Алкоголизм и почки: острое повреждение почек

ПочкиОстрое повреждение почек

При алкоголизме нередко возникает острое повреждение почек. Острая почечная недостаточность остается важной причиной формирования как терминальной почечной недостаточности (ТПН), так и менее тяжелых стадий хронической болезни почек (ХБП).

Острая почечная недостаточность (в ближайшем или отдаленном периоде) может считаться важным детерминантом кардиоваскулярного риска. Несмотря на непрерывное совершенствование технологий – в первую очередь, методов заместительной почечной терапии (ЗПТ) – существенного перелома в результатах лечения ОПП не происходит. Летальность при тяжелых вариантах этого состояния может достигать 70% и более. При этом даже кратковременное, транзиторное нарастание Scr ассоциируется с увеличением длительности пребывания больного в стационаре и в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) и нарастанием смертности с течением времени. 

Острое повреждение почек требует огромных материальных затрат. Все это заставляет рассматривать острое поражение почек в качестве одной из важнейших медико-социальных проблем.

Терминологические вопросы в проблеме острого поражения почек

Обратимся к терминологическим вопросам в нефрологии, когда обсуждался перевод английского термина chronic kidney disease на русский язык. В то время фигурировали такие переводы, как «хроническое заболевание почек», «хронические заболевания почек», «хроническое почечное заболевание».

Сегодня ни у кого не вызывает сомнения, что вариант перевода «хроническая болезнь почек», который был предложен нами впервые в России, является единственно правильным, отражающим суть концепции chronic kidney disease, предложенной Национальным Почечным Фондом США в 2002 году.

В последнее время термин acute kidney injury стал употребляться многими русскоязычными нефрологами в переводе на русский язык как «острое почечное повреждение».

Во-первых, с точки зрения грамматики русского языка, «почечное» является согласованным определением по отношению к слову «повреждение». Иными словами, термин «острое почечное повреждение» означает острый характер уже состоявшегося повреждения почек.

Однако концепция acute kidney injury говорит о том, что повреждение может быть и внепочечным: преренальным и постренальным. Если вернуться к русскому языку и тщательно осмыслить две, на первый взгляд, одинаковые фразы: «хорошее дорожное покрытие» и «хорошее покрытие дороги», трудно будет признать их идентичность по смыслу.

Концепция acute kidney injury утверждает, что есть патогенный фактор, который называется «острое повреждение», причем он может быть и внепочечным (а не только почечным), например, преренальным или постренальным, и только затем он повреждает почку.

Во-вторых, в судебной практике при решении спорных вопросов часто обращаются к прецедентам. Прецедент в медицинской науке о терминах – это перевод подобных фраз с английского на русский язык в других областях. Например, acute myocardial infarction – острый инфаркт миокарда (а не острый миокардиальный инфаркт); polycystic kidney disease — поликистозная болезнь почек (а не поликистозная почечная болезнь) и т.д.

Таким образом, единственно правильным с точки зрения положений самой научной концепции является перевод английского термина acute kidney injury на русский язык как «острое повреждение почек».

Патофизиология острого повреждения почек

Патофизиологический континуум острого повреждения почек включает два основных этапа. Структурные изменения, возникающие на клеточно-молекулярном уровне в ответ на инициальное повреждение в определенных условиях приводят к нарушению функционирования органа.

Этап структурных изменений включает первичные механизмы ответа клеточных популяций почки на патологическое воздействие (ишемию, воспаление, токсины и пр.) и вторичные механизмы повреждения, реализуемые уже после завершения действия инициального фактора повреждения. Данный этап зачастую соответствует субклиническому течению острого повреждения почек и может быть определен по изменению экспрессии молекулярных факторов, лежащих в основе реализации патологических механизмов структурной перстройки клеток почек (биомаркеров).

Основные клинические проявления острого поражения почек связаны с этапом развития функциональных нарушений. Дисфункция органа при остром поражении почек главным образом касается снижения процессов экскреции ионов и низкомолекулярных продуктов. В основе этого лежит уменьшение клубочковой фильтрации (КФ).

Клинические и физиологические последствия этих нарушений хорошо известны. Так, снижение выделения натрия и воды сопровождается альтерациями объема цикрулирующей крови (ОЦК), артериальной гипертензией, гипрегидратацией, отеками.

Нарушение экскреции протонов приводит к снижению системного pH, а низко- и среднемолекулярных продуктов экзогенного или эндогенного происхождения – к интоксикации (уремии). Все эти клинические проявления острой дисфункции почек, связанные с нарушением системных метаболических и гемодинамических процессов, определяют высокие риски неблагоприятных исходов, включая смертельные, в том числе из-за алкоголизма.

Грань перехода от структурных изменений к развитию клинически существенной дисфункции почек определяется степенью выраженности острого поражения почек и его распространенностью в пределах органа. Суммарная КФ представляет собой совокупность процессов ультрафильтрации в каждом из нефронов.

Следовательно, появление признаков глобального нарушения экскреторных процессов как результата снижения КФ может быть связано: или а) с одновременным и равномерным снижением способности всех функционирующих клубочков к образованию ультрафильтрата; или б) с частичным выключением из работы существенной части нефронов при очаговом повреждении, в то время как оставшиеся нефроны не могут полностью обеспечить необходимый для нормального гомеостаза (физиологический) уровень экскреции.

И в том и в другом случае клинически значимые системные нарушения, возникающие в результате ретенции воды, ионов и низкомолекулярных продуктов, развиваются при снижении ультрафильтрационных процессов на 50% и более от нормального уровня, когда физиологические механизмы регуляции (поддержания) КФ становятся недостаточными.

Таким образом, с физиологической точки зрения, появление клинических признаков дисфункции органа при остром поражении почек указывает на распространенный и тяжелый процесс, а методы диагностики острого поражения почек, основанные на оценке функционального состояния почек, никак нельзя отнести к методам ранней диагностики.

Факторы, определяющие клубочковую фильтрацию

Клубочковая фильтрация (КФ) – основной механизм реализации экскреторных процессов, осуществляемых почкой и касающихся выведения воды, ионов, низкомолекулярных продуктов экзогенного и эндогенного происхождения. Нарушения КФ, связанные с прямым повреждением или дисрегуляцией, занимают центральное место в патогенезе ОПП, поскольку являются причиной нарушений системного гомеостаза в результате нарушения выделительной функции органа.

Регуляция почечного плазмотока и КФ. В норме 20-25% сердечного выброса (1000-1200 мл/мин) проходит через почки. Через афферентную артериолу кровь достигает капилляров клубочка, где осуществляется процесс КФ. Доставка крови к почкам является основным фактором, влияющим на процессы гломерулярной ультрафильтрации, поскольку гидростатическое давление в капиллярах клубочков зависит от объема заполняющей их плазмы.

Изменения гломерулярного плазмотока и КФ ожидаемы при существенных изменениях системной гемодинамики и артериального давления. Вместе с тем эти изменения быстро (в течение секунд) компенсируются благодаря существующим механизмам ауторегуляции кровотока в клубочке.

Ауторегуляция осуществляется главным образом за счет изменения тонуса приносящей артериолы и включает два механизма, которые направлены на восстановле ние КФ через изменения почечного плазмотока и гидростатического давления в капиллярах клубочка:

миогенный рефлекс, в котором тонус приносящей артериолы изменяется в ответ на изменение механического давления в ее просвете (увеличивается при росте давления и снижается при падении давления);

механизм клубочково-канальцевой обратной связи (ККОС), в котором констрикция приносящей артериолы развивается в ответ на увеличение доставки NaCl в просвет дистального канальца, прилегающий к воротам клубочка; в этом месте формируется так называемый юкстагломерулярный аппарат, который состоит из плотного пятна (macula densa) – специализированных клеток дистального канальца, прилежащих к приносящей артериоле, юкстагломерулярных клеток приносящей артериолы, продуцирующих ренин, а также юкстагломерулярных мезангиальных клеток, связанных с приносящим и выносящим сосудами клубочка.

Клетки плотного пятна контролируют концентрацию NaCl в просвете канальца. Увеличение доставки и увеличение захвата NaCl в macula densa сопровождается высвобождением аденозинтрифосфата (АТФ) в окружающее внеклеточное пространство, где молекула подвергается деградации нуклеотидазами до аденозина.

Аденозин является основным медиатором ККОС, действующим на А1-рецепторы, расположенные в приносящей артериоле. Также предполагают, что аденозинтрифосфат сам по себе может иметь вазоконстрикторный эффект за счет действия на пуриновые рецепторы Р2Х, также расположенные в vasa afferens. Настройка механизма ККОС модулируется локально продуцируемыми ангиотензином II (АТ II), оксидом азота (NO) и эйкозаноидами.

Диспропорциональные изменения плазмотока и КФ могут возникать в результате одно- или разнонаправленных реакций приносящей и выносящей артериолы. В регуляции тонуса последней основную роль играет AT II.

Алкоголизм и почки

Изменения гломерулярной гемодинамики и ультрафильтрации в зависимости от состояния приносящей (a. afferent) и выносящей (о. efferent) артериол; стрелки вниз указывают на снижение, стрелки наверх – на повышение.

Гидродинамика клубочковой фильтрации

Клубочковая фильтрация определяется результирующим градиентом гидростатического давления (Puf) и коэффициентом гломерулярного гидродинамического сопротивления (Kf). Puf в свою очередь зависит от баланса гидростатического и онкотического давления между капилляром и пространством капсулы Боумена.

Гидростатическое давление в начальных отрезках гло- мерулярных капилляров составляет около 60 мм рт. ст., в конечных – 55 мм рт. ст. и определяется разницей между давлением в приносящей и выносящей артериолах.

Алкоголизм и почки

Гидродинамика процессов ультрафильтрации в клубочке (значения указаны в мм рт. ст.; тонкие черные стрелки обозначают направление кровотока, толстые стрелки с пунктирным контуром – направления потоков ультрафильтрата).

Клубочковая фильтрация определяется силами Старлинга и результирующим ультрафильтрационным давлением Puf (обозначены серыми стрелками со сплошным контуром) в соответствии с уравнением: Puf = (Ph/gc – Ph/bow) – (Ponc/gc – Ponc/bow), где Ph/gc и Ph/bow – гидростатическое давление в капилляре клубочка и капсуле Боумена, соответственно, a Ponc/gc и Ponc/bow – онкотическое давление в капилляре клубочка и капсуле Боумена в мм рт. ст., соответственно.

Puf снижается от 20 до 5 мм рт. ст. в начальных и конечных отрезках капилляров клубочка из-за снижения Ph/gc и увеличения Ponc/gc. Это закономерно происходит в результате выхода жидкости из капилляра в пространство капсулы Боумена и увеличения концентрации альбумина в капиллярной крови. Черные стрелки – направление движения крови.

Непосредственные исходы и краткосрочный прогноз острого повреждения почек

Непосредственные результаты международного обсервационного исследования больных в критическом состоянии с острым повреждением почек оказались удручающими. Смертность в ОРИТ составила 52%, и еще 8% больных умерли в больницах после перевода из ОРИТ.

Это дало общий уровень внутрибольничной смертности 60,3%. Необходимость в диализе – 13,8% для оставшихся в живых. Повышение класса RIFLE соотносилось с нарастанием смертности больных. При этом по результатам многофакторного анализа каждый класс был независимо ассоциирован с госпитальной смертностью.

В данной связи представляют интерес результаты недавнего исследования, выполненного на Тайване. В нем изучалась смертность пациентов с острым поражением почек после хирургических вмешательств в зависимости от сроков начала ЗПТ.

В разработку вошли 648 больных, которые были разделены на три группы: с ранним началом ЗПТ (сутки и менее от момента поступления в ОИТ), средним (2-3 суток) и поздним (более 4 суток). Период наблюдения ограничивался 180 сутками. Смерть в течение этого времени считалась внутригоспитальной. 379 больных (58,5%) умерли во время госпитализации. Вероятности как наступления смерти, так и внутрибольничной летальности в трех изученных группах описывались U-образной кривой.

До сих пор остается открытым вопрос, улучшаются ли исходы острого повреждения почек (ОПП) за последние десятилетия, поскольку технологии поддержки таких больных, естественно, становятся лучше. По одним данным можно предположить, что исходы у пациентов с ОПП, потребовавшего ЗПТ, за более чем десятилетний период в самом деле улучшились.

Результаты других исследователей, напротив, свидетельствуют, что смертность среди пациентов с ОПП, нуждавшихся в ЗПТ, оставалась более или менее постоянной на протяжении 1970-2004 гг. Надо заметить, что пациенты, получавшие ЗПТ по поводу ОПП, в последнее время стали более «тяжелыми», более пожилыми и страдающими сочетанной патологией. Так или иначе, эксперты KDIGO пришли к заключению о том, что смертность при ОПП действительно становится несколько ниже. Но в любом случае наличие ОПП связано с увеличением длительности госпитализации пациента на два койко-дня и необходимостью в последующем кратко- или долгосрочном уходе.

Отдаленные исходы ОПП изучены гораздо хуже, чем ближайшие. При ретроспективной оценке взаимоотношений между наличием ОПП (RIFLE-классификация) и смертностью через длительный срок после различных кардиохирургических вмешательств выживаемость оказалась хуже у пациентов с ОПП и пропорциональной ее тяжести.

Согласно данным крупного аналитического обзора, касающегося риска развития неблагоприятных исходов ОПП, по крайней мере через 6 мес. после выписки из стационара, оказалось, что показатель смертности составил 8,9 смертей на 100 человеко-лет у переживших ОПП и 4,3 смертей на 100 человеко-лет у пациентов без ОПП. У пациентов с ОПП оказался существенно выше и кардиоваскулярный риск. Например, инфаркт миокарда развился у 15,4% больных с ОПП и 7,0 у пациентов без ОПП.

На наш взгляд, важная проблема – вероятность развития хронической болезни почек (ХБП) после перенесенного ОПП. Точная роль ОПП как потенциальной причины ХБП плохо известна (исход чаще оценивался по принципу: «нуждается – не нуждается в диализе»).

Однако имеющиеся наблюдения дали согласующиеся результаты в отношении того, что через месяц после начального повреждения у больных отмечается снижение СКФ даже при полном восстановлении почечного кровотока. Кроме того, было показано, что даже в наилучшей ситуации (пациент выжил после тяжелого ОПП, а острый диализ удалось прекратить в течение месяца) существует почти десятипроцентный шанс того, что хронический диализ потребуется в ближайшие несколько лет.

В сравнительно недавнем исследовании попытались определить, связано ли полное восстановление функции почек после эпизода ОПП с развитием ХБП стадии 3 de novo и смертностью у пациентов с нормальной исходной функцией почек. Оказалось, что полное восстановление функции почек после эпизода ОПП у пациентов с исходно не нарушенным функциональным состоянием органа ассоциировалось с нарастанием риска появления инцидентных случаев ХБП стадии 3, но не влияло на уровень общей смертности.

Необходимость в постоянной заместительной терапии у пациентов, перенесших ОПП, оценить довольно сложно. Во-первых, такие исследования скорее всего должны быть мультицентровыми, поскольку трудно найти репрезентативную группу соответствующих пациентов в одной, даже очень крупной больнице. Во-вторых, наблюдать таких больных надо достаточно долго.

Эпидемиология, прогноз и исходы острого повреждения почек в Российской Федерации

Оказалась, что из доступных нам литературных источников невозможно получить почти никакой информации о распространенности и заболеваемости острого повреждения почек (ОПП) в Российской Федерации. В то же время нет никаких оснований полагать, что с проблемами ОПП дело у нас обстоит лучше, чем где-либо в мире.

Несколько больше сведений можно получить в отношении структуры ОПП и результатов ее лечения. Такие разработки чаще бывают одно-, редко – многоцентровыми. Почти все они сосредоточены на изучении результатов применения ЗПТ у пациентов с тяжелым ОПП.

В качестве конечной точки практически всегда выступает внутригоспитальная летальность. Результаты применения ЗПТ оказались очень вариабельными и зависели от этиологии ОПП. Летальность колебалась от 8,3 («уросепсис») до 70,6% (пациенты с синдромом полиорганной недостаточности).

Проблема алкоголизма и острого поражения почек

АлкоголизмАнализ имеющихся данных показывает, что острое поражение почек (ОПП) наряду с алкоголизмом остается весьма актуальной медицинской проблемой. Эти заболевания широко распространены.

Заболеваемость острым поражением почек в общей популяции достигает 0,25%, что сравнимо с заболеваемостью инфарктом миокарда. При этом отмечается прогрессивный рост заболеваемости алкоголизма и ОПП, которые с конца прошлого до начала нынешнего века составил около 400%.

Несмотря на развитие медицинских технологий, летальность при ОПП остается высокой и, по-видимому, существенно не снижается. В ряде ситуаций она может достигать 60-70%.

Лечение пациентов с ОПП весьма затратно и ложится тяжелым бременем на общество. Важно, что ОПП может стать причиной ХБП, а у пациентов, перенесших ОПП, резко возрастают кардиоваскулярные риски. Как уже указывалось выше, по некоторым данным частота инфаркта миокарда у таких людей возрастает более, чем в два раза.

Создается также впечатление, что имеющиеся методы лечения ОПП, прежде всего ЗПТ, применяющиеся при ОПП, приближаются к своему пределу, и прорывов в этом направлении не предвидится. Поэтому в настоящее время магистральным направлением становиться раннее выявление, первичная и вторичная профилактика ОПП. Это возможно только на основе единых подходов к определениям и стратификации тяжести данного состояния.

Современные классификационные схемы ОПП в какой-то мере способствуют решению задачи, но и они далеки от идеала. Поэтому данная проблема должна оставаться в центре внимания мирового нефрологического сообщества.

Публикуется по: Смирнов А.В. и др. Острое повреждение почек.

* * *

Алкоголизм: заболевания

Один комментарий на “Алкоголизм и почки: острое повреждение почек”

  • Игорь:

    Да, при алкоголизме нередко развивается острое поражение почек!

    Острый ишемический тубулярный некроз (ОИТН) и острый кортикальный некроз (ОКН) являются клинико-патоморфологическими исходами гипоперфузии почек при алкоголизме. В тех случаях, когда системная гипоперфузия почки умеренной степени выраженности персистирует в течение продолжительного времени, не подвергаясь коррекции, в эпителии канальцев развиваются ишемические изменения, приводящие к активации процессов апоптоза со вторичным вовлечением иммуновоспалительного каскада.

    При алкоголизме клинически отмечается олигурия и азотемия.

    Однако несмотря на тяжесть функциональных изменений, морфологически в процесс вовлекается не более 10-15% всех канальцев почки, среди которых признаки некроза отмечаются лишь в единичных клетках. Все это составляет резерв для функциональной реституции органа, поэтому период олигурии сменяется полиурией и постепенно уходит азотемия.

    Весь цикл патологических изменений в среднем составляет 1-3-4 нед., но в ряде случаев может пролонгироваться. В период олиго- и полиурии могут фиксироваться осложнения, обусловленные нарушениями водноэлектролитного баланса и кислотно-основного состояния. В отличие от ОИТН острый кортикальный некроз, как правило, носит необратимый характер, особенно при алкоголизме.

    В основе патогенеза этого состояния лежит генерализованная окклюзия артерий наружного кортикального слоя, обусловленная спазмом (шок любой этиологии, но чаще гиповолемический и септический), тромбозом (ДВС, тромботическая микро- ангиопатия) или и тем и другим (преждевременная отслойка плаценты).

    Морфологически отмечается деструкция коркового слоя паренхимы почек вследствие образования зон ишемического, коагуляционного некроза, перемежающихся участками геморрагического пропитывания. Микроскопически выявляются множественные тромбы артерий различного калибра вплоть до артериол и капилляров клубочка.

    Мультифокальный тромбоз артерий — один из важных признаков кортикального некроза. При гиповолемическом шоке формирование тромбоза кортикальных артерий объясняется не только развитием окклюзирующего спазма сосудов (турбулентный кровоток в местах сужения и стаз крови), но и сгущением крови (гиперкоагуляция).

    В прошлые годы ОКН был достаточно известным осложнением при акушерской патологии (преждевременная отслойка плаценты, криминальный аборт и др.). В наши дни он встречается в случаях тяжелого ишемического повреждения почек при сепсисе, тяжелой и продолжительной гипотензии (кардиогенный шок при остром инфаркте миокарда), а также при тромботических микроангиопатиях, АФС, ДВС-синдроме, в том числе развившемся после укуса змей. Наиболее частой причиной ОКН у детей является гемолитико-уремический синдром, ассоциированный с диареей.

    Клиническая картина ОКН представлена прежде всего симптомами основного заболевания (шок, АФС, тромботическая микроангиопатия и др.). Поражение почек, в том числе при алкоголизме, характеризуется остро развившейся анурией, которой сопутствуют азотемия высокой степени и нарушения водно-электролитного обмена, в связи с чем больным рано назначается ЗПТ. Примерно через 6 нед. от начала ОКН у 20-50% больных (но не у всех!) могут сформироваться участки кальцификации почечной паренхимы на местах бывшего некроза, иногда принимающие вид «трамвайной линии» на обзорном рентгеновском снимке почек.

    Ранее считалось, что золотым стандартом диагностики ОКН является нефробиопсия, однако в наши дни достаточно полную информацию о состоянии коркового слоя можно получить при компьютерной томографии. Нефробиопсия имеет значение в оценке прогноза в отношении восстановления функции почек.

    В 70% случаев ОКН экскреторная функция почек не восстанавливается, и пациенты становятся зависимыми от гемодиализа, но в ряде случаев, когда кортикальный некроз носит фокальный характер, имеются шансы на восстановление в какой-то степени экскреторной функции почек, достаточной для прекращения лечения гемодиализом.

    Благодарю за интересный материал о вредном воздействии алкоголя на почки!

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика