Алкоголизм: семейная и соматическая аутоагрессивность

Алкоголизм и аутоагрессияАлкоголизм и семейная аутоагрессивность

Семейная аутоагрессивность при алкоголизме в семейном анамнезе характеризуется наличием родственного стереотипа суицидального поведения, повышенным числом старческих психозов у родственников и вместе с тем большим количеством долгожителей. У матерей пациентов из этой группы чаще бываюи проблемные роды, связанные с крупным плодом, а раннее детство (до 6 лет) у этих пациентов проходило в условиях получения негативного послания «Не чувствуй», т. е. запрета на выражение истинных чувств, что в дальнейшем могло явиться отправной точкой семейного неблагополучия.

Отметим, что у пациентов этой группы вместе с меньшей прогредиентностью алкогольной зависимости наблюдалось снижение числа хронических болезней, количества оперативных вмешательств вообще и сложных вмешательств в частности.

Обратите внимание! Алкоголизм нужно лечить! 

Характеристика семейной аутоагрессивности. Сценарий бездетности

Муж пьяныйПациент А. 33 лет, образование высшее, специальность «товаровед-менеджер», работает охранником. Холост. В течение 9 лет живет с сожительницей, брака не регистрируют, общих детей нет.

Диагноз: алкогольная зависимость 2-й стадии, среднепрогредиентное течение, постоянная форма злоупотребления алкоголем, воздержание в предохраняющих условиях.

Наследственность и семейный анамнез. Отец злоупотреблял алкоголем, развелся с матерью А. и в другом городе «случайно» отравился стеклоочистителем, когда А. было 10 лет. Бабушка по линии матери умерла в родах мамой А. – младшей из 3 детей. Мать А. и 2 ее брата воспитывались мачехой. Один из братьев болен шизофренией, инвалид 2-й группы, не имеет семьи и детей. Второй брат – работоголик, также не имеет семьи и детей.

Мать А. решилась иметь детей, однако роды А. были тяжелыми и затяжными вследствие крупных размеров плода. Мать А. характеризует исключительно положительно, отца – резко негативно и гневно: «Бросил меня, когда я был в люльке». Отчима – амбивалентно с изрядной долей скептицизма.

Алкоголь стал регулярно употреблять с 20 лет, злоупотреблять с 25, алкогольный абстинентный синдром (ААС) развился к 30 годам. ААС проявляется тяжелым неврологическим компонентом с тоническими судорогами в икроножных мышцах, мелких мышцах пальцев рук, мышцах шеи; однажды на фоне алкогольного абстинентного синдрома был развернутый судорожный припадок с потерей сознания.

Пьет постоянно с различной интенсивностью и одно-двух-дневными перерывами. Несколько раз пытался лечиться с помощью запретительных опосредованных методик, длительность терапевтических ремиссий составила 5 и 7 мес.

Аутоагрессивный анамнез имеет диффузный характер: в подростковом и юношеском возрасте эпизодически употреблял психотропные препараты с интоксикацией и зрительными галлюцинациями; дважды были переломы костей, связанные с неосторожным поведением на фоне опьянения; однажды – черепно-мозговая травма с потерей сознания; дважды попадал в автоаварии. Себя считает склонным к неоправданному риску, рискованной считает и свою профессию охранника. Из соматических заболеваний отмечает инфекционный гепатит. Парасуицидов и суицидальных мыслей не было.

Живет с сожительницей более 9 лет, детей не имеют, хотя и желают их. Сожительница указывает, что с рождением ребенка и прекращением пьянства их брак с А. мог бы быть официально зарегистрирован. Однако, как отмечает женщина, алкогольные срывы (имеются в виду и 2 терапевтические ремиссии) и особенно жестокие запои случаются у А., когда она ставит его в известность об очередной беременности. На этом фоне ее беременности трижды заканчивались выкидышами. Как следовало из беседы с А., эту тенденцию он не осознает.

Психологигеский анализ и терапия. Нетрудно заметить, что основная проблема А., находящаяся в русле алкогольной зависимости, – это сложные взаимоотношения с сожительницей, которые могли бы благоприятным образом разрешиться с рождением общего ребенка. Однако чуть только такая возможность появляется, как алкогольные эксцессы А. протекают наиболее бурно.

В какой мере действительно этот психоэмоциональный фактор сказывается на течении беременности, составляет существо другого вопроса, хотя имеются данные, что некорригируемое отрицательное отношение к бездетности со стороны семейного окружения относится к негативным факторам, влияющим на течение беременности. Важно то, что потенциальная возможность иметь детей является выраженным, заметным для окружающих негативным моментом, существенно влияющим на клинику и прогредиентность основного заболевания – алкогольной зависимости.

Отметим, что наличие детей является не только важным антисуицидальным фактором, но еще и фактором так называемого плазмического бессмертия, способствующего индивидуальному выживанию и призванного стабилизировать личность перед лицом неизбежной смерти.

Таким образом, в семейном наследовании у А. имеется по крайней мере два существенных отрицательных пункта; 1) убежденность А. в отвержении его отцом, которая могла расцениваться детской психикой А. как неважность и ненужность его существования вообще; 2) комплекс «искалеченная мать», который возникает у ребенка в случаях гибели или тяжелого заболевания матери сразу после родов, проявляется в чувствах вины, стыда и ответственности за материнские страдания, как если бы ребенок действительно был убийцей матери или разрушителем ее здоровья.

Этот комплекс «справедливо» разделили все трое детей (мать А. и два его дяди). Только мать осмелилась родить ребенка, причем роды были проблемными и опасными, тогда как двое ее братьев даже не сочли нужным жениться.

Что касается А., то он любит свою будущую жену постольку, поскольку не хочет ее смерти во время родов. Алкоголизм встраивается в защитную семейную систему и выполняет вроде бы благую функцию. Вместе с тем он еще и универсальное средство для физической деструкции – физического несуществования, завещанного отцом. Отцом, кстати, была предложена и программа реализации патологического сценария в виде трагической алкогольной смерти.

Психотерапия алкогольной зависимости А. была проведена с учетом этих моментов. С А. был заключен контракт на неповреждение собственного тела и прояснена ситуация относительно психологической сущности бездетности. Эта работа строилась исключительно на когнитивном уровне и была рассчитана на интеллектуальное озарение – инсайт.

Глубокая аналитическая терапия в рамках «редисижн» не проводилась, так как А. не был основным носителем сценария «искалеченная мать» и подобный терапевтический ход мог показаться искусственным и насильственным, что могло обесценить и весь ход антиалкогольной терапии.

Алкоголизм и соматическая аутоагрессивность

АлкоголикСоматическая аутоагрессивность при алкоголизме помимо резко выраженного отличия от других групп по числу хронических заболеваний, операций и ампутаций, в семейном анамнезе характеризуется повышенной частотой встречаемости долгожителей (родственники за 80 лет) без дополнительных особенностей раннего детского развития. Вместе с тем эта группа характеризуется наличием позитивных семейных отношений – меньшим количеством разводов, наличием детей, убежденностью в удачной семейной жизни.

На первый взгляд, полученные нами данные опровергают устоявшееся представление о роли семейного фактора, способствующего выживанию, счастью, долголетию. Однако наличие достаточно прочных семейных отношений не исключает и, вполне возможно, провоцирует соматическую аутодеструкцию, что, по-видимому, отражает особый семейный патогенный фон у больных алкоголизмом.

Данная группа также характеризовалась неуверенностью в праведности собственной жизни при внешнем соблюдении религиозных догматов, например ношении крестика, посещении церкви. В анамнезе пациентов этой группы было достоверно меньше перенесенных алкогольных психозов и отравлений спиртсодержащими веществами с реанимационным пособием, реже наблюдалась агрессивность в состоянии опьянения и чаще – явления алкогольного отрицания. Достоверно чаще пациенты этой группы имели профессию «коммерсант».

Характеристика соматической аутоагрессивности. «Не будь здоров», выбор профессии

АлкоголизмПациент Ю., 36 лет, образование высшее, врач кардиолог-реаниматолог. Женат, имеет сына 12 лет, срок семейной жизни – 15 лет. Проживает в другом городе.

Диагноз: алкогольная зависимость 2-й стадии, среднепрогредиентное течение, постоянная форма злоупотребления алкоголем, личность с комбинированной акцентуацией истерического и пограничного типа.

Наследственность и раннее развитие. Оба деда злоупотребляли алкоголем, отец – бытовой пьяница. Двоюродный брат по линии матери повесился из-за несчастной любви на крыльце у возлюбленной.

Роды матери Ю. были тяжелыми. Родился в асфиксии с обвитием пуповиной. Думает, что был желанен при своем рождении, поскольку старший брат (первая беременность матери) умер в родах (у матери было динамическое нарушение мозгового кровообращения, в результате которого развилась глухота).

Пациент отмечает: «Мать постоянно говорит, что любит меня». Мать характеризует холодно и отстраненно, отца – с оттенком критического юмора: «простоватый, веселый». Воспитывался в основном бабушкой по материнской линии, которая умерла в 70 лет от рака матки. В детстве отмечались эпизоды снохождения, наблюдался у психиатра.

Алкогольный анамнез. Систематически стал употреблять спиртное в 16 лет, злоупотреблять с 23 лет, алкогольный абстинентный синдром развился к 33 годам – периодически с эпилептиформным синдромом.

Пьянство носит постоянный характер с небольшими (до 2 нед.) перерывами. Толерантность невысокая – до 500 мл водки в сутки. В 35 лет на фоне алкогольного абстинентного синдрома отмечал эпизод гипногогических слуховых галлюцинаций (слышалась музыка). Отмечает повышенный фон агрессивности, особенно на фоне выпивки, когда может вышибить ногой дверь, применить физическое насилие в отношении жены. Себя в состоянии опьянения характеризует как хитрого, изворотливого, агрессивного человека. В характере отмечает импульсивность, буйность и любвеобильность.

Считает, что алкогольные эксцессы возникают пароксизмально, когда словно бы включается «негодяй» внутри его личности, который по ходу выпивки контролирует его поведение. Больным алкогольной зависимостью себя признает с оговорками, интеллектуализирует.

Аутоагрессивный анамнез. Парасуицидов, самоповреждений, суицидальных мыслей не наблюдалось. Эпизодически потреблял наркотики, склонен к неоправданному риску.

Перенес 1 черепно-мозговую травму с потерей сознания и кровотечением из области решетчатой кости, полученную в результате несчастного случая на фоне опьянения. Перенес одну амбулаторную операцию – тонзиллэктомию. Страдает язвенной болезнью 12-перстной кишки, гипертонической болезнью с атеросклерозом крупных артерий, отмечает синдром раздраженной толстой кишки на фоне алкогольного абстинентного синдрома, булимию. К многочисленным для его возраста соматическим болезням относится с элементами фатализма, предполагая умереть до 70 лет от ишемической болезни сердца.

Он считает: «Каждый выбирает профессию соответственно своей патологии, а у меня в сонной артерии атеросклеротические бляшки». В то же время имеется и сверхценное отношение к своему телу, когда пациент переживает по поводу своей излишней полноты и потери формы.

Ранее проходил амбулаторное антиалкогольное лечение. Терапевтическая ремиссия – 1 год.

Выпил на фоне кода, объясняя это тем, что встречался с человеком, от которого зависела его судьба, и значимость этой встречи превалировала над страхом серьезных соматических осложнений, в том числе и эпилептического припадка. Вскоре после принятия алкоголя наблюдался пароксизм наджелудочковой тахикардии (купировался анаприлином) и развился теперь уже привычный синдром раздраженной толстой кишки, который наблюдается после каждой выпивки.

Описанные осложнения, по выражению Ю., все же не останавливают «внутреннего негодяя-алкоголика». Обратился с просьбой о повторном лечении, не настаивает на кратковременности терапии.

Психологигеский анализ. Алкогольная зависимость Ю. носит выраженный аутоагрессивный характер с направленностью аутоагрессии в соматическую сферу. Несмотря на относительно молодой возраст, он имеет букет серьезных сопутствующих соматических заболеваний, в том числе алкогольный эпилептиформный синдром.

Представленная в психике соматическая проблематика как бы инфильтрирует клинику алкоголизма, касается глубинных предсмертных трансакций (убежденности в смерти от ишемической болезни сердца), тесно связана и с выбором профессии кардиореаниматолога, традиционно относящейся к рискованным в плане суицидального поведения и алкоголизма.

Существующий риск внезапной смерти, понимаемый им как врачом, нисколько не препятствует алкоголизму и рискованному поведению; осложнения после выпивки на фоне кода также не явились серьезным препятствием, когда Ю„ по его выражению, напиваясь, каждый раз был вынужден «переступать через понос». Алкоголизм Ю. как бы организует агрессивность, в том числе и в интрапунитивный «соматический» план.

С точки зрения транзактного анализа Ю. реализует в своем поведении сценарии «Не будь здоров» и, возможно, «Не живи», переданные ему матерью при неблагоприятных родах.

Рэй и Мэндэл в своей работе «Birth and Relationship» (RayW., MandelA., 1987) так характеризуют личностей, родившихся в асфиксии вследствие обвитая пуповиной: «Им свойственна повышенная непосредственность и открытость в общении, проявляющаяся как в более высокой экстравертированности, так и в выраженной реактивной агрессивности. Эти испытуемые мало утруждают себя в сокрытии своих чувств и непроизвольных поведенческих реакций, включая разрушительные для окружающих… имеют тенденции создавать ситуации, угрожающие жизни, и воспринимают интимность как рискованное дело».

Предполагалось, что роды Ю. будут опасны для его жизни, поскольку ранее в родах умер его старший брат (подобный сценарий невынашивания продолжается у сестры Ю.). С определенной долей вероятности возможно допустить здесь и страх, и неуверенность матери в выживании Ю., если принять во внимание их последующие холодные отношения и гиперкомпенсаторные постоянные материнские напоминания, что она, де, любит Ю. Сценарий «Не будь здоров» мог развиваться по алкогольной программе действий, «любезно» предоставленной Ю. многочисленными алкоголиками по мужской линии.

«Внутренний негодяй» Ю., который импульсивно включается и действует разрушительно, был когда-то назван Берном «электродом» и структурно отнесен к эго-состоянию Родителя в Ребенке, завязанного на реализации негативных родительских предписаний.

Именно это «новообразование» решено было нейтрализовать с помощью психотерапии, тем более что терапевтический запрос Ю. касался этих негативно-импульсивных поведенческих нарушений. Следует отметить, что прежняя терапия Ю„ которая строилась на классических принципах и использовала ятрогенную установку «водка – похмелье – эпилептический припадок – смерть или слабоумие», не была, очевидно, эффективной, поскольку предписания терапевта касались возможного разрушения соматической сферы и являлись условно приемлемым звеном патогенеза алкоголизма Ю., т. е. удовлетворяли его внутренним саморазрушительным стимулам. Ю. использовал запрет и получил новое продолжение своего сценария в виде аритмии и синдрома беспокойной толстой кишки.

Настоящая же терапия была больше личностно ориентированной эмпатической терапией коллеги, и целью первых сеансов стал тренинг искусственного выделения из личности Ю. «негодяя-алкоголика», его диалог с нормативным «я» с помощью гештальт-методики двух стульев. Интересно, что в ходе одного из сеансов Ю. потерял способность слышать в течение получаса (как когда-то его мать). Также с Ю. был заключен антисуицидальный контракт.

Для заключительного сеанса Ю. попросили принести фотографию, где он изображен в состоянии «я» – «негодяй-алкоголик». Ю. объяснили, что фотография нужна для процедуры символических похорон субличности «негодяя-алкоголика», необходимой для полной нейтрализации связанных с ней поведенческих паттернов. Процедура похорон представляла собой структурированный сеанс драматерапии с соответствующей музыкой и присутствием свидетелей.

В ходе сжигания фотографии с изображением «негодяя» Ю. испытывал сложный спектр чувств, впервые плакал на людях, не будучи пьян. Два последних сеанса были произведены с целью контроля траурных чувств и поддержки.

Источник: Шустов Д.И. Аутоагрессия и самоубийство при алкогольной зависимости: клиника и психотерапия. СПб, 2016.

* * *

Сайт об алкоголизме и лечении алкоголизма

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика