Фармакогенетика и зависимость от психоактивных веществ

ЛекарстваФармакогенетика

Фармакогенетика изучает генетическое влияние на индивидуальные эффекты фармакологических средств. В последнее время успешно развивается фармакогеномика, изучающая ответ генома как совокупности всего генетического материала индивидуума, а не отдельных генов и их систем, на фармпрепараты.

Уровни и спектры этого влияния значительно варьируют: от полного генетического контроля до минимальных модифицирующих воздействий. Разнообразны и сами эффекты фармакологических средств, служащие объектом изучения с использованием генетических методов и инструментов: прямые, косвенные, побочные, дозозависимые, комбинированные (эффекты сочетаний препаратов), эффекты переносимости, эффекты способа введения и доставки, курсовых приемов и постоянного употребления, имплантатов и депо. 

Актуальность фармакогенетических исследований обусловлена перспективами развития эффективной персонализированной терапии на основе генетического тестирования пациентов: от назначения препарата без предварительного подбора и оптимальной дозировки с начала лечения до выбора наиболее подходящей лекарственной формы и способа доставки. Само генетическое тестирование активно внедряется в клиническую практику, стремительно дешевеет и становится рутинным методом лабораторной диагностики.

Основные концепции и проблемы фармакогенетики

Феномен генетического полиморфизма – существование в популяции различных вариантов структуры генов, обеспечивает генетическое разнообразие вида и индивидуальность каждого человека, а также является генетической основой как подверженности мультифакториальным полигенным заболеваниям (болезням предрасположения), так и разнообразия вариантов ответа на фармакологические препараты, в том числе лекарственные средства и психоактивные вещества (ПАВ).

Варианты полиморфизма генов разнообразны и могут лежать внутри гена (внутригенные), между генами (межгенные), либо вовсе вне гена (внегенные). Выделяют синонимичные полиморфизмы, когда замена нуклеотидов или их последовательности не приводит к замене аминокислоты в структуре продукта гена (например, фермента или рецептора) и не синонимичные, когда такая замена аминокислоты происходит.

Если в результате замены аминокислоты изменяется функция продукта гена, либо полиморфизм приводит к существенному изменению функциональной активности (экспрессии) гена, то такой полиморфизм считают функциональным, но таких насчитывается не более 5-6% от общего числа полиморфизмов в геноме человека. Как правило, прочие полиморфизмы связывают с измененными системами регуляции экспрессии генов, однако подобное влияние, как и «функциональность» полиморфизма, нуждается в серьезном экспериментальном доказательстве с использованием сложных генно-инженерных технологий.

После завершения проекта «Геном человека» оказалось, что в геноме насчитывается порядка 40 000 генов с известной функцией, а более 70% генома занимает так называемая «бессмысленная» ДНК, где генов не выявлено и функция которой остается не ясной. При этом менее 25% известных, генов являются «генами-продуцентами», удовлетворяющими классической генетической парадигме прошлого века «один ген – один белок».

Прочие гены являются регуляторными, причем, по мере развития молекулярной генетики, становится понятна сложная иерархическая организация генов в виде доменов или управляющихся групп: выделяют гены-дирижеры (контроль ограниченной группы подчиненных генов), гены-супервайзеры (контроль доменов из множества подчиненных групп генов), гены-системные организаторы (контроль целых систем из подчиненных доменов).

Основная парадигма фармакогенетического анализа – концепция «ответа на препарат» с выделением «отвечающих» индивидуумов («респондеры») и «не отвечающих» (нон-респондеры), хотя часто возможны смысловые противоречия (например, при анализе побочных эффектов и переносимости). Возможно также выделение специфических групп индивидуумов: с выраженными побочными эффектами на препарат и с аверсивной реакцией на препарат: эффект 4 препарата прямо противоположен его терапевтическому эффекту, например, в результате приема антипси- хотика развивается острое психотическое состояние.

Основными проблемами фармакогенетического подхода являются сложность комплексного анализа генетических и клинических переменных и акцент на фармакокинетику в ущерб фармакодинамике: 90% исследований изучают генетический контроль систем биотрансформации препаратов (генетика фармакокинетики) и только около 10% посвящены генетическому контролю мишеней препарата (генетика фармакодинамики). Очевидна необходимость максимально строгого доказательного дизайна таких исследований и расширение области изучения в сторону генетического влияния на мишени фармакологических средств.

Анализ генотипа, как набора генов и их полиморфных вариантов – вероятных «виновников» различий в эффектах препаратов у разных больных, проводят на основании теоретических и экспериментальных данных о роли той или иной биохимической системы в биотрансформации препарата (фармакокинетика) и (или) в терапевтическом эффекте (гены «мишеней» препарата – фармакодинамика). Уровень специфичности не высок, с учетом того, что большинство ксенобиотиков трансформируются одними и теми же системами, а знания о «мишенях» препарата часто условны или опираются только на информацию производителя.

Необходимо учитывать, что новые лекарственные формы (пролонги и депо), с одной стороны, обеспечивают постоянную действующую концентрацию препарата в организме, с другой стороны, могут изменять активность работы как систем биотрансформации, так и «мишеней».

Степень таких изменений у разных больных может быть разной и в какой-то момент возможно включение механизмов регуляции активности этих систем на уровне экспрессии генов, что усложняет задачу исследователя на порядок. В этот момент «респондеры» могут стать «нон-респондерами» и наоборот, выявленные ранее генетические маркеры эффективности «замолчат», а «заговорят» совершенно другие маркеры, имеющие отношение к регуляции экспрессии генов.

Анализ фенотипа, как вариантов ответа пациента на препарат, обусловленного генетическими факторами, проводят на основании экспериментальных и клинических данных, часто неполных и фрагментарных, особенно в части влияния дозы, способа доставки, выраженности побочных эффектов.

Результатом стандартного фармакогенетического исследования является утверждение, что носители тех или иных вариантов (полиморфных аллелей и генотипов) тех или иных генов или систем генов являются, с определенной долей вероятности, респондерами либо нон-респондерами в отношении препарата. Сравнительная простота анализа генетического влияния на фармакокинетику позволяет подразделять пациентов как разных метаболайзеров (быстрые, сверхбыстрые, медленные, сверхмедленные) и проводить анализ соотношения «доза – эффект» с учетом курсовых схем.

При анализе генетического контроля фармакодинамики говорят о том, что эффективность препарата зависит от генотипа «мишени» – с определенной вероятностью препарат более эффективен у носителей определенного генотипа. Попытка одновременного анализа двух сторон фармакогенетического влияния усложняет задачу на порядок и часто становится невыполнимой.

Оценка эффекта препарата также разнообразна и может сама по себе порождать ошибки, в том числе и систематические. Анализ эффективности препарата включает клинические и лабораторные методы, в том числе инструментальную диагностику.

Чем больше возможностей количественной оценки валидных объективных показателей, тем выше качество и надежность влияния генотипа на эффект препарата. Даже при обнаружении влияния генотипа на эффект препарата в одной из форм, необходимо изучение других лекарственных форм, дозировок, различных схем курсовых приемов, депо или имплантатов той же субстанции, что требует затратных новых исследований по доказательным протоколам.

Факторы, влияющие на зависимость от психоактивных веществ (ПАВ) и лечение

Важными и часто игнорируемыми факторами являются: этническая принадлежность, влияние пола, возраст пациентов, сопутствующие заболевания, сочетанный прием других препаратов, толерантность. Рассмотрим эти факторы с учетом их влияния при анализе данных фармакогенетического подхода к наркологическим заболеваниям.

Этнический фактор имеет серьезное значение в связи с тем, что геномы разных этнических групп различны, как следствие, распределение частот полиморфизмов различно в разных этнических группах. Стандартный протокол клинических испытаний часто не предусматривает этнической однородности когорт, а сравнительные исследования сложных «микс-популяций» с однородными популяциями дают противоречивые результаты.

Этнический фактор важен и в исследованиях болезней зависимости от психоактивных веществ (ПАВ): существуют межпопуляционные различия в употреблении ПАВ (пример – запрет алкоголя в мусульманских странах), многие генетические маркеры, найденные в одной популяции, оказываются не актуальными в другой популяции, а тем более в больших полиэтнических микс-популяциях (США, Россия).

Влияние пола существенно и часто недооценивается, хотя геномы мужчин и женщин различны и распределение частот полиморфизмов различно у мужчин и женщин, при этом «эффекты» одних и тех же полиморфизмов различаются у мужчин и женщин. Клинические испытания, как правило, проводят на смешанных выборках, за исключением специфических «гендерных» (например, гинекологических) препаратов.

И вновь сравнительные исследования «мужских» и «женских» выборок, а также разные гендерные доли в смешанных выборках дают противоречивые результаты. В наркологии эта проблема приобретает дополнительный смысл: имеются доказательства межполовых различий в эффекте психоактивных веществ (ПАВ) и клинических проявлениях заболевания, в том числе обусловленных генетически.

Возраст пациентов может выступать и часто действительно является определяющим фактором, изменяющим результат исследования в силу того, что системы генетического контроля, с одной стороны, находятся под влиянием биохронологических процессов, а с другой стороны, сами могут их регулировать. Хорошо известно, что системы биотрансформации и «мишени» препаратов изменяют свою активность с возрастом, причем, как правило, нет прямой связи «возраст-активность» для разных систем и органов.

Клинические испытания, как правило, проводят на смешанных выборках, известен лишь «средний возраст» когорты, а сравнительные исследования выборок «молодых» и «пожилых» пациентов и возрастные доли (процент молодых и пожилых пациентов в изучаемой когорте) вновь дают противоречивые результаты. Известно, что период приобщения к употреблению психоактивных веществ (ПАВ) приходится на подростковый возраст и генетическое влияние существенно различается при сравнительной оценке у пациентов разных возрастных групп.

Уровень комплайенса также различается у пациентов разного возраста, в том числе и за счет возможностей «внешнего» комплайенса у молодых пациентов за счет родительского контроля.

Сопутствующие заболевания, имеющиеся практически у всех участников фармакогенетических исследований, как правило, стационарных пациентов, вносят свой вклад в результат исследования и часто не учитываются и не контролируются. В то же время, известны «перекрестные» эффекты полиморфизмов, когда один и тот же генетический вариант оказывает разный эффект на риск либо эффект терапии разных заболеваний.

Системы биотрансформации и «мишени» препаратов могут изменять свою активность как с развитием, так и в результате другого заболевания, а клинические испытания, как правило, проводят на выборках с конкретным диагнозом, при этом остальные диагнозы либо не известны, либо не учитываются и могут быть распределены случайно в группах сравнения. При этом сравнительные исследования выборок пациентов с заменой диагноза дают противоречивые результаты.

Значительная соматическая заболеваемость у наркологических пациентов с определенным спектром тяжелых, в том числе, инфекционных заболеваний, включая ВИЧ-инфекцию, а также тяжелых поражений печени – органа, где происходит практически вся биотрансформация ксенобиотиков, накладывает существенные ограничения, как на дизайн исследований, так и на качество оценки результатов.

Выраженная стадийность наркологических заболеваний, особенно алкогольной зависимости, с нарастанием соматической тяжести, требует максимально жесткого диагностического контроля при формировании адекватных выборок пациентов. Очевидно, что соматическая тяжесть существенно влияет на эффект любого препарата для лечения болезней зависимости от психоактивных веществ (ПАВ).

Сочетанный прием других препаратов, являющийся клинической и научной реальностью в любых когортах любых исследований, также модифицирует результат фармакогенетического исследования, с учетом уже упомянутых «перекрестных» эффектов полиморфизмов, уже в отношении влияния других препаратов, под действием которого и системы биотрансформации, и «мишени» препаратов могут изменять свою активность.

Важным вопросом является феномен толерантности к препарату: не является ли этот показатель результатом «перекрестной» толерантности и где сформирована толерантность: в системе биотрансформации и/или в «мишени» препаратов?

Контроль «чистоты» от прочих препаратов часто формален и основан на сообщениях самих больных и не является жестким условием многих протоколов клинических испытаний. Сравнительные исследования выборок с разной «чистотой» пациентов дают противоречивые и часто противоположные результаты.

В фармакогенетических исследованиях болезней зависимости от психоактивных веществ (ПАВ) эта проблема приобретает особую остроту: сочетанное употребление различных видов ПАВ является не исключением, а правилом в сегодняшней медицинской практике. Психоактивные вещества (ПАВ) часто различны по механизму первичного, действия, употребляются либо системно, либо с чередованием, либо употребление вызвано невозможностью приобретения другого вида ПАВ.

Проблемы дифференциальной и точной диагностики в этом случае приводят к гетерогенности выборок и особенно сильно влияют на результаты исследований эффективности фармакологических препаратов для лечения болезней зависимости.

Другим аспектом проблемы является «наркогенность» ряда фармакологических средств («аптечные» ПАВ, антидепрессанты, антиконвульсанты (прегабалин) и проч.), употребление которых в рамках терапии совершенно других заболеваний приводит иногда к развитию зависимости от них и неминуемо искажает результаты фармакогенетического исследования.

Толерантность к психоактивныем веществам (ПАВ), изменяющаяся в процессе развития заболевания, требует крайне осторожного анализа в рамках фармакогенетического исследования, особенно с учетом известных клинических фактов о перекрестной толерантности к разным ПАВ.

Проблемы фармакогенетических исследований в психиатрии и наркологии

Использование фармакогенетики в психиатрии и наркологии сопряжено с дополнительными трудностями: размытость и перекрывание диагностических категорий, слабость и неоднозначность патогенетических представлений, высокий уровень коморбидности, низкий комплайенс и стигматизация пациентов, отсутствие надежных и верифицированных объективных лабораторных тестов.

Проблемы диагностики психических расстройств и аддиктивных состояний, в том числе, имеют прямое отношение к трудностям как при формировании диагностически гомогенных когорт пациентов, так и при оценке эффекта терапии (фенотипа фармакогенетического исследования): формальные и внутренние противоречия диагностических и статистических систем (МКБ и DSM), либо диагностика вне систем, на основе «клинического опыта»; хорошо известная нарастающая синдромальность диагностики, в частности в рамках тех же МКБ и DSM; значительный патоморфоз психических заболеваний в условиях современной реальности; для аддиктологии проблема особенно актуальна в связи с появлением, как множества новых вариантов ПАВ, так и с приходом в обыденную жизнь информационных технологий; расширение спектра «пограничных» психических расстройств.

Представления о патогенезе психических заболеваний также вносят дополнительную сложность в планирование, дизайн и выбор генетических панелей для фармакогенетических исследований. Эта же проблема имеет не менее серьезное значение и при попытке связать механизм действия препарата с эффектом генов, изучаемых в исследовании.

Имеет место объединение представлений о патогенезе разных нозологий вокруг нескольких взаимосвязанных нейромедиаторных систем (например, дофаминовые (ДА), норадреналиновые (НА), серотониновые (5НТ), ГАМК и т.д. гипотезы патогенеза депрессивных расстройств, аддиктивных состояний, шизофрении, ряда пограничных психических расстройств).

Большинство этиопатогенетических концепций психических заболеваний не однозначны и носят гипотетический характер. Известно мощное, но не ясное и малоизученное влияние нейроэндокринной системы и ее регуляции как на этиопатогенез, так и на эффекты терапии и побочные эффекты многих фармпрепаратов.

Высокий уровень коморбидности в психиатрии существенно затрудняет как планирование фармакогенетических исследований, так и искажает их результаты. Большая часть психиатрических пациентов страдает двумя и более психическими заболеваниями, часто разной природы (в т.ч. аддикциями).

Известны трудности, в том числе и практические, при проведении широкомасштабных когортных исследований, дифференциальной диагностики и выявления первичного заболевания, существенный фактор – появление новых для пациента заболеваний, вызванных длительным приемом препаратов. Затрудняет анализ и выявленное в последних полногеномных исследованиях существенное «перекрывание» генов и генетических маркеров, когда одни и те же полиморфизмы обнаруживают связь с различными психическими заболеваниями, в том числе и болезнями зависимости от психоактивных веществ (ПАВ).

Низкий уровень комплайенса психиатрических, и, в особенности, наркологических пациентов является решающим фактором при анализе эффекта любого препарата. Если имеется особенно низкий комплайенс к изучаемому препарату, то результат фармакогенетического исследования в принципе не является достоверным, при этом возможны дополнительные, а иногда очень важные находки, если удается выявить генетическое влияние собственно на уровень комплайенса пациента, возможно, за счет черт личности, характера и темперамента.

Низкий комплайенс по причине значительных побочных эффектов изучаемого препарата вносит искажение в результат исследования именно за счет разной переносимости препарата, которая также может иметь генетический контроль. Уровень комплайенса существенно меняется при патронаже, за счет контроля приема препарата, и в этом случае данный фактор также необходимо контролировать.

Устранение влияния комплайенса возможно при применении препаратов депо и/или пролонгов, а строгий контроль важен при изучении инъекционных и таблетированных форм препарата.

В психиатрии и наркологии, в отличие от соматической медицины, не применяются лабораторные тесты и инструментальные исследования в качестве количественных параметров для обьективизации анализа эффекта препарата, по причине отсутствия надежных, верифицированных и объективных методик. Возможность объективизации повышается при использовании валидизированных международных клинических шкал и максимально строгого доказательного дизайна.

Источник: журнал «Наркология», №11, 2015.

* * *

Сайт об алкоголизме и лечении алкоголизма

Похожие записи

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика