Плацебо и нейропсихология

ПлацебоНейробиологические основы плацебо

Эмпирические исследования нейробиологической основы плацебо начались после появления в престижном медицинском журнале «Ланцет» статьи об анальгезии. В соответствии с ее авторами, уменьшение боли благодаря плацебо (эффект давно уже хорошо подтвержденный в медицинских исследованиях) может блокироваться налоксоном.

С одной стороны, эта статья имела переломный характер, так как показывала биологическую основу эффекта плацебо, но с другой – характер эмпирический (просто отмечала упомянутый эффект). Как может казаться, первым исследователем, который систематически старался объяснить плацебо в нейропсихологических категориях, был Э.Л. Росси.

Он исходил из предположения, что механизмы обусловливания или позитивных ожиданий слабо объясняют то, что плацебо может вызывать не только чувство улучшения, но и изменения явно соматического характера. Поскольку это предположение как минимум спорное (хотя бы в свете размышлений, представленных в двух предыдущих подразделах), то само предложение Росси, в котором он ссылается на идею mind-body (т.е. к связи разума и тела), заслуживает внимания. 

Автор обращается к наиболее захватывающему феномену – приостановки процесса появления новообразований под влиянием плацебо. Он предполагает, что увеличение новообразования можно подавлять благодаря активизации вегетативной нервной системы, а также эндокринной и иммунной систем, факторами психической природы.

Связь (коммуникация) между ожиданиями субъекта и организмом осуществляется через лимбо-гипоталамическую систему, представляющую собой своеобразный связующий канал между соматической сферой, с одной стороны, интеллектуальной и эмоциональной – с другой. Предложение Росси следует воспринимать скорее как своего рода идеологический манифест, нежели эмпирически подтвержденную теорию.

Более новые исследования, которые проводили с использованием передовых методик, таких как позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) или функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), привели к реальному прогрессу в поиске нейропсихологических механизмов, лежащих в основе плацебо.

В основе большинства нейропсихологических поисков определения эффекта плацебо лежит не поиск определенного мозгового центра, активация которого приводит к тому, что плацебо начинает действовать. В их основе – открытие механизма, который показывает, что прием плацебо запускает процесс, в результате которого наступает улучшение состояния человека в определенной сфере.

При этом подобный процесс специфичен и ограничен конкретной болезнью. Другими словами, нейропсихологическая основа плацебо может быть совершенной другой, например, при язвенной болезни и при редуцировании симптомов депрессии.

Плацебо и болезнь Паркинсона

Исходя из таких принципов, Марио Борегар проанализировал эффект плацебо при лечении нескольких разных заболеваний. Особое внимание он уделил болезни Паркинсона, депрессии и боли.

Болезнь Паркинсона в неврологии связана с нарастающим дефицитом дофаминергических нейронов в хребетной части полосатого тела. Классическая терапия болезни Паркинсона заключается в использовании леводопа, который увеличивает объем дофамина именно в этой части мозга.

В результате улучшается моторика людей, страдающих этим заболеванием. Как утверждает Борегар, существуют доказательства того, что использование плацебо по отношению к пациентам также приводит к улучшению двигательного функционирования.

В последнее время накопились также данные, показывающие, что плацебо у страдающих болезнью Паркинсона людей вызывает в хребетной части полосатого тела эффекты, подобные тем, к которым приводят классические лекарства, используемые для лечения этой болезни. В обоих случаях в исследованиях ПЭТ наблюдались изменения, указывающие на рост синаптического уровня дофамина и снижение активности отдельных нейронов субталамического ядра (subthalamic nucleus – STN).

Можно предположить, что ключевым является ожидание улучшения и облегчения, именно оно высвобождает дофамин не только в прилежащем ядре (вентральный стриатум), но и в спинном стриатуме. Считается, что рост дофамина наступает не столько вследствие поощрения (ощущения улучшения состояния), сколько вследствие ожидания такого улучшения.

Оказывается, что плацебо хватает для того, чтобы вызвать такие ожидания. По мнению Барри Окена, неизвестно, являются ли эти изменения в определенных частях мозга специфическими для болезни Паркинсона, или же они служат основой других, вызываемых с помощью плацебо коррелятов ожидания улучшения состояния здоровья.

Несмотря на то, что об уровне упомянутых нами в общем мозговых механизмов можно долго дискутировать, с уверенностью можно сказать, что они не универсальны.

Плацебо и депрессия

Совершенно другие нейропсихологические изменения наблюдались при использовании плацебо людьми, которые страдали от депрессии. Оказалось, оно вызывает метаболические изменения в лобной и теменной частях коры головного мозга, в поясной извилине, островке и миндалевидном теле, а также в подкорковых структурах – хвостатом ядре и бледном шаре.

Видимые изменения очень похожи, с точки зрения локализации, на те, которые вызывает флуоксетин, однако сила изменений метаболизма меньше. Здесь следует обратить внимание на критический анализ литературы, представленный польскими психиатрами из центра в Гданьске – Якубом Грабовским и Лешеком Бидзаном.

Они заметили, что спасительный эффект использования плацебо пациентами, находящимися в депрессии, обычно касается лечения депрессионного этапа, а не предотвращения повторений депрессии. Это косвенно означало бы, что эффект плацебо, основанный на механизмах обусловливания и активизации позитивных ожиданий, носит кратковременный характер.

Эти исследователи обращают внимание на то, что рецидивы депрессии часто появляются, несмотря на лечение этой болезни другими препаратами. Это могло бы означать, что, в целом, в ходе фармакотерапии депрессии мы часто имеем дело с действием плацебо, а не с содержащимся в лекарстве активным веществом. Симптомы депрессии отступают как благодаря воздействию плацебо, так и благодаря признанным в медицине лекарствам, рецидивы же появляются, несмотря на использование плацебо и обращение к активной фармакотерапии.

Плацебо и нейропсихология

Грабовский и Бидзан также анализируют возможность использования знаний о мозговом метаболизме в депрессии еще до прогнозирования терапии. Количественный анализ ЭЭГ показывает, что «снижение мозговой проводимости в префронтальной области под влиянием плацебо на протяжении недели до клинического исследования было связано с лучшим откликом (реакцией) у тех, кому на дальнейших этапах давали антидепрессант».

Вместе с тем, было, замечено, что те люди, у которых на первом этапе была увеличена проводимость в префронтальной области, реагировали на плацебо сильнее. Это значит, что в отношении этой части нервной системы, плацебо вызывает совершенно иные изменения, нежели те, которые являются результатом использования антидепрессантов. Что интересно, психотерапия депрессии приводит к результатам, отличающимся от результатов использования плацебо.

Явные изменения в мозге, вызванные с помощью плацебо, были замечены и в анальгезии. Оказалось, что плацебо может уменьшать нейронную активность отвечающих за ощущение боли отделов мозга, таких как передняя часть островковой доли и таламус, а также активизировать эндогенную опиоидную систему в префронтальной хребетно-боковой коре, переднюю поясную извилину и прилежащее ядро.

Джон-Кар Зубьета и Кристиан Столер отмечают, что активация этой последней структуры кажется особенно важной и характерной для формирования основанной на плацебо анальгезии. В другом исследовании отмечается, что активность эндогенной опиоидной системы отчетливо коррелировала с ожиданиями пациентов о степени редукции ощущаемой ими боли, которые были определены непосредственно перед приемом ими плацебо. Связь активации опиоидной системы с эффектом плацебо (а также снижение активности вместе с появлением обратного ему эффекта ноцебо) подтверждают и Дэвид Скотт с коллегами.

Что интересно, редукция боли при использовании плацебо может наступать независимо от деятельности опиоидной системы. Об этом свидетельствуют результаты многочисленных исследований, указывающих на ключевую роль ослабления негативных эмоций страха и тревоги.

Предраг Петрович и его коллеги недавно продемонстрировали, что, несмотря на то, что и анальгетики, и плацебо могут вызывать подобные изменения в мозге, механизмы, которые приводят к указанным нами изменениям, отличаются. Как опиоидные лекарства действуют непосредственно на болевые рецепторы, так и анальгезия, основанная на плацебо, зависит от активности в области префронтальной коры.

Как пишут Грабовский и Бидзан, «сегодня очевиден тот факт, что противоболевое воздействие плацебо связано как с опиоидным механизмом, так и с неопиоидным (…). В зависимости от сопутствующих обстоятельств, действует тот или иной механизм, или же они оба одновременно».

На воздействие плацебо через опиодную систему указывает также упомянутое ранее исследование, в котором говорится, что анальгетический эффект плацебо может блокироваться налоксоном, равно как и исследования, в которых пациентам давали проглумид – антагонист холецистокинина (СКК), демонстрирующий антиопиоидное действие. После использования этого препарата эффект плацебо усиливался, но только в том случае, если пациент лично наблюдал за процессом введения инъекции.

Также исследования показали, что эффект плацебо более сильный у людей с большей концентрацией опиоидов в центральной нервной системе. И хотя в случаях отдельных нарушений мы имеем дело с совершенно другими мозговыми механизмами, все же ключевым везде является активизация позитивных ожиданий.

Однако они могут не только влиять на активность опиоидной системы, но и вызывать связанные с ними позитивные эмоции (и активизировать систему поощрения (вознаграждения)), а также снижать уровень страха. Исследования, проанализированные Грабовским и Бидзаном, могут указывать на механизм редукции страха как на одно из основных объяснений эффекта плацебо в анальгезии. В этих исследованиях речь идет об ослаблении метаболизма в структурах миндалевидного тела (так называемого «центрального компьютера эмоций») и в височных полюсах, связанных с опытом отвращения.

Специфические, но, вместе с тем, очень интересные исследования по нейропсихологии плацебо провели Венцай Ган и Джинг Jlyo. В основе их работ лежит два наблюдения. Первое касается уже упомянутой зависимости, связанной с тем, что плацебо может ослаблять ощущаемую боль. Второе же относится к исследованиям, показывающим, что отвлечение внимания людей от неприятных или угрожающих раздражителей может редуцировать силу негативных эмоций.

Ган и Jlyo задались вопросом, наступит ли что-то, что они назвали трансфер (переход) эффекта плацебо, а строго говоря, наступит ли переход от ощущения боли к ощущению эмоций. В их исследовании участников убеждают в том, что их подвергнут магнитной стимуляции, при этом им показывают впечатляющего вида устройства.

В действительности же, с помощью лазера подвергалась раздражению кожа правой руки участников, но интенсивность болевых раздражителей постепенно уменьшалась. Таким образом, складывалось впечатление, что ощущение с каждым разом все меньшей боли является результатом работы этого устройства.

Оказалось, что если потом участникам показывали неприятные картинки (на которых были изображены змеи и пауки), то они ощущали более слабые негативные эмоции, чем участники из контрольной группы. Исследователи также отметили, что на нейропсихологическом уровне переход эффекта плацебо от редукции боли к уменьшению негативных эмоциональных ощущений можно локализовать недалеко от задней области извилины, и связан он с падением амплитуды Р2, а также с ростом амплитуды N2 в исследовании ЭЭГ.

Не раз упомянутые нами в этом разделе Грабовский и Бидзан обращают внимание также на казус болезни Альцгеймера, в которой эффект плацебо особенно слабый. Они отмечают, что ожидания, касающиеся отступления болезни, связаны, если речь идет о мозговых коррелятах, с лобной областью коры головного мозга.

Брюшная же часть стриатума связана с ожиданием поощрения и вместе с префронтальной корой играет существенную роль в индуцировании с помощью плацебо мыслей, связанных с ожиданием пользы от терапии. При болезни Альцгеймера префронтальная кора подвергается атрофии. Результат этого – ослабление процесса пробуждения позитивных ожиданий, а впоследствии эффект плацебо не появляется или же является явно слабым.

Однако следует подчеркнуть, что люди старшего возраста (65-85 лет), которых не коснулась болезнь Альцгеймера, выглядели лучше в разнообразных когнитивных тестах, если непосредственно перед этим им давали фармакологически неактивную таблетку, сопровождая это информацией, что это – средство, усиливающее интеллектуальные способности.

Скорее всего, здесь мы имеем дело с несложным мотивационным механизмом. Таблетка усиливала веру в собственные возможности и благодаря этому мотивировала к большей старательности при выполнении заданий.

Исследования мозга и мозговых процессов в последние десятилетия развиваются очень динамично. Возможность точного исследования функций мозга при использовании таких процедур, как ПЭТ или фМРТ, за последнее время вызвала значительный прогресс в понимании основ эффекта плацебо. Кажется, в ближайшем времени эти исследования приведут к очередному переломному этапу в понимании явлений, которые мы рассматриваем в этой книге.

Существуют и другие факторы, не столько объясняющие само появление эффекта плацебо, сколько увеличивающие вероятность его появления.

Публикуется по: Б. Долинская. Плацебо. Почему действует то, что не действует?

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика