Пьянство в 1930-х годах

Пьянство и хулиганство«Великий перелом» и новая вспышка пьянства

Достигнув существенного прорыва в борьбе с самогоноварением, в конце 1920-х – начале 1930-х гг. советская власть так и не смогла ликвидировать базисных оснований для пьянства в советском обществе. Последующие масштабные социально-экономические мероприятия: ликвидация нэпа, индустриализация, коллективизация – привели к грандиозным подвижкам в повседневной жизни советских граждан.

Происходила болезненная ломка устоявшихся стереотипов восприятия окружающей действительности, собственных представлений. Можно с полным основанием сказать, что если нэп в определенной мере консервировал достаточно стабильный уклад хозяйственного и досугового бытия подавляющего большинства крестьянства, то индустриализация и, особенно, коллективизация разрушали их привычный и понятный мир. 

Новая вспышка пьянства низовых управленцев и крестьян была отмечена во время «великого перелома». Репрессивная политика государства по отношению к деревне развязала у населения самые низменные инстинкты. В 1930 г. отмечалось «небывалое» пьянство крестьян целыми группами и неделями.

Коллективизацию и раскулачивание осуществляли лица, порой находившиеся в алкогольном опьянении, но прекрасно помнившие об удовлетворении собственных корыстных интересов. Например, в Сибири в феврале 1930 г. секретарь Корниловского сельсовета (Ачинский округ), ввалившись пьяным в дом середняка, настаивал на его немедленном выселении, другим же за водку обещал отсрочку.

Причем это было не единичное сообщение, касавшееся исключительно Сибири. Практика злоупотребления служебными полномочиями низовыми ответственными работниками государственного аппарата приняла фактически повсеместный характер.

Скоропалительная ликвидация нэпа, массированная насильственная коллективизация всколыхнули российскую деревню, вновь поставили ситуацию в отдельных регионах на грань гражданской войны, теперь уже крестьянства против государства.

Санкционированное властью насилие над деревней приводило в шок администрации целых районов: с повального пьянства всего актива, например, началась коллективизация в Ужурском районе. Безнравственность облика и поведения лиц, ставших хозяйственными руководителями, понимание некоторыми из них своей беспомощности в решении социально-экономических вопросов выливались в пьянство колхозников, ещё более усугубляющее положение деревни.

Ощущение вседозволенности, подпитываемое алкоголем, нередко приводило представителей власти к их гибели или к совершаемым ими преступлениям. Однако среди крестьян находились и лица, способные наказать зарвавшихся управленцев. Травмированием головы закончились в 1930 г. пьяные безобразия милиционера и сельсоветчика в д. Подкаменная Ачинского и с. Усть-Ерба Хакасского округов.

Безусловно, это были не единичные факты. Однако, как это становилось традицией для советской идеологической машины, гражданам страны преподносилась однобокая информация. Целью такого информирования было формирование позитивного образа власти, осуществляемых ею мероприятий.

На протяжении 1931 г. в высшие государственные и партийные инстанции страны поступали различные документы, свидетельствующие о нарастании серьезных социальных и экономических проблем. Это были сообщения о значительных трудностях со снабжением керосином в Пятигорске, неблагополучном быте рабочей молодежи г. Зиновьевска на Украине, который способствовал развитию «хулиганства, самоубийств и бандитизма», о продовольственных проблемах в Днепропетровске.

Столь же удручающая картина жизни рабочего текстильной фабрики из города Родники Ивановской промышленной области была описана в письме, адресованном Молотову, Куйбышеву, Кагановичу.

В то же время победным звоном фанфар вскоре обнаружились серьезные изъяны в проводимом социально-экономическом курсе ВКП(б). Одним из таких изъянов было сохранение на достаточно высоком уровне потребления спиртных напитков.

Хотя к концу первой пятилетки душевое потребление водки в городах предполагалось сократить на 70%, а в деревнях – на 20%, на деле происходило прямо противоположное. Не случайно в 1940 г. производство спирта в СССР уже в два раза превышало показатели 1913 г.

Идеологическая риторика, безусловно, делала свое дело: как внутри страны, так и за ее пределами стал создаваться положительный имидж первого государства победившего социализма. Однако негативные социальные явления не могли исчезнуть сразу, как бы этого не хотелось партийно-государственному руководству страны. Пьянство же, как это уже стало традицией для советского обществознания, стало объявляться «наследием», «пережитком» прошлого в сознании отдельных «несознательных» советских граждан.

В то же время в 1930-е гг. в СССР продолжалось увеличение душевого потребления спиртных напитков. Это не могло не сказаться на воспроизводстве широкого спектра социальных последствий пьянства – преступности, самоубийств и пр.

Пьянство, хулиганство и преступность

Начало 1930-х гг. ознаменовалось не только отходом от основополагающих принципов нэпа, но и решительным «закручиванием гаек» в социальной сфере. Однако, несмотря на самые жесткие санкции, тоталитарная государственность оказалась не способной полностью и окончательно уничтожить уголовную преступность.

Преступность вовсе не ушла в прошлое. Более того, на фоне постоянного официального чернения или забвения нэповского прошлого неспособность властей вновь справиться с уличной преступностью у простого обывателя подчас способствовала падению авторитета властей. Уличная преступность – наиболее распространенная форма хулиганства – как правило, была связана с потреблением молодежью спиртных напитков, благо в торговле их недостатка не ощущалось.

Количество судебных дел о хулиганстве по материалам судебной практики с 1928 по 1934 г. в начале 1930-х гг. имело тенденцию к увеличению, при этом не учитывались административные решения по делам о хулиганстве, которых было огромное количество. Отмечалось рост числа сельского хулиганства (с 63% в 1928 г. до 51% в 1-м полугодии 1934 г.) и, напротив, происходило увеличение доли городского хулиганства (с 34% в 1928 г. до 43% в 1-м полугодии 1934 г.).

Довольно примечательно выглядело изменение соотношения форм хулиганства. Итак, в 1927 г. за оскорбления было привлечено к ответственности 45% от всех привлеченных за хулиганство, в 1-м полугодии 1934 г. – 6%; за побои и ранения в 1927 г. – 36,5%, в 1-м полугодии 1934 г. – 43%; за бесчинство в 1927 г. – 18,5%, в 1-м полугодии 1934 г. – 51%. Таким образом, хулиганство в СССР с конца 1920-х гг. становилось все более агрессивным и насильственным.

Примечательным также выглядел и социальный состав осужденных за хулиганство в начале 1930-х гг. Около 75% осужденных по этой статье УК оказались из рядов рабочих и колхозников.

В то же время среди рабочих, привлеченных к ответственности за хулиганство, не оказалось кадровых рабочих. Как отмечалось в статье, для осужденных рабочих более характерными оказались такие формы хулиганства, как побои и оскорбления, для колхозников – дебош и бесчинство.

Со второй половины 1930-х гг. хулиганство вновь стало тревожить покой советских граждан как в небольших городах, так и в столичных центрах.

Пьянство и самоубийства

Самоубийства в СССР с конца 1920-х гг., точнее их динамика, статистика, территориальные и социальные особенности – проблема специфическая и слабо изученная. Но при всей скудности исследовательской базы неизменным остается одно – данная патология не исчезла из жизни советского общества. И она являлась своеобразным индикатором нормальности или, напротив, ненормальности общественной жизни, отдельные аспекты которых для некоторых советских граждан были тяжело, а порой и совсем не переносимыми.

В условиях зарождавшегося тоталитарного режима добровольный уход из жизни постепенно начал рассматриваться как акт своеобразного социального протеста, несогласия с теми или иными условиями окружающей действительности. Постепенно государство начинает формировать крайне негативное отношение не только к факту суицида, но и к самоубийце. Причем за словами следовали и конкретные действия: создание атмосферы отчуждения вокруг родственников самоубийцы, проявление социальной дискриминации и т.д.

Несмотря на всеохватывающий характер социального контроля, который резко усилился после свертывания нэпа, самоубийства не исчезли из жизни советского общества. Единственно, что было принципиально новым – факты самоубийств были плотно закрыты для печати.

Безусловно, алкоголь играл свою роль в провоцировании суицидального поведения определенного числа советских граждан. Однако из-за отсутствия данных судебно-медицинских служб не представляется возможным говорить о масштабах данных демографических потерь. Однако заканчивали жизнь самоубийством в 1930-е гг. и граждане, далекие от алкоголя.

Логика развития тоталитарной государственности с начала 1930-х гг. с неизбежностью вела к активизации борьбы с внешними проявлениями социальных отклонений в советском обществе. Нанося удар по внешним проявлениям, довольно часто социальная болезнь загонялась глубоко внутрь. Социальные же патологии вовсе не исчезали, а, напротив, приобретали уродливые формы.

Пьянство в 1930-х годах

Именно в 1930-е годы начала формироваться политика двойственного отношения государства к алкоголю. С одной стороны, партийно-государственная элита страны призывала к соблюдению норм коммунистического трезвого быта, высокой морали, с другой стороны – происходило постоянное увеличение выпуска спиртных напитков. Власть делала вид, что алкогольной проблемы не существует.

Государство в 1930-е гг. наращивало объемы выпуска алкогольной продукции, заботясь исключительно о наполняемости государственного бюджета деньгами, столь необходимыми для индустриализации. Население страны победившего социализма стремительно алкоголизировалось.

Не последнюю роль в формировании «пьянства по-советски» сыграла политика властей. Уже на рубеже 1920-30-х гг. борьба с пьянством методами широкомасштабной пропаганды трезвого образа жизни стала постепенно сходить на нет.

В самом начале 1930-х гг. моральная статистика была фактически ликвидирована. Поэтому восстановить реальную ситуацию с пьянством и алкоголизмом в СССР в этот период очень сложно.

В отличие от предшествующего десятилетия, когда проблемы пьянства и алкоголизма получили довольно многогранное и разнообразное освещение, с начала «великого перелома» данная тема стала весьма нежелательной для властей. Это наглядно проявилось на изменении векторов и специфики антиалкогольной пропаганды в стране. Она стала поверхностной и формальной. Эффективность ее сошла на нет.

С начала 1930-х гг. в общественное сознание советских граждан настойчиво стала внедряться мысль о создании социально гармоничного общества, в котором нет места пьянству, алкоголизму, преступности, самоубийствам и другим социальным аномалиям. В то же время рубеж 1920-30-х гг. характеризовался не только идеологическим наступлением, но и решительным ужесточением законодательства.

Публикуется по: Паршин В.П. и др. Алкоголь в социальном пространстве советского общества, Курск, 2011.

Один комментарий на “Пьянство в 1930-х годах”

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика