Лейкоциты и их патологические трансформации

КровьЛейкоциты

Основные функции лейкоцитов осуществляются в тканях, в которые они мигрируют из мест их «поэза» или депонирования. Таким образом, изменения в крови нормального содержания лейкоцитов (концентрации всех их типов) могут свидетельствовать о следующих событиях: притоке этих клеток в периферическую кровь, оттоке их из периферической крови, распределении клеток внутри сосудистой системы, комбинации всех перечисленных факторов.

Эти изменения могут либо носить временный характер, что затрудняет их трактовку, либо длиться несколько дней или недель. Количественная оценка изменений распределения притока или оттока лейкоцитов стала возможной только в последние годы. Получаемые в настоящее время данные, наблюдаемые при различных заболеваниях, способствуют пониманию патофизиологического значения количества лейкоцитов. 

Для адекватной оценки значений лейкоцитарных реакций, сопровождающих различные заболевания, используют экспериментальные модели воспалений, посредством которых наблюдают миграцию клеток в места имплантации ксеноагентов различного происхождения (упомянем здесь «кожные окошки» Ильи Мечникова) или благодаря тканевому «пропитыванию» ими же.

Подобные модели способствуют изучению перитонеальных экссудатов, реакций гиперчувствительности, инфекций, паразитарных инвазий. Несмотря на видимое подобие, все эти реакции не являются идентичными: они различаются по интенсивности ответа, его продолжительности и типу патогенного проявления (поражения).

Если последние незначительны, первичная (преходящая) вазодилатация посткапиллярных венул сопровождается увеличением сосудистой проницаемости, и это продолжается не более 10 мин, считаясь результатом локального высвобождения гистамина, лизосомальных ферментов и других низкомолекулярных медиаторов.

Увеличение притока крови в данную область и вторичное увеличение сосудистой проницаемости наблюдают между 2-м и 10-м часами после повреждения. Данная стадия сопровождается прилипанием (адгезией) лейкоцитов к стенкам сосудов, что особенно выражено в местах повреждения, и сопровождается высвобождением кининов, цитокинов, комплемента и других «активных» молекул.

Диапедез клеток «белой крови» через стенки сосудов осуществляется в следующем порядке: вначале наблюдают миграцию нейтрофилов, за ними следуют моноциты, эозинофилы, базофилы и лимфоциты; количество мигрирующих клеток зависит от размеров и природы повреждения.

На основании недавно полученных данных можно предположить, что нейтрофилы обусловливают увеличение сосудистой проницаемости при совместном действии с эндотелиальными клетками, а также с одним или несколькими медиаторами, такими как С5а, лейкотриен В4, простогландины и/или N-формил-метионил-лейцил-фенилаланин (FMLP), которые способствуют току жидкости сквозь стенки сосудов.

При микроинсультах изменение концентрации лейкоцитов в крови обычно незначительно: однако, если повреждение более обширно, требуется большое количество клеток, которые мобилизуются из мест их продукции и депонирования, они поступают в кровь и с ее током транспортируются в поврежденные ткани. При большинстве бактериальных инфекций нейтрофилы фагоцитируют и уничтожают вторгшиеся патогенные микроорганизмы, но сами вскоре погибают.

Лейкоцитоз

Лейкоцитозу соответствует цитологическая формула периферической крови, при которой наблюдают увеличение общего количества лейкоцитов, превышающее 10,0 х 109 клеток/л. У пациентов с определенными патологическими состояниями обычно насчитывается лейкоцитов от 15,0 до 25,0 х 109 клеток/л; увеличение количества лейкоцитов до 40,0 х 1099 нетипично. Однаков некоторых случаях количество лейкоцитов может превысить и 100,0 х 109 клеток/л.

Обычно лейкоцитоз возникает вследствие увеличения количества нейтрофилов. Таким образом, этот термин часто – но некорректно – заменяют синонимом «нейтрофилез».

Относительно редко лейкоцитоз проявляется увеличением количества лимфоцитов (лим- фоцитоз), эозинофилов (эозинофилез), моноцитов (моноцитоз) илибазофилов (базофилез).

Лейкопения

Лейкопенией называется явление уменьшения общего количества лейкоцитов до уровня ниже 4,0 х 109 клеток/л. Обычно такая редукция лейкоцитов является результатом уменьшения количества нейтрофилов (нейтропения). Однако при тяжелой форме лейкопении количество лимфоцитов и других типов клеток «белой крови» также понижается.

Сейчас ясно, что каждая клеточная система выполняет уникальные, только ей присущие, функции. Она контролируется механизмами, определяющими оптимальную концентрацию каждого клеточного типа лейкоцитов.

Таким образом, изменения концентрации, например, эозинофилов, базофилов или моноцитов должны выявляться так же хорошо, как и более очевидные изменения количества нейтрофилов и лимфоцитов. Эти данные являются для врачей весьма важной информацией о состоянии пациентов.

Нейтрофилез

Нередко лейкоцитоз сопровождает кишечную непроходимость и ущемление грыжи. В частности, нейтрофилез характерен для пациентов с коронарными тромбозами, являясь одним из диагностических признаков данной патологии.

Нейтрофилез также наблюдается: при острой подагре: при ее «атаках» он может достигать 30,0 х 109 клеток/л. Действие агрегированных уратов и кристаллов мочевой кислоты, вызывающих приступы подагры, способствуют хемотаксису полиморфноядерных нейтрофилов (при высвобождении интерлейкина 1), инфильтрирующих воспалительные участки и фагоцитирующих кристаллы мочевой кислоты. Последующее высвобождение гидролитических ферментов усиливает воспалительную реакцию при кетоацидозе и вызывающих воспаление инфекциях, присоединяющихся к этой патологии.

Нейтрофилез особенно выражен у уремических пациентов с перикардитом и азотемией, при эклампсии у женщин. Однако это обстоятельство пока изучено плохо, ибо нейтрофилез при эклампсии женщин можно объяснить как воспалительными процессами, так и конвульсивным состоянием больных; при отравлении различными химикатами, в том числе лекарственными препаратами: ртутью, угарным газом, хлоридом калия, дигиталисом, камфорой, антипирином, фенацетином, хинидином, пирогаллолом, скипидаром, производными бензола, сальварсаном, ядом некоторых насекомых (например, ядом черного паука) и т.п.

При отравлении свинцом количество лейкоцитов может превысить 20,0 х 109 клеток/л. Наблюдается также кишечная колика и мышечная активность; лейкоцитарный (нейтрофильный) ответ всегда связан со степенью некроза тканей, рвотой, конвульсиями или реакцией по типу гиперчувствительности. Но в некоторых случаях, наоборот, наблюдается лейко-(нейтро-) пения, что зависит от природы и тяжести отравления; при белой горячке, обычно сопровождаемой мышечной активностью; при введении чужеродных белков (например, вакцины брюшного тифа) или эндотоксинов.

Первоначальное снижение количества лейкоцитов сменяется через 1-2 ч их увеличением; через 1-2 ч после острого кровотечения; в этих случаях нейтрофилез особенно выражен, если кровотечение произошло в брюшную полость, плевральное пространство, суставную сумку или в область твердой мозговой оболочки; при переломах черепа, сопровождающихся внутричерепным кровоизлиянием. Если кровотечение субарахноидальное — количество лейкоцитов, как правило, значительно выше 20,0 х 109 клеток/л.

В 90 % случаев такие травмы заканчиваются летальным исходом; при наружных кровотечениях реакция незначительна. Однако массивное наружное кровотечение вызывает выраженный нейтрофилез, зависящий от темпов и размеров потери крови: при прерывании трубной беременности (до 22,0 х 109 клеток/л); после разрыва селезенки (31,0 х 109 клеток/л); по-видимому, ведущую роль в этом случае играет болевой синдром, сопровождающийся выбросом кортикостероидов и адреналина; при трансфузии несовместимой крови; при нарушениях техники введения гипотонических растворов; при остром гемолизе; при быстром развитии опухолевого процесса.

Если злокачественный опухолевой процесс развивается в печени, ЖКТ или костном мозге, количество лейкоцитов может быть особенно высоким. При хроническом миелолейкозе (ХМЛ) некоторые опухоли содержат и продуцируют в кровоток гормоноподобные вещества, также вызывающие лейкоцитоз.

Наблюдаемый при этом нейтрофилез сопровождается выраженным «сдвигом влево» (метамиелоцитозом и даже появлением более молодых форм в периферической крови); при родах, судорогах и пароксизмальной тахикардии; часто как следствие введения кортикостероидов, в частности, при лечении синдрома и болезни Кушинга; при болезнях, вызванных пиогенной флорой.

Выраженность нейтрофилеза при этом зависит: а) от вирулентности пиогенных микроорганизмов, б) от того, является ли инфекция локализованной или генерализованной и в) от выраженности защитных способностей организма. В этих случаях гематологические исследования имеют прогностическое значение: развитие нейтропении при нарастании «сдвига влево» свидетельствует об истощении защитных сил пациента. Серьезное прогностическое значение имеют также появление в клетках токсической зернистости (особенно если ее имеют более чем 50% клеток («индекс дегенерации»), нарастание базофилии и вакуолизации их цитоплазмы.

На величину концентрации нейтрофилов в кровяном русле влияет скорость их притока из костного мозга. Так, наблюдают нейтропению при подавлении инфекции, вследствие чего происходит выход необходимого количества клеток в ткани.

Однако при этом истощенный костный мозг обычно уже не способен поддерживать необходимый постоянный клеточный уровень. Токсические гранулы в цитоплазме нейтрофилов, по-видимому, появляются при нарушении процесса их созревания: азурофильные (пероксидаза-позитивные) гранулы сохраняются и в зрелых клетках, поскольку могут являться результатом поглощения токсических веществ, сопровождающих патологичекие процессы.

Тельца Dohle представляют собой дискретные круглые или овальные образования голубого цвета при окраске по Романовскому-Гимзе, обнаруживаемые в периферических отделах цитоплазмы нейтрофилов. Впервые они были описаны у пациентов, больных скарлатиной. Позже их появление фиксировали и при многих других инфекциях, а также при тяжелых ожогах, при воздействии различных цитотоксинов.

Разработаны различные методы оценки способности нейтрофилов реагировать на хемотоксическую стимуляцию и способность к фагоцитозу не только посредством изучения нейтрофилов in vitro. Приобретенные нарушения хемотаксиса описаны in vivo у пациентов с ревматоидным артритом, диабетом, миелитом, системной красной волчанкой, при лепре, саркоидозе, болезни Ходжкина, при явлениях «трансплантат против хозяина», после лечения антитимоцитарным глобулином, после гемодиализа, при дефицитах питания и у онкологических больных.

При образовании иммунных комплексов и при тяжелых инфекциях в результате чрезмерной дегрануляции наблюдается понижение лейкоцитарной хемотаксической реакции. Циклофосфамид и стероидные гормоны, по-видимому, также ингибируют продукцию хемоаттрактантов у альвеолярных макрофагов; то же явление наблюдается при некоторых вирусных инфекциях (например, при гриппе).

Фагоцитоз

Функциональная активность лейкоцитов оценивается посредством изучения метаболических процессов, связанных с фагоцитарным уничтожением бактерий. Фагоцитоз оценивается посредством инкубации клеток в различных условиях с какими-либо ксеноагентами. Таким образом, можно измерить пропорцию клеток, фагоцитирующих последние (например, бактериальные клетки), по среднему количеству фагоцитированных ксеноагентов, приходящихся на одну клетку, относительно их общего количества. Точно так же можно измерить исчезновение жизнеспособных бактерий (или частиц латекса) из окружающей среды, и усвоение клетками меченных изотопами бактерий.

Понижение фагоцитоза по причине слабого действия опсонинов наблюдают при множественной миеломе, приобретенной гипогаммаглобулинемии и, возможно, при наследственной агаммаглобулинемии и дефиците системы комплемента. Перечисленные дефекты фагоцитоза иногда наблюдаются у новорожденных с пониженной реакцией опсонизации.

Эозинофилия

Эозинофилией называют увеличение количества эозинофильных лейкоцитов, превышающее нормальные показатели (более 0,7 х 109 клеток/л). При аллергических состояниях наблюдают обычно умеренную эозинофилию – в среднем от 0,2 до 1,5 х 109 клеток/л. Однако в некоторых случаях эти показатели могут быть и выше (при бронхиальной астме или ангионевротическом отеке). При этом значительную эозинофильную инфильтрацию находят в миокарде; поражения кожи, такие как пузырчатка, кожный лишай, эксфолиативный и токсический дерматит, псориаз, экзема, кожный зуд, ихтиоз, чесотка и грибковые заболевания.

Эозинофилия наблюдается в 10-60% случаев, иногда сопровождаясь общим лейкоцитозом, выраженность которого зависит от тяжести процесса; паразитарные инвазии, особенно тканевые паразиты (трихинеллез, эхинококкоз, шистосомоз), реже – кишечные паразиты и простейшие. При инкапсуляции паразитов (цистицеркоз) воспалительный процесс ослаблен и эозинофилия также слабо выражена. Однако, при проникновении паразитов в ткани (например, Trichinella spiralis) эозинофилия проявляется уже к 1-2-й неделе и достигает высоких значений к концу 3-й недели. Затем она выявляется в течение полугода, но в некоторых случаях – до нескольких лет.

При экспериметальном трихинеллезе (на крысах) их абсолютное количество может достигнуть 15,0 х 109 клеток/л, и в некоторых случаях эозинофилы составляли 85% от общего количества лейкоцитов.

Показано, что для формирования выраженной эозинофильной реакции требуется значительное количество интактных паразитов и интенсивная воспалительная реакция. Например, слабовыраженная эозинофилия при эхинококкозах может смениться высокими цифрами, если содержимое кисты выходит в ткани.

Кишечные паразиты – за исключением стронгилоидоза – не вызывают выраженной эозинофилии; малярия, при которой эозинофилия может проявляться по-разному. Так, при наблюдении за 100 пациентами, перенесшими атаку малярии, общее количество эозинофилов варьировало от 0 до 1,35 х 109 клеток/л.

Спустя сутки наблюдали общее снижение количества эозинофилов – до следующего приступа малярии; синдром Леффлера, для которого характерно острое течение, проходящее без лечения, с преходящими клиническими проявлениями, сопровождаемыми реакцией гиперчувствительности и инфильтрацией легочной ткани; PIE-синдром: легочная симметричная двусторонняя инфильтрация ткани легких с эозинофилией. Иногда наблюдают поражение перикарда.

Отличается от синдрома Леффлера хроническим, рецидивирующим течением – с одышкой, мучительным кашлем, лихорадкой и общим недомоганием. PIE-синдром может быть следствием туберкулеза, кокцидиомикоза, бруцеллеза, тяжелой пневмонии; встречается при неопластических процессах (болезнь Ходжкина); во многих случаях первопричина остается невыясненной; тропическая эозинофилия (главным образом филяриатоз); некоторые инфекции (например, скарлатина); некоторые болезни системы крови: хронический миелолейкоз, миелобластоз, лимфобластный лейкоз, лимфома, истинная полицитемия, пернициозная анемия, болезнь Ходжкина; состояние после спленэктомии, осуществленной по различным показаниям, после которой первоначальный нейтрофилез сменяется умеренной эозинофилией и лимфоцитозом.

Хронический миелолейкоз (ХМЛ) обычно сопровождается увеличением всех типов гранулоцитов, и даже если не наблюдают увеличения процентного содержания эозинофилов, их общее количество возрастает; опухолевые заболевания всех типов, особенно при метастазировании и некрозе опухоли (по зарубежным данным, при обследовании 2000 пациентов со злокачественными новообразованиями эозинофилия отмечалась у 0,5% пациентов); облучение у людей, работающих с радиоактивными веществами, а также у пациентов, получающих лучевую терапию; смешанные нарушения: узелковый периартериит, ревматоидный артрит, саркоидоз.

Встречается идиопатический синдром, при котором лейкоцитоз достигает 138,0 х 109 клеток/л, и при этом 93% клеток – эозинофилы; инфекции, сопровождающиеся нейтрофилезом; при этом общее количество эозинофилов в крови резко снижается или же они полностью исчезают. У людей и животных с выраженной эозинофилией на фоне паразитарных заболеваний острые воспалительные процессы приводят в течение 5-10 ч к снижению количества эозинофилов, и зачастую признаком выздоровления от бактериальной инфекции – даже при тяжелых инфекционных заболеваниях – служит восстановление в крови нормального уровня эозинофилов; некоторые отравления; наследственные аномалии.

Как показано выше, эозинофилия весьма часто сопровождает паразитарные заболевания и атопическую аллергию. Поэтому при выяснении причины эозинофилии очень важное значение придается исследованию кала на предмет обнаружения кишечных паразитов (особенно в эндемичных районах). Целесообразность выявления атопии при отсутствии клинических симптомов является спорным вопросом. Диагностика аллергического заболевания наиболее достоверна при проведении кожных проб для выявления определенного уровня сывороточного IgE.

Появляющаяся в ответ на острую инфекцию эозинопения проходит 3 стадии:

– резкое нарушение циркуляции эозинофилов, что, возможно, является результатом внутрисосудистой деструкции и/или миграции в ткани, вызванной активацией таких хемотаксических факторов, как С5а;

– ингибирование выхода эозинофилов из костного мозга в периферическую кровь с кратковременным увеличением их количества в костном мозге;

– замедление супрессии эозинофилов.

Нейтропения и лейкопения

Известно, что большинство патогенных бактерий при заражении человека могут вызывать нейтропению, особенно в тех случаях, когда болезнь приводит к истощению костномозговых резервов нейтрофилов – в результате применения современных химиотерапевтических средств, при дефиците питания или предшествующей заболеванию общей ослабленности организма.

Но некоторые бактерии и определенные вирусы, риккетсии и простейшие способны вызывать нейтропению и у прежде совершенно здоровых людей. Например, тифы и паратифы, туляремия сопровождаются лейкопенией (при вариациях от 1,9 до 25,0 х 109 клеток/л).

Из почти 190 обследованных больных лейкоцитоз зарегистрирован лишь в 9 % случаев, тогда как нейтропению обнаружили у 47%. По мере развития бактериемии количество полиморфноядерных клеток понижается до минимума (но не ниже 0,6 х 109 клеток/л), хотя описаны случаи агранулоцитоза.

При сальмонеллезе и туляремии (протекающих по тифоидному или легочному типу), как правило, не наблюдают лейкоцитоза. Так, среди 225 больных различными типами туляремии лейкоцитоз варьировал от 2,0 до 90,0 х 109 клеток/л.

Подобная картина наблюдается при бруцеллезе, протекающем в тяжелой форме: среди 888 пациентов у 144 концентрация лейкоцитов была ниже 4,5 х 109 клеток/л; однако даже в случаях выраженной лейкопении – нейтропения была минимальной.

Для большинства вирусных заболеваний (особенно при желтой лихорадке, лихорадке паппатачи и вирусном гепатите) характерны лейко- и нейтропения: понижение концентрации этих клеток крови отмечается на 2-й день и достигает максимума между 4-м и 6-м днями. При этом для желтой лихорадки характерны весьма выраженные лейко- и нейтропении (1,5 х 109 и 0,5 х 109 клеток/л соответственно), а также лимфопения.

При активно выраженных проявлениях синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД) наиболее часто выявляют лимфопению (75% случаев) и реже (25% случаев) нейтропению. Для многих других вирусных инфекций (корь, ветряная оспа, краснуха, лихорадка Денге и геморрагические лихорадки) характерны подобные же изменения картины крови.

При большинстве риккетсиозных инфекций, особенно при везикулярном риккетсиозе, лейкопения развивается в первую неделю болезни. То же наблюдается при сыпном тифе, лихорадке цуцугамуши и лихорадке Скалистых гор.

Во время приступа малярии, сопровождающегося прогрессированием паразитемии, за короткий период может проявиться незначительный лейкоцитоз (11,0 х 109 клеток/л), сменяющийся лейкопенией и нейтропенией.

При возвратном тифе лейкопению фиксируют между периодами лихорадок. Однако для фебрильного периода характерен высокий (15,0 х 109 клеток/л) лейкоцитоз.

Существуют лекарственные средства, всегда вызывающие лейкопению и нейтропению. Как правило, такие лекарства используются в химиотерапии злокачественных заболеваний, ибо они разрабатывались с целью воздействия на клеточную продукцию посредством прямого повреждения пролиферирующих клеток или замедления клеточного деления: 1) включаясь в пуриновый или пиримидиновый обмен, необходимый для синтеза ДНК (антиметаболиты); 2) блокируя синтезудвоение цепочки ДНК в результате связывания лекарства с определенными группами ее молекулы; 3) разрушая микротрубочки митотического веретена (колхицин, винобластин, винкристин); 4) вмешиваясь в образование РНК и процессы трансляции и транскрипции, которые являются центральными в синтезе протеинов любых клеток (некоторые антибиотики). Большинство этих агентов также подавляют эритро- и тромбоцитопоэз.

При отсутствии значительного повреждения способных к митозу предшественников явления регенерации в костном мозге происходят уже с развития нейтропении. Индуцированная некоторыми веществами, последняя в отдельных случаях проявляется остро и преимущественно как реакция гиперчувствительности. Однако она может нарастать и постепенно – в результате уменьшения концентрации клеток в течение длительного времени. Суть этого явления пока не выяснена.

Гранулоцитопения, агранулоцитоз (нейтропения)

В 1922 г. Вернер Шульц привлек внимание исследователей и практикующих врачей к неизвестному до той поры синдрому, наблюдаемому в основном у женщин среднего возраста. Для этого синдрома были характерны: тяжелая ангина, истощение, крайне низкое (или даже полное отсутствие) содержание в крови гранулоцитов и быстрое последующее развитие сепсиса, приводящего к смерти больных. В. Шульц назвал этот синдром «состоянием агранулоцитоза».

Впоследствии этот синдром получил и другие названия: агранулоцитарная ангина, идиопатическая, злокачественная или пернициозная лейкопения, гранулоцитарная гипоплазия. Большинство случаев этого синдрома были описаны в США, однако он встречается во всех частях света. Выяснено, что «виновником» этого заболевания является амидопирин (пирамидон), принимаемый длительное время; и после развития данного синдрома смертность достигала 100 %. Прекращение приема амидопирина резко сокращало фатальный исход.

В связи со значительным уменьшением использования амидопирина с 1934 г. подобный агранулоцитоз возникал крайне редко. Однако начало производства дипирона (производного амидопирина) продемонстрировало потенциальную опасность препаратов этого ряда, таких как индометацин или бутадион, хотя – как полагают некоторые эксперты – риск развития агранулоцитоза при приеме последних крайне низок – всего 0,0003 %; но следует иметь в виду, что действие перечисленных препаратов преимущественно зависит от специфической чувствительности к ним или продуктам их метаболизма организма конкретного человека.

Сегодня в продажу поступает широкий спектр медикаментов, в состав которых входит амидопирин или его химические модификации (нередко под «маскирующими» названиями). Всем этим лекарствам инкриминирована способность вызывать агранулоцитоз, ибо считается, что риск возникновения последнего после приема амидопирина приближается к 1 %.

Реже подобный эффект вызывают фенацитин и панадол; и, хотя в состав многих препаратов, содержащих амидопирин, входят и барбитураты, весьма мало свидетельств, что последние сами по себе способны вызвать агранулоцитоз. Сообщается, что последний изредка является следствием применения ибупрофена.

Химически к амидопирину весьма близок бутадион. Однако, несмотря на то, что в экспериментах in vitro была продемонстрирована его прекрасная реактивность, назначение бутадиона пациентам, сенсибилизированным к амидопирину, не приводило к агранулоцитозу. Поэтому нет точных сведений о частоте развития нейтропении, связанной с назначением этого препарата.

Частота тяжелой нейтропении в большой группе (6200 человек) психиатрических пациентов, принимавших фенотиазиновые препараты (подобные пропазану), оказалась равной одному случаю на 1240, а транзиторная слабовыраженная лейкопения зафиксирована приблизительно у трети пациентов.

Нейтропения, вызванная фенотиазинами, является результатом супрессивного действия на костномозговую продукцию нейтрофилов. При этом лейкоаглютинины обнаруживаются крайне редко. В целом наиболее сильнодействующие препараты, обладающие эффектом в очень малых дозах, реже всего приводят к нейтропении.

Тяжелые случаи нейтропении отмечались при использовании большого количества антибактериальных сульфаниламидных препаратов: частота подобных осложнений колебалась между 0,5 и 1,0 %. Наиболее токсичным препаратом в этой группе считается сульфапиридазин.

Редко отмечаются случаи нейтропении в связи с применением антидиабетических и диуретических сульфаниламидных препаратов, особенно если учитывать весьма широкое применение этих лекарств. Она может развиться лишь при очень длительном их применении.

Антигистаминные препараты весьма редко вызывают лейкопению или агранулоцитоз. Описаны единичные случаи лейкопении вследствие применения ацетилсалициловой кислоты.

Способными в различной степени угнетать гранулопоэз оказались очень многие антимикробные средства: мышьяковистые соединения (при лечении сифилиса), приводящие к апластической анемии. Иногда вызывают развитие нейтропении такие распространенные в лечебной практике средства, как: левомицетин, пенициллин, ампициллин, норфлоксацин, оксациллин, парааминосалициловая кислота, гидразиды изоникотиновой кислоты, нитрофураны, ванкомицин, новобиоцин и цефалотин.

Однако тяжелые осложнения (например, при приеме левомицетина, полусинтетических пенициллинов) возникают при больших дозах и длительном применении этих препаратов (развитие апластической анемии). У пациентов, получавших более 10 дней беталактамные анибиотики, частота возникновения нейтропении колебалась между 5 и 15 %, тогда как при кратковременной терапии она не превышала 0,1 %. Наиболее вероятным механизмом развития цитопении является блок пролиферации гемопоэтических клеток.

При проведении гемодиализа весьма часто в первые 2-15 мин процедуры наблюдают бессимптомную, транзитную нейтропению, которая проходит в течение одного часа. Установлено, что клетки задерживаются в легочном сосудистом русле; их секвестрация в легких вызывается гуморальным фактором, выбрасываемым в dialysis coils.

Изучение патогенеза этого феномена показало, что количество нейтрофилов и моноцитов (но не лимфоцитов, тромбоцитов и эритроцитов) при гемодиализе уменьшается приблизительно на 20 % от первоначальных показателей. Около половины пациентов имели ослабленную функцию легких, что приводило к дефициту кислорода в артериальной крови и диффузной способности легких, а также к повышению альвеолярно-артериального градиента кислорода.

Лимфопения

Лимфопения (< 1000 клеток/мкл) наблюдается при тяжелой недостаточности костного мозга и после его супрессии вследствие облучения или химиотерапии. Возникающие вслед за этим нарушения защитной (иммунной) функции иногда сохраняются в течение нескольких лет даже после трансплантации костного мозга, что приводит к частому инфицированию больных цитомегаловирусом и вирусом опоясывающего герпеса. Поскольку кортикостероиды нарушают различные звенья лимфопоэза, их использованию обычно сопутствуют дисфункция лимфоцитов и повышенная чувствительность к инфекции.

Синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) вызывается вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), который является СD4-лимфотропным ретровирусом, передающимся от человека к человеку через кровь, ткани и секреты. Поэтому чаще всего заражение происходит при половом контакте, внутривенном введении наркотиков, переливании зараженной донорской крови или в перинатальный период (от матери плоду).

В начальной стадии ВИЧ-инфекции заболевший человек ощущает слабовыраженные гриппоподобные недомогания. Однако со временем наступают явления, связанные с деструкцией защитных механизмов его организма: прежде всего прогрессирует истощение СD4-экспрессирующих клеток.

Развиваясь, болезнь приводит к цитопении всех ростков кроветворения – к тяжелому иммунодефициту. При этом цитопения усугубляется фармакологическими антивирусными, в том числе антибиотическими, средствами, призванными подавить развивающийся процесс. Как правило, у пациентов возникают инфекции, вызываемые Pneumocystis carini или атипичными микобактериями; проявляются также СПИД-энцефалопатии, саркома Капоши, высокозлокачественные неходжинские лимфомы и/или нарастающая кахексия.

Большого внимания заслуживает факт отсутствия у ликвидаторов аварии на ЧАЭС и жителей этого региона типичной радиационно-индуцированной патологии, в частности онкологической: отмеченные изменения лимфоцитов у данной категории обследованных относили не только к следствию облучения, но и к хроническому психоэмоциональному стрессу, вызванному радиофобией.

Характер морфофункциональных изменений нуклеолярного аппарата и параметров лимфоцитов одинаково типичен при воздействии на организм человека как низких концентраций вредных производственных факторов, так и малых доз радиации: это доказано сопоставлением значений денсито-геометрических параметров лимфоцитов кровяного русла у ликвидаторов аварии ЧАЭС, жителей этого региона и работников вредных производств. В этой связи следует рассмотреть известное, но до конца не изученное явление апоптоза.

М.В. Робинсон и соавт. в 1991 г. выдвинули тезис, согласно которому это «расточительство организма» не случайно, ибо оно играет весьма важную роль не только в индивидуальном развитии, метаморфозе, при гормонально-индуцированной атрофии, но и в функционировании и регуляции иммунной системы. Ядрышковая сегрегация и гипертрофия ядер лимфоцитов является неспецифическим отражением интерфазной запрограммированной гибели клеток – апоптоза. Частота обнаружения последнего увеличивается при воздействии на организм малых доз радиации и вредоносных производственных агентов.

В свою очередь, Г.И. Козинец и соавт. (1986, 1993), Т.Н. Ермак (1982) обращали внимание на изменения морфологии ядрышек лимфоцитов при инфекционном мононуклеозе и менингококковой инфекции, что свидетельствует о необходимости изучения структурных элементов этих клеток, ибо они могут раскрыть особенности обмена РНК иммунокомпетентных клеток.

Ведущую роль в синтезе белков, а также в переносе иммунологической информации отводят нуклеиновым кислотам. Препараты иммунной РНК проявляют эту свою способность в большинстве антигенспецифических реакций; чужеродные нуклеиновые кислоты способны нарушать характер иммуногенеза.

Жизнедеятельность клетки – обмен нуклеиновых кислот и белков, их пролиферация, дифференциация, малигнизация, специфичность функций и т.п. – отражаются в морфологических особенностях нуклеолярного аппарата.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика