Статистика алкоголизма. Оценка демографических последствий алкоголизма

Пивной алкоголизм у подростковДемографический ущерб от алкоголизма

Демографический компонент совокупного ущерба от алкоголизма определяется, как уменьшение потенциала популяционного здоровья, ассоциированного по принципам причинно-следственной или опосредованной взаимосвязи со смертностью от алкоголь-атрибутивных состояний.

Выделение демографического компонента отдельно от медицинского оправдано методологической необходимостью: последний в значительной степени обусловлен качеством самосохранительного поведения населения (которое трудно контролировать и модифицировать), и лишь частично зависит от эффективности профилактической и лечебной работы в системе здравоохранения и антиалкогольной политики Правительства.

Демографический ущерб, напротив, во многом характеризует результаты работы системы здравоохранения: в какой мере она «заинтересована» в идентификации больных алкогольной зависимостью, алкогольными психозами, алкоголь-атрибутивными соматическими заболеваниями, а также демонстрирует эффективность их лечения не только в профильных наркологических диспансерах или больницах, но и в общетерапевтических поликлиниках и стационарах. 

Уровень последней, в свою очередь, определяется преемственностью в оказании медицинской помощи, а также качеством документооборота между отдельными медицинскими учреждениями.

Таким образом, демографический компонент ущерба от злоупотребления алкоголем следует анализировать неразрывно от медицинского, а их сопоставление представляет мощный инструмент независимой косвенной оценки эффективности региональной системы здравоохранения.

Если обратиться к вопросу масштаба демографических потерь от злоупотребления алкоголем, то подходы к его оценке также должны учитывать особенности природы взаимосвязи между фактором риска и потенциальными исходами – случаями смерти от алкоголь-атрибутивных состояний.

Для того, чтобы исключить возможность искажения оценок, причина которой подробно рассмотрена выше, следует разделить демографический компонент совокупного ущерба на две составляющие: «прямые» и «косвенные» демографические потери.

Прямой демографический ущерб по аналогии с медицинским должны образовывать показатели смертности от состояний (хронических заболеваний, отравлений алкоголем и его суррогатами), алкоголь-атрибутивная фракция (ААФ) которых равна 100%; косвенный демографический ущерб – показатели смертности от состояний, ААФ которых менее 100%.

Смертность от алкоголя в России: статистические учреждения

Основным источником данных о масштабе прямого демографического ущерба следует считать статистические сводки, отчеты, формируемые в России межведомственной системой регистрации смертности населения. В ее состав входят три ведомства: Министерство здравоохранения (М3 РФ), Управление записями актов гражданского состояния (ЗАГС), Федеральная служба государственной статистики (Росстат), два из которых (М3 РФ в лице региональных медицинских информационно-аналитических центров (МИАЦ) или бюро медицинской статистики (ВМС) и Росстат) создают базы данных и разрабатывают причины смерти по собственным перечням.

Вследствие отличий в планах статистических работ в учреждениях Минздрава России и Росстата объем статистических данных в базах данных по смертности населения двух ведомств не совпадает; вследствие отличий в подходах к сбору и регистрации информации в базах данных могут различаться и значения показателей смертности от отдельных состояний. Наиболее полными сегодня являются базы МИАЦ (или ВМС) – в большинстве регионов в них фиксируются данные практически по всем пунктам Медицинских свидетельств о смерти (МСС, ф. 106/у-08).

В статистической форме Росстата №5 «Распределение умерших по полу, возрастным группам и причинам смерти», напротив, регистрируются случаи смерти от менее, чем 20 алкоголь-атрибутивных состояний из более, чем 200 потенциальных, которые можно отнести к категории прямого или косвенного демографического ущерба от злоупотребления алкоголем. Объем дополнительной информации ограничивается распределением умерших по полу и 5-летним возрастным интервалам.

Индикаторы и анализ демографических потерь от алкоголизма в России

Индикаторами масштаба косвенного демографического ущерба являются показатели смертности от состояний, отнесенных к группе индикаторов косвенного медицинского ущерба, а также всех внешних причин (травм, в том числе полученных в результате ДТП, суицидов, утоплений, убийств, пожаров, переохлаждения, асфиксии верхних дыхательных путей, падений и т.д.), произошедших в состоянии алкогольного опьянения, дополненные значениями их алкоголь-атрибутивной фракции (ААФ).

Аналогично косвенному медицинскому ущербу, непосредственная оценка масштаба косвенного демографического ущерба сегодня невозможна ввиду практически полного отсутствия результатов эпидемиологических исследований, которые могли бы быть базой для расчета ААФ для всех потенциальных алкоголь-атрибутивных состояний. Но без таких исследований любые оценки масштаба косвенного алкоголь-атрибутивного демографического ущерба являются, по нашему мнению, спекулятивными.

Анализ демографического компонента совокупного ущерба от злоупотребления алкоголем имеет еще одну особенность, которую также следует учитывать. Ее суть заключается в том, что степень достоверности оценок масштаба определяется не только эпидемиологическими исследованиями, метаанализ результатов которых позволяет рассчитать значение ААФ для всех алкоголь-атрибутивных состояний.

Более важно наличие объективных данных о качестве посмертной диагностики в медицинских организациях региона. К сожалению, проблема достоверности заключительных клинических, патологоанатомических или судебно-медицинских диагнозов все еще не изучена в достаточной мере в нашей стране. А широко используемые индикаторы качества диагностики (например, доля расхождений заключительных клинических и патологоанатомических диагнозов), в виду организационных причин, не обладают достаточной информативностью.

Однако, именно потому, что проблема качества посмертной диагностики, хотя и редко, но периодически поднимается в профессиональном медицинском сообществе, опираясь на результаты зарубежных и отечественных исследований, можно с определенной долей достоверности судить о качестве данных, служащих базой для расчета масштаба демографического компонента ущерба злоупотребления алкоголем.

Противоположная ситуация складывается в отношении медицинского компонента. Проверка достоверности основного клинического диагноза, выставленного в Медицинских картах стационарного или амбулаторного больного (особенно если это хроническое заболевание), который является базой для формирования статистики заболеваемости, в большинстве случаев невозможна.

Соответственно, некоторое искажение оценок масштаба медицинского компонента совокупного ущерба злоупотребления алкоголем (особенно в виду дефицита дополнительных эпидемиологических исследований), к сожалению, неизбежно. В связи с этим особую актуальность приобретают мероприятия по повышению качества прижизненной и посмертной диагностики: дополнительное обучение специалистов, коллегиальный разбор летальных исходов, организация информационного обмена между медицинскими организациями.

Ввиду указанных трудностей объективная оценка масштаба демографического компонента совокупного ущерба от злоупотребления алкоголем возможна только в том случае, если система здравоохранения обладает достаточными информационными ресурсами для организации сбора необходимого объема статистических данных. Но это не всегда возможно даже в экономически развитых странах, хотя и очевидно, что указанная информация является необходимой при организации профилактических мероприятий, планировании программ укрепления популяционного здоровья.

Эксперты предлагают несколько вариантов выхода из ситуации: оперативный учет демографического компонента совокупного ущерба от злоупотребления алкоголем может осуществляется либо с использованием отдельных «сигнальных» показателей, условно репрезентативных его масштабу или динамике на той или иной территории, либо специально разработанных интегральных индикаторов (проект ECHIM).

Первый вариант – наименее ресурсоемкий, но и наименее точный. Показатели смертности от алкогольной болезни (цирроза) печени, острых отравлений алкоголем (или его суррогатами), внешних причин, обусловленных состоянием алкогольного опьянения, довольно часто используются в качестве индикаторов масштаба всего демографического компонента. Ограничения в применимости данного метода обусловлены качеством статистических данных.

Особенности отечественной межведомственной системы статистического учета естественного движения населения допускают возможность их искажения, масштаб которого может варьировать в широких пределах. Соответственно, построенные на основе таких данных статистические выводы и прогнозы недостаточно репрезентативны.

Второй вариант, связанный с разработкой интегральных индикаторов, возможен в рамках статистической системы, обладающей значительными информационными ресурсами. Но такие показатели имеют несравненно более широкий функционал. Так, проект ECHIM (European Community Health Indicators), реализованный в середине 2000-х годов, представлял часть Стратегии развития здоровья Европейского союза (EU’s Health Strategy), целью которой была разработка специальных инструментов оценки и анализа в динамике состояния популяционного здоровья различных стран.

Экспертами проекта был предложен показатель «смертности, обусловленной потреблением алкоголя» (mortality caused by alcohol consumption), равный числу преждевременно умерших лиц, смерть которых могла бы быть отнесена к указанному фактору риска. Значение индикатора рассчитывалось, как сумма произведений ААФ на число умерших от всех потенциальных алкоголь-атрибутивных состояний (ААФ X D, где D – число умерших от данного состояния).

Данный инструмент удобен для анализа, но отображает, скорее, такое медико-социальное явление, как алкоголь-атрибутивная смертность (ААС). Для ориентировочной характеристики «демографического ущерба от злоупотребления алкоголем» более применим индикатор YLL/PYLL («potential years of life lost» – ожидаемое (среднее) количество потерянных лет жизни) для каждого состояния, которое может быть отнесено к группе алкоголь-атрибутивных.

Показатель равен среднему количеству лет жизни, которое человек прожил бы, если бы он (она) не умер преждевременно. Сумма YLL и YLD известна как DALY («disability-adjusted life years» – годы жизни, скорректированные по нетрудоспособности). Таким образом, последний индикатор с известной степенью достоверности может быть использован в качестве интегрального показателя масштаба медицинского и демографического компонентов совокупного ущерба от злоупотребления алкоголем.

* * *

Статистика алкоголизма

Похожие записи

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика