Мелатонин от стресса и тревожности

МелатонинГормон сна мелатонин против стресса и тревожности

Среди различных форм психотропной активности мелатонина его способность ограничивать тревожные состояния у животных и человека занимает существенное место. И объясняется это во многом своеобразием биологической роли эпифиза, входящего в состав церебральных образований, обеспечивающих защиту головного мозга и организма в целом от стресса.

Как известно, стресс является распространенным феноменом, связанным со всеми видами деятельности организма и направленным на его протекцию от неблагоприятных воздействий. В то же время чрезмерность стресса оборачивается негативной стороной в виде поражения патологическим процессом различных органов и систем.

В роли стрессоров выступают самые разнообразные экзогенные и эндогенные факторы. Среди первых наиболее распространены психоэмоциональный стресс, связанный с негативной психологической установкой на события во внешнем мире, а также экологический, обусловленный химической интоксикацией, в том числе алкогольного или лекарственного происхождения. 

Неизбежным следствием устойчивого психоэмоционального стресса служит развитие невротических состояний и реактивной психической депрессии. В качестве отрицательного эндогенного выражения чрезмерной стрессорной реактивности можно рассматривать разнообразные заболевания внутренних органов – болезни сердечнососудистой системы, желудочно-кишечного тракта, онкологическую патологию и др.

Для противодействия негативным последствиям стресса организм располагает множеством защитных механизмов. Впрочем, несмотря на многообразие способов защиты, набор их чаще всего оказывается достаточно стандартным. Вне зависимости от особенностей стрессора он неизменно включает мобилизацию иммунной системы, более чёткую временную организацию физиологических функций, а также запуск ряда центральных и периферических реакций защиты.

Согласно значительному фактическому материалу, накопленному к настоящему времени, в реализации функциональной задачи большинства из них активно участвует основной эпифизарный гормон, к которому на периферии, кроме того, присоединяется и мелатонин из внеэпифизарных источников.

Уникальность биологической роли эпифизарного мелатонина состоит в том, что гормон с удивительным постоянством и самыми разными путями вовлекается в комплексную защиту организма практически от любых неблагоприятных воздействий, к числу которых принадлежат и различного рода стрессоры.

О прямой заинтересованности железы в ответе на стресс известно сравнительно давно, в пользу чего имеется достаточное количество экспериментальных и клинических доказательств. Наш опыт многолетнего изучения проблемы позволил сформулировать собственную концепцию функционального смысла эпифизарной антистрессорной защиты, в которой мелатонину отводится роль универсального модулятора различных физиологических процессов.

Известно, что любая стрессорная реакция складывается из нескольких компонентов. В физиологическом отношении, чтобы избежать каких-либо отрицательных последствий для организма, она неизменно направлена на борьбу со всяким аверсивным воздействием.

При этом с целью противостояния стрессору мобилизуются самые разные способы самозащиты. Если же подобное противодействие не приносит результатов в случае мощного или устойчивого во времени стрессирования, чрезмерное перенапряжение защитных механизмов неизбежно влечет за собой срыв в их работе, оборачивается капитуляцией перед стрессором в виде дезаптационных проявлений и разного рода патологии. На такой поэтапности и основано понимание антистрессорной роли как самого эпифиза, так и его гормона.

Начальная фаза тревоги в стрессорном ответе связана с включением процессов самозащиты на всех уровнях – от клеточного до организменного. У высокоорганизованных животных и человека пусковое значение, несомненно, имеет формирование отрицательного эмоционального состояния.

Первичное возбуждение коры больших полушарий и подкорковых эмоциогенных структур ориентировано на создание адекватной обстановки поведенческой программы, чтобы в дальнейшем предупредить или ограничить негативные контакты со стрессором. В осуществлении программы участвуют различные мозговые центры и, прежде всего, ответственные за эмоциональное и двигательное обеспечение защиты.

Однако ключевое положение среди них занимает, разумеется, гипоталамус, направляющий деятельность практически всех механизмов, которые участвуют в реализации и последующем ограничении ответа на стресс. Это симпато-адреналовая и гипоталамо- гипофизарно-адренокортикальная системы контроля за вегетативной и эндокринной сферами, управление иммунитетом, временная организация функций.

Наравне с другими органами и системами в процесс комплексного противостояния стрессу включается и эпифиз. В сложном ансамбле стресспротективных механизмов железа выполняет неспецифическую роль всего лишь одного из инструментов самозащиты, причем, как правило, эпифизарный вклад в это носит вспомогательный, поправочный характер.

Посредством мелатонина представляется невозможным срочное решение каких-либо проблем. Задача гормона состоит только в создании предпосылок для их реализации. Вместе с тем важно подчеркнуть, что эпифизарная поддержка осуществляется на всех уровнях борьбы со стрессом.

Если организм не справляется с противостоянием стрессу, происходит функциональное истощение, поломка защитных механизмов, либо неконтролируемый срыв в их работе, принимающий опасный, саморазрушительный характер. В конечном счете, это оборачивается развитием всевозможных нервно-психических и соматических расстройств в виде неврозов, психической депрессии и других болезней мозга, заболеваний сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, эндокринной и онкологической патологии и др.

Естественно, что в фазу стрессорной дезадаптации несостоятельным оказывается и эпифиз. Однако, принимая во внимание универсальность его поддерживающей роли, с помощью экзогенного мелатонина удается вносить поправочную коррекцию в обусловленные стрессом патофизиологические сдвиги.

Существуют две группы доказательств активного вовлечения мелатонина в стрессорную реакцию. Во-первых, на разных стадиях стресса показаны сдвиги в секреторной деятельности эпифиза, во-вторых, у основного эпифизарного гормона выявлены отчетливые антистрессорные свойства.

У разных видов экспериментальных животных (крысы, хомячки) посредством различных методических подходов удалось продемонстрировать мобилизацию железы в условиях стрессирования. На это указывали изменения морфодинамических характеристик пинеалоцитов, повышение концентрации мелатонина в эпифизарной ткани и плазме крови.

Отмечался также подъем уровня прекурсора гормона N-ацетилсеротонина и активация одного из ключевых ферментов синтеза мелатонина N-ацетилтрансферазы. Возрастание плазменного содержания его в ответ на тяжелую физическую нагрузку найдено и в исследованиях на людях.

Косвенным свидетельством мобилизации эпифиза при стрессе могут быть данные об усилении симпатических влияний на железу. После острого стрессирования в ней отмечают рост уровня адреналина и других катехоламинов, очевидно, гуморального происхождения.

Не исключается в таких условиях и возможность повышения чувствительности постсинаптических Р-адренорецепторов на мембранах пинеалоцитов. То и другое должно приводить к возрастанию выработки мелатонина, поскольку симпатический нерв обеспечивает основной афферентный контроль за эпифизарными секреторными процессами.

Исходя из определенной разноречивости экспериментальных данных, следует привлечь внимание к необходимости учета ряда переменных факторов при оценке реакции железы на стресс. И, прежде всего, речь идет о силе и частоте стрессорного воздействия.

В ответ на хроническую, многодневную иммобилизацию в эпифизе крыс на смену ночной активации N- ацетилтрансферазы и повышению уровня МТ, отмечаемых при однократном стрессировании, приходят падение активности фермента, снижение концентрации гормона и плотности пинеалоцитарных бета-адренорецепторов.

Определение ряда нейрохимических и морфометрических показателей деятельности железы также свидетельствует об ее двухфазной реакции в случае длительного предъявления стрессора: первоначальный спад эпифизарной деятельности в резистентную фазу стресса сменялся ее резким подъемом. Близкие результаты получены при оценке морфологии и размеров эпифизов у людей, которые погибли в разные фазы травматического шока.

В связи с тем, что одна из главных функций эпифиза состоит в регуляции суточного периодизма, немаловажную роль играет момент стрессирования. Так, если плавательный стресс вызывали у крыс в дневное время, то не находили каких-либо изменений в активности эпифизарной N-ацетилтрансферазы и содержании мелатонина, зато оба показателя заметно возрастали в случае предъявления плавания в полночь. У животных, которых забивали в различные часы суток после эфирного стресса, только ранним утром установлено повышение секреторной активности железы.

Таким образом, судя по имеющимся фактам, можно уверенно говорить о вовлечении эпифиза в стрессорную реакцию, хотя при этом речь не идет об его однозначной активации вне зависимости от обстоятельств. На вопрос же о биологическом смысле эпифизарного участия отвечают результаты экспериментов на эпифизэктомированных животных и с введением экзогенного мелатонина.

При их анализе, в частности, представляется очевидным, что гормон, в первую очередь, способен менять отрицательное эмоциональное состояние, демпфировать тревожность, провоцируемую различными стрессорами, и потому модифицировать любые патофизиологические сдвиги, которые возникают в последующем.

Мелатонинергические вещества как анксиолитики

Надежное экспериментальное обоснование наличия у мелатонина антистрессорных и противотревожных свойств, расшифровка клеточного механизма его действия в последние годы послужили толчком к поиску и созданию на основе мелатонина новых анксиолитических средств.

К их числу в первую очередь надо отнести агомелатин (вальдоксан). Будучи агонистом обоих типов мембранных МТ рецепторов (МТ1 и МТ2), он дополнительно блокирует серотониновые рецепторы 2С, что, по-видимому, в значительной степени определяет его отличие от МТ по характеру анксиолитической активности.

Согласно результатам опытов на крысах, агомелатин превосходит мелатонин по эффективности на большем числе моделей тревожного состояния. Знаменательно, что его анксиолитическое действие обнаруживается не только при вечерних, но и при утренних введениях.

Кроме того, избирательный антагонист мелатонина S22153 лишен способности существенно модифицировать анксиолитическую активность агомелатина. Наконец, он успешнее мелатонина ликвидирует проявления тревоги у больных с тяжелыми формами психической депрессии. Все это позволяет рассматривать данный препарат в качестве не только более надежного антидепрессивного средства, но и как надежного анксиолитика.

Клиническое применение анксиолитических свойств мелатонина

Описанные экспериментальные находки в принципе послужили развернутым обоснованием для использования анксиолитической активности мелатонина в лечебной практике.

Так, у офтальмологических больных мелатонин в дозе 10 мг, назначаемый орально за 1,5 часа до операции под местной анестезией по поводу катаракты, более существенно, чем плацебо в аналогичных условиях, понижал выраженность тревожности. Одновременно он снижал величину внутриглазного давления, дополнительно оптимизируя оперативную процедуру.

У женщин, подвергаемых абдоминальной гистеректомии, предварительное назначение мелатонина (5 мг, через рот) достоверно, в сравнении с эффектом плацебо, ограничивало предоперационное напряжение. Подобно клонидину, он ослаблял послеоперационную боль, улучшал психоэмоциональное состояние больных после вмешательства, снижал потребность в наркотических анальгетиках.

Известно, что пациентов с синдромом раздраженной кишки отличают чрезмерная эмоциональная реактивность и выраженный невротический статус в сочетании с периодическим болевым синдромом. Как показывает анализ значительного числа исследований, посвященных фармакотерапии такой патологии, в последние годы препараты МТ, будучи включенными в схемы лечения, положительно зарекомендовали себя в роли анксиолитиков.

Анксиолитические свойства мелатонина оказались востребованы и в педиатрической практике. Для гиперактивных детей с дефицитом внимания характерны не только повышенная тревожность, но и нарушения нормальной динамики секреции мелатонина. На таком фоне регулярное назначение препаратов мелатонина, нормализуя их поведение, одновременно обеспечивало улучшение ночного сна.

Как известно, высокая эмоциональная реактивность даже психически здоровых детей существенно затрудняет деятельность врачей-стоматологов. Премедикация посредством мелатонина (0,1 мг/кг) облегчает контакты с ними и течение послеоперационного периода после севофлуранового наркоза. Впрочем, есть указания на отсутствие выраженного противотревожного эффекта у детей, получавших 3 мг МТ перед стоматологическим вмешательством. Правда, в этой ситуации на них не действовал и традиционно применяемый в таких случаях бензодиазепиновый анксиолитик мидазолам.

Повышенная тревожность зачастую является вторичным феноменом, лишь дополняя клиническую картину заболевания, включающую болевой синдром, инсомнию, воспалительную реакцию, усиление на клеточном уровне процессов оксидантного стресса. Между тем, мелатонин обладает (помимо гипногенного действия) совокупностью других клинически ценных свойств, включая анальгетический, противовоспалительный, иммунотропный, антиоксидантный эффекты. Все это в комплексе благоприятствует не только прямому, но и косвенному ограничению состояния тревоги.

Сравнительная оценка противотревожной активности мелатонина и бензодиазепиновых анксиолитиков

Психотропные средства из группы производных бензодиазепина (БД) в настоящее время являются самыми распространенными в мире анксиолитиками. В силу этого резонно сравнить влияние мелатонина на состояние тревоги со специфическим противотревожным действием эталонных препаратов данного ряда.

В ряде исследований, выполненных в нашей лаборатории, сравнительный подход был использован в разных методических условиях. Препаратом сравнению служил диазепам как типичный представитель бензодиазепинов.

Существенно, что эффекты и его, и мелатонина сопоставляли при введении животным веществ в одной и той же достаточно низкой дозе (0,1 мг/кг, внутрибрюшинно), не вызывающей свойственных диазепаму моторных нарушений. Как установлено, в целом проведённое сравнение оказывалось не в пользу последнего, хотя выраженность основного, противотревожного действия у сопоставляемых веществ была примерно одинаковой.

Так, оценка фобического статуса крыс многопараметрическим методом свидетельствовала о том, что мелатонин в отличие от диазепама более адекватно менял векторграфический профиль поведения животных, нарушенный при эмоционально-болевом стрессе либо локальном электролитическом разрушении амигдалы. Под влиянием эпифизарного гормона скорее ликвидировались вегетативные сдвиги стрессорной природы при оценке вариативности сердечного ритма методом кардиоинтервалографии. Если мелатонин заметно ослаблял дефекты нормального приспособительного поведения крыс в конфликтной ситуации, возникающие после ограниченного повреждения дорсального гиппокампа, то диазепам, напротив, их несколько потенцировал.

В пользу заметных расхождений в фармакодинамике БД и мелатонинергических веществ свидетельствует и ряд других доказательств, полученных при сравнительной оценке препаратов обоих типов. Так, длительное введение (в течение года) рамелтеона обезьянам в отличие от хронической побочных явлений. При однократном назначении людям среднего возраста мелатонина (6 мг), превосходя по силе снотворного действия некоторые небензодиазепиновые препараты, подобные залеплону (10 мг) и зопиклону (7,5 мг), уступал им по способности ухудшать выполнение психомоторных реакций.

Существенно, что мелатонин и его аналоги успешнее нормализовали психическую деятельность людей в случае сочетания инсомнии с разными отклонениями в психосоматическом статусе. В частности, их гипногенный эффект в отличие от действия бензодиазепнов сопровождался не ухудшением, а, напротив, улучшением когнитивных функций у пожилых и перенесших черепно-мозговую травму пациентов.

Это в принципе совпадает с нашими представлениями о ноотропных возможностях мелатонина. Точно также сам мелатонин, рамелтеон и агомелатин, очевидно, за счет хорошо выраженных собственных антидепрессивных свойств, более эффективно, чем БД, восстанавливали сон у больных с признаками психической депрессии.

Принимая во внимание одинаковую направленность анксиолитического эффекта мелатонина и производных БД при некоторых различиях в характере психотропной активности, вполне целесообразной следует признать попытку комплексного использования таких препаратов. Действительно, сочетание низкой дозы диазепама с мелатонином более успешно ограничивало у крыс тревогу в условиях конфликтной ситуации и приподнятом лабиринте, а у мышей при таком сочетании резко повышался порог болевой реакции.

Аддитивные возможности у мелатонина показаны и при комплексной терапии инсомнии. В сочетании с триазоламом эпифизарный гормон оптимизировал ЭЭГ архитектуру ночного сна, вызываемого препаратом бензодиазепинового бензодиазепины, улучшал качество сна и облегчал динамику состояния лишения при отказе от их назначения. Точно также отчетливый синергизм показан у мелатонина и в сочетании с золпидемом, причем в такой ситуации отсутствовали вызываемые последним негативные сдвиги в когнитивной сфере, которые нередко возникали после пробуждения.

Комбинированное применение мелатонина и веществ с противотревожным действием, но принадлежащих к иным фармакологическим группам, оказалось полезным еще по одной причине. Дело в том, что при подобном сочетании дополнительно ослаблялись побочные свойства тех же бензодиазепновых анксиолитиков.

Протолерантные, антитоксические возможности мелатонина при его одновременном введении с психотропными веществами разных классов уже были нами рассмотрены достаточно подробно в прошлом. Потому, например, не удивительно, что его добавление к гомогенатам печени крыс, хронически получавших диазепам, существенно ограничивало токсическое повреждение печеночной ткани под влиянием диазепама.

Таким образом, исходя из однонаправленности эффектов бензодиазепинов и мелатонина, представляется вполне оправданным более подробное изучение их сочетания в экспериментальных и клинических условиях. Не исключено, что это положение можно будет распространить и на комбинированное применение бензодиазепинов с другими мелатонинергическими веществами. Такой подход позволит снизить дозировки обоих составных элементов подобного комплекса и ограничить выраженность нежелательных побочных явлений, присущих одному из его компонентов.

Возвращаясь к обсуждению собственной анксиолитической активности мелатонина, надо подчеркнуть, что в естественных условиях она является составной частью антистрессорной роли эпифиза и направлена на защиту организма от опасной для психического здоровья невротизации. Учитывая значимость проблемы, следует подробнее рассмотреть происхождение этого свойства эпифизарного гормона, поскольку данный вопрос представляется принципиально важным для характеристики и других аспектов психофармакологии мелатонина.

Публикуется по: Арушанян Э.Б. Мелатонин: биология, фармакология, клиника.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика