Конкретное применение психотерапии при алкоголизме

Женский алкоголизмКлиническая оценка и анализ

Пациентка нуждалась в психотерапии алкоголизма. Во время первой сессии психотерапевт выяснил предшествующую историю пациентки, развил позитивный рабочий союз с ней и гарантировал согласие с ее целями на лечение.

Он попросил пациентку заполнить несколько методик самоотчета для оценки психического состояния и идентификации характеристик, важных для планирования лечения. Методики: Опросник стадий изменений (Stages of Change Questionnaire), MMPI-2, Анкета самоотчета STS (STS Self-Report Form), SCL 90-R (Symptom Checklist 90R), Опросник депрессии Бека-2 (Beck Depression Inventory-2 – BDI-2).

Полученные результаты показали, что А. находится на стадии размышления – неясно осведомлена о проблемах алкоголизма, тревожится по поводу их решения, конфликтна. Она беспокоилась, задумывалась и испытывала страх в отношении сохранения способности заботиться о себе, испытывала вину по поводу прошлых ошибок. 

А. была особенно озабочена тем, что могла повредить детям своей амбивалентностью и игнорированием их. Кроме того, она испытывала угрызения совести в связи с неспособностью сексуального удовлетворения партнерши, чего последняя желала. Эти данные предполагали, что А. может быть восприимчива к прояснению мотивации и планов, поиску понимания того, что будет при разрешении проблем.

Диагностическая оценка

Пациентка страдала в прошлом алкоголизмом, тяжелыми паническими атаками, но в момент обращения за лечением находилась в неустойчивой ремиссии. Ее агорафобия в прошлом была тяжелой, но в настоящее время колебалась от легкой до умеренной. Как многие тревожные пациенты, имеющие агорафию, А. страдала от умеренной сопутствующей депрессии.

Результаты по STS-SRM MMPI-2 показывали умеренное ухудшение дневной активности, когнитивной фокусировки и эмоционального контроля. А. была способна выполнять основные жизненные задачи, поддерживать личные и социальные взаимоотношения, обеспечивать заботу о себе и комфорт.

Она отрицала алкоголизм и любые суицидные мысли и намерения. Езда на автомобиле и путешествия вызывали некоторый дискомфорт, но она делала это регулярно. Страх страха казался более блокирующим ее, чем актуальная симптоматика. У пациентки не было расстройства личности (ось II DSM).

Хронификация проблем

А. предполагала сделать осторожный позитивный прогноз при учете, что ее интеллектуальные возможности и способность к инсайту могли улучшить прогноз. Уровень текущего ухудшения был умеренным, поэтому неинтенсивное лечение считалось достаточным. Было достигнуто согласие на сессии 1 раз в неделю индивидуальной психотерапии без применения лекарств.

После обсуждения с пациенткой ее алкогоглизма и «диссоциативных переживаний» психотерапевт говорил с семейным врачом А., который не мог объяснить причину этих симптомов. Психотерапевт контактировал с неврологом и выяснил, что похожие, неотчетливые состояния наблюдались у старших родственников А. после значительных усилий, включая сексуальную активность.

Такое состояние, известное как внезапная преходящая амнезия, очень редко отмечалось у родственников-женщин и, особенно, у мужчин. Предполагалось, что это состояние возникало на короткое время после напряжения, гипервентиляции и при глубоком сне или дельта-сне.

А. имела преимущественно интернализованный копинг-стиль. У нее отмечались и экстернальные особенности, ее тестовые баллы и межличностный стиль указывали на доминирование созерцательного, размышляющего стиля функционирования. Результаты соответствовали стадии размышления и указывали на желательность применения инсайтоориентированных и повышающих осведомленность методов.

Основанная на инсайте работа должна была сопровождаться усилиями по уменьшению симптоматики. Это рассматривалось как важное решение с учетом проблем пациентки, истории ее болезни, связанного с паникой поведения. То есть комбинировались и действия, и инсайт.

Сначала применялась десенсибилизация и экспозиционирование, направленные на страх паники и страх страха. Эти методы сопровождались управлением стрессом методом когнитивного анализа стресса. До основанных на инсайте методов необходимо было обеспечить понимание, что поведение паники и страха находится под контролем пациентки.

В работе по инсайту исследовались темы, связанные с желаниями и избеганием А. Были прояснены ее стойкие фобические ответы, когда пациентка включилась в гетеросексуальные отношения.

Предположено, что такие взаимоотношения могли вызвать вину и страх, которые способствуют проявлению и сохранению паники. Также определено, что ее первая паническая атака могла произойти во время сексуальной игры с одноклассником в возрасте 12 лет.

Основываясь на силе взаимодействия гетеросексуального давления и паники, выявили способы, которыми А. сдерживала и подавляла такие взаимоотношения. А. и психотерапевт верили, что ключ к инсайту – это понимание связи ее замужества и чувства сексуального давления.

Уровень реактивного сопротивления А. был оценен на основе ее межличностных отношений, результатов по MMPI-2 и STS-SR. Семейная история А. характеризовалась конфликтами, недоверием и сильным контролем. Это сопровождалось ее умеренной или выраженной непокорностью.

Такой стиль продолжался во время первого брака, но значительно уменьшился в последующих взаимоотношениях. Результаты тестов также указывали, что в настоящее время А. была довольно отзывчивой и не сопротивлялась директивности психотерапевта.

Она хотела выбрать направление и согласиться со структурой психотерапии, а также работать в сотрудничестве с психотерапевтом. Для достижения целей поведенческих действий и инсайта был выбран средний уровень применения управления и директивности психотерапевта.

На ранней стадии лечения интегративный психотерапевт применил экспозиционирование и предложил прямой контакт со страхом и избегающим поведением (езда на автомобиле, выход из дома). Позднее психотерапевт использовал интерпретацию и внушение, касающиеся сферы эмоционального избегания и определенных способов реагирования в детстве, связанных с развитием паники и агорафобии.

В особенности фокусировались на таком симптоме, как удушье в ситуациях ограничения, последующем ослаблении симптома во время меньшего ограничения и проверки. С учетом целей лечения А. предпочла как уменьшение симптоматики, так и достижение инсайта. После жизни со страхом и избеганием она была готова к психотерапии, которая вначале выявляла причины тревоги, в частности связанные с ездой на автомобиле и путешествиями, а затем постепенно конфронтировала с определенными конфликтами требований и взаимоотношений.

В психотерапевтических взаимоотношениях А. испытывала комфорт от возможности работы с мужчиной-психотерапевтом гетеросексуальной ориентации. Комфортность уменьшалась, когда ее спрашивали о возможности работы с женщиной-психотерапевтом. Она искала активного сотрудничества для своего личностного роста, что могло бы обеспечить выбор направления, защитный «экран», помочь открыть происхождение тревоги.

Для ускорения прогресса А. стремилась выполнять домашние задания, разочаровываясь при предписаниях езды на автомобиле, но всегда выполняла рекомендации психотерапевта. Однажды она проехала 50 миль в ливень с сильным ветром, чтобы приехать к психотерапевту, чем превысила достижение, на которое ранее рассчитывала. Она начала задумываться по поводу своего алкоголизма.

Течение курса психотерапии

Первой целью любой психотерапии является создание отношений эмпатии и доверия между пациентом и психотерапевтом. Во время первых двух сессий выявлялись чувства пациентки, прояснялась амбивалентность и страх, связанные с самовыражением. Исследовалось чувство вины по отношению к ребенку и страх старения.

Следующие 4 сессии посвящались работе in vivo с образцами поведения избегания А. Поскольку ее симптомы паники и агорафобии не проявились при первичной оценке, во время психотерапии стремились воспроизводить некоторые из симптомов быстрым дыханием, тренингом экспозиционирования и домашними заданиями.

Поскольку проводился контакт с тревогой и страхом, был реализован контроль дыхания и когнитивное реструктурирование для помощи пациентке в совладании и восстановлении уверенности. Например, пациентка и психотерапевт ходили по соседней территории и выполняли тренинг в воображении для избегания возбуждения, а также обсуждали вопросы, которые, по мнению А., могли вызвать тревогу.

Интересно, что это провоцировало лишь временную и легкую тревогу. Относительно быстро (за первые 8 сессий) началось прояснение ее отношений с родителями и детьми, что ассоциировалось с чувством стыда и вины. А. идентифицировала свой страх стать подобной своей матери — авторитарным тираном.

Пациентка объяснила, что винила себя за вред, причиненный старшей дочери, который был связан с ее требовательностью и оставлением дочери. Она выражала вину за то, что сделала старшего сына гомосексуалистом, так как не была хорошим примером поведения. После поощрений и поддерживающих советов А. говорила с детьми и была удивлена открытием, что они принимали и понимали ее трудности.

Дети также уверили ее, что они не чувствовали давления или «удушения» с ее стороны – метафорическое выражение симптомов, которые она с ненавистью воспринимала как агорафобические.

Вина А. привела к обсуждению ее веры в Бога. Она воспитывалась в реформатской еврейской семье, а ее первый муж был ортодоксальным евреем. Она посчитала религию источником беспокойства и почти прекратила верить в Бога, но чувствовала наказание за пренебрежение детьми. Когда А. думала о детях, она пыталась молиться Богу, чтобы он простил.

Адресуясь к этим вопросам, пациентка обращалась к религиозным мыслям и использовала литературу для оценки таких мыслей. Специфично, что она выбрала книгу самопомощи по когнитивной терапии, чтобы бороться с тревогой и депрессией. Она отслеживала мысли и пыталась найти способы изменения тех из них, которые были наиболее пагубными.

Также обсуждалась негативная реакция на секс с партнершей. Одна из сессий была проведена совместно с партнершей, так как сложности А. никогда не выражались вне этих отношений. Были прояснены их взаимоотношения и обсуждены их сексуальные желания.

Открытие, что симптомы острой амнезии описаны в медицинской литературе как внезапная преходящая амнезия, принесло А. некоторое успокоение, но она продолжала сопротивляться повторению такого опыта. Партнерша оставалась привязанной и поддерживающей ее решения без восстановления сексуальных контактов.

Однажды они попытались совершить сексуальный контакт, но прервали его из-за предшествующего страха. Они согласились не восстанавливать сексуальные отношения. Хотя это было не совсем удовлетворительное решение, психотерапевт принял решение пары как ее выбор.

Непосредственный результат и катамнез

Через 12 сессий А. значительно уменьшила тревогу, минимизировала избегание вождения автомобиля и путешествий, уменьшила сопутствующую депрессию. Повторно, в конце лечения применялись SCL-90R and BDI-2. Тревога и депрессия существенно понизились (BDI с 24 до 14; SCL-90R с 75 до 54). Симптоматически она была лучше, чем когда-либо. А. храбро сближалась с выросшими детьми и извинялась перед ними за потенциально пренебрежительные действия, более удовлетворительно общалась с партнершей. В межличностном плане она скорбела над потерями, но двигалась вперед.

Однако не все цели были достигнуты, как бывает в большинстве случаев психотерапии. Предчувствие страха сексуальных отношений не вело ее к таким попыткам. А. звонила психотерапевту около года после окончания психотерапии «просто провериться». И полностью отказалась от алкоголя.

Она отмечала, что совершила несколько поездок на восточное побережье США в течение года и лишь 1 раз испытала умеренный эпизод паники. Тем не менее она думала вернуться к психотерапии на несколько сессий для работы над «семейными вопросами». Была назначена встреча, но А. отменила ее, сказав, что позвонит снова, если сама не сможет решить проблему.

Случайный контакт с ее семьей через несколько месяцев подтвердил, что она все делала успешно и не переживала трудностей. И сохраняла трезвость.

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика