Курение, стресс, кортизол

КурениеТабакокурение

Стоит ли бросить курить? А если вы пьете, то и пить? Материал «Курение, стресс, кортизол» поможет вам сделать правильный выбор.

Табакокурение – легализованное употребление психоактивного вещества (никотина), обладающего выраженным физиологическим и психологическим действием. Эффект при курении достигается как за счет влияния химического фактора, так и вследствие психологической составляющей процесса: ритуализованности действий, формирования ощущения принадлежности к определённой группе и т.д.

Исследования в области наркологии и употребления психоактивных веществ (ПАВ), в том числе никотина, немыслимы вне междисциплинарного подхода или, по крайней мере, учета данных, полученных в смежных дисциплинах. 

В последние десятилетия видное место в научной литературе заняли работы, посвящённые анализу связи курения с реакцией стресса. Соответственно, всё большее внимание уделяется роли гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГН-системы) и ее важному компоненту – кортизолу.

Предполагается, что этому гормону принадлежит существенная роль в механизмах, обеспечивающих успех или неудачу в отказе от курения. Для психолога и физиолога важен тот факт, что курение может влиять на «фоновый» уровень содержания кортизола. Игнорирование этого момента – возможный источник ошибок в интерпретации получаемых данных.

Поскольку исследования указанной проблемы ведутся очень интенсивно, и объем относящейся к ней научной литературы чрезвычайно велик. В предлагаемом обзоре можно отразить лишь небольшую часть публикаций по теме. Надеемся, тем не менее, что предлагаемая статья будет полезна российским коллегам при разработке программ исследований в области психологии стресса и наркологии.

Роль кортизола в реакции стресса

При столкновении со стрессором, организм должен дать ответ на вызов. Важный компонент стрессовой реакции регулируется гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системой (ГГН-системой). Она инициирует выброс адренокортикотропного гормона (АКТГ) и стимулирует секрецию кортизола.

Представление о роли кортизола в стресс-реакции менялось по мере накопления физиологических и психологических данных. Первоначально основное внимание привлекала энергетическая роль кортизола в стрессовой реакции.

Со временем, однако, все больше внимания стали уделять другому аспекту действия гормона – угнетению секреции кортиколиберина (и через него – АКТГ), и, соответственно, снижению интенсивности стрессовой реакции. Эта функция чрезвычайно важна.

Если при однократном или сравнительно краткосрочном воздействии стрессора активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГН-системы) вполне достаточно для реализации гомеостатической функции, то в условиях хронического стресса организм сталкивается с иной задачей. Ему необходимо поддерживать не только гомеостаз (постоянство метаболизма), но и состояние готовности к реакцииаллостаз, при котором активность ГГН-системы должна постоянно изменяться, отвечая на повышения и снижения напряженности ситуации.

Важная роль кортизола заключается в том, что он, действуя по принципу обратной связи, защищает всю систему от перегрузки и способствует сохранению резервов, которые могут понадобиться впоследствии, при столкновении с очередным стрессором.

Повышение уровня кортизола обычно расценивают как индикатор наличия стресса. Но, как показал обзор публикаций за последние 30-40 лет, связи между выраженностью психологических показателей стресса и уровнем кортизола неустойчивы. В некоторых случаях фиксируется значимая положительная корреляция между психологическими и гормональными показателями стресса, в других существенных связей установить не удалось, а в ряде экспериментов корреляции оказались негативными.

Эти противоречия могут объясняться влиянием многих факторов, один из которых — воздействие курения. В работах, не ориентированных на изучение роли курения или никотина, приверженность включенных в исследование к курению, как правило, не учитывается. Между тем, это обстоятельство может быть важным, поскольку сопутствующие курению химические и психологические воздействия на организм по-разному влияют на выработку кортизола.

Никотин как химический фактор, влияющий на продукцию кортизола

Более полувека назад было показано, что курение оказывает прямой эффект на уровень кортизола в плазме крови. Последующие исследования подтвердили, что никотин мощный активатор гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы: эффект проявляется после выкуривания всего двух сигарет, уровень кортизола в плазме после курения возрастает и возвращается к исходным значениям лишь спустя 120 мин.

После выкуривания сигарет с высоким содержанием никотина уровень кортизола возрастает значительнее, чем после сигарет низконикотиновых. Имеющихся данных, таким образом, достаточно, чтобы признать роль никотина как химического агента, влияющего на продукцию гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГН-системы).

Однако эндокринная реакция на курение обусловлена действием не только химических, но и психологических и физиологических факторов, которые могут различным образом влиять на уровень кортизола. Это осложняет трактовку получаемых данных.

Так, например, исследование, в котором психологическая нагрузка у курильщиков комбинировалась с употреблением обычных и безникотиновых сигарет (плацебо), показало, что психологический и химический факторы действуют на продукцию кортизола сочетанно, повышая продукцию гормона.

Но, с другой стороны, тот факт, что более выраженное возрастание уровня кортизола фиксируется после курения, сопровождающегося ощущением тошноты и других неприятных симптомов, а при «малосимптомном» курении реакция со стороны эндокринной системы проявляется слабее, можно трактовать по-разному. Это может быть ответом и на химическое воздействие никотина, и на психический дискомфорт, который сам по себе может вызывать эндокринную реакцию.

Фоновое (базальное) содержание кортизола у курильщиков

Вероятно, именно комплексный характер ответа на курение долгое время препятствовал решению вопроса о том, повышен ли фоновый уровень кортизола у привычных курильщиков.

Только в одной публикации сообщается о пониженном уровне кортизола плазмы крови в утренние часы у курильщиков-мужчин по сравнению с некурящими. Но в ряде наблюдений различий в фоновом (базальном) содержании гормона у курящих и некурящих не выявлено.

В.Госсиан с соавторами различий в фоновом содержании сывороточного кортизола также не обнаружили, хотя непосредственно после курения у курильщиков зафиксировали достоверно повышенный уровень гормона. Д.Джильберт с соавторами показали, что уровень кортизола повышается у курильщиков (по сравнению с некурящими) только в том случае, когда участвующим в эксперименте предлагали незнакомые им сигареты с повышенным содержанием никотина. При курении привычных сигарет содержание кортизола у курильщиков не отличалось от уровня гормона у некурящих.

Значительная часть публикаций, однако, свидетельствует о повышенном содержании кортизола у курящих. В частности, сообщалось, что на протяжении первой половины дня (с 08:00 до 13:00 часов) среднее содержание кортизола плазмы крови у курящих женщин остаётся достоверно более высоким по сравнению с некурящими. Однако эти исследования были выполнены на материале небольших выборок (от десяти до нескольких десятков обследованных), поэтому оставались сомнения, не обусловлены ли различия случайными причинами (например, своеобразием выборок, влиянием хроно- биологического фактора, и т.п.). Даже в выборке на порядок большего объема (n=196) более высокий уровень саливарного кортизола у курильщиков был подтвержден только после выравнивания обследованных по полу и возрасту.

Среди известных нам работ, наиболее убедительными подтверждениями повышенного содержания кортизола у курильщиков являются исследования Э.Филда и др. и Е.Бадрик с соавторами.

Первое из них выполнено на материалах обследования случайной выборки, включавшей 1241 мужчину-американца среднего возраста. Второе охватило 3103 проживающих в Лондоне мужчины (1514 некурящих, 1278 бывших курильщиков и 311 курящих) и 1128 женщин (соответственно 674, 347 и 107 чел.).

Согласно данным первого исследования, уровень сывороточного кортизола у курильщиков в среднем на 5% выше, чем у некурящих, в соответствии с результатами второго — на 12% (р<0,01 в обоих случаях). В количественном отношении, учитывая уровень лабильности содержания гормона, это небольшое превышение. Поэтому следует согласиться с мнением о том, что в наиболее общем виде влияние курения на секрецию кортизола должно расцениваться как малое или среднее.

Фармакодинамика никотина и продолжительность эндокринной реакции на курение

Слабо выраженные различия между курящими и некурящими в фоновом содержании кортизола могут быть обусловлены длительностью эндокринной реакции на курение, которая определяется получаемой дозой никотина и его фармакодинамикой.

Прежде всего, следует подчеркнуть, что открытым остается вопрос о том, снижается ли у курильщиков чувствительность тканей к никотину как химическому агенту. На лабораторных животных этот эффект показан, но результаты клинических экспериментов неоднозначны.

Согласно результатам ряда исследований, при выкуривании единственной сигареты уровень поступления никотина в организм и оказываемый им на ГГН-систему эффект определяются концентрацией вещества в данном сорте сигарет. Для повышения содержания сывороточного кортизола достаточно последовательного выкуривания всего двух сигарет, а затем на протяжении одного-двух часов уровень гормона возвращается к исходным значениям.

Таким образом, можно ожидать, что у выкуривающих 1-2 сигареты в день «случайных» курильщиков, концентрация кортизола в течение суток («от сигареты до сигареты») должна значительно варьировать.

Данные, касающиеся хронических («привычных») курильщиков, интерпретировать сложнее. По результатам восьмичасового наблюдения за динамикой сывороточного кортизола у женщин старшего возраста (средний возраст 66 лет, интенсивность курения – 10-30 сигарет в день), в ходе которого испытуемые в период с 8:00 до 15:00 ежечасно выкуривали по сигарете, было сделано заключение о том, что на продукцию гормона влияние оказывают последовательные стимуляции ГГН-системы, а не кумулятивный эффект никотина.

С другой стороны, в этом исследовании не выявлено выраженной гормональной реакции на выкуривание первой в течение дня сигареты. Это можно трактовать как проявление снижения чувствительности к никотину у привычных курильщиков (правда, авторы оговаривают вероятность того, что на фоне быстрого физиологического снижения уровня кортизола в утренние часы эффект курения мог быть просто не распознан).

Все же основная масса сообщений согласуется с предположением о том, что у привычных курильщиков с большим числом выкуриваемых сигарет, никотин аккумулируется в тканях и изменяет уровень гормонального ответа на воздействие стрессора. Косвенно это подтверждается наблюдениями, согласно которым уровень кортизола у курящих со средней и высокой интенсивностью (т.е. выкуривающих 10 и более сигарет в день) выше, чем у некурящих и «случайных» курильщиков. Другие исследователи также подтверждают наличие значимых различий в содержании кортизола между некурящими и активными курильщиками (у последних содержание гормона выше), в то время как различия между некурящими и мало- и среднекурящими оказываются недостоверными.

Для правильной интерпретации этих данных следует рассмотреть некоторые аспекты фармакодинамики никотина.

Высушивание сырья при изготовлении наиболее распространенных в Европе и России сортов курительного табака обеспечивает сдвиг кислотности табачного дыма в щелочную сторону (рН=6,5 и выше). Дым такой кислотности не вызывает ионизации никотина, и в результате при курении он очень быстро абсорбируется слизистыми полости рта, мелких бронхов и альвеол, обеспечивающих огромную площадь всасывания.

Щелочная среда ткани лёгких (рН=7,4) дополнительно благоприятствует проникновению никотина через клеточные мембраны. В результате после затяжки сигаретным дымом концентрация никотина в крови быстро нарастает, и значительное количество вещества достигает мозга уже через 10-20 секунд. Но никотин быстро выводится в другие ткани организма: уже через 10 минут его концентрация в мозге снижается вдвое.

Эта специфика начальных этапов метаболизма никотина при курении важна в психофизиологическом плане. Поскольку эффект действия вещества проявляется очень быстро, курильщик, ориентируясь на изменения своего состояния, «в режиме реального времени» с высокой точностью регулирует дозу его поступления частотой и глубиной затяжек.

Варьируя частоту актов курения и количество выкуриваемых сигарет, он может поддерживать относительно постоянную концентрацию никотина в организме на протяжении всего периода бодрствования. Но динамика содержания никотина определяется не только его поступлением, но и утилизацией тканями.

На темпы его метаболизма влияют диета, лекарственные препараты, возраст индивида. В наиболее общем виде можно считать, что период 50%-ного снижения концентрации никотина в плазме крови составляет полтора-два часа, но его метаболизм в других тканях не столь интенсивен, и для организма в целом период полувыведения равняется уже 11 часам.

Поскольку выведение никотина из организма у курильщиков со стажем замедляется, можно принять, что у средне- и интенсивно курящих его содержание в тканях на протяжении суток остаётся относительно стабильным. У случайно и мало курящих концентрация никотина в течение дня, вероятно, варьирует «от сигареты до сигареты».

Таким образом, учет среднего числа ежедневно выкуриваемых сигарет (а у мало курящих – также учет «расписания курения») даёт информацию для оценки специфики суточных колебаний содержания в организме никотина, как психоактивной субстанции.

Влияние хронобиологического фактора

Мы упоминали об исследовании Дж. Барон с коллегами, авторы которого с осторожностью отнеслись к интерпретации собственных данных, предположив, что некоторые эффекты действия никотина могут не распознаваться на фоне нормальных физиологических колебаний уровня кортизола в течение дня. Учитывая это и другие сообщения, следует рассмотреть возможный вклад хронобиологических факторов.

Интенсивность секреции кортизола в коре надпочечников варьирует в течение суток, причём индивидуальные вариации проявлений ритма секреции гормона велики. В общем виде можно принять, что после пробуждения содержание кортизола резко нарастает, достигая пиковых значений на 30-45-й минуте бодрствования.

В утренние часы (с 9:00 до 11-12:00) уровень кортизола быстро снижается, хотя все это время и остается высоким относительно среднесуточных значений. С 13:00 до 15:00 продукция гормона остаётся на относительно «средних» значениях, а после 16:00 начинается снижение.

Метаболизм никотина также меняется в течение суток. Разница между максимальным и минимальным темпами его выведения определяется в среднем в 17%.

Самые низкие показатели регистрируется в промежутке от 6 часов вечера до 3 часов ночи, наиболее высокие – около И утра. Циркадные изменения в темпах выведения никотина связаны с интенсивностью кровоснабжения печени (максимально – около 8:00 и минимально – поздним вечером и ранним утром), а также с приёмами пищи, стимулирующими циркуляцию крови в печени.

Связать между собой эти данные сложно. Вряд ли правильно трактовать их в том плане, что в период высокой продукции кортизола никотин наиболее интенсивно выводится из организма, а период пониженной выработки гормона совпадает с пониженным выведением никотина.

Циркадные ритмы продукции гормона и экскреции никотина могут быть независимыми проявлениями жизнедеятельности организма. Но нельзя исключить вероятность того, что под влиянием курения происходит деформация суточного профиля гормона.

В период бодрствования содержание кортизола у курящих то превышает, то отстает от уровня гормона у некурящих. Согласно результатам исследований Э.Бадрик и др., достоверные различия в уровне саливарного кортизола между курящими и некурящими наблюдаются в течение первых 10 мин после пробуждения (у некурящих содержание кортизола выше), через 2,5 и 12 часов бодрствования, и перед отходом ко сну (в указанные периоды содержание кортизола выше у курящих). Однако через 30 мин после пробуждения и на 8 часу бодрствования различия между курящими и некурящими недостоверны.

Данные о специфике суточных колебаний уровня кортизола под действием курения немногочисленны, и эта тема требует дальнейших исследований. По нашему мнению, перспективным путём является не поиск связи между взаимным влиянием циркадных ритмов двух рассматриваемых веществ, а выявление расстройств суточных ритмов деятельности ГГН-системы под влиянием никотина.

Состав тела, возраст и пол

Согласно ряду наблюдений, «фоновый» уровень кортизола, суточный профиль его содержания и секреция гормона в ответ на воздействие психологических и социальных стрессоров, различаются у индивидов с разной массой тела, степенью развития жировой ткани и топографией подкожного жира. Чем больше выражены симптомы избыточной массы тела и ожирения, тем ниже уровень кортизола при пробуждении и в середине дня.

Интенсивность выведения никотина также связывают с компонентным составом тела: чем выше содержание жировой ткани, тем медленнее выводится никотин. Таким образом, при оценке уровня кортизола у курильщиков следует учитывать возможное влияние антропометрических характеристик. Один из наиболее простых способов, который можно рекомендовать – использование нормирования признаков, например, массо-ростовых показателей.

Неравномерно изучена специфика содержания кортизола у курящих и некурящих представителей различных возрастных групп. Сравнительно мало данных о связи уровня кортизола с курением у представителей среднего возраста и молодежи. Более представительны, в отношении размеров выборок и их репрезентативности, исследования, проведённые в группах населения старших возрастов – женщин в пре- и постменопаузе, мужчин и женщин со средним возрастом, близким к 61 году.

Открытым остается вопрос о выраженности половых различий в уровне кортизола у курильщиков. Исследование группы представителей среднего возраста показало, что содержание кортизола при пробуждении у курящих женщин ниже, чем у мужчин. Противоположная направленность обнаружена в выборке молодых (до 20 лет) людей: по сравнению с некурящими и «случайными» курильщиками, у выкуривающих 10 и более сигарет в день зафиксирован повышенный уровень кортизола, причём повышение содержания гормона в большей степени выражено у девушек.

Обнаруженные противоречия могут быть обусловлены разными факторами.

Прежде всего, при организации исследования и обработке результатов следует учитывать, что на метаболизм никотина могут влиять внешние, например, медикаментозные факторы, связанные с гендерной принадлежностью. В частности, выведение никотина из организма интенсифицируется при использовании пероральных контрацептивных препаратов, что опосредованно может отражаться и в изменении уровня кортизола.

С точки зрения нормальной физиологии, важным моментом являются «фоновые» (базовые) межполовые различия в метаболизме никотина. Согласно данным близнецового анализа, у женщин никотин выводится из организма в среднем на 13% быстрее по сравнению с мужчинами.

Разная скорость экскреции никотина у мужчин и женщин подтверждена и другими исследованиями. Этот фактор может оказаться важным в формировании межполовых различий в уровне кортизола не только в спокойной обстановке, но и под воздействием различного рода стрессоров.

Курение, стресс, «никотиновый парадокс» и «дневной цикл курильщика»

Согласно имеющимся данным, «спокойное» курение может вызвать временное повышение фонового уровня кортизола. Но ответ на воздействие психологических стрессоров у курильщиков своеобразен.

Акт курения сопровождается повышенной возбудимостью: об этом свидетельствуют симптомы со стороны сердечно-сосудистой и нервной систем. При этом, однако, по сравнению с некурящими снижается субъективное ощущение стресса и выработка кортизола.

Странное на первый взгляд сочетание стимулирующего и успокаивающего эффектов табакокурения получило название «никотинового парадокса»; его часто называют также «парадоксом Несбитта». Однако привлечение данных психологических и психофизиологических исследований показало, что характерные для курильщиков возрастание тревожности и одновременное снижение стресс-реакции обусловлены действием разных систем организма; проявления экстраверсии (кортикальной возбудимости) и нейротизма (эмоциональной возбудимости) ортогональны и не связаны друг с другом. Таким образом, по заключению Э. Парротта, парадокс является ложным: речь идет о разных, хотя и одновременно протекающих процессах.

Решение «парадокса Несбитта» подтвердило сложность и многоплановость проблемы курения, как комплекса феноменов, относящихся к «сферам интересов» разных наук: физиологии, фармакологии, психологии, медицинской антропологии. Сегодня ясно, что даже на выработку кортизола (казалось бы, частного показателя) влияют все три фактора, которые мы рассматриваем в данном обзоре: воздействие стрессоров; никотин как фармакологически активное вещество; и курение как процесс, имеющий существенную психологическую составляющую.

С позиций современного комплексного подхода дневной цикл курильщика можно описать следующим образом.

Первая сигарета производит существенный фармакологический эффект. Он наиболее выражен после одной-двух первых в течение дня сигарет и проявляется в эйфории и кратковременном снижении реакции на воздействие стрессора.

Действие никотина на нервную систему при выкуривании одной сигареты продолжается в течение как минимум полутора часов. Но даже отдельные акты курения вызывают тахифилаксию – снижение фармакологического эффекта при повторном поступлении вещества.

Толерантность к никотину развивается уже после первых сигарет, но она сравнительно кратковременна. Если период 50%-ного снижения содержания никотина в сыворотке крови варьирует от 70-90 до 120 мин, то толерантность к нему вдвое снижается уже через 35 мин.

Из-за различий в темпах протекания процессов тахифилаксии и активации ГГН-системы никотином, в течение дня эффект каждой новой сигареты как «модератора стресса» сглаживается, различия в ощущении стресса (до/после сигареты) становятся менее выраженными. На индивидуальном уровне это проявляется в снижении эйфорического состояния или возрастании психологической реакции на воздействие стрессора, что стимулирует выкуривание следующей сигареты.

В ходе стресс-реакции уровень кортизола повышается вне зависимости от того, привержен ли индивид курению. Но никотин как химический агент изменяет профиль продукции гормона. В отсутствии никотина содержание кортизола увеличивается только в первые 5-10 минут, а затем снижается, тогда как при сочетанном воздействии стрессора и никотина устойчивый рост уровня гормона продолжается на протяжении как минимум часа.

Последовательные акты курения ведут к аккумуляции никотина в организме, что сопровождается нарастанием толерантности. В промежутках между сигаретами всё сильнее проявляются негативные симптомы абстиненции.

В результате у курильщика формируется достаточно четкое представление о том, что курение через определённые интервалы времени оказывает больший эффект по сравнению с частым обращением к сигаретам. С учетом индивидуального уровня толерантности и реакции на дозу получаемого вещества, привычный курильщик нуждается в выкуривании в течение дня как минимум 15 сигарет и поступлении в организм 20-40 мг никотина, чтобы добиться желаемого эффекта и избежать дискомфорта, связанного с «воздержанием» от курения. После ночного перерыва в курении, чувствительность к воздействию никотина восстанавливается, и описанный цикл повторяется.

Кортизол в ситуации отказа от курения

В завершение коснемся такой важной темы, как изменения уровня кортизола при экспериментальном и естественном (добровольном) отказе от курения.

Ранние исследования на лабораторных животных показали, что прекращение курения сопровождается повышением уровня кортизола. Но данные исследований на человеке с этими результатами не согласуются.

В некоторых случаях изменений уровня кортизола при отказе от курения обнаружить не удалось. В других, у бросивших курить фиксировалось не повышение, а, напротив, снижение содержания гормона. Недавние работы подтвердили, что и с нарастанием тяжести обусловленных отказом от курения симптомов, и с выраженностью рецидивов курения у привычных курильщиков ассоциировано снижение уровня кортизола.

Причины разногласий результатов, полученных в исследованиях на человеке и лабораторных животных, подробно рассмотрены в обстоятельном обзоре Дж. Хьюджеза, и мы не будем углубляться в детали. Отметим лишь, что в большинстве лабораторных моделей «отказ» от курения обусловлен действием экспериментатора, меняющего или прекращающего вынужденный контакт подопытного животного с никотином. Эта ситуация существенно отличается от той, что складывается в результате отказа от сигарет по воле самого курильщика.

Согласно современным представлениям, значительную роль и в формировании зависимости от психоактивных веществ, и в выраженности негативных симптомов при отказе от них, играют контекст и ассоциирующаяся с курением привычная обстановка. Влияние «контекстного» компонента проявляется не только у человека, но и у животных, но выраженность стрессорного влияния в ситуациях «внешнего управления» и при самостоятельном решении об отказе от курения требует дальнейшего изучения.

Исследования на добровольцах показали, что при вынужденном воздержании от сигарет тяга к курению тем выше, чем более вероятной представляется курильщику возможность закурить вновь. Следовательно, уровень стресса должен варьировать в зависимости от установки на продолжительность отказа от сигарет (кратковременный, длительный или окончательный). Соответственно, можно ожидать и различий в уровне кортизола при отсутствии доступа к курению.

Имеющиеся данные подтверждают эту точку зрения. У привычных курильщиков однодневное воздержание от курения не отражается на характерном для индивида содержании кортизола. При продолжительном отказе от курения, в первые недели отмечается быстрое снижение уровня кортизола, но после 4-6 недели содержание гормона возвращается к уровню, близкому к прежним фоновым показателям (хотя и несколько отстает от них).

Рассмотрев данные, представленные в значительном количестве публикаций, Б. Стиплман заключает, что снижение уровня кортизола после прекращения курения следует расценивать как реакцию на развивающиеся у экс-курильщика неблагоприятные симптомы: чем ниже содержаще гормона, тем ниже уровень противостояния стрессу и выше вероятность возврата к курению.

Заключение

На основании рассмотренных в обзоре данных, можно сделать следующие основные выводы.

Никотин как химический агент влияет на продукцию гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГН-системы). Фоновый уровень кортизола у курильщиков повышен по сравнению с некурящими. Курение оказывает прямой эффект на выработку кортизола, хотя это влияние можно расценить как малое или среднее.

В ходе не направленных на изучение роли курения или никотина психологических и физиологических исследований, следует учитывать приверженность индивида курению, дневной «график» курения, среднее число выкуриваемых сигарет и время между последним курением и началом эксперимента. При статистическом анализе данных популяционных исследований рекомендуется «выравнивать» выборки по фактору табакокурения.

У привычных курильщиков со средним (10-20 штук в день) или большим числом выкуриваемых сигарет (более 20 сиг./день), никотин аккумулируется в тканях и изменяет уровень гормонального ответа на воздействие стрессора. Учет среднего числа ежедневно выкуриваемых сигарет даёт информацию для оценки суточных колебаний содержания в организме никотина, как психоактивной субстанции.

Из-за различий в темпах протекания процессов тахифилаксии и активации ГГН-системы никотином, в течение дня эффект каждой новой сигареты как «модератора стресса» сглаживается, различия в ощущении стресса (до/после сигареты) становятся менее выраженными. Последовательные акты курения ведут к аккумуляции никотина в организме, что сопровождается нарастанием толерантности.

В промежутках между сигаретами все сильнее проявляются негативные симптомы абстиненции. Курение через определенные интервалы времени оказывает больший эффект по сравнению с частым («одна за другой») обращением к сигаретам.

При оценке уровня кортизола у курильщиков следует учитывать возможное влияние антропометрических характеристик: компонентного состава тела или, как минимум, массо-ростовых соотношений.

Однодневное воздержание от курения не отражается на характерном для привычного курильщика содержании кортизола. При продолжительном отказе от курения, в первые недели уровень гормона быстро снижается, но к четвертой-шестой неделям возвращается к уровню, близкому к прежним фоновым показателям, хотя и несколько отстаёт от них.

Снижение уровня кортизола после прекращения курения отражает реакцию на развивающиеся у экс-курильщика неблагоприятные симптомы: чем ниже содержание гормона, тем ниже уровень противостояния стрессу и выше вероятность рецидива курения.

Значительную роль в формировании зависимости от никотина и в выраженности негативных симптомов при отказе от него играют контекст и ассоциирующаяся с курением привычная обстановка.

Кроме того, следует выделить вопросы, требующие дополнительных исследований.

Не вызывает сомнений, что сопутствующие курению химические и психологические воздействия оказывают разное влияние на выработку кортизола. Но уровень вклада химических и психологических факторов неясен и требует специального исследования.

Имеющиеся данные указывают на то, что выведение никотина из организма женщин происходит на 10-13% быстрее по сравнению с мужчинами. Но вопрос о выраженности половых различий в уровне кортизола у курильщиков разного пола изучен недостаточно.

Публикуется по: Козлов А.И., Козлова М.А. Курение, стресс и кортизол: краткий обзор зарубежной литературы // Наркология. – № 3. – 2015.

* * *

Здоровье и здоровый образ жизни (ЗОЖ)

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика