Алкоголизм и парасуициды

АлкоголизмО парасуицидах при алкоголизме 

С помощью специального разработанного аутоагрессивного опросника было обследовано 135 зависимых от алкоголя лиц, обратившихся за амбулаторной психотерапевтической помощью. Пациенты специально не отбирались, поэтому обследованный контингент соответствует реальной структуре обращаемости за амбулаторной помощью в неспециализированное (не находящееся в подчинении наркологической службы области) учреждение, где лечение анонимное и частично платное.

Все пациенты страдали алкоголизмом I-II стадии. Среди них мужчин было 129 (95,6 %), женщин – 6 (4,4 %). Средний возраст обследованной группы – 37,28 ± 1,44 лет. По социодемографическим, клиническим и психологическим критериям с помощью метода факторного анализа сравнивались между собой следующие группы пациентов: больные алкогольной зависимостью, совершившие парасуицид в анамнезе (n=23), и остальные зависимые от алкоголя (n=112); больные алкогольной зависимостью, совершившие парасуицид, имеющие суицидальные тенденции и мысли, имеющие эпизоды аутоагрессии в виде самоповреждения (n=59) и остальные зависимые от алкоголя (n=76). 

Особенности социодемографического, клинического, наркологического и психологического профилей парасуицидентов

Алкоголизм

Алкоголизм

Алкоголизм

Социодемографические критерии, по которым статистически достоверно отличалась группа парасуицидентов, характеризовали неполноценный семейный статус членов этой группы (большее количество разведенных и одиноких), несмотря на относительно равный брачный срок в сравниваемых группах, а также нестабильность в профессиональной сфере, связанную с потерей работы в течение последнего (перед опросом) года.

При рассмотрении клинических критериев заслуживают внимания повышенная частота обращений за психиатрической помощью среди парасуицидентов и аутоагрессантов, высокая психопатологическая наследственная отягощенность и меньшее количество больных, имеющих добавочный психопатологический диагноз, по сравнению с контрольной группой, что еще раз подтверждает самостоятельную суицидоопасную роль «чистой» алкогольной зависимости и максимально высокий жизненный риск суицида среди алкоголиков, даже в сравнении с пациентами с большой депрессией и шизофренией.

При анализе наследственности также получены несколько неожиданные результаты. Что касается парасуицидентов, то у них обнаруживается превалирование психопатологической наследственности среди бабушек и дедушек при не отличающемся от контрольной группы уровне алкогольной наследственности.

Обращает на себя внимание отсутствие достоверной разницы между исследованными и контрольными группами по фактору суицидальной наследственности – родственников, ближайших друзей – т. е. наследования суицидального поведенческого стереотипа реагирования, хотя в общей группе больных алкогольной зависимостью подобный вариант наследственности встречался в 16,5 % случаев для родителей и ближайших родственников и в 21 % – для близких обследуемому лиц (друзей, знакомых). Что же касается суицидов бабушек/дедушек парасуицидентов, то на этот феномен обращали внимание Рой с соавторами.

Удельный вес этого фактора (4 %) невелик, чтобы делать какие-либо выводы. Возможно, что такого рода наследственность играет какую-то роль в парасуицидальном поведении. Нам кажется, что этот феномен опосредуется через другие виды аутоагрессивной активности (получение травм, увечий и проч.).

Неожиданным в клиническом плане оказалось отсутствие достоверных различий между всеми исследованными группами по критерию эпизодов аутохтонной депрессии, не связанных с алкогольной динамикой, которые в общей группе встречались в 25,6 % случаев. Специфическое же суицидоопасное чувство безнадежности превалировало среди «классических» аутоагрессантов. Напомним, что переживание безнадежности является значимым предиктором фатального суицида в общей популяции, но не в алкогольной.

С другой стороны, описанный многими авторами фактор риска алкогольного суицида, связанный с параллельным употреблением наркотиков, был констатирован и нами у половины парасуицидентов и 38 % аутоагрессантов с той лишь разницей, что в наших случаях это употребление было эпизодическим.

Интересные данные получены при сравнении соматического состояния. Так, среди парасуицидентов преобладали либо соматически здоровые лица (70 % против 45 %), что в определенной мере соотносится с группой фатального алкогольного суицида, либо люди, имеющие тяжелые хронические соматические заболевания (43 % против 22,52 %), причем эти своеобразные «ножницы» характеризовали группу именно алкогольного парасуицида.

Обращает на себя внимание наличие достаточно стабильных и высокоспецифичных признаков у больных в обеих группах симптомов соматической деструкции (травм, ожогов, оперативных вмешательств), а также преобладание среди пациентов этих групп рискованного поведения, несчастных случаев, опасных для жизни хобби, повышенной виктимности (жертвы физического насилия, воровства).

Отмечается множественность, повторяемость и тяжесть увечий – своего рода «клишированность», которая, возможно, соответствует феномену «клише» агрессивных действий больных алкоголизмом вообще.

В группе больных с «классическим» аутоагрессивным поведением отмечается ассоциированное преимущественно с самоповреждениями негативное отношение к собственному телу, выражающееся в чувстве стыда по отношению к телу и переживании комплекса неполноценности, связанного с наличием действительного или мнимого физического дефекта.

Парасуициденты демонстрировали недифференцированное отношение к переживанию физической боли Ф. Патнем среди личностной системы диссоциированных пациентов отмечает специальную субличность, которая свободна от переживания чувства боли и сформирована после детской травмы. Группа «классических» аутоагрессантов отличается от контрольной еще и более часто встречающимся страхом темноты в детстве и переживанием чувства вины.

Что касается собственно наркологических критериев, свидетельствующих об особенностях алкогольной зависимости у парасуицидентов и аутоагрессантов, то здесь выявляется достоверное превышение в обеих группах лиц с высокопрогредиентным течением зависимости, а среди «классических» аутоагрессантов – тенденция к преобладанию лиц с ранним началом алкоголизации (до 18 лет).

В обеих группах отмечается повышенная частота употребления суррогатов алкоголя первого типа, отравления продуктами, содержащими этанол, с последующим реанимационным пособием. Отметим среди суицидентов преобладание лиц, отмечающих повышенную агрессивность как на фоне опьянения, так и в трезвом виде.

В этой выборке специально не изучались особенности алкогольного абстинентного синдрома, поскольку большинство пациентов было обследовано на 10-14-й день после последнего употребления алкоголя. Вместе с тем можно отметить тенденцию к повышению пароксизмальной активности в алкогольном абстинентном синдроме у «классических» аутоагрессантов, возможно, отражающую серотониновый дефицит, встречающийся у больных с эпипароксизмами. Отметим и множество критериев, касающихся особенностей реагирования на терапию алкогольной зависимости, по которым мы получили достоверные отличия, свидетельствующие о неудовлетворительности традиционных подходов к лечению этой категории лиц. Подробно эти критерии мы обсудим в соответствующей главе.

Таким образом, пациенты с алкогольными парасуицидами и «классические» аутоагрессанты имеют множество достоверных признаков, отличающих их как от контрольной группы лиц, так и от группы лиц, завершивших суицид фатально.

Наиболее значимыми оказались следующие факторы:

– наличие мыслей о самоубийстве, тяготение к множественным и тяжелым несчастным случаям, виктимность, отражающая психологию жертвы; далее следуют: «большое количество разведенных лиц», «наличие 4 и более переломов костей», повышенное количество «несчастных случаев», «опасных хобби», «рискованного поведения», «несуицидальной аутоагрессии в анамнезе», более частая «подверженность обкрадыванию» и «насилию со стороны органов МВД»;

– специфическая роль алкогольной зависимости как заболевания, организующего аутоагрессивную активность, протекающего более злокачественно и начинающегося в более молодом возрасте;

– связь переживания комплекса неполноценности и стыда за собственное тело у лиц, совершивших самоповреждения без цели уйти из жизни; эта связь особенно важна для психотерапии.

* * *

Сайт об алкоголизме и лечении алкоголизма

Похожие записи

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика