Хорошо, что я не стала созависимой. История Анны

СозависимостьВеликовозрастные дети

Великовозрастные детки беззаботно хихикали, всем своим видом предлагая и мне повеселиться над ситуацией.

– Мам, ты не против, если Жанна у нас переночует? – спросил сын.

Жанна скромно потупила глазки:

– Мне очень неудобно вас беспокоить, Анна Николаевна. Я бы к подруге поехала, но метро уже не работает.

Я хотела заметить, что не стоит возвращаться домой за полночь. И если ты в третий раз теряешь ключи от съемной квартиры, то, наверное, есть смысл носить их не в кармане, а на шее, как маленькие дети.

Хотела, но промолчала: девушка обидится. Куда она пойдет на ночь глядя?

С Жанной Игорь встречался третий год, и я не уставала удивляться ее способностям вляпываться в неприятности. Про себя я называла девушку Жанна-катастрофа. 

Как она умудрялась учиться на третьем курсе престижного вуза, к тому же быть одной из лучших студенток, я не понимала. Недавно сын мимоходом сообщил, что у них вполне серьезные отношения.

«Подходящая парочка», – мысленно вздохнула я.

Сын в школе

В детстве Игорь был очень необязательным мальчиком. Спокойный, послушный, бесконфликтный ребенок, тем не менее, требовал постоянного присмотра.

Помню, как осенью, в пятом классе, мы переехали из коммуналки в отдельную квартиру. Радости не было предела, как, впрочем, и хлопотам. Пришлось поменять школу, потому что старая теперь находилась далеко.

Я металась между домом и работой, вызывала для ремонта то сантехников, то плотников, то стекольщиков, то слесарей. Новая квартира досталась нам сравнительно дешево, но в плачевном состоянии. За пару месяцев я кое-как привела жилье в порядок, когда однажды в дверь раздался звонок.

– Здравствуйте! Я классная руководительница Игоря. Разрешите войти?

Я удивленно отступила назад. Классную руководительницу я видела пару раз, и сразу узнала эту приятную пожилую даму. Учительница настороженно огляделась и почему-то принюхалась:

– Редко в школе бываете, Анна Николаевна, – с укоризной заметила она.

Я покаялась: редко. С переездом и ремонтом совсем не остается времени на школьную жизнь сына. Игоря, который с любопытством вертелся рядом, учительница отправила делать уроки.

– Давайте поговорим, – предложила она.

Говорила классная руководительница. Я слушала, ахала, краснела и хваталась за голову.

– Я думала, мальчик из неблагополучной семьи. Или мама у него пьющая. Извините, но и такое бывает. Одет ужасно, всегда лохматый, какой-то заброшенный. Ни тетрадей своих, ни ручки.

Игорь не приносил в школу ничего. Когда его спрашивали, почему нет альбома или толстой общей тетради, он смущенно отвечал: а у нас денег нет. По коридорам он частенько расхаживал в одних носках, обычно разного цвета. Иногда носков на нем не было вовсе.

– Подросток, в обуви ему жарко, – проникновенно сообщила учительница. – Мальчик в одном кабинете разуется, потом так и ходит весь день. Я его поймаю: где ботинки? Он, мол, не помню, потом найду.

Все два месяца учебы сын посещал школу в одних и тех же, давно мятых и грязных брюках. А вчера пришел в жилетке на голое тело – сказал, что ему жарко.

– Делали общую фотографию и собирали по сто рублей на снимок, – продолжала классная руководительница, – Игорь сказал, что ему не надо, спасибо, мол, ста рублей у нас нет. Одна мамочка заплатила за вашего сына. Говорит, мне его жалко: хороший мальчик, умненький, и так не повезло с родителями.

Я почувствовала, как кровь подступила к лицу. Щеки горели.

Чтобы хоть как-то оправдаться, продемонстрировала шкаф сына с отпаренными брючками и наглаженными рубашками. Дорогой, последней версии, компьютер, чистую комнату со всем необходимым, стол, забитый новыми тетрадями, ручками, папками, наборами для рисования и черчения.

– Почему ты говоришь, что у тебя ничего нет? – сердито спросила я сына.

Игорь смутился:

– Я про них забыл. А в стол не догадался заглянуть.

– И денег спросить тоже не догадался? – я с трудом сдерживала злость.

– Ты же сама говорила, что денег нет, помнишь? Когда я новую игру просил.

Мы с учительницей переглянулись, я развела руками:

– На игру – нет. На школу есть всегда.

Прощаясь, я клятвенно пообещала, что больше не спущу с Игоря глаз.

– Спасибо вам, – искренне поблагодарила я. – Как мне вернуть детям тетради и ручки?

– Никак. Это я ему давала. У меня для таких случаев специально запас лежит.

Утром Игорь пошел в школу с пачкой тетрадей, десятком альбомов и упаковкой ручек – пополнить учительский фонд. Деньги доброй мамочке я вернула с извинениями, а сына предупредила: еще раз за него кто-то заплатит, я выброшу компьютер из окна. Вторично подобного позора я не переживу.

Игорь и Жанна

Поэтому забывчивость и рассеянность Жанны меня не удивляла. До тех пор, пока не узнала девушку поближе.

Они с Игорем познакомились, когда Жанна была абитуриенткой, а сын перешел на второй курс. И с тех пор не расставались дольше, чем на летние каникулы. Сын ухаживал трогательно и красиво.

Помню, как он пригласил Жанну на премьеру спектакля. Вечером, благоухающий парфюмом Игорь, прижимая к груди букет, отправился на свидание. Вернулся рано.

– Я ее целый час у входа прождал! – сердито рассказывал сын, стряхивая с плеч пиджак. – Стою, как дурак, с букетом, все разглядывают, хихикают.

– Надо было позвонить.

– Звонил! Вне зоны доступа!

В прихожей заиграл телефон. Недавно я поменяла надоевший звонок на красивую симфоническую музыку.

– Если Жанка – меня нет дома! – крикнул сын.

Звонила Жанна. Как ни в чем не бывало она удивилась, что у Игоря выключен мобильник и попросила позвать его к телефону.

– Тебя, – я протянула трубку, прикрыв ладонью микрофон. – Я врать не собираюсь, разбирайтесь сами.

После бурного выяснения отношений парочка помирилась. Как выяснилось, Жанна перепутала дату премьеры, почему-то решив, что спектакль состоится завтра. Пока Игорь переминался с ноги на ногу у входа в театр, Жанна ехала в метро, в гости к подруге.

На зимних каникулах молодежь решила прокатиться в столицу. Игорь твердо заявил, что деньги на поездку они заработают сами.

Были выбраны несколько вариантов: раздача рекламных листков, прогулки «сэндвичем» у магазинов и кафе. Я волновалась только об институте, боялась, что активная трудовая деятельность существенно повлияет на качество обучения.

После первой недели работы Игоря я волевым решением потребовала, чтоб он немедленно уволился. От усталости сын даже забросил любимые компьютерные игры.

– Мам, может, мне вышибалой пойти? – зевая, спросил он меня однажды.

Идея не вызвала у меня энтузиазма. Игорь – невысокий, щуплый, типичный ботаник… Первым, кого в случае пьяной драки вышибут из ресторана, будет именно он.

Жанна уверяла, что работа в кафе ей очень нравится. Коллектив молодой, весело, активно, шумно. Но для начала она обожглась горячим маслом и сожгла пирожки, потом что-то напутала при расчете клиента и все заработанные за неделю деньги отдала в счет погашения долга. Раздача рекламных буклетов закончилась коллективной простудой, а плакат «сэндвича» Жанна умудрилась потерять.

– Я его на минутку сняла, чтобы в кафе сбегать, кофе попить, – объяснила девушка. – Пришла – нет. Может быть, я его где-то в другом месте оставила? Ну кому он нужен?

Они все же немного заработали. В целях экономии решили обойтись без турагенства.

– Мы не маленькие, сами дорогу найдем, – уверенно заявил сын. – Куда захотим, туда и поедем.

– Вот это и пугает, – призналась я. – Захотите вы в одно место, а приедете, вполне возможно, в другое.

К тому времени я поняла, что если Игорь к окончанию школы стал более собранным и ответственным, то про Жанну такого сказать нельзя.

Если можно что-то забыть – она забудет. Потерять – она потеряет. Опоздать – опоздает. Оставить дома билеты на поезд, вещи в купе, проспать свою остановку – это она запросто. Перепутать время важной встречи, уронить в воду новый телефон, забыть в метро зонт, сумочку, плащ – это тоже Жанна.

Ребята собирались в столицу, и я успокоила себя, что конечную станцию они точно не проедут. И куда бы Жанна с Игорем потом ни отправились, дальше российской границы точно не добредут.

Добрались благополучно, даже вещи в поезде не забыли. Звонили они часто, восторженно делись впечатлениями, уверяли, что я обязательно должна сама все увидеть. Когда звонки вдруг резко прекратились, я заволновалась и позвонила им сама.

– Да все нормально, мам! – весело ответил сын. – Просто мы вчера в полиции были.

– Что вы натворили? – мрачно поинтересовалась я. – Делали подкоп под Мавзолей или пытались залезть на Кремлевскую стену?

– Пару часов всего и отсидели, – вмешалась в разговор Жанна. – До выяснения личности. Мы все документы в гостинице оставили.

Никогда, нигде, никого из моих знакомых не забирали в участок для выяснения личности. Но почему я не удивилась?

Время шло. Я успокаивала себя мыслью, что Игорь рано или поздно «переболеет» Жанной, и они расстанутся. Не может же сын, в самом деле, на ней жениться! Жанна перепутает место регистрации, забудет или опоздает на несколько дней, либо порвет свадебное платье раньше, чем наденет.

Известие о том, что Игорю грозит отчисление из института, прозвучало как гром среди ясного неба.

– За что? Ты прогуливал пары? Не сдал курсовые? Чем ты вообще думал, в конце концов? – бушевала я.

– Я решил: подумаешь, хвосты. Не отчислят же меня – я платно учусь. Потом пересдам как-нибудь, – пряча глаза, покаялся сын.

Я посмотрела на Жанну:

– Ты знала?

Девушка прикусила губу и отрицательно затрясла головой:

– Нет. Правда не знала, Анна Николаевна. То есть про сопромат знала, а про остальное нет.

Я устало опустилась на стул, попыталась сосредоточиться. Если Игоря отчислят, то с весенним призывом он пойдет в армию. Служить все равно надо, но как же диплом? Восстановят ли Игоря после службы? А вдруг его факультет закроют, о чем давно поговаривают? И сколько еще лет я буду платить за обучение? Жанна подошла, успокаивающе погладила меня по руке:

– Анна Николаевна, не переживайте. Приказа еще нет, значит, не все потеряно.

Она повернулась к Игорю:

– Поехали в институт, чего сиднем сидеть? Пойдем к твоим преподам, будешь просить о пересдаче.

– Я уже просил, – признался сын. – Оба отказали.

Жанна самоуверенно вздернула подбородок:

– Значит, плохо просил. Поехали. – С этой минуты Жанна руководила Игорем, как сержант новобранцем. Иногда он пытался спорить, возражал, но девушка прекращала бунт в зародыше. – Что значит «уже поздно»? Еще две недели – за две недели можно мир перевернуть, не то что экзамены пересдать! – Она перелистывала курсовую Игоря и вздыхала: – Да… Здесь одних расчетов… Считать не пересчитать. И таблицы зачеркнуты, значит, неправильно.

– Мне ее быстро не переделать, – вздохнул он.

Жанна забрала курсовую с собой. Сказала, что у нее есть знакомая, бывшая преподавательница в университете, на пенсии, которая подрабатывает репетиторством. Если хорошенько попросить, она сделает.

Вечером Жанна позвонила и сообщила, что курсовая будет готова к нужному сроку. Но Игорь пусть не расслабляется: за скорость она пообещала пенсионерке, что в выходные он покрасит ей на даче полы.

– Собирайся, маляр, – подытожила я. – Любишь кататься, люби и саночки возить.

Каждый день, вернувшись из института, сын садился за учебники. Чтобы у него не было соблазна переключиться на компьютерную игру, Жанна уносила с собой клавиатуру.

– Вы, Анна Николаевна, добрая, пожалеете сына, – объясняла она. – А ему заниматься надо.

– Спасибо тебе, Жанночка.

– Не за что, – улыбнулась та. – Для себя стараюсь. Мы после армии жениться собираемся, зачем мне муж неуч?

Я опешила от такой откровенности и растерянно согласилась. Из института сына не отчислили. Курсовую работу приняли и зачли, экзамены он пересдал. Я смотрела на их с Жанной счастливые лица и думала, что, пожалуй, была к ней несправедлива.

Раньше, глядя на отношения Игоря и Жанны, я чувствовала, что становлюсь созависимой от них. Но, слава Богу, этого не случилось.

Хорошо, что я не стала созависимой! И скорее всего, благодаря Жанне…

Анна, 45 лет

* * *

Созависимость

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика