Современная психотерапия

Современная психотерапияОбщие проблемы и задачи современной психотерапии

Основной целью современной психотерапии может считаться использование достигнутого научного прогресса в практике. Европейские исследователи психотерапии стремятся подчеркивать структурные характеристики теоретических систем в их взаимоотношениях с клинической реальностью. В том числе при заболевании алкоголизмом.

Американские коллеги в большей степени рассматривают то, как психологические теории и эмпирические знания могут влиять на действия практиков и определять их профессиональный (психотерапевтический) успех. Из числа последних, F.H. Kanfer (1989) внес дополнительный вклад в определение различий между деятельностью психотерапевта-практика и ученого. Его понимание психотерапии следующее: «психотерапия – это попытка решения проблемы, при которой профессионально подготовленный специалист помогает пациенту изменить неэффективные или патологические способы мышления, поведения или эмоционального реагирования». По F.H. Kanfer, существует 8 следующих областей, в которых деятельность психотерапевта ученого и практика различаются. 

Источники ввода данных

В отличие от лабораторной (экспериментально-психологической) ситуации, при которой экспериментатор предварительно отбирает перечень возможных событий для научного наблюдения и ограничивает типы ответов субъекта, на клинициста обрушивается информация более широкого спектра. Поскольку фильтр информации, объективно возможный в лаборатории, у клинициста отсутствует, то значимость различных компонентов общей информации нуждается в определении на рабочем месте.

Конечно, психотерапевт может принять предварительное решение о том, что он будет воспринимать или отвергать, однако неожиданная или нестандартная информация может отвлечь его внимание. Кроме того, в отличие от экспериментатора-исследователя психотерапевт-практик отвечает не только на внешние источники информации, но также на источники собственной генерации и внутренние источники. Он реагирует как на свои собственные реакции, так и на поведение своих пациентов, например, формируя личное отношение.

Цель и фокус

Ученый начинает свою деятельность с построения гипотезы. Конструкты (понятия) закрепляются действиями и точными представлениями о предпринимаемых измерениях. Специфическая цель научного исследования не ограничивается, в принципе, ожидаемым и желаемым результатами.

Ученый может предсказать, каким будет применение частного результата в отношении поддержки или опровержения гипотезы, поскольку известен заданный контекст, в котором осуществляется эксперимент.

Собранные им данные сопровождают рождение гипотезы. Фазы индукции и дедукции при размышлениях обычно ясно разделены. Различные научные подходы ученого и характер контролируемости экспериментальных данных описываются в контекстах открытия и подтверждения.

В клинических ситуациях контексты имеют тенденцию к смешению. Наблюдения предшествуют формированию гипотезы, лишь затем проводится проверка для верификации и определения надежности этих наблюдений.

Далее цель психотерапевтического мероприятия диктуется клиницисту природой проблемы пациента, условиями психотерапии и практическими ограничениями, как со стороны пациента, так и психотерапевта. Формирование цели и намерений психотерапевтического мероприятия само по себе является частью терапевтического процесса. Кроме того, изменения, которые вносятся в психотерапию, часто являются результатом переоценок и видоизменений целей и задач психотерапии.

Критерии успеха

Для оценки результата эксперимента используются точно установленные критерии. Применение статистических методов предотвращает тенденциозность и случайность, которые могли бы исказить достигнутый результат.

Критерии успешности эксперимента рождаются из совпадения с уже предусмотренным исходом, иногда – из создания новых гипотез и соответствия результатов основополагающей теории. Валидность и надежность полученных данных являются основными критериями, по которым оценивается успешность эксперимента.

В клинической ситуации критерии варьируют. Например, при бихевиоральном (поведенческом) подходе они меняются в зависимости от эмоциональных реакций, отношения и поведения пациента.

В других психотерапевтических направлениях в качестве критериев используются инсайт, объяснение причины или повышение толерантности к проблеме. Во всех психологических школах главным критерием служит полезность терапевтического процесса в соответствии с целями и теорией.

Но когда лишь полезность или результат оказываются в фокусе внимания, остается мало возможностей для улучшения, так как целый комплекс теоретических обоснований, формулирование клинического случая и организация процедур остаются вне анализа. Кроме того, полезность часто является не только функцией активности клинициста, но также и социального контекста и его реакции на изменения пациента, в результате чего она (полезность) может меняться в курсе терапии.

Также необходимо постоянно уточнять как первичные, так и вторичные цели психотерапии. Хотя полезность является основным критерием, она должна быть отнесена к процессам и компонентам, а не к терапии в целом.

Информационный язык

Для научного общения характерным является ясное и недвусмысленное определение терминов, объектов, феноменов или явлений, которые должны быть точно идентифицированы или представлены, независимо от личных теоретических убеждений или личностных характеристик. Научные теории «чеканят» термины, уникальные для своей сферы или теории, включенной в такую сферу.

Определенное значение терминов и их объективное применение используется всеми работающими в этой области. Более того, в большинстве экспериментальных работ технические термины применяются для избегания неправильной интерпретации или неточных значений, что часто встречается в популярной терминологии.

В свою очередь, клиницисты склонны описывать события на уровне данных, используя повседневный популярный язык. Ввод данных пациента, которые приводятся самим пациентом с использованием бытового языка, часто совмещается с описанием психологических процессов, взаимоотношений или терминов на уровне психологических конструктов или теорий.

Тщательная трансформация отчета пациента или его действий на технический язык или теоретические термины является частой попыткой, направленной на создание утверждения, которое может быть использовано в качестве данных. Такие трансформации вовлекают личные суждения и предубеждения клинициста, поскольку общие нормы для этого не разработаны.

Размер данных

Лаборатория позволяет осуществить преднамеренную изоляцию специфического явления и его детерминант в небольшие компоненты, в которых возможен микроанализ психологических процессов. Действительно, наблюдение специфического ответа в течение короткого периода времени используется для уменьшения «загрязненности шумами» и «плавания» активности личности, которые являются чуждыми цели эксперимента. В отличие от этого клиницист имеет дело с «макроединицами» поведения.

Анализ межличностных взаимоотношений, семейные системы или симптомы патологии включают образцы поведения, простирающиеся на различные сферы, ситуации и длительные периоды времени. Исключение составляют отдельные техники, которые используют, например, такие лабораторные аналоги, как классическое (по И.П. Павлову) образование условных рефлексов или поведенческое оперантное обусловливание.

Предмет исследования

Научное исследование направляется определенной концептуальной основой или теорией и пытается изучать феномены, ограниченные в пространстве и времени. Предметом исследования могут быть эмоциональные процессы, память, социальные взаимоотношения и т.д.

В каждом случае область исследования ограничена минитеорией, объясняющей определенные дозы человеческого поведения и специфичность гипотезы экспериментатора. Психотерапия же сталкивается не только с богатством, противоречиями и комплексностью индивида, но также с предметом, отталкивающимся от конфликтов с социокультурным окружением, внутриличностных конфликтов, эмоциональных реакций, а также биологических изменений или болезней среди множества других сфер влияния.

То, что может быть центральным в эксперименте, является только крошечным компонентом модели, представленной клиницисту. Некоторые психотерапевтические теории приводят единичный, центральный

механизм для подсчета изменений во время психотерапевтического процесса. Но даже такие теории, базирующиеся, например, на парадигме обусловливания, взаимоотношениях между конфликтующими интра- и интерперсональными переменными, иррациональности мышления пациента или нарушениях в системе «Я» личности, превосходят сферу применения простых моделей психопатологии и психотерапии, которые были развиты и применены исследователями.

Этика

В процессе экспериментирования или создания теории ведущей этической целью ученого является достоверность отчета о действиях. Очевидно, что этические принципы распространяются на социальные нормы, касающиеся обследуемых и заключаются в непричинении вреда экспериментом.

Применение науки в повседневной жизни ведет к различным этическим проблемам. Психотерапия должна рассматриваться с позиций, учитывающих не только долговременную выгоду или вред, но также затраченные усилия и другие ресурсы.

В научном мире широко обсуждается миссия науки. Например, одни ученые оправдывают научные предприятия легитимностью любопытства о природе нашего мира, другие верят, что научная работа оправдывается только потенциальным общественным вкладом.

Законность терапевтической процедуры часто основывается не на ее немедленном эффекте, а на сравнении с тем, что отвергается, что дает использование другого подхода или лечение других лиц. Так как базисные исследования могут быть полезными в повседневной жизни, обоснование применения клинического метода требуется даже в случае предполагаемого его применения.

Статическая и динамическая природа явлений

В психологии часто возникали ошибки из-за пренебрежения одной из наиболее важных критических переменных, влияющих на человека, – временем. Если большинство основных психологических моделей являются относительно статичными, то границы психотерапии простираются на историю и очень длительные периоды времени. Динамические аспекты включаются в продолжающиеся изменения взаимоотношений компонентов системы, составляющей индивида и его окружение.

В отличие от лабораторных условий повседневный мир не фиксирован. Исторические потрясения, предрасположения, культурные изменения и просто течение времени влияют на психотерапевтический процесс. Психотерапевтическое изменение ведет к последующим изменениям.

Если психологические теории изучают детали феномена, то исследователи психотерапевтического процесса изучают человека в постоянно меняющемся контексте. Результатом является то, что статические модели, линейные предикторы и перекрестный анализ процессов и взаимоотношений не подходят в достаточной мере для использования в практической психотерапии.

С учетом представленных различий между исследовательской и практической психотерапевтической деятельностью, для сближения научных достижений с клинической практикой предложены следующие этапы:

1) формулирование клинической проблемы (случая) научным языком;

2) рассмотрение принципов и результатов исследования в соответствии с клинической практикой;

3) исследование релевантности клинических переменных и научно обоснованных данных, связанных с социальным контекстом, биологическими показателями или социополитическими влияниями;

4) описание на теоретическом уровне желаемого результата и психологических процессов, которые нуждаются в изменении;

5) поиск технологии и определение особых, связанных с данным случаем параметров, которые могут ограничить или расширить возможности и практичность метода психотерапии;

6) применение метода, наблюдение за его результатами и оценка эффективности;

7) возможность повтора одного из предыдущих этапов, если желаемый эффект не получен.

Важнейшими нерешенными задачами современной психотерапии остаются следующие: отсутствие единой теории психотерапии, отсутствие единой теории личности и отсутствие единой теории психопатологии. Такого единства нет даже в рамках основных направлений психотерапии (психодинамического, когнитивно-поведенческого, экзистенциально-гуманистического, коммуникационноориентированного).

Ведущие специалисты чаще предлагали эклектический или, в лучшем случае, интегративный подход. Дж. Прохазка, Дж. Норкросе представили варианты теорий личности, психопатологии и психотерапии для следующих разновидностей психотерапии: психоаналитической, психодинамической, экзистенциальной, личностно- центрированной, гештальт и экспериментальной, интерперсональной, экспозиционной и психотерапии наводнением, поведенческой, когнитивной, системной, гендерно- и культурно-сензитивной, конструктивистской, интегративной и эклектической.

Они сообщили о пути (не создании!) к транстеоретической психотерапии, общей основой которой являются стадии изменений и связанные с ними процессы. Указанные авторы представили также все отмеченные разновидности психотерапии по поводу одного клинического случая, что возможно лишь теоретически, но никак не практически.

Далее предполагается не столько представить разрозненные научные и практические данные, сколько систематизировать их и определить взаимоотношения. Планируется описание основных теоретических и методологических представлений, связанных с психотерапией как научной дисциплиной.

Также будут освещены методические, практические вопросы применения современной психотерапии, основанные на научных теоретико-методологических позициях. При этом нужно помнить, что успешная психотерапия не обязательно должна быть сложной.

Ученые подробно описали стадии процесса оказания психологической помощи любому нуждающемуся в ней человеку, не обязательно страдающему тем или иным расстройством. Это может рассматриваться как общепсихологическое основание для реализации любых психологических вмешательств, в том числе психотерапии.

Стадии процесса оказания психологической помощи:

1) вступительная;

2) первичного вскрытия (exploration);

3) прояснения (clarification);

4) интеграции;

5) программы планирования;

6) предпринятия действий;

7) итоговая;

8) завершающая.

Психологическая помощь включает вербальное и невербальное поведение участников. Невербальное поведение (помогающего лица, психотерапевта) включает:

1) слушание;

2) выполнение «присутствия – with-ness» с тем, кому помогают (клиентом/пациентом, далее, чтобы не повторяться, в основном будет указываться только пациент, так как работа посвящена психотерапии как лечебному методу);

3) поощрение продолжения раскрытия (exploration) и обсуждения;

4) дифференцированное усиление возможностей пациента.

Взаимосвязь вербального и невербального поведения осуществляют с помощью:

1) повторения вербального поведения невербальным;

2) противопоставления невербального поведения вербальному;

3) замещения вербального поведения невербальным (например, значение улыбки как слов поощрения);

4) дополнение вербального поведения невербальным;

5) акцентирование (тоном голоса, движением руки и т.п.);

6) установление связи и регулирование (функция обратной связи).

Эффективность невербального поведения определяют:

1) ситуационные сигналы: внешность, одежда;

2) интерактивные сигнаты: движения глаз, прикосновения, движения тела, голосовые качества;

3) качества окружения: дистанция, время.

Несмотря на важность невербального поведения, ведущую роль при психологической помощи играет вербальное воздействие. Основными условиями эффективного вербального поведения помогающего (психотерапевта) являются:

1) эмпатия;

2) искренность;

3) безусловность позитивного отношения.

Продолжение эффективного ответного вербального поведения (психотерапевта) определяется:

1) смыслом:

2) эмоциональным содержанием.

Направление эффективного вербального поведения определяется:

1) вопросами;

2) влиянием на убеждения и отношения человека (пациента);

3) дачей советов.

Полезность усилий, направленных на психотерапевта, связана с двумя базовыми эффектами:

1) личная включенность;

2) моделирование.

Понимание психотерапевтом информации, передаваемой другими лицами (пациентами), связано с процессом общего понимания и «глубокого» понимания. Эффективность общего понимания определяется четырьмя необходимыми способами поведения:

1) наблюдением за тем, что делает тот, кому помогают (пациентом);

2) способностью услышать то, что говорит пациент и как он говорит;

3) способностью чувствовать так, как чувствует пациент;

4) способностью ощущать то, что пациент не сказал, но желал бы сказать.

Общее понимание зависит от трех компонентов, определяющих такое умение:

1) быстрое наблюдение (за всеми элементами невербального поведения пациента);

2) формирование впечатлений;

3) эмоциональное описание.

Основные различия между формированием впечатлений и эмоциональным описанием следующие:

1) впечатления могут и обычно основаны на меньшем объеме информации, чем эмоциональные описания;

2) впечатления не обязательно имеют эмоциональную основу в отличие от эмоционального описания;

3) впечатления имеют тенденцию отражать предубеждения психотерапевта, тогда как эмоциональные описания остаются свободными от них.

Существует 5 компонентов, определяющих умение реализовать глубокое понимание:

1) идентификация послания (пациента);

2) доведение до сознания (психотерапевта) послания;

3) прояснение значения послания;

4) понимание значимости послания;

5) конструктивное сотрудничество (с пациентом).

На рисунке ниже приведена схема помощи, которая отражает процесс достижения целей у того, кому помогают.

Общая модель помощи, которая отражает процесс достижения целей клиента/пациента

Существует три главных этапа этой модели:

1) оценка или понимание проблемы;

2) планирование или разработка способов решения проблемы;

3) оценка или определение успешности плана.

Описание проблемы связано с ответами на следующие вопросы.

  1. При каких обстоятельствах возникла проблема?
  2. Как часто проблема проявляется?
  3. Где проблема проявляется?
  4. Кто присутствует при проявлении проблемы?
  5. Как долго существует проблема?
  6. Кто имеет отношение к проблеме?

Объяснение сути проблемы может осуществляться через определение предшествующих событий и последствий, которые выясняются при ответе на следующие 2 вопроса.

  1. Что произошло перед началом связанного с проблемой поведения, что могло бы вызвать его?
  2. Что происходит после проявления связанного с проблемой поведения, что могло бы вызвать его продолжение?

Первый вопрос относится к пониманию стимула поведения, второй – вознаграждения за такое поведение или его подкрепления.

Многие психотерапевты стремятся к изменению жизни или личности пациентов. В этих случаях нужно иметь в виду, что такие, возможно, восхитительные планы очень амбициозны и требуют огромных временных затрат и невероятных усилий.

Возвращаемся к более реалистичным программам психологической помощи. Планирование связано с пониманием общих принципов изменения поведения или общих стратегий решения проблем:

1) прояснение цели;

2) использование поведенческих терминов;

3) поиск решений в настоящем;

4) рассмотрение позитивных способов решения;

5) стремление быть реалистичным;

6) движение постепенное и неспешное;

7) планирование изменений для окружения пациента;

8) организация социальной поддержки для изменений пациента.

Общие методы изменений поведения (прежде всего в рамках практичного когнитивно-поведенческого направления):

1) тренировки (тренинги);

2) релаксация;

3) реструктурирование мышления;

4) позитивное подкрепление запланированного поведения.

Оценка результатов планирования и достигнутых изменений поведения должна быть объективной и научно обоснованной (об этом будет сообщено далее).

Этика психологической помощи. Существует важное различие между потребностями помогающего (психотерапевта) и его этическими нормами. Потребности человека персональны, в то время как этические нормы в большей степени социализированы. Предложено шесть типов или стадий, ориентирующих в моральных умозаключениях:

1-й уровень – преддоговорный, который включает:

1-ю стадию – подчинения и наказания (эгоцентрическая дифференциация превосходства власти, престижа или избегания проблем; предполагает объективную или реальную ответственность);

2-ю стадию – инструментального релятивизма (правильные действия – те, которые удовлетворяют собственные потребности и иногда – потребности других людей; предполагает наивное равенство и ориентацию на изменения и взаимодействие);

2-й уровень – договорный, включает:

3-ю стадию – персонального согласия (ориентация на одобрение, удовлетворение или помощь в отношении других; предполагает конформность стереотипным образцам большинства людей или естественному ролевому поведению);

4-ю стадию – закона и порядка (ориентация на следование долгу, уважение авторитетов, выполнение данного социального порядка; предполагает уважение ожиданий других);

3-й уровень – постдоговорный, включает:

4-5-ю стадию – социального контракта (признание властных норм или установка на правила для следования договоренностям; предполагает понимание долга в согласии с контрактом, благополучием и волей большинства);

6-ю стадию – индивидуальныхпринципов(ориентациянетолько на предписанные социальные нормы, но и на принципы выбора в соответствии с логическими универсалиями; предполагает ориентацию на устойчивость отношений, взаимное уважение и доверие).

Знание представленных стадий позволяет помогающему/психотерапевту точнее определять характер своих действий как соответствующих тем или иным моральным позициям.

Источник: Абабков В.А. Персонифицированная психотерапия, 2016.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика