Алкоголизм и гипоперфузия почек

ПочкиОстрое повреждение почек

Острое повреждение почек (ОПП) представляет собой мультифакториальный патологический процесс, в том числе связанный с алкоголизмом, поэтому его диагностику и лечение нельзя осуществлять по принципу one-size-fits-all approach (единый подход ко всему, англ.). Выделение ведущего патогенетического варианта ОПП (преренальное, ренальное, постренальное) значительно облегчает диагностическую работу врача у постели больного. Однако при этом необходимо помнить, что подобное подразделение с точки зрения формальной логики является не классификацией, а лишь патофизиологической категоризацией.

Состояние перфузии почек зависит от эффективности функционирования системных и региональных (местных, интраренальных) гемодинамических механизмов. Системные гемодинамические механизмы характеризуются такими показателями, как объем циркулирующей крови, эффективный циркулирующий объем, сердечный выброс (минутный объем крови), общее периферическое сосудистое сопротивление. 

Результирующей величиной последних двух показателей является среднее артериальное давление, представляющее собой произведение сердечного выброса (СВ) и общего периферического сосудистого сопротивления (ОПСС).

Алкоголизм и гипоперфузия почек

Патогенез гиперфузии почек

К региональным (местным, интраренальным) факторам, определяющим уровень перфузии почек, относят проходимость артериальных сосудов почек, уровень базального мышечного тонуса артерий, систему ауторегуляции интраренального кровообращения, уровень венозного давления в почке, зависящего от проходимости почечных вен, уровней центрального венозного и интраабдоминального давлений.

Обструкция артериального (эмболия, тромбоз) или венозного (тромбоз) русла почек может быть причиной ренальной дисфункции вследствие падения фильтрационного (перфузионного) давления только в случаях билатерального повреждения.

Острое нарушение систолической или диастолической функции миокарда, например, вследствиеострого инфаркта миокарда или его станнирующего состояния, сопровождаются падением СВ и почечного кровотока. При тромбоэмболии легочной артерии, когда вследствие механической обструкции легочных сосудов и их вазоконстрикции, обусловленной воздействием провоспалительных медиаторов и гипоксии, происходит значительное увеличение сопротивления сосудистого русла легочной циркуляции, падает СВ правого желудочка, а следовательно, снижается СВ левого желудочка и редуцируется почечный кровоток.

ОПП de novo возникает почти у 30% больных, находящихся на инвазивной искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Увеличение внутригрудного давления при ИВЛ с положительным давлением на выдохе приводит к уменьшению венозного возврата к сердцу и падению СВ левого желудочка.

Высокий уровень давления на выдохе при ИВЛ может способствовать сдавлению медиастинальных структур, повышению сосудистого сопротивления в легочной циркуляции и тем самым обусловливать увеличение посленагрузки на правый желудочек. В результате снижается СВ правого, а затем и левого желудочков сердца, что происходит вне зависимости от уровня венозного возврата.

Вазодилатация артериальных периферических сосудов (гиперпродукция NO, гиперполяризация клеточной мембраны ГМК сосудов, снижение продукции глюко- кортикоидов, вазопрессина и др.) при сепсисе, анафилаксии или в результате симпатической блокады при спинномозговой анестезии приводит к увеличению емкости венозной части циркуляции, что обусловливает уменьшение эффективного циркулирующего объема (ЭЦО) крови и падение почечного кровотока.

Перфузионное почечное давление определяется как разница между артериальным давлением и давлением в венах почки. Причиной увеличения венозного давления в почках являются интраабдоминальная и интраторакальная гипертензии или двусторонний тромбоз почечных вен. Вопрос о роли гипоперфузионного фактора в отношении преимущественного формирования преренального или ренального патофизиологического вариантов ОПП не имеет однозначного ответа.

Одни исследователи все случаи гипоперфузии почек, обусловленные как системными, так и региональными нарушениями гемодинамики, ведущие к ренальной дисфункции, относят к преренальному ОПП. Другие исследователи считают, что к преренальному ОПП следует относить исключительно случаи острого снижения скорости клубочковой фильтрации (СКФ), обусловленные системной гипоперфузией интактного органа, характеризующиеся быстрым восстановлением функции почек при своевременной ликвидации первопричины.

Трудности в трактовке патофизиологической роли гипоперфузии объясняют тем, что в реальной клинической практике, как правило, отмечаются комбинации системных и региональных факторов нарушений гемодинамики. Так, например, короткий период вазодилатации приносящих артериол, представляющий собой компенсаторную реакцию в ответ на снижение объема циркулирующей крови (ОЦК) или ЭЦО, быстро сменяется интраренальной вазоконстрикцией, и почечный кровоток дополнительно падает на 30-50%.

При тяжелой гиповолемии (геморрагический шок) интраренальная вазоконстрикция может достигать такой степени выраженности, что возникает тромбоз артериального русла почечной паренхимы и формируется острый кортикальный некроз. Это нередко встречается при алкоголизме.

В тех случаях, когда гиповолемия в течение длительного времени не корригируется, сужение периферических сосудов, возникшее первоначально как компенсаторная реакция в ответ на падение ОЦК и обусловленная выбросом в кровь вазоконстрикторных субстанций (катехоламин, кортикостероиды, вазопрессин), сменяется тяжелой вазодилатацией, ведущей к падению ОПСС и перфузии почек.

В результате острого снижения СВ левого желудочка развивается периферическая вазоконстрикция с одновременным увеличением емкости венозного русла, в результате растет центральное венозное давление (ЦВД) и перфузионное давление в почках снижается еще в большей степени. Таким образом, динамичность патологического процесса требует от врача динамичности диагностического мышления, что в конечном итоге определяет правильность выбора терапии и клинический исход.

Понятие о шоке

Шок (потрясение, сокрушительный удар, англ.) – это остро развивающийся, угрожающий жизни патологический процесс, основу патогенеза которого составляет нарушение перфузии кровью всех органов и тканей организма, что обусловливает развитие гипоксии на клеточном уровне с последующим возникновением системных нарушений.

Таким образом, к шоку приводят факторы, как правило, системной гипоперфузии при условии выраженности инициального действия первичного инсульта и/или увеличения продолжительности его воздействия на организм. Второй вывод, который следует из определения, – это то, что ОПП является лишь одной из составляющих данного синдрома, характеризующегося чаще всего полиорганной недостаточностью.

Гипоксия клеток приводит к нарушению деятельности насосов наружной клеточной мембраны, интрацеллюлярному отеку и ацидозу, выходу содержимого клетки во внеклеточное пространство. В результате формируется комплекс системных патологических реакций в виде метаболического ацидоза (лактатацидоза), генерализированной эндотелиальной дисфункции, окислительного и воспалительного стрессов.

Гипоперфузия – это динамический процесс, включающий целый ряд компенсаторных и декомпенсаторных реакций. Шок также является динамическим процессом, представляющим континуум патологических изменений.

Отсюда следует важный вывод, что на ранних стадиях это патологическое состояние при адекватной терапии может быть обратимым. Однако в более поздний период формируются необратимые патологические изменения. Нередко термин «шок» дополняют определительными словами, которых в отечественной медицине насчитывается более 30 и которые, по мнению авторов, призваны уточнить «этиологию» этого патологического процесса: абдоминальный, травматический, ожоговый, инфекционно-токсический, психический, акушерский и мн. др.

Но большинство этих определительных слов не имеют никакого отношения к нарушению перфузии кровью органов и тканей организма. При всем терминологическом многообразии в основе шока может лежать один из трех патофизиологических механизмов либо их комбинация, что определяет выделение четырех типов шока: гиповолемический, кардиогенный, вазодилатационный (дистрибутивный, от англ. distributive — распределительный; точнее было бы назвать перераспределительный) и комбинированный.

Гиповолемический шок обусловлен острым и значительным снижением ОЦК вследствие потери крови или изоосмолярных жидкостей (внутренняя или наружная потеря или секвестрация в третье пространство). В результате снижается преднагрузка на сердце, падает СВ и, как компенсаторная реакция, возникает генерализированная периферическая вазоконстрикция, которая далее может сменяться труднообратимой вазодилатацией.

Типичным примером является геморрагический шок, обусловленный внутренним или наружным кровотечением (в свою очередь это наиболее частая причина травматического шока – один из примеров терминологической несогласованности; подробнее далее).

Кардиогенный шок является следствием острого и значимого падения насосной функции сердца, вследствие чего падает СВ, развивается периферическая вазоконстрикция и увеличивается ОПСС. Для удобства диагностической ориентировки у постели больного можно выделить четыре патофизиологические категории этого типа шока: кардиомиопатический, механодеструктивный, аритмический и обструктивный.

Кардиомиопатический кардиогенный шок обусловлен острыми процессами, развивающимися в миокарде в течение короткого промежутка времени: фульми- нантный миокардит, вторичное повреждение миокарда при сепсисе, острый инфаркт миокарда с подъемом S-Т (повреждение более 40% массы миокарда левого желудочка), инфаркт миокарда любого размера на фоне мультисосудистого атеросклеротического поражения коронарных артерий и гибернации миокарда, инфаркт миокарда правого желудочка, кардиомиопатия Takotsubo, станнирующий миокард вследствие пролонгированной ишемии.

Механодеструктивный кардиогенный шок обусловлен острой сердечной недостаточностью, возникающей вследствие нарушений в структуре клапанов и вну- трисердечных перегородок. Из хронической патологии можно назвать острую декомпенсированную сердечную недостаточность у пациентов с критическим стенозом устья аорты.

К другим примерам относятся разрыв хордальных нитей митрального клапана при инфаркте миокарда (острая митральная недостаточность), разрыв межжелудочковой перегородки, аневризмы левого желудочка, расслаивание аорты в области аортального кольца при ее аневризме.

Аритмический кардиогенный шок возникает при острых наджелудочковых и желудочковых аритмиях (как правило, с тахисистолией) и полном атриовентрикулярном блоке. Во всех этих случаях отмечается внезапное и значительное снижение СВ.

Обструктивный кардиогенный шок объясняется нарушением насосной функции сердца, возникающей вследствие экстракардиальных причин: тромбоэмболия легочной артерии, напряженный пневмоторакс, констриктивный перикардит, тяжелая легочная гипертензия.

Вазодилатационный, или дистрибутивный, шок. Данный тип шока объясняется выраженной дилатацией сосудов периферического русла, слабо реагирующих на естественные вазоконстрикторы в концентрациях, превышающих физиологические, что обусловливает резкое снижение общего периферического сосудистого сопротивления. В качестве компенсаторной реакции происходит увеличение СВ. Периферическая вазодилатация сочетается, как правило, с выраженной интраренальной вазоконстрикцией. Причины дилатации сосудов периферического русла комплексные и заключаются в потере способности гладкомышечных клеток (ГМК) сосудов к сокращению.

Повышение концентрации в крови провоспалительных цитокинов (IL-1(3, -6, TNF-a и др.) вследствие инфекции (сепсис) или неинфекционного тяжелого заболевания (синдром системной воспалительной реакции) способствует увеличению экспрессии индуцибильной NO-синтетазы эндотелиоцитов, из-за чего возрастает синтез оксида азота, обладающего выраженными вазодилатирующими свойствами.

При анафилаксии иммунный комплекс IgE-антиген обусловливает дегрануляцию тучных клеток и базофилов с высвобождением гистамина, триптазы, химазы. Активизируется синтез провоспалительных цитокинов, стимулируется активность кинин-брадикининовой системы и системы с высвобождением комплемента СЗа и С5а его фракций.

Тканевая гипоксия (любого происхождения), гипоксический и медикаментозный лактатацидоз, некоторые митохондриальные болезни приводят к внутриклеточному лактатацидозу, к снижению запасов АТФ в клетке, что активирует К+-АТФ-сенситивные каналы наружной клеточной мембраны ГМК.

В результате развивается гиперполяризация наружной клеточной мембраны, что препятствует поступлению ионов кальция внутрь клетки. Это приводит к нарушению процесса их сокращения и к снижению ответа ГМК на воздействие вазоконстрикторных стимулов. В начале развития патологического процесса (падение АД) происходит быстрое нарастание накопленного в гранулах клеток гипофиза вазопрессина. Однако запасы его быстро истощаются и уровень вазопрессина в крови падает.

Как правило, последний процесс совпадает по времени с формированием ареактивной стадии вазодилатационного шока, то есть не отвечающего на инфузию норэпинефрина в дозе более 0,5 мкг/кг/мин. Именно поэтому в эту фазу шока показаны инфузии синтетического вазопрессина (терлипрессина). При травмах головы, спинного мозга, проведении спинномозговой анестезии дилатация артериального русла происходит из-за нарушения симпатической иннервации сосудов.

К вазодилатационному (дистрибутивному) шоку относят септический, анафилактоидный шоки, токсический шок-синдром, трансфузионный шок, отравление тяжелыми металлами, токсические сосудистые реакции (медикаменты, токсины), нейрогенный шок при церебральной и спинальной травме, постреанимационный синдром и др. По данным одного из самых крупных клинических исследований (1600 пациентов с диагнозом направления «шок»), септический шок отмечался у 62% больных, кардиогенный наблюдался в 16% случаев, обструктивный – в 2%, гиповолемический – в 16%, а в 4% случаев были диагностированы другие виды вазодилатационного (дистрибутивного) шока.

Комбинированный тип шока. В клинической практике различные типы шоков могут комбинироваться, особенно в далеко зашедших случаях. Изначально вазодилатационный септический шок часто осложняется гиповолемическим (диарея, рвота, кровотечение и др.) или кардиогенным миопатическим (септическое и иммунное повреждение миокарда).

Анафилактоидная реакция, приводящая в первые минуты к выраженной вазодилатации, далее может проявить себя как гиповолемический шок, поскольку из-за повышения сосудистой проницаемости в первые 10 минут анафилактоидной реакции 35% внутрисосудистого объема жидкости может перейти в экстравазальное пространство.

Гиповолемический компонент существенен при вазодилатационном шоке, обусловленным тяжелым панкреатитом с развитием синдрома системного воспалительного ответа.

Вазодилатационный компонент присутствует практически при всех типах выраженного шока в поздней стадии его развития вне зависимости от первопричины. Это объясняется тем, что тканевая гипоперфузия активирует воспалительный ответ, который приводит к вазодилатации в соответствии с ранее изложенными механизмами.

Так, например, гиповолемический шок при геморрагии, сначала характеризующийся периферической вазоконстрикцией, при отсутствии лечения переходит в ареактивную стадию, сопровождающуюся тяжелой вазодилатацией, не отвечающей на введение вазопрессоров.

Клиническая диагностика шока

В соответствии с континуумом патофизиологических реакций при шоке выделяют три последовательные стадии: стадию прешока, шока и стадию необратимой дисфункции органов.

Стадия прешока соответствует формированию в организме компенсаторных реакций в ответ на его повреждение (стадия компенсации). Клиническая симптоматика в этой стадии выражена умеренно. Эта стадия полностью обратима при условии своевременной ликвидации первопричины.

Стадия шока характеризует декомпенсацию (стадия декомпенсации) патофизиологических механизмов и формирование органной дисфункции.

Стадия необратимой дисфункции органов требует замещения функций жизненно важных органов; восстановление и обратное развитие возможно, но проблематично.

Клиническая презентация шока определяется его типом, характером первопричины, приведшей к развитию шока, и его стадией. Симптомы шока можно категоризировать на облигатные, свидетельствующие о самом шоке, и факультативные, несущие информацию о первопричине и типе шока.

К облигатным симптомам при шоке прежде всего следует отнести гемодина- мические симптомы. Практически у всех пациентов регистрируется тахикардия и систолическая гипотензия. Неслучайно классический афоризм врачей прошлого гласил: «Нет снижения артериального давления – нет шока».

К абсолютной гипотензии относят снижение систолического АД до 90 мм рт. ст. и ниже, но у больных с предшествующей гипертензией или у пациентов с выраженной нейрогуморальной компенсаторной реакцией (молодые, физически крепкие лица) могут наблюдаться более высокие цифры артериального давления (АД). В этих случаях принято говорить об относительной гипотензии, ее критериями является снижение систолического АД на 40 мм рт. ст. по сравнению с базальным уровнем.

Уровень диастолического АД, как правило, повышен вследствие нейрогуморальной активации, что определяет уменьшение пульсового давления. Между величиной тахикардии и степенью снижения систолического АД существует определенная зависимость, которая отображается в виде так называемого шокового индекса (в норме 0,5-0,7), однако переоценивать его клиническое значение не следует.

Основное проявлением шока – нарушение перфузии кровью тканей и органов организма. Образно принято говорить о трех «открытых окнах» человеческого тела, через которые можно оценить состояние тканевой и органной перфузии: кожа, почки и центральная нервная система.

В начальной стадии гиповолемического и кардиогенного шоков вследствие активации нейрогуморальных вазоконстрикторных механизмов отмечается холодная, липкая, бледная или цианотичная кожа («холодный шок»). Но в стадии развернутого шока или при развитии необратимой дисфункции внутренних органов, когда присоединяется вазодилатационный компонент, кожа становится гиперемированной и теплой («горячий или теплый шок»).

При вазодилатационном (дистрибутивном) шоке – например, при сепсисе – кожа с самого начала гиперемированная и теплая. Вследствие нарушения перфузии внутренних органов при шоке могут отмечаться боли в животе (мезентериальная ишемия) или в грудной клетке (ишемия миокарда). В тяжелых случаях могут развиваться некроз кишечника и острый инфаркт миокарда. Олиго-/анурия на ранних стадиях характеризует преренальный характер ОПП.

Определение сатурации смешанной венозной крови – золотой стандарт в оценке баланса между доставкой кислорода и его потреблением. Пробы смешанной венозной крови берут из легочной артерии с помощью специального катетера Свана-Ганца (легочный артериальный катетер). Смешанной эта кровь называется, потому что состоит из смеси потоков крови, оттекающей от всех органов.

Данный метод используется опытным персоналом в специализированных отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) у ограниченного числа пациентов, поскольку возможны осложнения. Гораздо чаще ориентируются на уровень сатурации центральной венозной крови, взятой из верхней полой вены.

Этот метод исследования является суррогатным по отношению к определению сатурации смешанной венозной крови, но уровень конкордантности между двумя показателями очень высок и в большинстве случаев удовлетворяет запросы практики. В условиях гипоксии конечным продуктом гликолиза становится лактат, клиренс которого печенью при ее гипоперфузии понижается, что приводит к увеличению концентрации молочной кислоты в крови при любом типе шока.

Факультативные симптомы – это специфические признаки основного патологического процесса (болезни), приведшего к шоку, они характеризуют тип шока (гиповолемический, кардиогенный, вазодилатационный, комбинированный). Эти симптомы позволяют проводить нозологическую дифференциальную диагностику на заключительном этапе обследования пациента. При наличии алкоголизма необходимо лечение алкоголизма.

* * *

Алкоголизм: заболевания

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика