Алкоголь, алкоголизм и черепно-мозговая травма (ЧМТ)

Алкоголизм и черепно-мозговая травмаАлкоголизм и черепно-мозговые травмы

Алкоголизмповышенная опасность травм головы. Регулярный прием алкоголя не несет человеку ничего хорошего. Постоянно опустошаются карманы, новые финансы не прибывают, а если и приходят, то тут же тратятся на большое количество выпивки.

В результате человек теряет работу, семью и уважение всех окружающих людей. Помимо того, что алкоголизм наносит тяжелейший удар по здоровью человека, становится намного более вероятна черепно-мозговая травма (ЧМТ), которая может возникнуть в самой неожиданной ситуации. Почему это происходит?

Под воздействием алкоголя наш мозг теряет часть нормального восприятия окружающего мира. Помимо основных чувств – обоняния, осязания и зрения, он также отвечает за положение нашего тела в пространстве. Поэтому нарушение этой функции влечет за собой то, что изрядно выпивший человек идет шатающейся походкой и очень часто падает. 

Падения в состоянии алкогольного опьянения очень опасны. Когда пьяный падает, то он не пытается защититься или вывернуть своё тело в более удобное для падения положение. Поэтому удар может приходиться в очень опасные точки – сзади вдоль основания черепа, в висок или переносицу.

Когда чаще всего получается черепно-мозговая травма? Существует несколько основных ситуаций, которые приводят к повреждениям подобного рода. Иногда все это, к сожалению, заканчивается инвалидностью или летальным исходом:

  • При наличии поблизости лестницы. Ступеньки – настоящий бич для тех, кого поглотил алкоголизм. Это практически непреодолимое препятствие. Возможны удары об нижние ступеньки, а при подъёме выше получается более серьезное падение.
  • Гололед. Это природное явление, которое заставляет падать даже трезвых людей с хорошей реакцией. Изрядно выпившие же получают практически всегда тяжелые переломы и сотрясение мозга. Единственное что может спасти – это падение головой в сугроб, что мало вероятно.
  • В ДТП. Выпившие люди часто попадают под колеса автомобилей. Даже если скорость будет невелика, то травма головы будет практически неминуема.
  • В пьяных драках и выяснении отношений.

Как это предотвратить? Для того, чтобы не было столь тяжелых последствий, необходимо вовремя начать выздоровление от алкоголизма. И чем раньше родственники, а главное, сам больной возьмутся за избавление от пагубной привычки, тем больше потом шансов вернуться к полноценной нормальной жизни.

При алкоголизме чаще всего случаются тяжелые черепно-мозговые травмы (ЧМТ). При тяжелой ЧМТ в структуре синдромов угнетенного сознания можно выделить два основных варианта психопатологических состояний, следующих вслед за комой:

1) Посткоматозные бессознательные состояния. Эти состояния наступают, как правило, после комы значительной глубины и длительности (более недели). Только у пострадавших с этим видом расстройств выявляют клинические и нейровизуализационные признаки патологии оральностволовых и подкорково-диэнцефальных отделов мозга. При благоприятной динамике с больными устанавливается контакт, и их состояние начинает соответствовать синдромам, отмеченным во втором варианте.

2) Посткоматозные состояния с крайне ограниченным контактом. Возникают по мере регресса бессознательных состояний или сразу после комы (реже сопора) в виде:

  • мутизма без понимания речи, при котором больные в ответ на обращения или спонтанно совершают отдельные произвольные движения, манипуляции без выполнения команд и собственной речи;
  • мутизма с пониманием речи, характеризующегося выполнением инструкции при отсутствии собственной речевой деятельности;
  • состояния с отдельными попытками к речи, отличающегося возможным произнесением больными ограниченного набора звуков, слогов, простых слов.

К этой группе может быть отнесено и выделяемое в последние годы состояние минимальных проявлений сознания (minimal consciousness state), характеризующееся отдельными элементарными, непостоянно возникающими признаками психической деятельности. Однако без конкретизации этих признаков данный термин имеет, скорее, когортное, эпидемиологическое, нежели клиническое значение.

Продуктивные нарушения на фоне угнетенного сознания выражаются в виде двигательного (на фоне попыток к речи – речевого и двигательного) возбуждения, практически во всех наблюдениях хаотического и стереотипного. Пациенты-алкоголики в пределах постели многократно повторяют движения типа автоматической ходьбы; вытягивают и сгибают руки; стягивают, натягивают, перебирают постельное и нательное белье («обираются»); поднимают и опускают голову, корпус; поворачиваются то в одну, то в другую сторону; хватают поручни кровати и другие предметы.

Необходимо отметить, что появление возбуждения в период угнетенного сознания при тяжелой черепно-мозговой травме – прогностически благоприятный признак, относительно редко отмечаемый при: 1) глубоком подкорковом, диэнцефальном, орально-стволовом поражении мозга; 2) интракраниальных гематомах.

Лишь в 20% наблюдений вслед за короткой первичной утратой сознания отмечается та или иная степень прояснения в виде так называемого светлого промежутка, длящегося несколько часов или даже дней с последующим нарастанием угнетения сознания. В отличие от наблюдений, в которых кома наступает сразу, у пациентов со светлым промежутком чаще обнаруживаются интракраниальные гематомы. Существенно более длительны синдромы угнетенного сознания при глубинном (подкорковом, диэнцефальном, орально-стволовом) поражении мозга, интракраниальных гематомах, артериальных гипотензии и гипоксемии в остром периоде травмы.

Синдромы дезинтегрированного сознания

Синдромы дезинтегрированного сознания наблюдаются у 88% пострадавших с тяжелой черепно-мозговой травмой (ЧМТ), высока частота этих синдромов и при среднетяжелых ушибах мозга, при легких травмах они дифференцируются в основном при присоединении дополнительных патогенных факторов (пневмония, алкогольная абстиненция, декомпенсация сахарного диабета, цереброваскулярные осложнения и т.п.). При этих состояниях в отличие от синдромов угнетенного сознания отмечается восстановление (зачастую неравномерное) различных психических процессов.

Условным признаком перехода от угнетенного к дезинтегрированному сознанию считается обнаружение возможности (длительное время у многих больных остающейся дефектной) отвечать на вопросы, но при этом – вплоть до перехода в ясное сознание – отмечается та или иная степень дезориентировки больного в себе и окружающем (в ситуации, лицах, месте, во времени), невозможности целенаправленного адекватного поведения, общения, целостного восприятия и запоминания происходящего. Особенно тяжело это проявляется при имеющемся алкоголизме, который нужно лечить.

Основная роль в патогенезе данных расстройств сознания приписывается грубым двусторонним первично-корковым поражениям мозга (в отличие от первично-стволового поражения, ведущего к угнетению сознания), в частности разобщению передних его отделов. Состояния, рассматриваемые в рамках дезинтегрированного сознания, могут быть разделены на две группы синдромов: 1) спутанности и 2) переходных между нарушенным и ясным сознанием.

Первая группа синдромов характеризуется более тяжелыми нарушениями психической деятельности, в частности грубой нецеленаправленностью поведения, невозможностью его коррекции извне; крайней затруднительностью получения от больного ответов, сколько-нибудь соответствующих вопросу, бессвязностью собственных высказываний больного, практически полным игнорированием реальной обстановки.

Синдромы второй группы (переходные) отличаются тем, что поведение пострадавших большей частью уже производит впечатление упорядоченного: они могут выполнять (или пытаться выполнить) инструкции, вовлекаться в беседу; появляется возможность уточнить степень дезориентировки, определить вид и выраженность афатических, апрактических, агностических, амнестических и других когнитивных расстройств.

По качественным характеристикам дефицитарных расстройств выделяют следующие виды спутанности сознания:

1) Спутанность с аспонтанностью, при которой состояние больных характеризуется практически полным отсутствием произвольной инициативы и побуждений, адинамией, заторможенностью, замедленностью реакций на окружающее, бедностью (а часто и отсутствием) каких-либо эмоциональных реакций на происходящее; после значительной или длительной внешней стимуляции больные могут дать отдельные ответы на простые вопросы, затем перестают отвечать; иногда присутствует спонтанное тихое неразборчивое бормотание.

Продуктивные расстройства при спутанности с аспонтанностью редки. Могут отмечаться кратковременные эпизоды двигательного возбуждения, иногда с тревогой, растерянностью, недоумением; однако определить наличие и содержание переживаний не представляется возможным. У пациентов с этим видом спутанности в отличие от остальных несколько чаще отмечаются внутримозговые гематомы, верифицированное субарахноидальное кровоизлияние.

2) Спутанность речедвигательная, главными признаками которой являются не- целенаправленность, разорванность речи и основанных на ней вербальных мышления и памяти; часто обнаруживается непонимание обращенной речи, ответы «мимо», из-за чего невозможно уточнить степень дезориентировки. Продуктивные расстройства при этом варианте спутанности обнаруживаются в основном в виде речедвигательного возбуждения, при этом речь может быть представлена «словесной окрошкой» – многословными высказываниями с обилием персевераций, литеральных и вербальных парафазий. Это наиболее ярко проявляется у многих алкоголиков.

Реже отмечается более разнообразное в своих проявлениях психомоторное возбуждение, включающее не только признаки речедвигательного беспокойства, но и патологические аффекты, отдельные бредовые высказывания. У пациентов, обнаруживавших речедвигательную спутанность, по сравнению с остальными чаще определяется поражение левого полушария, в частности височной области.

3) Спутанность амнестическая, отличающаяся тем, что у больных на фоне в целом восстановившегося речевого контакта обнаруживаются грубая дезориентировка в собственной личности и окружающем, глобальная фиксационная амнезия (полное незапоминание происходящих событий), значительные дефекты чувственного познания окружающего с распадом целостного восприятия, в частности пространства и времени. По мере регресса синдрома выявляется ретроградная амнезия, но границы ее размыты.

Продуктивные расстройства при амнестической спутанности наиболее многообразны по своему содержанию, заключаются в оживлении прошлых образов – при тотальном игнорировании настоящего можно говорить о «сдвиге ситуации в прошлое»; также отмечаются конфабуляции (при значительном их обилии состояние может быть определено как амнестико-конфабуляторная спутанность), ложные узнавания, галлюцинаторно-бредовые включения. Наличие и значительная выраженность последних может быть основанием для отнесения состояния к одному из описанных ниже варианту спутанности с преобладанием признаков помрачения сознания.

4) Спутанность с преобладанием признаков помрачения сознания, характеризующаяся доминированием в клинической картине продуктивных, в первую очередь галлюцинаторно-бредовых, расстройств.

Делирий

Делирий – наиболее частый синдром помраченного сознания в остром периоде черепно-мозговой травмы. Характеризуется ложной ориентировкой в окружающем при частичной сохранности ориентировки в собственной личности, разнообразными нарушениями восприятия (в начале иллюзиями, затем истинными галлюцинациями, в основном зрительными, на высоте состояния — слуховыми и тактильными), резкими эмоциональными колебаниями с преобладанием тревоги и напряжения, психомоторным беспокойством в виде не целенаправленных суетливых действий.

Симптоматика, как правило, усиливается к вечеру и ночью. Продолжительность делирия редко превышает 3-7 дней.

Выход из него через продолжительный сон или с постепенным ослаблением симптоматики, после чего отмечается частичная или полная амнезия на реальные события с возможным сохранением памяти на отдельные болезненные переживания. Так называемый мусситирующий (бормочущий) делирий при черепно-мозговой травме должен рассматриваться, по-видимому, в рамках речедвигательной спутанности, а профессиональный, при котором пострадавшие совершают какие- либо привычные по прошлому опыту действия, – в рамках амнестической спутанности с явлениями «ухода в прошлое».

Возникновение делирия чаще отмечается на 2-3-й день после легкой или среднетяжелой черепно-мозговой травмы (ЧМТ). Он может быть признаком интоксикации, присоединения воспалительных внечерепных осложнений ЧМТ. Более вероятен в пожилом возрасте при наличии преморбидной патологии (в первую очередь цереброваскулярных заболеваний и алкоголизма).

Другие последствия черепно-мозговых травм

Сумеречное состояние сознания, по-видимому, развивается при черепно-мозговой травме чаще, чем обнаруживается, поскольку на весь период этого вида помрачения сознания у пострадавших отмечается полная амнезия, а внешне их поведение зачастую производит впечатление упорядоченного. Только по невозможности какой-либо коррекции этого поведения со стороны окружающих, а также отсутствию или резкому ограничению контакта с пострадавшим можно заподозрить расстроенное сознание.

Сохранность привычных автоматизированных действий без внешних признаков галлюцинаторно-бредовой симптоматики определяется как «простая форма», а при их наличии – как «психотическая», во время которой пострадавшие могут совершать бессмысленные разрушительные, агрессивные и самоповреждающие действия. Этот вид помрачения сознания встречается наиболее часто при левополушарных лобновисочных повреждениях мозга, у пациентов с преморбидной или возникшей в результате ЧМТ эпилепсией.

Онейроид в остром периоде черепно-мозговой травмы крайне редок. Для него свойственна полная отрешенность больного от окружающего, фантастическое содержание переживаний, ощущение собственного изменения или перевоплощения, причудливая смесь фрагментов реального мира и обильных ярких чувственных фантастических сценических образов.

Характерна сенсомоторная диссоциация между внешней неподвижностью, оцепенением пациента и причудливой динамичностью внутренних переживаний. Онейрод описан при преимущественном поражении правого полушария, раздражении дна III желудочка мозга. Выходу в ясное сознание, главным критерием которого может с определенной долей условности считаться восстановление всех видов ориентировки, чаще всего препятствуют грубые нарушения памяти, восприятия, мышления и речи.

За основу классификации переходных между нарушенным и ясным сознанием синдромов целесообразно принимать амнестические нарушения, поскольку именно с их регрессом больные могут верно отвечать на вопросы, касающиеся личной ситуации, окружающей обстановки, места и времени.

Атипичный корсаковский синдром отличается от типичного отсутствием некоторых компонентов (например, конфабуляций и эйфории), наличием нехарактерных для типичного варианта симптомов – речевых нарушений (в частности, элементов амнестической и сенсорной афазии, персевераций и парафазий), дисфорических, тревожных, депрессивных аффектов, бредоподобной симптоматики.

Отличаются от типичного и основные компоненты корсаковского синдрома, что выражается, например, в неполноте фиксационной амнезии (отдельные события запоминаются и хорошо воспроизводятся), нечеткости границ ретроградной амнезии (больной может не помнить события 10-летней давности и правильно воспроизводить события, случившиеся 2 года назад), фантастичности конфабуляций (воспроизводятся события, в действительности не происходившие с больным, а узнанные им из книг, чьих-то рассказов или события, не пережитые в прошлом, а возможные в вероятном будущем).

Может сочетаться как с лево-, так и с правосторонней пространственной агнозией (чаще редуцированными), речевыми нарушениями, которые, однако, из-за их полиморфности, нестойкости и малой выраженности затруднительно отнести к какой-либо определенной форме афазий. Атипичный корсаковский синдром достоверно чаще развивается у пациентов с наличием признаков левшества.

Грубый дисмнестический синдром характеризуется преобладанием нарушения памяти на вербальную информацию, невозможностью или неточностью словесной формулировки ответов, касающихся ориентировки в себе и окружающем. Сопровождается либо аспонтанностью, либо растерянностью с беспокойством по поводу невозможности правильно ответить на вопрос, либо раздражением и досадой на себя и окружающих из-за непонимания ими сказанного больным.

Какой-либо один вид спутанности сознания наблюдается редко. У большинства пострадавших один вид спутанности плавно или внезапно переходит в другой. Например, у одного и того же больного спутанность вначале протекает с преобладанием аспонтанности, затем на первый план выходит речедвигательная бессвязность и, наконец, становятся явными все признаки амнестической спутанности.

В ходе регресса спутанности в большинстве наблюдений возникают переходные синдромы, устанавливается определенная закономерность: после амнестической спутанности, как правило, следует корсаковский синдром, после речедвигательной – дисмнестический. Полиморфная картина спутанности сознания, при которой отмечается переход из одного ее вида в другой, чаще предшествует атипичному корсаковскому синдрому.

Переходные синдромы гораздо реже (в сравнении со спутанностью) трансформируются один в другой: только в отдельных наблюдениях картина атипичного корсаковского синдрома сменяется практически типичной. Более длительны синдромы дезинтегрированного сознания при глубинном (подкорковом, диэнцефальном, орально-стволовом) поражении мозга, двустороннем поражении лобных долей, очагах повреждения в правой лобной области.

Когнитивные и эмоционально-волевые расстройства

Когнитивные и эмоционально-волевые расстройства обнаруживают в той или иной степени выраженности у всех больных, достигших ясного сознания. Формальным признаком перехода на данный уровень психических нарушений следует считать восстановление у пострадавших всех видов ориентировки. Хотя у алкоголиков восстановление происходит значительно дольше, чем у тех, кто не страдает алкогольной зависимостью.

Психическое состояние больных алкоголизмом характеризуется заметным обеднением, ослаблением мышления, гнозиса, памяти, внимания, критики, инициативы, устойчиво проявляющихся в повседневной деятельности и поведении. Наиболее грубые проявления в целом соответствуют картине слабоумия, определяя неспособность алкоголиков адекватно и эффективно действовать даже в обычных бытовых ситуациях.

При менее выраженных расстройствах повседневное поведение алкоголезависимых людей выглядит в целом упорядоченным, вместе с тем дефекты легко обнаруживаются при необходимости занятий, требующих самостоятельности, сосредоточенности, целенаправленности, программирования своей деятельности. В относительно легких случаях когнитивные и волевые нарушения определяются только при выполнении специальных задач, предусматривающих освоение нового материала, осмысление большого количества информации, выработку нестандартных решений.

При всем многообразии нарушений познавательных процессов у значительной части больных оказывается возможным определить преобладание расстройств какой-либо одной сферы – чувственно-образной или абстрактно-вербальной. По этому признаку выделяют три группы синдромов:

1) с превалированием образных нарушений мышления и памяти, характеризующихся ослаблением памяти на происходящие события, невозможностью определить их качественные детали, испытанные, увиденные, услышанные больным; при специальных исследованиях обнаруживаются дефекты восприятия пространства и времени, невозможность охвата целостной картины происходящего. Этот вариант достоверно чаще отмечается среди пострадавших с преимущественным поражением правого полушария;

2) с преобладанием абстрактных нарушений мышления и памяти, отличающихся забыванием сообщенной информации, невозможностью вспомнить в ходе беседы нужное слово или название, затруднениями в формулировке своих мыслей, программировании своих действий. Этот вид нарушений преобладает при преимущественном поражении левого полушария;

3) со смешанными нарушениями познавательных процессов, при которых в равной степени представлены расстройства как абстрактно-вербальных, так и чувственно-образных когнитивных процессов. Часто по сравнению со всеми другими когнитивными процессами наиболее грубо нарушено внимание, расстройства которого могут лежать в основе остальных когнитивных нарушений.

Смешанные нарушения более вероятны у пациентов с признаками левшества, при сотрясении головного мозга по сравнению с легкими и среднетяжелыми его ушибами.

Нарушения в эмоционально-волевой сфере отличаются не меньшим разнообразием. По внешним особенностям поведения, а точнее, по уровню спонтанной активности, можно выделить следующие варианты:

1) с преобладанием пассивности, зависимости от окружающих, при котором у пострадавших отсутствует или резко снижена инициатива, они совершают практически все действия только по подсказке окружающих; вне этих подсказок остаются малоподвижными, малообщительными, безучастными; в беседе малословны, отвечают односложно, сами вопросов не задают, ничем не интересуются; начатые действия часто не доводят до желаемого результата;

2) с превалированием расторможенности, нецеленаправленной активности, при котором наблюдаются психическая и двигательная взбудораженность, многоречивость, легкая отвлекаемость, недоучет ситуации, отсутствие чувства дистанции при общении даже с малознакомыми людьми; поведение оказывается малокорригируемым: на замечания от алкоголика следует протест, раздражение, иногда даже агрессивность; деятельность больных алкоголизмом не является целеустремленной, направленной на достижение какого-либо социально значимого результата, часто больные сосредоточены на удовлетворении низших влечений, не задумываясь, какое впечатление они при этом производят на окружающих;

3) с чередующимися эмоционально-волевыми нарушениями, при котором состояния пассивности чередуются (особенно при стимулирующих внешних воздействиях) с нецеленаправленной активностью, неуправляемостью; у алкоголиков нередко отмечаются реакции протеста, стремление уйти от нежелательных контактов, злоба и агрессивность.

Продуктивные нарушения на этом уровне психических расстройств представлены расстройствами как в познавательной, так и в аффективной сфере, в частности, наблюдаются: 1) бредовые идеи; 2) обманы восприятия; 3) стойкие конфабуляции, относящиеся в основном к амнезированному периоду; 4) депрессивные расстройства (с преобладанием апатии, или тревоги, или тоски); 5) эйфория; 6) гипомания; 7) дисфорические расстройства.

Продуктивные расстройства после прояснения сознания менее вероятны у детей, при глубинном (подкорковом, диэнцефальном, орально-стволовом) поражении мозга. Наиболее грубые продуктивные нарушения (бредовые идеи, стойкие конфабуляции, обманы восприятия) чаще отмечаются у пациентов с признаками левшества, а также при преимущественно диффузном поражении мозга, реже при интракраниальных гематомах.

Практически у всех больных алкоголизмом отмечается та или иная степень регресса когнитивных и эмоционально-волевых расстройств.

Если динамика когнитивных процессов, основанных на речи, как правило, легко обнаруживается в беседе и не всегда требует дополнительного экспериментального подтверждения, то изменения в восприятии пространства и времени не столь очевидны, устанавливаются только при целенаправленных расспросах или в ходе специальных нейропсихологических или психофизиологических тестов. Выраженные когнитивные и эмоционально-волевые расстройства более длительны при левшестве, глубинном (подкорковом, диэнцефальном, орально-стволовом) поражении мозга, двусторонних поражениях лобных долей.

Пограничные психические нарушения

Пограничные психические нарушения выступают на первый план клинической картины более чем у половины пострадавших с тяжелой и практически у всех с легкой черепно-мозговой травмой. На этом уровне расстройств обнаруживаются легкие (выявляемые только в прицельных пато- и нейропсихологических исследованиях) когнитивные расстройства, нерезко выраженные эмоциональные и личностные изменения, а также неврозоподобные нарушения, затрудняющие полноценную социальную адаптацию. В целом же все психические процессы и личностные особенности приближаются к преморбидному уровню, что и позволяет отнести диагностируемые нарушения к пограничным.

Пограничные нарушения психической деятельности малозаметны в привычных для алкоголиков ситуациях, возникают чаще всего при необходимости адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей социальной среды, совершать усилия для возвращения или освоения новых видов труда или учебы, устанавливать новые социальные связи. Наличие этих нарушений устанавливается чаще не при непосредственном осмотре, а по жалобам (самоотчету) больных, дополняемых рассказом родственников и близких.

Следует отметить, что, наряду с психопатологическими признаками, на этом уровне у больных происходит адекватное психологическое осмысление факта травмы, обнаруживается обеспокоенность перспективами, стремление как можно полнее восстановить свой преморбидный физический и социальный статус.

Легкие когнитивные расстройства чаще всего представлены трудностями переключения внимания, ослаблением зрительной и слухоречевой памяти. Они далеко не всегда осознаются больными, обнаруживаются при нейропсихологическом обследовании достаточно длительно даже после черепно-мозговой травмы легкой степени, регрессируя только к полугоду после травмы.

Изменения в эмоционально-личностной сфере маловыражены, могут быть объяснены окружающей ситуацией (в отличие от эмоционально-волевых расстройств на предыдущем уровне, где они неадекватны внешним обстоятельствам). На фоне отмечаемой у многих больных блеклости эмоциональных реакций у большинства отмечается та или иная степень эмоциональной неустойчивости.

На основании преобладающего вида реагирования могут быть выделены три типа нарушений:

  • с преобладанием эксплозивных реакций, при котором у алкоголиков отмечается склонность легко приходить в состояние возбуждения, раздражения с обвинением окружающих в своих неприятностях; выходя из равновесия, больные алкоголизмом могут срываться на крик, негодовать, злиться, оскорблять вызвавших эту реакцию людей; в отличие от вспышек злобы при эмоционально-волевых расстройствах предыдущего уровня больные способны удерживаться от агрессивных действий, за раздражением следует раскаяние, в беседе с врачом они упоминают раздражительность среди своих жалоб.
  • с преобладанием сенситивных реакций, отличающимся легким возникновением страдальческих эмоций – разочарования, обиды, грусти; родственники характеризуют больных алкоголизмом как легко смущающихся, расстраивающихся, капризных, плаксивых, впечатлительных и мнительных; в беседе с врачом пациенты с этим видом расстройств нуждаются в сочувствии, просят утешить; при расспросах о течении болезни могут появиться сетования и слезы.
  • без очерченных нарушений эмоционального реагирования, с отсутствием четкого преобладания эксплозивных или сенситивных реакций, реагирование зачастую ослаблено или облегчено (последнее, в частности, наблюдается при так называемом анозогнозическом варианте психических нарушений, наблюдаемом у некоторых пострадавших, например с сотрясением головного мозга).

Главное расстройство при неврозоподобных нарушениях – астения разной степени выраженности, убывающая с регрессом пограничных психических нарушений. Физическая и психическая утомляемость, нарастающая после нагрузок, сопровождается разным типом изменений реакций на внешние раздражители. Это служит основанием для выделения следующих вариантов:

  • гипостенического, при котором преобладают вялость, слабость, пассивность; реакция на внешние раздражители снижена; пациенты стремятся прилечь, относительно легко засыпают и часто с трудом просыпаются, если сон по длительности недостаточен для полноценного отдыха;
  • гиперстенического, характеризующегося легкой возбудимостью, раздражительностью, гиперестезией – повышенными реакциями на обычные психические и физические (свет, звук, прикосновения) воздействия; больные часто с трудом засыпают (из-за так называемого астенического наплыва мыслей), сон поверхностен, частые пробуждения препятствуют отдыху и восстановлению работоспособности.

Продуктивные расстройства в структуре пограничных психических нарушений представлены широким спектром непсихотических симптомокомплексов. В отличие от продуктивных расстройств предыдущего этапа к ним, как правило, сохраняется критика, они негрубо изменяют психическую деятельность больных.

Кроме упомянутых выше эксплозивных и сенситивных реакций, обнаруживаются: 1) субдепрессия; 2) гипомания; 2) психическая гиперестезия; 3) истерические реакции; 4) ипохондрические расстройства; 5) патохарактерологическая (например, паранойяльная) трансформация личности; 6) тревожно-фобический синдром.

При тяжелой черепно-мозговой травме пограничные психические нарушения малообратимы, они продолжают обнаруживаться в течение многих лет более чем у 80% пострадавших. Благоприятные изменения происходят медленно – через месяцы и годы.

Уменьшается выраженность сначала эмоционально-личностных, затем и неврозоподобных нарушений. Для легких черепно-мозговых травм (ЧМТ), напротив, характерен достаточно быстрый (в течение недель, месяцев) регресс пограничных нарушений. Менее вероятен регресс пограничных нарушений при открытых проникающих ЧМТ и при развитии посттравматической эпилепсии.

Последствия и осложнения черепно-мозговых травм

Последствия и осложнения черепно-мозговых травм многообразны. Среди последствий различают тканевые (атрофия мозга, оболочечно-мозговые рубцы, дефекты черепа и др.), ликворные (гидроцефалия, развивающаяся вследствие нарушения резорбции цереброспинальной жидкости и окклюзии ликворопроводящих путей, хронические гигромы, ликворные фистулы и др.) и сосудистые (ишемические, хронические гематомы, аневризмы, каротидно-кавернозное соустье, тромбоз синусов), среди осложнений – внутричерепные (преимущественно воспалительные, отмечающиеся чаще при проникающих повреждениях мозга: менингит, энцефалит, вентрикулит, эмпиема, абсцесс и др.) и внечерепные (пневмония, пиелонефрит, сепсис, кахексия, пролежни, эндокринопатия и др.).

Из клинических последствий, помимо психопатологических, важны двигательные (парезы, изменения мышечного тонуса, атаксия и т.д.), сенсорные (снижение и выпадение, часто неравномерное, тактильной чувствительности, зрения, слуха, вкуса, обоняния) и вегетативные (неустойчивость артериального давления, тошнота, гипергидроз и др.), а также посттравматическая эпилепсия.

* * *

Сайт об алкоголизме и лечении алкоголизма

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика