Алкоголизм и персонифицированная психотерапия

АлкоголизмО современной психотерапии

Нозологически ориентированная психотерапия и наркология не всегда достигает своих целей (общая эффективность в лучших случаях практически не превышает 2/3 случаев). Вероятным вариантом дальнейшего повышения эффективности психотерапии может быть персонифицированная психотерапия. Особенно она важна при алкоголизме.

Психотерапия при алкоголизме опирается не только на теоретические и методологические достижения научной психотерапии, учитывает клинические (нозологические, симптоматические) показатели больного, влияние на процесс психотерапии и социальное окружение, но прежде всего принимает во внимание индивидуально-психологические характеристики пациента (систему ценностей, уровень культуры, мотивацию, интер- и интра- персональные отношения, убеждения и др.). 

Такое направление психотерапии требует высокой квалификации психотерапевта в области психиатрии и клинической психологии для определения оптимальных форм, методов и техник психотерапии. Поскольку один психотерапевт редко обладает квалифицированными навыками во многих областях психотерапии, то практическая реализация персонифицированной психотерапии нуждается в преемственности среди специалистов, их тесном профессиональном общении. Это требует и особой организации психотерапевтической службы

Применение измерений, мониторинга и обратной связи в клинической практике представляет эффективные методы повышения позитивных результатов у клиента/пациента (далее – пациента) и уменьшения негативных результатов. Эти методы основываются на систематическом мониторировании у клиента «витальных признаков психического здоровья – mental health vital sings» (т.е. ответа пациента на лечение), которое применяется в медицинской практике для управления психическими болезнями.

Психотерапевты различных направлений должны создавать условия для формального прослеживания изменений клиента, показывать уменьшение симптомов дистресса, разрешение межличностных проблем, восстановление работоспособности и улучшение качества жизни пациентов. В том числе и при алкоголизме, который надо лечить.

По доказанности эффективности лечения (с применением психотерапии) взрослых с 89 разными расстройствами (всего 2109 пациентов) представлены следующие результаты: выздоровление отмечено у 58%; значительное улучшение – у 9% пациентов. То есть 2/3 пациентов имели положительный результат в среднем за 14 сессий психотерапии, а 1/3 пациентов не получила улучшения или испытывала ухудшение.

У детей и подростков (обследовано 4011 человек) результаты еще менее утешительны. Недавнее исследование показало, что у детей ухудшение отмечено в пределах 14-24%.

В связи с отмеченными проблемами психотерапия может рассматриваться в нижеследующих контекстах. В поисках более эффективной психотерапии разрабатывались разные подходы, например эклектизм, интеграционизм. Психологи рассматривали «общие факторы».

Первый: организация таких отношений, при которых проявляются необходимые эмоции и один человек является помогающим. Второй: организация лечебного окружения. Третий: объяснение симптомов пациента и создание ритуала (процедуры) для облегчения симптомов. Четвертый: наличие лечебного ритуала, при котором и психотерапевт, и пациент верят, что такой ритуал будет работать и который требует их взаимного участия.

Эклектизм, интеграционизм и общие факторы уменьшили поляризацию в психотерапии, отразили попытки многих психотерапевтов быть более гибкими в работе с пациентами, но не уменьшили хаос в понимании того, какая психотерапия наиболее эффективна.

В США, начиная с 1950-х гг., произошла «узурпация» психотерапии психологами. Появились новые профессии: психология консультирования, школьная психология, психотерапия брака и семьи, социальная работа, лечение зависимостей и др. 60% психотерапии проводится социальными работниками, чья подготовка по психотерапии (по крайней мере с точки зрения психолога) неадекватна. Многие тренинговые программы основываются на единственной теории, тогда как должны иметь более точную профессиональную основу.

Внедрение практики, основанной на доказательствах

В связи с большими расхождениями в позициях, хаосом в психотерапии следует ожидать лечения, имеющего эмпирическую поддержку. В настоящее время принята идея о практике, основанной на доказательствах (ПОД) (evidence-based practice — EBP). Это термин с широким значением. Предпринимались попытки к изменению данного названия, например, «эмпирически валидизированная психотерапия» и др. Обязательным являлось применение метаанализа как критического инструмента исследования для синтеза данных.

Предложено применять лечебные руководства в качестве своеобразной «молекулярной» структуры для идентификации ингредиентов (например, техник, стратегий, принципов психотерапии), которые отвечают за эффективность психотерапии. Это не всегда приводило к лучшим результатам.

Альтернативные и дополнительные парадигмы для расширения эффектов лечения: действенность, эффективность, результативность, основанные на практике свидетельства и исследования, сфокусированные на пациенте. Наиболее эффективное лечение описывается как исследование действенности (efficacy) и исследование эффективности (effectiveness). Совместно они составляют значительную часть ПОД и практики психотерапии. Исследования действенности являются синонимом рандомизированных клинических испытаний.

Такие исследования в высокой степени изолируют изучаемое лечение и сравнивают его результаты с контрольной группой, изолируют причины изменений. Исследования эффективности направлены на идентификацию того, действительно ли действенное лечение может иметь измеримый положительный эффект при применении в популяции, в других условиях окружения, где значительно меньшая степень экспериментального контроля. В общем, исследования действенности выявляют эффекты лечения в идеальных условиях, тогда как исследования эффективности выявляют, действительно ли результаты сохраняются в субоптимальных условиях, например, таких как несоответствие пациента критериям специфического расстройства.

Свидетельства результативности и эффективности, основанные на метааналитических и систематических обзорах литературы, не могут проверить все соперничающие подходы в психотерапии, а их выполнение и публикация занимают годы, если не десятилетия. Различия пациентов, психотерапевтов и условий лечения отмечены исследовательскими учреждениями и обычной клинической практикой. J.R. Weisz с коллегами (1995) отметили, что наиболее валидные ответы на вопросы о результатах лечения и процессах изменений дают исследования в реальных условиях, а не контролируемые лабораторные исследования.

В дополнение к понятию «исследование эффективности» в последние годы применяется более широкий термин – свидетельства, основанные на практике (practice-based evidence). М. Barkham, F. Margison (2007) так его определили: «свидетельства, основанные на практике, осознанно, эксплицитно и разумно используют текущие свидетельства практики при принятии решений о помощи конкретным пациентам». Свидетельства, основанные на практике, интегрируют индивидуальную клиническую экспертизу и показатели на уровне определенной службы помощи при лучших свидетельствах исследований, выполненных в обычных клинических условиях.

Преимущества изучения психотерапевтов связаны с концептом «способность к реагированию» (responsiveness). Способность к реагированию относится к поведению психотерапевта, которое вызывается контекстом оказания помощи, включающим поведение другого лица (пациента). Например, психотерапевт таким образом реагирует, когда он оценивает внекабинетную (реальную) ситуацию пациента или выполнение домашних (психотерапевтических) заданий, при этом принимая во внимание реальную способность пациента, а не предполагаемую стандартную и достаточную его активность. Эффективная психотерапия зависит от способности психотерапевта повторно объяснять то, что пациент не понимает при первичном объяснении. Способность к реагированию психотерапевта должна соответствовать конкретному пациенту.

Исследования, основанные на практике, помимо изучения действенности и эффективности лечения, должны учитывать качество профессиональной службы и особенности ее работы. Такого рода исследования могут основываться на стандартах измерения, применяющихся к очень большим базам данных, которые получаются при учете различных административных и клинических целей.

Фокусировка на пациенте: развивающиеся основания для клинической практики. Некоторые отличительные характеристики такой фокусировки:

1) субъектом интереса является конкретный пациент (его ответ на лечение, клинические изменения);

2) повторные оценки психического состояния пациента в процессе лечения;

3) учет долговременных аналитических данных с помощью техник, которые моделируют ожидаемые реакции пациента на лечение и предупреждают психотерапевта, если пациент не отвечает на лечение так, как ожидалось.

Влияние систем компенсации

То, как поставщики услуг получают компенсацию от соответствующих служб, является важным фактором контекста, который влияет на природу психотерапии и ее исследования. Системы компенсации призывают государственные клинические службы использовать основанные на практике и пациентах парадигмы исследований.

Оплачивая соответствующие службы, управляющие организации имеют огромное влияние на принятие решений о том, какие психотерапевты нужны и какие виды психотерапии им следует применять. Подобная ситуация сложилась в США и Европе. Выбираются психотерапевты, которые менее дороги и предлагают меньшее количество видов лечения. Привлекательной идеей является учет результатов; нужно платить за то, что лучше работает (помогает), что находится в сфере интересов пациента, а не существующих норм.

Из приведенных материалов очевидно, что решение может быть связано с ПОД или, более точно, практикой, основанной на лечении.

Далее будет показано, что означает результат психотерапии, как он измерялся и должен измеряться в различающихся исследовательских парадигмах. Идеальная оценка результатов представлена на основании практик, которые характеризуют клинические испытания, исследования эффективности и контрастируют с практиками, которые характеризуют фокусированные на пациенте исследования.

Эволюция оценки результатов терапии. Область оценки результатов психотерапии постепенно изменилась от ретроспективной оценки психотерапевтом общего улучшения (например, выздоровление, значительное улучшение, незначительное улучшение, отсутствие изменений) до применения показателей специфических признаков, которые отражают качественное разнообразие точек зрения пациента, внешнего наблюдателя, значимых других, физиологических показателей и данных окружения (например, таких как рабочие условия). Дополнительными факторами являются рабочие определения и систематический сбор данных, включая катамнестические. Применяются специальные батареи психологических тестов.

Пять главных рекомендаций по оценке результатов психотерапии:

1) точно определить измеряемый конструкт;

2) измерение следует менять с учетом множественных перспектив;

3) использовать разные типы рейтинговых шкал и методов;

4) использовать основанные на симптомах атеоретические измерения;

5) исследовать паттерны изменений во времени.

Концептуализированные измерения и методы оценки результата могут характеризоваться содержанием, социальным уровнем, источником, методологией (или технологией) сбора данных и временными рамками каждого инструмента.

Содержание. Измерение результата планирует в типичных случаях оценку специфических областей, черт или характеристик индивидов: симптомы, интраперсональные когниции, аффект, поведение, интерперсональное содержание, социальная роль.

Социальный уровень

Социальный уровень – это измерение, которое отражает изменения, происходящие с пациентом/клиентом в межличностных отношениях пациента и при участии пациента в сообществе посредством социальных ролей. Такое измерение наиболее трудно и затратно.

Источник. Источники информации о функционировании пациента/ клиента: пациент, психотерапевт, значимые другие, тренированные судьи (или наблюдатели), социальные агенты, собирающие информацию. Множественные источники информирования имеют превосходство перед единичными.

Технология измерения изменений. Такие технологии (процедуры) включают: общий рейтинг (например, измерение удовлетворенности пациента/клиента), специфический рейтинг (специфические индексы симптомов), наблюдение (поведенческая оценка) и статус (физиологические показатели, данные нейровизуализации и т.п.). Выбор технологий зависит от условий исследования и контингента. Например, рейтинг наблюдателя часто применяется в поведенческой терапии детей.

Временная ориентация

Она определяет, в какой степени инструмент измеряет психологические черты или состояния.

Изменение сенситивности является конструктом уникальной важности для измерения результата. Пример иллюстрации различий в измерении сенситивности при лечебном действии: различные методики дают разные результаты в динамике. Например, также известная в нашей стране HRSD (шкала оценки депрессии Гамильтона) дает лучшие показатели, чем BDI (шкала депрессии Бека) и ZSRS (шкала самооценки депрессии Зунга).

Краткое резюме по измерению изменений. Для оценки исследований по эффективности и действенности психотерапии предлагается учитывать 6 заключительных положений:

а) данные психотерапевта и эксперта;

б) общие рейтинги изменений, дающие более высокие оценки, важнее рейтингов специфических симптомов;

в) измерения изменений, основанные на специфических целях психотерапии (например, измерение тревоги в специфической ситуации), дают больший размер эффекта, чем отдаленные измерения, включая личностные тесты;

г)измерения жизненной адаптации, которые отмечают исполнение социальных ролей в естественных условиях, показывают меньший размер эффекта, чем исследования в лабораторных условиях;

д) измерения непосредственно после психотерапии дают больший размер эффекта, чем более поздние исследования;

е) физиологические измерения (например, частоты сердечных сокращений) обычно показывают относительно небольшие лечебные эффекты по сравнению с другими показателями.

Измерение изменений при парадигмах, фокусированных на пациенте, и основанных на практике свидетельств. Существуют разные варианты, но процедура систематизации исследований клинических случаев обычно включает следующие измерения: содержания (симптомы, физиологическое функционирование); социального уровня конкретного источника (самоотчет); технологии (на конкретном, а не общем уровне); временной ориентации (недавние исследования функционирования, за последнюю неделю).

Источник: Абабков В.А. Персонифицированная психотерапия, 2016.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика