Хронотропные и ритмоорганизующие свойства мелатонина

Здоровый сон человекаСвойства мелатонина

Мелатонин в организме человека выступает в роли ведущего естественного хронобиотика, типичным эффектом которого является содействие организму в организации адекватных колебательных процессов в форме разных по частоте биологических, в первую очередь, околосуточных ритмов. Роме того мелатонин обладает универсальной и по-своему уникальной функцией, выражающейся в обеспечении защиты организма от любых неблагоприятных воздействий экзогенного или эндогенного происхождения, ярким свидетельством чего служит наличие у него антистрессорных свойств.

Если существует четкая циркадианная и сезонная ритмичность в деятельности эпифиза и, прежде всего, в секреции его основного гормона мелатонина, то правомерно уже априори ожидать непосредственное вовлечение железы в организацию соответствующих периодических форм поведения. В современной литературе, которая в принципе подтверждает это положение, все доказательства базируются на двух экспериментальных подходах. 

Одни связаны созданием эпифизарного дефицита за счет анатомического удаления либо функциональной инактивации эпифиза. Другие базируются на имитации его гиперактивности путем введения извне биологически активных соединений железы, прежде всего мелатонина, и появившихся позднее так называемых мелатонинергических веществ.

Гормон сна мелатонин: сезонный периодизм

Участие эпифиза в организации сезонных колебаний сексуального поведения у животных определенных видов, обладающих сезонными формами размножения, аргументировано, пожалуй, лучше других физиологических свойств. У птиц и млекопитающих с сезонным циклом репродукции наблюдается хорошо известное оживление половой активности и типичного для нее двигательного аккомпанемента при переходе от зимних месяцев к весенним.

Решающую роль при этом играет изменение фотопериода, в частности, удлинение светового дня. Напротив, после завершения репродукции и вскармливания потомства, что совпадает с укорочением дня, происходит спад половой активности. При этом роль гормона сна мелатонина в регуляции сезонной ритмики физиологических функций может заметно отличаться у разных видов животных, а также определяться рядом природно-экологических условий.

Зависимость подобных явлений от функционального состояния эпифиза была экспериментально обоснована уже в 60-е годы при использовании в лабораторных условиях хомячков и мышей, имеющих сезонный ритм размножения. Как установлено, искусственное удлинение темновой фазы суток приводит к уменьшению числа лордозов и копуляций у животных.

Расстройства полового поведения совладают с атрофией гонад и изменениями в матке. После удаления эпифиза такого рода сдвиги не развиваются. Введение экзогенного мелатонина сопровождается теми же последствиями, что и укорочение светового дня. На такого рода сведениях базируется вывод о том, что в основе сезонных поведенческих эффектов мелатонина как ведущего гормона железы лежат его специфические антигонадные свойства.

Эти первые фундаментальные знания об участии мелатонина в организации сезонного периодизма физиологических функций были позднее многократно подтверждены в опытах на птицах и млекопитающих разных видов. Доказано, что в качестве потенциальной мишени для воздействия мелатонина на периодические инфрадианные колебания поведения и гормональной активности могут выступать нейроэндокринные аппараты, заложенные у млекопитающих в бугорчатой части (Pars tuberalis) гипофиза.

В отличие от животных, у людей с их искусственной средой обитания сезонные колебания в деятельности организма выражены незначительно. Они дают о себе знать в основном в виде определенной нестационарности эндокринного статуса и патологически измененных флюктуаций психоэмоционального состояния в форме сезонных аффективных расстройств. Несмотря на очевидную зависимость такого рода колебаний от выработки эпифизарного мелатонина, однако, принимая во внимание их ограниченную значимость при решении большинства клинических проблем, в дальнейшем данный вопрос не обсуждается.

Мелатонин: околосуточный (циркадианный) периодизм

Суточные флюктуации секреторной активности эпифиза, учитывая их теоретическую и прикладную значимость, – давно и хорошо аргументированное положение как в исследованиях на людях, так и в опытах на животных. Оно базируется на тождественных (вне зависимости от видовой принадлежности) контрафазных отношениях между серотонином и мелатонином в разные периоды суточного цикла, неодинаковом содержании других его предшественников и разной активности участвующих в их превращениях ферментов.

Пожалуй, определённее всего вопрос о месте эпифиза в организации циркадианного периодизма решен для некоторых видов птиц. У них эпифиз вполне обосновано признается ритмзадающей, пейсмекерной структурой. Об этом свидетельствует дезорганизация большинства циркадианных ритмов у животных после эпифизэктомии.

В первую очередь нарушается ритм локомоции, страдает также периодичность вокализации (пения). Важно, что введение экзогенного мелатонина полностью восстанавливает исходную ритмику поведения.

Совершенно очевидно, что в отличие от птиц, у млекопитающих эпифиз лишен осцилляторной роли. По крайней мере, у крыс или хомячков с удаленной железой, на первый взгляд, полностью сохранён обычный рисунок суточного ритма бега в колесе или потребления пищи.

К такому же выводу пришли ученые в своей работе на крысах, отметив, правда, что хотя паттерн усредненной кривой циркадианной локомоции после эпифизэктомии существенно не менялся, но были отличия, по сравнению с интактными животными, в амплитудных характеристиках ритма. Возрастала и синхронизующая роль процесса кормления в форме поведенческой активации в ранние утренние часы.

Проведенный позднее более тщательный анализ циркадианной подвижности крыс, содержавшихся в условиях фиксированного светового режима, позволил получить дополнительные аргументы, в пользу явной эпифизарной заинтересованности в организации околосуточного периодизма. Выяснилось, что после эпифизэктомии подвижность имела тенденцию к усилению еще до наступления темнового периода и быстрее, чем у ложнооперированных животных достигала максимальных значений сразу после выключения света.

Это могло указывать на отсутствие какого-то лимитирующего фактора (мелатонина или пептидов?) в нормальных условиях задерживающего фазу ритма. Аналогичным образом можно трактовать сдвиги и других его параметров в виде значимого смещения акрофазы на ранние ночные часы, реорганизации спектральных характеристик с ростом мощности медленных, ультрадианных колебаний.

В последнее время большинство исследователей придерживается мнения о том, что мелатонин выступает в роли синхронизатора суточных колебаний различных физиологических функций в организме млекопитающих. Эпифизарный гормон трансформирует информацию о фотопериодических сдвигах в виде химических сигналов непосредственно исполнительным клеткам. В первую очередь, это показано для организации базального суточного ритма сон-бодрствование.

Обнаружена заинтересованность эпифиза в организации суточных флюктуаций многих биохимических процессов в организме. Были изучены циркадианные колебания активности антиоксидантной системы печени в разных возрастных группах крыс. У молодых животных активность антиоксидантных ферментов (глутатионпероксидазы, супероксиддисмутазы и каталазы) оказалась наиболее высокой в 24 часа и минимальной в 12 ч. С увеличением возраста подобная ритмичность сглаживается или полностью исчезает, но вновь успешно восстанавливается введением экзогенного мелатонина.

Сходные колебания функции антиоксидантной системы были показаны и в легких птиц. Максимальная активность ферментов супероксиддисмутазы и каталазы найдена в ночные часы (24 ч) и четко коррелирует с пиковым содержанием мелатонина. Предполагается, что свое регулирующее влияние гормон может реализовывать посредством специфических ядерных рецепторов, локализованных в легочной ткани.

Косвенно на функциональную значимость мелатонина и других биологически активных соединений эпифиза указывают результаты опытов на животных со сменой режима освещенности. Его инверсию используют для моделирования в эксперименте широтного десинхроноза, который приходится испытывать людям при трансмеридианальных перемещениях с быстрым пересечением нескольких часовых поясов.

Успешное и эффективное преодоление такого десинхроноза возможно при плавной адаптации к социальным и световым датчикам времени в новых условиях. Между тем при удалении эпифиза процесс постепенной подстройки биологических ритмов к новым условиям среды оказывается нарушенным.

Согласно нашим данным, у интактных крысах смещение на 10 часов светового режима ведёт к плавной, поэтапной реорганизации обычного рисунка суточной подвижности со сдвигом ее максимума с ночных на дневные часы. Такую динамику выявлял проведённый косинор-анализ, при этом фазовое смещение фотопериода сопровождалось расщеплением ритма на отдельные составляющие. Этот процесс в норме растягивался на 5-6 дней.

Однако эпифизэктомированные животные демонстрировали резкий, скачкообразный сдвиг акрофазы ритма уже на вторые сутки инверсии с явным увеличением зоны блуждания, свидетельствующем о развитии десинхроноза. Отсутствовал и отмечавшийся в норме распад ритма на ультрадианные составляющие, который указывал на его постепенную трансформацию.

Приведенные сведения позволили нам предположить, что в естественных условиях физиологическая роль эпифиза и его мелатонина как типичного хронобиотика может сводиться к затягиванию периода колебаний циркадианных биоритмов. Это должно благоприятствовать постепенной синхронизации их со средовыми факторами, предупреждая развитие десинхроноза в качестве типичного варианта дизритмии.

Результаты исследований с использованием экзогенного мелатонина в принципе подтверждают такую точку зрения. В первых работах, авторы которых пытались установить способствует ли однократное введение гормона формированию колебательных процессов, были получены негативные результаты. Не принесли успеха и попытки запустить циркадианную ритмику с помощью регулярных инъекций мелатонина животным различных видов.

Однако, как оказалось, причину следовало искать в особенностях организации изучаемых биоритмов. Удалось выявить у мелатонина синхронизующие свойства лишь в специально создаваемых условиях, когда животные находились в состоянии десинхроноза за счет длительного пребывания в темноте.

Другие исследователи пришли в принципе к аналогичному выводу, обнаружив заметные индивидуальные вариации в ответе крыс на гормон сна мелатонин. Дело в том, что в исследованной нами популяции, состоявшей из беспородных интактных животных, были выявлены особи, которые в нормальном состоянии существенно различались по рисунку ритма циркадианной локомоции.

Те их них, что исходно обладали четко сформированной ритмикой, практически не реагировали на утренние введения мелатонина (1 мг/кг). В этих случаях он не только не способствовал формированию суточного ритма подвижности, но в ранние послеинъекционные сроки вызывал даже некоторую его дезорганизацию.

Зато высокочувствительными к гормону оказывались крысы иного типа, отличавшиеся изначально несколько дезорганизованной либо даже инвертированной (с максимумом в дневное время) ритмикой. Они отвечали резким увеличением амплитуды циркадианных колебаний локомоции и сдвигом акрофазы ритма на ранние ночные часы. Иными словами, для реакции на мелатонин имел значение первоначальный «ритмопортрет» животного, обусловленный генетическими либо какими-нибудь иными экзогенными и эндогенными факторами.

Сходные результаты были получены в случае повторных инъекций крысам пептидного препарата эпифиза эпиталамина. Его регулярное введение (0,5 мг/кг), подобно использованию физиологического раствора, в среднем достоверно не меняло кривую суточной подвижности у всей обследованной группы животных.

Однако, как и в опытах с применением мелатонина, эффект эпиталамина четко проявлялся на фоне предварительно дезорганизованного ритма. В этих условиях происходила значимая синхронизация колебательного процесса. Если же суточная ритмика исходно носила хорошо организованный характер, препарат её несколько, статистически недостоверно ослаблял.

Описанное сходство эффектов мелатонина и эпиталамина, с одной стороны, демонстрирует наличие у последнего отчётливой хронотропной активности, но с другой — может рассматриваться как свидетельство того, что в основе его влияния на ритмические процессы лежат первичные хронотропные свойства самого мелатонина.

Изложенные сведения о способности мелатонина нормализовать предварительно нарушенные биоритмы, оказывая ритморганизующее действие на циркадианный периодизм, вполне возможно, приобретают прикладное значение с учётом еще одного установленного нами факта.

Оказалось, что повторное стрессирование крыс путем регулярных инъекций им физиологического раствора и формирование за счет этого невротического состояния ведет к отчетливой дизритмии. Она проявляется в изменении амплитудно-частотных характеристик циркадианной локомоции. В то же время за счет хронического применения даже низкой дозы МТ (0,1 мг/кг) удаётся ослабить дизритмические проявления.

По своему хронотропному действию гормон оказывается подобен бензодиазепиновому анксиолитику тофизопаму, позволяя уже на данном основании говорить о том, что такая ритморганизующая активность может быть составным элементом антиневротических свойств мелатонина.

Подводя итог результатам изучения эффектов эпифизэктомии и введения экзогенного мелатонина в отношении циркадианного периодизма, следует констатировать одно положение, принципиально важное для понимания хронотропных свойств гормона. Он, как и сама железа, у млекопитающих, по-видимому, не играет собственной осцилляторной роли при формировании ритмики.

В задачу мелатонина входит лишь поправочная коррекция дизритмии, возникающей в случае дезорганизации биологических ритмов в зависимости от тех или причин. Для циркадианных ритмов мелатонина, по всей вероятности, выступает в роли лишь корректора фазы различных физиологических функций.

Эффективность такой коррекции экзогенным гормоном определяется несколькими привходящими факторами, а по своему происхождению зависит от взаимодействия эпифиза с целым рядом центральных и периферических аппаратов, которые, так или иначе, участвуют в деятельности всей временной системы организма в целом.

Набор переменных факторов, модифицирующих хронотропную активность гормона сна мелатонина, довольно значителен. Для корректного выявления указанной поправочной роли мелатонина в эксперименте к их числу следует, разумеется, отнести дозу вводимого извне гормона.

Поскольку для препарата мелатонин отсутствует линейная зависимость доза-эффект, выбор ее оптимальной величины является ответственной и непростой задачей. С хронобиологических позиций наиболее адекватными должны считаться, по-видимому, небольшие дозировки гормона, соответствующие физиологическим концентрациям в крови. Для крыс, например, они составляют около 0,1 мг/кг вещества.

От меньших количеств эффект может отсутствовать, а большие провоцируют уже иной по своей природе ответ. Впрочем, данное положение нельзя целиком экстраполировать на другие аспекты фармакологии мелатонина.

Несомненно, чрезвычайно важными представляются индивидуальная чувствительность изучаемых живых объектов и функциональное состояние организма на момент исследования. Индивидуальная чувствительность, помимо фармакокинетических различий, во многом может быть обусловлена, как ранее отмечалось, отличиями в исходном «ритмопортрете» отдельных особей. Учитывая несомненную значимость функционального состояния, необходимо в первую очередь принимать в расчет и эндокринный статус как животных, так и человека.

В частности, большое значение имеет состояние гонад и возможное действие на них мелатонина. Например, у хомячков, выдерживаемых при естественном освещении, инъекции мелатонина в марте способствовали угнетению полового поведения, отчётливому антигонадному эффекту при незначительном влиянии на околосуточную подвижность.

Использование той же дозы гормона в ноябре-январе приводило к обратному результату – предотвращению атрофии половых желез и более четкой организации суточного периодизма. Снижение уровня мелатонина при эпифизэктомии в зимние месяцы совпадало с двукратным увеличением плазменной концентрации тестостерона у крыс. Летом же удаление эпифиза достоверно снижало содержание андрогенных гормонов в крови.

Еще одним существенным фактором служит правильно выбранное время суток для применения экзогенного мелатонина. Неравномерное распределение выработки гормона в эпифизе на протяжении суточного цикла обусловливает циклические колебания числа и аффинности мелатониновых рецепторов. В результате создаются ограниченные по времени «окна» для реакции на гормон.

По нашим наблюдениям, например, наиболее выраженная реорганизация ритма циркадианной локомоции происходила в случае использования мелатонина сразу после выключения света (для крыс, находившихся в условиях фиксированного светового режима свет-темнота 12:12, это ранние утренние часы).

В этот момент, очевидно, больше всего оказывалось число свободных рецепторов, освобождающихся от естественного гормона в связи с прекращением его выработки! Если же инъекции производили в 12 или 14 часов, то эффект обычно отсутствовал и хронограммы суточной подвижности по своему рисунку не отличались от результатов контрольных определений.

Механизмы участия мелатонина в организации циркадианного периодизма

Внести собственные коррективы в предварительно дезорганизованную ритмику мелатонин способен, очевидно, несколькими путями. Во-первых, он в состоянии обеспечивать поправку деятельности основного ритмзадающего (пейсмекерного) механизма в головном мозге млекопитающих – супрахиазатических ядер гипоталамуса (СХЯ).

Во-вторых, возможен гормональный контроль за функциональной активностью так называемых вторичных осцилляторных мозговых структур. Это те ядра, которые участвуют во временной организации эмоционального поведения и познавательных процессов, подобные амигдале и гиппокампу, а также двигательной активности – базальные ганглии, в особенности полосатое тело (стриатум).

В-третьих, мелатонин обладает способностью вносить поправку в ритмическую активность периферических эндокринных желез. Взаимодействуя с указанными образованиями посредством мелатонина, эпифиз способен тремя перечисленными путями обеспечивать одну из двух своих важнейших задач – формирование наиболее оптимальной работы организма во времени. Во всех случаях это происходит через включение специфических рецепторов, идентифицированных в различных органах и тканях.

Все указанные положения хорошо вписываются в общепризнанную теорию мультиосцилляторной организации суточного периодизма у млекопитающих. Согласно этой теории, способностью генерировать колебания обладают не только пейсмекерные образования мозга, но и отдельные системы, органы и даже клетки или их субпопуляции.

В частности, подобные свойства были обнаружены у клеток коры надпочечников, поджелудочной железы, печени, жировой ткани, почек, сердца, кровеносных сосудов, мышц, остеобластов и фибробластов. Несмотря на определенную автономность осцилляторных свойств этих клеток, все же большинство их них, очевидно, находятся под контролем ритморганизующих структур мозга и подчиняются их командам.

Подтверждением тому служит исчезновение колебательных процессов в периферических тканях в случае их полной изоляции, в то время как клетки сугубо пейсмекерных образований такую способность сохраняют. При этом показано, что мелатонин способен модулировать ритмы клеточных элементов периферических органов, изменяя их фазу и амплитуду. Вероятно, гормон выступает в роли синхронизатора отдельных автономных колебательных процессов, подстраивая их под единую ритмику организма в целом.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика