появляется сравнительно поздно. В письменных источниках это понятие встречается только в 1785 году в Mother’s New Dictionary, где означает тривиальную методику лечения, либо медикамент, которые должны были скорее убедить пациента, что они лечебны для него, чем на самом деле его вылечивать.

С конца XVIII века плацебо начали периодически использовать в экспериментах, которые проводили в лабораторных (контролируемых) условиях. Эффективность медикаментов была основана затем на сравнении состояния здоровья тех испытуемых, которым давали плацебо. Уже тогда следили за тем, чтобы испытуемые понятия не имели, что они получали на самом деле – настоящее лекарство или же плацебо. 

В современных терминах, можно сказать, что это исследование опирается на парадигму одномоментной слепой попытки. Результаты этих исследований показывают, что уже в то время было замечено: пациенты, принимающие плацебо, реагируют иначе, чем те, на кого не оказывали никакого влияния.

В 1810-1860 годах плацебо было определено как средство, которое может помочь пациенту, если пробудить в нем надежду на его лечебную силу. Но, несмотря на это, плацебо с тех пор все чаще применяется в медицинских исследованиях, а сам термин регулярно появляется в словарях и прочих медицинских трудах, однако до 1945 года не было ни одной комплексной разработки. Более того, этот термин не появился в названии ни одного научного труда в медицине, психологии или иной отрасли знаний.

Год окончания Второй мировой войны – это время, от которого можно начинать отсчет роста интереса к проблемам плацебо. На это может указывать последовательно растущее количество исследовательских трудов, посвященных этому феномену, а также возрастающее употребление термина «плацебо» в названиях статей и книг. Причины этого переломного момента связаны, прежде всего, с огромным прогрессом в методологии медицинских исследований.

После Второй мировой войны применение плацебо в целях сравнения постепенно становится стандартом исследований эффективности терапии и медикаментов. По мнению Шапиро, переломным является 1953 год. С того момента трудно встретить исследования эффективности лекарств, в которых отсутствует ситуация плацебо.

Дополнительной причиной возрастания интереса к плацебо служит тот факт, что, по результатам научных исследований, именно плацебо на самом деле может улучшать состояние пациентов (по крайней мере, некоторых). Это привело к исследованию психических и психофизиологических механизмов, которые могли лежать в корне этого феномена.

Современная наука обнаруживает действие плацебо все в новых областях, пытается выяснить механизмы, благодаря которым плацебо действует. Наука, особенно в последние десятилетия, идентифицировала механизмы, благодаря которым действует плацебо (они будут представлены в следующих разделах этой книги), и хотя по-прежнему есть еще неясность и противоречия, плацебо перестало быть явлением всецело загадочным.

Плацебо – это… Определение плацебо

Определение и очертание содержания понятия «плацебо» создает много проблем как в теоретическом, так и в эмпирическом плане. Разного рода признаки этого явления, встречающиеся в литературе, часто взаимно противоречащие, ограниченные либо же неадекватные. Причины такого состояния дел следует искать, прежде всего, в описателъности большинства концепций «плацебо». П

опытки выведения рабочего определения встречают трудности при эмпирической проверке созданной модели и чаще всего остаются только в области гипотез. Другим препятствием в создании полной и убедительной концепции «плацебо» выступает неизмеримо широкий диапазон проблематики, междисциплинарность и разнообразие форм и процедур применения этого явления.

Для иллюстрации проблем с формулировкой понятия «плацебо» можно представить два определения, которые присутствуют в широко доступной в Польше литературе. Первое из них – из одного популярного учебника по психологии:

Плацебо это химически инертное вещество, которое дают пациентам таким образом, что те воспринимают его как фармакологически активное средство. В некоторых случаях реакции на плацебо подобны реакциям на фармакологически активное средство.

Второе определение – из Энциклопедического словаря психиатрии, в котором находим следующее описание:

Плацебо это фармакологически инертное вещество, внешне (например, размер таблетки, цвет, вкус) идентично определенному лекарственному средству, которое дают некоторым пациентам вместо самого лекарства, в то время как другая группа пациентов получает настоящее лекарство.

Таким способом в оценке результатов устраняется элемент внушения пациенту, а также элемент самовнушения лечащего врача, даже если он знает, кто из пациентов получает активное вещество, а кто – плацебо.

Оба эти определения, очевидно, ограничены, к тому же, противоречат друг другу.

Согласно другому словарю, плацебо это средство, роль которого сводится к контролю иных, нежели это предусмотрено, воздействий лекарств.

Зимбардо и Рух подчеркивают возможность появления непредусмотренных или неожиданных эффектов. Подобные неясности найдем и во многих других определениях, даже просто просмотрев просторы Интернета.

Кажется, что наиболее часто употребляемое определение представил без малого полвека тому назад Шапиро, определив анализируемый нами феномен в категориях неспецифического действия. Он одновременно доказывал: чтобы охватить полное содержание понятия «плацебо», следует принять его тройное понимание. Шапиро предлагает следующее сложное определение:

(1) Плацебо – это терапия (или часть терапии), которая была сознательно применена для достижения психологического или психофизиологического эффекта без знания об этом пациента или терапевта. Остается без специальной активности для условий, в которых она была использована. При этом не имеет значения, является ли использованное плацебо фармакологически активным или нет.

(2) Плацебо это процедура или вещество, применяемые в экспериментальных исследованиях в целях сравнения и остается без специальной активности для условий, в которых её тестировали. Плацебо, примененное в целях сравнения, может, но не обязано, вызывать эффект плацебо.

(3) Эффект плацебо-нехарактерный психологический либо психофизиологический результат, производный от применения плацебо. Этот эффект может быть как позитивным, так и негативным (в последнем случае происходит действие так называемого эффекта ноцебо).

При этом следует заметить, что плацебо можно применять как намеренно (когда терапевт либо исследователь знает, что применяет плацебо), так и совершенно ненамеренно (например, когда врач ошибочно считает, что назначаемое пациенту средство является фармакологически активным веществом и не имеет характера плацебо). Здесь необходимо подчеркнуть, что такое тройное определение не нашло широкого применения.

По этому поводу ученые высказывают свои опасения. К самым ярым критикам принадлежит Хорват, который утверждает, что разграничение между разнородными терапевтическими методами и плацебо не возможно. Такого же мнения придерживается и Борковец, предполагая, что плацебо это явление, которое нельзя определить до тех пор, пока тайным будет оставаться сам механизм, лежащий в основе действия нейтральной фармакологической субстанции.

В связи с тем, что сложно писать книгу о чем-то, что остается неопределенным, позволю себе предложить собственное определение этого понятия (естественно основываясь на концептуальных трудах многих исследователей). Предлагаю считать, что плацебо это метод терапевтического или исследовательского действия, эффективность которого не зависит от его специфических, определенных ранее свойств, а только от переменных, сопровождающих его применение. Манипуляция переменными, сопровождающими применение плацебо, может привести к изменению эффективности его действия, как в позитивную, так и в негативную сторону.

При этом нужно подчеркнуть, что в случае, если позитивное изменение состояния не вызвано медицинскими или сопровождающими факторами такой терапии либо же факторами, имитирующими реальное терапевтическое действие (то есть такое, которое можно операционализировать в категориях плацебо), то для объяснения этого следует применять термины «спонтанное улучшение» либо «спонтанное выздоровление».

Лунд объясняет спонтанное выздоровление изменениями соматического состояния, вызванными такими факторами, как поддержка и помощь близких, изменение места проживания и способа жизни, смена окружения и т.п. Однако, если причина выздоровления убежденность в эффективности назначенного лечения, то мы имеем дело с эффектом плацебо. При этом существенно, что само убеждение может, но не обязано, быть результатом внушения лечащего врача или терапевта.

С плацебо мы также будем иметь дело в условиях, в которых сам пациент приходит к выводу, что терапия вызывает улучшение его состояния здоровья. В таком случае можно говорить о парадоксе, который состоит в том, что пациент сам себе придумывает плацебо, не имея об этом понятия.

Принятие такого определения «плацебо» позволяет перейти к очередной части – области применения плацебо. Необходимо сразу отметить, что оно используется в различных сферах жизни современного человека.

Препарат плацебо

Один молодой англоязычный психиатр подрабатывал в отделении для буйных больных в одной испаноязычной клинике. В это время в стране испытывался препарат «резерпин».

Наш герой свято верил в действенность резерпина и действительно, в отделение, куда раньше врач и санитары могли входить только вдвоем-втроем, после применения резерпина, которое совпало с прибытием нашего героя, он входил в палаты, и его встречали спокойные приветливые больные. Разумеется, был написан отчет о чудесном действии резерпина.

Но оказалось, что именно в эту клинику было прислано плацебо, т.е. препарат, не содержащий резерпин, а просто какой-нибудь кальций глюканат. А больных успокаивало не действие лекарства, а спокойная доброжелательная улыбка врача, который сменил злых от страха санитаров.

Плацебо: эффекты в психологии

Подобная ситуация встречается очень нередко не только в медицине, но и в психологии. Проблема, с которой это связано – центральная проблема экспериментальной психологии и одновременно ее фундаментальное понятие. Это понятие – «валидность» исследования.

Степень валидности определяет, насколько результаты эксперимента соответствуют поставленной задаче. В психодиагностике валидностью называют комплексную характеристику методики (теста), включающую сведения об области исследуемых явлений и репрезентативности диагностической процедуры по отношению к ним. А. Анастази дает более простое определение валидности в психодиагностике: «… понятие, указывающее нам, что тест измеряет и насколько хорошо это делает».

В словаре Л.Ф. Бурлачука приводится определения более 10 видов валидности, используемых в психодиагностике для характеристики измерительных возможностей тестов. В экспериментальной психологии в основном используют четыре вида валидности: внешняя, операциональная, внутренняя и экологическая. Причем операциональная, и, тем более, экологическая валидности представляют собой частный случай внешней. Именно от их соблюдения зависит качество полученного в психологическом исследовании результата.

К. А. Рамуль приводит эксперимент, проведенный в VII веке до нашей эры египетским фараоном Псамметихом. Этот фараон задался целью выяснить, какой народ из всех живущих на земле наиболее близок к Богу. На языке современной экспериментальной психологии в этом вопросе (вопросе богоизбранности) заключалась проблема исследования.

Основное теоретическое положение, положенное Псамметихом в основу исследования, утверждало, что богоизбранный народ обладает первоязыком. В эксперименте проверялась гипотеза, что первоязыком обладает именно народ Египта. В случае неопровержения этой гипотезы, египетский народ получал доказательство своей богоизбранности, что имело важное политическое значение (один из первых отмеченных в истории случаев попытки применения результатов психологического исследования к задачам практики).

Сам эксперимент проводился следующим образом. Двоих новорожденных детей отдали в горы пастухам, со строгой инструкцией: кормить детей козьим молоком и ни в коем случае не произносить при детях ни одного слова. Целью эксперимента было выяснить первое, генетически заложенное слово.

Через два года дети выбежали навстречу экспериментатору с криком «бекос» (в русской транскрипции). Таким образом, первое генетически заложенное слово определили, но, к досаде древнеегипетских исследователей, в словаре египетского языка это слово отсутствовало. Зато это слово нашли в словаре языка фригийцев, более того, у фригийцев это слово обозначало «хлеб», то есть понятие, играющее первостепенную роль в жизни каждого народа.

Вопрос, который интересует нас сегодня в рамках экспериментальной психологии, заключается в том, насколько описанный эксперимент отвечает критерию внешней валидности. К организации и проведению самого эксперимента придраться трудно.

Сомнения вызывают теоретическое обоснование и постановка проблемы проведенного эксперимента. Нам сегодня с высоты наших современных представлений очевидна некорректность самой постановки проблемы и основного теоретического положения эксперимента Псамметиха.

Язык и речь не закладываются генетически в готовом к употреблению виде, а являются продуктом социального развития на основе генетически заложенных предрасположенностей. Но попробовали бы мы заявить это в древнем Египте, в лучшем случае, нас бы посчитали неграмотными или сумасшедшими. Это пример типичного нарушения внешней валидности.

Более современный примерприменение положений теории информации в психологии. Наряду с несомненной пользой: привлечение к проблемам психологии математиков, физиков и инженеров, необходимость занятий математикой для психологов – определяющих более строгое мышление – оперирование строго определенными понятиями (сигнал, шум, канал связи) и т.д., есть в этом достаточно большие проблемы.

Непосредственное применение к исследованию психики человека современного математического аппарата теории информации вызывает некоторое сомнение в основном потому, что мы до сих пор не знаем принципов работы приемника (систем переработки информации нашей психикой). Но эксперименты по применению теории информации в психологии в свое время были очень популярны.

Схема этих экспериментов такова: описывают набор стимулов термином из теории информации, чаще всего энтропией и исследуют зависимость времени реакции на стимулы от энтропии. Если какая-нибудь зависимость проявляется – значит, теория информации подходит для описания работы психики. Но связь времени реакции со структурой набора очевидна и без теории информации. Опять несоблюдение внешней валидности.

Не всегда нарушение внешней валидности приводит к неправильным выводам. Вспомним теорию гомункулуса – маленького человечка, который живет у нас в голове и осуществляет все наши психические процессы.

Исходя из этой теории, построим эксперимент по проверке гипотезы: количество воспринятых знаков растет с ростом экспозиции (время предъявления), т.е. чем дольше мы предъявляем нашему гомункулусу картинку, тем более подробно он ее воспринимает (больше деталей). Эксперимент нашу гипотезу не опровергает, но это не означает, что теория гомункулуса верна.

Так что такое внешняя валидность? Соответствие результатов эксперимента «истине», которая, как известно недостижима, или принятой в данное время научной па радигме? Наверно, все-таки последнее.

Научная парадигма представляет собой достаточно устойчивое образование. Смена парадигм случается очень редко, и этот процесс очень болезненно переживается научной общественностью. Не зря Кун назвал смену научной парадигмы революцией. Поэтому результаты экспериментов, которые противоречат существующей парадигме, как правило, относят к артефактам.

Примером может служить знаменитый опыт Майкельсона-Морли, результаты которого противоречили доминирующей в то время теории эфира. Впоследствии эти результаты были признаны как подтверждающие специальную теорию относительности, но это было после того, как Эйнштейн разработал эту теорию, и она получила если не признание, то, по меньшей мере, известность. Причем, сам Эйнштейн, создавая свою знаменитую теорию, не знал об опытах Майкельсона-Морли.

Для смены научной парадигмы мало даже большого количества противоречащих ей экспериментальных результатов. Главное для этого – появление равноценной теории, объясняющей эти результаты.

Научная парадигма появляется не на пустом месте. Перед тем, как занять свое главенствующее положение, теории, представляющие парадигму, показали свою

Выявлен ряд факторов или эффектов, которые могут угрожать внутренней валидности. Одним из них и является эффект плацебо, т.е. та самая ситуация отсутствия релевантного стимула, но с присутствием ожидаемого эффекта. На испытуемого действует сама атмосфера проведения эксперимента, а не выделенная независимая переменная.

В исследовании влияния кофеина на скорость реакции одной группе испытуемых дали таблетки с кофеином, второй – таблетки такой же формы и вкуса, но без кофеина (плацебо), третьей не дали ничего. У всех групп проверили время реакции и сравнили с фоновым (до принятия таблеток).

Самое большое улучшение скорости оказалось у первой группы, у второй несколько хуже, но статистически не значимое отличие, а у третьей практически не изменилось. То есть, сам факт приема таблетки – плацебо – мобилизовал резервы у испытуемых второй группы.

Примером нарушения операциональной валидности может служить эксперимент, проведенный одним из самых значительных психологов XX века Куртом Левиным. Он поставил перед собой задачу исследовать, при каком режиме-демократии, анархии или диктатуре – люди чувствуют себя наиболее комфортно.

Моделями исследования были искусственно созданные ситуации общения детей и взрослых в детских оздоровительных лагерях. Демократии соответствовала группа, в которой дети и взрослые совместно решали возникающие повседневные вопросы.

В модели диктатуры все решения принимались исключительно взрослыми. Анархию моделировала группа, в которой взрослые отсутствовали, и все решения дети принимали сами.

По результатам исследования был сделан вывод, что лучше всего человек чувствует себя в демократическом обществе. Но мы, граждане России, более чем через полвека после описанного исследования, уже хорошо понимаем, насколько далеки от действительности были использованные Куртом Левиным экспериментальные модели.

Стоит ли использовать плацебо при лечении алкоголизма? Мы считаем, что использовать плацебо при лечении алкоголизма не требуется.

Существует много настоящих высокоэффективных методов БЕЗ ПЛАЦЕБО, которые дают прекрасные результаты. Один из таких методов – метод снятия подсознательных барьеров. В этом методе плацебо не используется!

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика