Сновидения

СновиденияИстория изучения сновидений

Интерес к сновидениям имеет многовековую историю, которую условно можно разделить на два этапа. Первый этап (донаучный) продолжался тысячелетиями, второй (научный) насчитывает несколько десятилетий.

Сновиденческая тематика донаучного периода окутана мистическими представлениями. Считалось, что душа погруженного в сон на самом деле покидает тело и путешествует в пространстве, посещая те места, видя тех людей и совершая те поступки, которые представляются в этот момент сновидцу.

Первобытные племена рассматривали сновидения как важнейший ориентир при выполнении обрядов, церемоний, ритуальных праздников. В Вавилонском царстве, а затем в Древнем Египте, Индии, Китае процветало снотолкование (онейромантия), которое доверялось лишь жрецам, мудрецам и профессиональным толкователям при дворах правителей того времени. 

Первые попытки научного объяснения сновидений зарождались в рамках философии. Древнегреческие философы предложили три основных варианта понимания сновидений.

Демокрит полагал, что сновидные образы залетают в организм извне. Платон (диалог «О любви») – что в этих образах выражаются низменные влечения, в том числе сексуальные (платоновскую концепцию можно считать в определенной мере предвосхищением фрейдовской). Наиболее ценные в то время, не утратившие своего значения и сейчас, мысли высказал Аристотель (384-322 гг. до н.э.).

В трактатах «О сне» и «О вещих сновидениях» он одним из первых утверждал, что сновидения есть не «язык богов» или «странствие души», а явления, вытекающие из самой сущности человеческого духа и представляющие собой результат специфической деятельности мозга.

Близкие идеи высказывал и Гиппократ (460-370 гг. до н.э.). Другой знаменитый врач Гален (около 131-200 гг. н.э.) отмечал, что в сновидениях отражается состояние организма.

В XVII-XVIII веках сновидения объяснялись в рамках соответствующего мировоззрения. Родоначальник английского материализма Ф. Бэкон (1561-1626) высказывал мысль, что во сне «внутренние органические возбуждения проецируются во внешний мир, проявляясь сновидением». Вслед за Беконом во Франции появляется плеяда философов-материалистов и врачей, которые обосновали теорию сновидений, во многом опровергшую устаревшие метафизические концепции: Ламеттри (1700-1751), Дидро (1713-1784), Гольбах (1715-1771) и др.

«По общему правилу, предметы, больше всего поразившие нас днем, являются нам ночью, – отмечал в связи с этим Ламетри, – из этого следует, что непосредственной причиной грез является всякое сильное или часто повторяющееся впечатление, производимое на ту чувствующую часть мозга, которая не заснула или не утомлена … греза является полубодрствованием, поскольку часть мозга остается свободной и открытой для восприятия впечатлений».

Представители идеалистического направления (И. Кант, Г. Лейбниц, Э. Гартман, А. Шопенгауэр), напротив, допускали существование у человека души в виде чего-то самостоятельного, не зависящего от телесной субстанции. Именно деятельностью души во время сна они пытались объяснить сновидения.

В XIX веке ученые начали понимать, что сновидения – это не некая божественная субстанция, отделенная от сновидца, а продукт человеческой психики, следовательно, инструмент для самопознания и поведенческой ориентации.

В начале XX века бурное развитие естествознания способствовало формированию физиологических моделей сновидений. Благодаря работам И.М. Сеченова и И.П. Павлова была разработана теория «нервных следов», на основе которой сновидения стали рассматриваться как хаотичное растормаживание корковых нервных следов различной давности вследствие влияния внешних и внутренних раздражителей. Данная теория послужила основой целой научной школы, однако ограничивала понимание сновидений чисто физиологическим уровнем.

Первая серьезная научная попытка психологического объяснения природы сновидений принадлежит «пионеру» психоанализа 3. Фрейду. В 1900 г. увидела свет его монография «Толкование сновидений», которая и поныне остается одной из наиболее фундаментальных работ в данной области.

Сам Фрейд считал, что именно эта работа содержит самые ценные открытия, которые ему посчастливилось сделать. По представлениям Фрейда, цель сновидений состоит в том, чтобы позволить нам удовлетворить, но одновременно и замаскировать инстинктивные побуждения, осуждаемые обществом как неприемлемые.

Формулируя теорию сновидений, Фрейд отмечал, что значение сновидения скрывается не в явном или поверхностном (манифестном) содержании и не в его изложении. «Фасад» сновидения является вторичной переработкой, за которой скрывается скрытое его значение (латентное содержание сновидения). Интерпретация сновидений лишает влечения скрытой в них энергии и тем самым ликвидирует причину невротического конфликта.

Оба направления изучения сновидений – физиологическое и психологическое получили свое дальнейшее развитие.

В рамках первого целая серия последующих исследований была направлена на изучение связи сновидений с состоянием организма, в частности, с деятельностью головного мозга. Н. Roger первый высказал идеи, близкие к современным, об особой роли коры головного мозга в происхождении сновидений. J. Lerhmitt, наблюдавший сновидения у больных, придавал большое значение в происхождении сновидений ощущениям, возникающим в разных частях тела, которые при заболеваниях иногда могут проявляться в сновидениях и тем самым как бы «предвещают» эти заболевания.

Подлинно революционными можно считать ряд исследований 1920-х годов, обеспечивших возможность объективизации сновиденческого процесса. В 1953 г. ученые Чикагского университета Ю. Азерински и Н. Клейтман описали «парадоксальный» сон или «сон с быстрыми движениями глаз» и показали его связь со сновидениями.

За этим открытием последовал ряд исследований электрофизиологических показателей в момент переживания сновидений, показавших взаимосвязь интенсивности переживаний в сновидениях с регистрируемыми объективными параметрами. В дальнейшем на экспериментальном изучении сновидений была основана серия исследований, направленных на выяснении зависимости сновидений от качества экзогенных и эндогенных воздействий, их особенностей у здоровых в зависимости от субъективных показателей (пол, возраст и т.д) и у больных с различными заболеваниями внутренних органов, а также эксперименты по изучению последствий депривации парадоксального сна и многие другие работы.

Психоаналитическое направление изучения сновидений со времени основания учения о бессознательном до настоящего времени корректируется, изменяется, дополняется. Бывший ученик Фрейда К.Г. Юнг, как и Фрейд, считал, что сновидения порождаются психически обусловленной активностью бессознательного.

Воспользовавшись некоторыми понятиями, введенными Фрейдом, он счел, что концепция Фрейда слишком сфокусирована на инстинктах и игнорировала весь спектр человеческого опыта, такие, например, его аспекты, как религиозные фантазии, воспоминания и надежды. Юнгианский анализ сновидений всегда конкретен и опирается на индивидуальные и типологические свойства личности сновидца.

К другим психоаналитикам и неофрейдистам можно отнести также А. Адлера, А. Менегетти, Ф. Александера, А. Кардинера, Ж. Лакана, А. Лоренцера, Д. Рапопорта, Э. Фрома, Э. Эриксона и др.

Таким образом, в развитии онейрологии – науки о сновидениях определились два основных направления, которые и по сей день являются ведущими: психоаналитический и экспериментальный. Внутри каждого из них формируется множество разнообразных модификаций и течений, спектр которых с каждым годом все более расширяется.

Современный взгляд на сновидения

До настоящего времени не существует единого определения сновидения, так же как не существует единой теории, позволяющей объяснить и понять это сложное и многоплановое психофизиологическое состояние. Каждая из множества существующих в настоящее время конкурирующих теорий и идеологий сновидений, выдвигаемых врачами, психологами, физиологами, философами, религиозными деятелями, оккультистами и пр., сосредотачивается на каком-либо элементе проблемы. Представители каждого «лагеря» приходят к убеждению, что связанный со сферой их деятельности аспект изучения сновидений является наиболее значимым. При всем разнообразии существующих гипотез их условно можно разделить на две группы.

Первая группа теорий, находящая все меньше сторонников, подчеркивает то, чего лишены сновидения по сравнению с состоянием бодрствования, иногда даже характеризуя сновидения как нечто ненужное человеку. К примеру, Крик и Митчисон рассматривают сновидения как всего-навсего очистку мозга от ненужных межклеточных связей, образовавшихся в состоянии бодрствования, и поэтому, пробудившись, самое лучшее – сразу забыть все, что снилось. Психиатр Сильвано Арнети заявляет, что сновидения могут быть ценными постольку, поскольку получают истолкование, «но тогда они больше не сновидения, они – расшифровка сновидений».

Современному уровню знаний о природе и функциях сновидений более соответствуют те теории, которые рассматривают сновидения как активные процессы, тесно связанные с психофизиологическим состоянием человека и несущие для него целый ряд важных функций. Данные концепции сновидений базируются прежде всего на результатах комплексного многокомпонентного электрофизиологического исследования, получившего название «полисомнография», и на усовершенствованных методах психологического исследования и психотерапевтической работы со сновидениями.

Возможность исследования объективно контролируемых физиологических параметров сна сделало экспериментальный метод ведущим на сегодняшний день методом изучения сна и сновидений.

Фаза быстрого сна составляет 25% всего времени сна. Если при полиграфической записи сна в лабораторных условиях человека разбудить во время стадии быстрого сна, то он обязательно запомнит и расскажет о сновидении. Взрослый человек, который спит примерно 7,5 ч в сутки, проводит около 1,5-2 ч в фазе сна со сновидениями.

Экспериментальное изучение сновидений было дополнено различными методами анализа содержания сновидений, первый из которых был предложен в 1838 г. немецким ученым Г Геерманом, изучавшим образы сновидений у слепых. Процедура получила название «контент-анализ», который нашел широкое распространение и имеет множество модификаций.

Примером является система, созданная Кэлвином Холлом и Робертом ван де Кастлом, которые классифицировали элементы более чем 1000 различных сновидений. Все в ваших сновидениях должно подпадать хотя бы под одну из следующих 8 категорий: персонажи, обстановка, природное окружение, предметы, деятельность, качества, ощущения, эмоции.

Одним из методов экспериментального изучение сновидений является разработанный нами метод их экспертного исследованияний. Регистрация сновидений, предусмотренная данным методом, осуществляется многократно у каждого пациента путем записи рассказов о сновидениях непосредственно после утреннего пробуждения на протяжении всего периода работы с пациентом.

Методика экспертной оценки сновидений (модифицированный вариант) включает в себя несколько разделов.

1-й раздел – общая характеристика сновиденческой активности, позволяет определить частоту сновидений, длительность их удержания в памяти, количество за одну ночь, наличие и частоту связи ночных пробуждений со сновидениями.

2-й раздел дает возможность оценить особенности отчетов испытуемых о своих сновидениях. Важное место в этой группе критериев занимает определение типа отчета о сновидении, позволяющего оценить степень осознания испытуемым своих сновидений при воспроизведении.

I тип отчета – сновидения, «осознанные в принципе», признает только факт наличия сновидения. При II типе отчета – «сновидения, осознанные в главном», коротко передается основное содержание сновидения.

Подробное, детальное изложение всего сновидения определялось как III тип отчета –сновидения, «осознанные целиком». В отдельных случаях встречались субъективно «переработанные» отчеты, сопровождающиеся авторской проработкой испытуемыми сценария своих сновидений, наличием отступлений и сопоставлений с событиями бодрствования (IV тип отчета).

3-й раздел методики характеризует отношение испытуемых к своим сновидениям.

4-й и 5-й разделы оценивают наличие и характер реакций испытуемых на свои сновидения в момент пробуждения и объективных проявлений в момент сновидения.

6-й раздел содержит критерии анализа содержания и структуры сновидения (эмоционально-аффективная насыщенность сновидений, особенности самовосприятия и восприятия окружающего, сюжетной линии сновидения, цветовосприятия в сновидении и некоторые другие особенности).

Преимущество данного методического подхода заключается в возможности оценки не изолированного, произвольно выбранного сновидения, а общих закономерностей сновиденческой активности, и также ее динамики в процессе развития заболевания и на фоне проводимой терапии.

Регистрация подробного рассказа человека о сновидении не только позволяет оценить характер, структуру, композиционные и сюжетные особенности сновидения, отношение испытуемого к пережитому во время сна, но и лексико-семантические особенности самой речи как важного источника информации о сновидении, а также о состоянии испытуемого.

До настоящего времени остается открытым вопрос о мозговом субстрате сновидений. Обзор исследований, посвященных изучению особенностей сновидений при поражении различных участков головного мозга, дает крайне противоречивые сведения по данному вопросу.

Тем не менее результаты большинства работ указывают на то, что наиболее существенные изменения содержания сновидений отмечаются при поражении коры головного мозга. Следовательно, сновиденческая активность является результатом активности различных отделов головного мозга при относительном преобладающем влиянии коры на содержательную сторону сновидений.

Стало крылатым высказывание 3. Фрейда: «Сновидение – царская дорога к бессознательному». Однако результаты современных исследований указывают на неправомерность рассмотрения сновидений как продукта сугубо бессознательной сферы психики.

Сновидения полностью осознаются спящим, и лишь благодаря этому появляется возможность их запоминания и последующего воспроизведения. Осознаваемый психический процесс не может считаться бессознательным, так как основным критерием, позволяющим квалифицировать тот или иной психический акт как бессознательный или сознательный, является представленность его (акта) сознанию.

По мнению современных исследователей, именно сновидения являются зоной «соприкосновения» сознательных и бессознательных элементов психики, благодаря которому становится возможным их сохранение в памяти и осознанное воспроизведение.

Главным отличием реальности, воспринимаемой в сновидениях, от таковой в бодрствующей жизни является ее происхождение «изнутри» при относительно меньшей зависимости от воздействия окружающей обстановки. Образы, возникающие в сновидениях, являются ничем иным как разнообразными аспектами нашей личности, нашего эмоционального состояния и состояния здоровья.

Выстраивая «сценарий» своего сновидения, человеческая психика не только создает условия для «отреагирования» эмоций, запрятанных в глубину подсознания, но и дает возможность для работы над проблемой и конструктивных личностных преобразований. Поэтому сновидения всегда насыщены символами.

Каждый образ, события сновидения, даже если на первый взгляд они необычны и лишены разумной логики, на самом деле пытаются донести до человека информацию о нем самом. Это делает сновидения ценным материалом не только для диагностики, но и для активной психотерапевтической работы. Разнообразный арсенал методов работы со сновидениями с каждым годом все расширяется, и подтверждаемые многолетней практикой многих специалистов положительные результаты этой работы являются важным тому доказательством.

Значение сновидений для человека

У нас есть неопровержимые доказательства того, что сновидения – это не бессмысленная череда образов, выпускаемых на волю отдыхающим мозгом, а активное состояние, несущее для человека целый ряд важных функций. Одна из первых по значимости функция сновидения – это функция психологической адаптации.

Как уже было сказано, экспериментальное лишение здоровых людей фазы быстрого сна приводит к выраженным изменениям в психической сфере личности, близким к невротическим. В связи с этим считается, что сновидения имеют решающее значение для эмоциональной разрядки и адаптации к стрессовым ситуациям.

Другая категория экспериментов, сущность которых заключалась в анализе особенностей сновидений после воздействия эмоционально-стрессовой ситуации перед сном, обнаружили, что люди, у которых имелась связь сновидений со стрессовым воздействием, утром чувствовали себя значительно лучше и успешнее адаптировались к стрессу, чем те, у которых подобной связи не наблюдалось. Из этого следует заключение об особой роли сновидений в переработке эмоционально значимой, противоречивой, стрессовой информации.

Это становится возможным благодаря такому свойству сновиденихг, как избирательность. Если в состоянии бодрствования сознание человека нередко «растекается по мелочам», отвлекается на посторонние раздражители, то в состоянии сна человек освобождается от этих дневных «помех» и начинает концентрироваться на наиболее актуальных проблемах, создавая возможность для их адекватного разрешения.

Следовательно, наши сновидения дают нам наиболее полную картину нашей многогранной личности. Каждый символ сновидения несет какую-либо информацию о самом человеке, особенностях его субъективного взгляда на мир и самого себя.

С этих позиций сновидения не только отражают актуальные проблемы субъекта, но и дают возможность видеть эти проблемы более широко и разносторонне, чем в состоянии бодрствования, а возможно, и содержат указания на пути их разрешения. Кроме вышеуказанных, являющихся, с нашей точки зрения, ведущими, выделяется большое количество других функций сновидений, число которых варьирует в зависимости от позиции автора.

По образному выражению Л. Шеппард, человек, переживая сновидение, встречается «лицом к лицу с самим собой». Эта встреча далеко не всегда является безболезненной. В связи с этим те элементы нашего «я» (как позитивные, так и негативные), которые не допускаются на уровень осознания, предстают в роли разнообразных героев сновидений, надевая «маски» как знакомых, так и не знакомых нам персонажей.

Таким образом, создается возможность для «отреагирования» запрятанных в подсознание эмоций. Однако совершенно очевидно, что сновидения – не просто «клапан», выпускающий наружу накопившийся аффект, но и поле для конструктивных личностных преобразований.

«Утро вечера мудренее», гласит народная поговорка. Каждый из нас может вспомнить ситуации, когда, засыпая с чувством растерянности и беспомощности перед навалившимися проблемами, он просыпается утром с ощущением, что эти проблемы решены.

Осуществляя интеграцию и переработку полученной эмоциональной информации, знаний и опыта, сновидения имеют важное значение в решении не только ежедневных проблем, но и творческих задач. Разнообразный опыт изобретателей, деятелей искусства и ученых наглядно показывает, какую роль сновидения могут играть в творческом процессе.

Достаточно вспомнить о многочисленных научных открытиях, сделанных во сне (Менделеев, Кекуле, Энштейн, Бор), гениальных продуктах снотворчества многих деятелей литературы (Пушкина, Лермонтова, Гоголя) и искусства (Бетховена, Шумана, Вагнера, Гойи, Босха).

Следовательно, наиболее общепринятой в настоящее время точкой зрения является рассмотрение сновидения как активной психической деятельности, способствующей как переработке информации, психологической адаптации, так и творческой активности, процессу личностного роста и готовящей человека к плодотворному бодрствованию. Характерной для современного подхода к интерпретации сновидений является тенденция к объединению нейрофизиологических и нейропсихологических сторон в изучении вопроса, их взаимообогащение и взаимопроникновение.

Особенности сновидений при различных заболеваниях

Как уже приведенные выше, так и множество других исследований показывают, что сновидения, словно зеркало, отражают не только характер деятельности человека в бодрствовании, выявляя разницу в содержании в зависимости от возраста, пола, культурной среды и других показателей, но и уровень соматического и психического благополучия. Нарушение сна в той или иной форме и степени является первым или одним из первых проявлений болезни.

Изменение характера сновидений при различных патологических состояниях, затрагивающих как организм, так и психику, касаются прежде всего их эмоциональной составляющей. Любая патология внутренних органов или психики меняет эмоциональный фон сновидения от положительного эмоционального полюса к отрицательному. Появляющиеся при этом неприятные, устрашающие, тревожные сновидения содержат в себе разнообразную гамму неприятных ощущений различных модальностей: слуховые, вкусовые, тактильные, болевые и др. В случае если болезненное состояние становится затяжным, такие сновидения приобретают навязчивый характер и начинают преобладать над положительно эмоционально окрашенными и эмоционально индифферентными.

Вместе с тем научные исследования позволили выявить особенности сновидений, специфические для определенных заболеваний. Существующие на сегодняшний день данные исследования сновидений при различных патологических состояниях позволяют рассматривать сновидения как «стенограмму» состояния человека, указание не только на сам факт какого- либо неблагополучия, но и на его характер. Это позволяет наметить новые перспективы для дальнейшего использования сновидений как ценного средства для диагностики и терапии различных заболеваний.

Сновидения и соматическая патология

Сновидения, возникающие при поражении органов и систем, проявляются стереотипно на протяжении всего заболевания и связаны с определенными участками тела или определенной функцией: пищеварительной, дыхательной и т.д. К примеру, при поражении верхнего отдела пищеварительного тракта в сновидениях фигурируют неприятные сцены, связанные с едой, при заболеваниях органов дыхания – сцены «удушения» и других состояний, связанных с нарушением дыхания, при заболеваниях опорнодвигательного аппарата – сцены, связанные с нарушением движения, и т. д.

Особенности сновидений при невротических расстройствах

Изучение сновидений при пограничных состояниях интересует нас прежде всего с позиции их рассмотрения как модели хронического стрессового воздействия. Многие авторы считают расстройство сна и изменение сновиденческой активности ядром посттравматических стрессовых расстройств, развивающихся после острого или длительного воздействия тяжелых психотравмирующих ситуаций.

Доказательством этого являются результаты исследования людей, выживших после длительного пребывания в концентрационном лагере, у которых отмечались стойкие расстройства сна и сновиденческой активности в течение 20-30 лет и более после прекращения воздействия стрессовой ситуации.

Примером такого исследования является работа М. Kaminer, который разделил таких людей на хорошо и плохо адаптированных после освобождения из лагеря с учетом состояния здоровья, трудоустройства, семейных и социальных проблем. Результаты исследования показали, что сновидения хорошо адаптированных субъектов содержат меньше отрицательных переживаний, особенно чувства смерти и вины, элементов агрессии, направленной на субъекта, амбивалентной агрессии и конфликтных ситуаций в межличностных взаимоотношениях, чем сновидения плохо адаптированных субъектов, однако эти показатели у них все равно достоверно выше, чем в контрольной группе.

Близкие результаты были получены при исследовании людей с «военными неврозами», после длительного тюремного заключения, а также жертв насилия и стихийных бедствий. Общим для сновидений данной группы обследованных является сюжетная связь с психотравмирующей ситуацией, устрашающий характер, частое проявление враждебности и агрессии. Длительность и стойкость изменения частоты и характера сновидений отражают сложность адаптации к психотравмирующему воздействию и наиболее часто отмечаются при невротических расстройствах.

После работ 3. Фрейда и К. Юнга сновидения стали широко использоваться в системе психоанализа, ставшего одним из методов диагностики и терапии невротических состояний. Согласно психоаналитической концепции, сновидения при неврозах выражают в символической форме породивший его психологический конфликт.

Большинство работ, посвященных исследованию сновидений при неврозах, указывает на их своеобразие по сравнению с таковыми у здоровых. По наблюдениям В.Н. Касаткина, при неврозах первыми вестниками начинающегося заболевания являются изменение эмоционального фона сновидений, появление тоски, тревоги, страха, а также неприятных зрительных сцен, связанных с жизненными ситуациями, способствующими возникновению невроза. Наиболее типичными в таких ситуациях автор считает сцены, выражающие отставание в работе, неудачи в учебе, попадание в сложные ситуации, из которых трудно выйти.

Сновидения больных неврозами отражают самые различные изменения в организме и влияние внешней среды. То, что у здорового человека остается незамеченным, у больных неврозами вызывает значительные изменения сновидений и ясно выступает в них.

В ходе сравнительного исследования сновидений здоровых и больных неврозами с использованием упомянутого выше метода контентанализа было выявлено, что в сновидениях здоровых людей преобладали эмоции удовольствия, вербальные феномены и временная ориентация в настоящее. Сновидения больных неврозами чаще носили тревожную, устрашающую эмоциональную окраску, в них доминировали тактильные ощущения, опасения и переживания и чаще отмечалась временная ориентация в прошлое.

Очевидно, что сновидения открывают доступ не только к свежим, но и далеко забытым переживаниям. Гипотеза о том, что функциональное состояние головного мозга взрослого человека во сне сходно с таковым на определенных стадиях его формирования в детском возрасте, позволила исследователям считать изучение сновидений важным методом, помогающим восстановить ранее усвоенную информацию и способствовать, таким образом, выявлению этиологических факторов невротического состояния и использованию полученной информации для определения направления психотерапевтического воздействия.

По нашим данным, невротические состояния характеризуются существенным изменением характера сновиденческой активности по сравнению со сновидениями здоровых людей, проявляющимся не только интенсификацией сновидений (повышение частоты и степени фиксации в памяти), но и более сложными изменениями их структуры.

К особенностям восприятия в сновидениях пациентов с невротическими нарушениями относились, в частности, большая доля фактора новизны (появление незнакомых людей, обстановки), более динамичная проекция психологического времени и тесно сопряженные с ней симптомы прямой и обратной «возрастной трансференции» (восприятие себя старше или моложе своего возраста). В то время как события в сновидениях здоровых преимущественно происходили в настоящем, больные неврозами чаще переживали события прошлого и будущего времени.

Воспроизведение в сновидениях событий и ситуаций прошлого, так же, как и восприятие себя более молодым в сновидениях, с нашей точки зрения, может быть связано с символической фиксацией на прошлых переживаниях, возможно, послуживших пусковым фактором для развития невротических расстройств. Возможным объяснением восприятия в сновидениях будущего времени и себя в будущем является склонность больных неврозами к прогнозированию, чаще неблагоприятному, событий будущего.

Очевидно, что временной направленности в будущее должна соответствовать актуализация нового, незнакомого, впервые увиденного. Однако объяснение частой представленности в сновидениях больных неврозами незнакомой обстановки и незнакомых лиц, с нашей точки зрения, этим не исчерпывается.

С позиции рассмотрения различных образов сновидений человека как аспектов личности, а также учитывая особую значимость для больных неврозами собственных установок в отношении как собственной личности, так и окружающей среды, появляющиеся в сновидениях незнакомые ранее лица и предметы могут символически отражать отвергаемые и не признаваемые элементы их собственной психики и непосредственно относящиеся к ним события и явления.

К особенностям сюжета сновидений больных с невротическими расстройствами относятся связь с содержанием психотравмирующего воздействия, послужившего источником невротических расстройств или фактором, актуализирующим личностный конфликт; фантастичность и более редкая, чем у здоровых, связь с событиями периода бодрствования. Последнюю, возможно, следует рассматривать как следствие смещения фокуса внимания с реальных событий, происходящих в бодрствовании, на собственные ощущения и переживания, которые, по-видимому, и определяют содержание сновидений.

Представляется важной и другая, относящаяся к сюжету особенность сновидений при невротических расстройствах, заключающаяся в увеличении представленности незавершенности и неблагоприятного исхода сновидений в сравнении со сновидениями здоровых, завершающимися благоприятно для испытуемого. Если рассматривать эту закономерность с позиции высказанной В.С. Ротенбергом гипотезы о дезорганизации при неврозах поведенческой активности и нарушении ее целенаправленности, то незавершенность сновидений можно объяснить отсутствием попыток поведенческого разрешения мотивационного конфликта, аналогичным отказу от поиска.

Однако в контексте данной концепции трудно объяснить неблагоприятный исход сновидений, нередко отмечавшийся при неврозах. С нашей точки зрения, в данной ситуации следует думать не о дезорганизации, а о качественно иной, чем у здоровых, стратегии активности, характеризующейся неудовлетворением потребностей или, как крайний ее вариант, разрешающейся в неблагоприятную для испытуемого сторону.

В сновидениях людей с невротическими нарушениями находят свое отражение не только особенности восприятия реальных объектов и событий, но и особенности самовосприятия, проявляющиеся, в частности, понижением самооценки, сопряженным, по-видимому, с переживанием собственной несостоятельности, и восприятие себя больным, возможно отражая тенденцию к ипохондризации и соматизации психических нарушений при неврозах.

Несмотря на активацию, временную и пространственную раскрепощенность сновидений при невротических расстройствах, в них начинают просматриваться и некоторые императивные тенденции, в частности наличие повторяющихся сновидений, которые, возможно, имеют отношение к значимым, аффективно заряженным, психологически неразрешенным переживаниям, затрагивающим «зону конфликта» пациента. Среди редких феноменов сновидений заслуживают внимания феномены люцидности и «сновидения в сновидении», частота которых достоверно повышается при неврозах.

При невротических расстройствах, по нашим наблюдениям, менялись не только интенсивность и структура сновидений, но и отношение к ним самих пациентов, а также характер отчетов. Вероятно, своеобразие сновидений при неврозах, их аффективный заряд в определенной степени способствовали тому, что испытуемые характеризовали свои сновидения как «яркие», а в ряде случаев относились к ним как к «пророческим».

Особенности сновидений психически больных людей

Обсуждая особенности сновидений психически больных, авторы так и не пришли к единому мнению. Однако большинство исследователей отмечают, что при психической патологии сновидения меняются в соответствии с фазой заболевания. Если болезнь находится в стадии обострения, то сновидения, как правило, учащаются, приобретают неприятную эмоциональную окраску и причудливый сюжет.

Но, пожалуй, самое важное наблюдение, касающееся сновидений психически больных, относится не столько к их содержанию, сколько к особенностям рассказов о них, в которых отчетливо прослеживаются основные симптомы психического заболевания (расстройство мышления, бредовая интерпретация и т.д.). В рассказах людей, больных шизофренией, особенно трудно отделить непосредственно отчет о сновидении от информации о дневных переживаниях.

Значительный интерес представляет изучение влияния церебральных поражений на психическую активность во время сна, что открывает дополнительные перспективы для понимания генеза сновидений. Данные литературы свидетельствуют о том, что одним из факторов, влияющих на характер сновиденческой активности при церебральной органической патологии, является характер органического поражения.

Особенности сновидений при эпилепсии

Значительное количество работ посвящено взаимосвязи сновидений с эпилепсией, ставшей предметом изучения в начале XIX столетия после введения в 1860 г. В. Morel понятия скрытой эпилепсии. Все исследователи патологии сна того времени обращали внимание на своеобразие сновидений, о которых рассказывали больные эпилепсией, часто носивших религиозный характер и устрашающую эмоциональную окраску.

В начале XX столетия сновидения были отнесены к ауре ночного судорожного приступа, аналогичной сноподобным состояниям, которые в 1879 г. J. Jackson назвал «dreamy state». Изучение состояния стереотипных аффективно окрашенных сновидений и судорожных приступов привело исследователей к заключению об их едином происхождении и общих невральных механизмах, связанных с эпилептической активностью, исходящей из правой, реже левой височных долей. Наиболее частой тематикой сновидений больных эпилепсией являются: смерть, падение, полет.

В качестве их особенностей отмечаются яркость, устрашающий характер, частое появление черных и красных тонов, обилие слуховых, тактильных, болевых ощущений, замедленный переход от сна к бодрствованию. Дети, страдающие в основном миоклонической формой эпилепсии, часто рассказывали о сновидениях, во время которых они видят туго натянутую веревку, проволоку, провода, которые лопаются и скручиваются в спираль.

Такие сновидения сопровождались неприятным чувством для больных, от которого они просыпались. Описана также особая категория сновидений больных эпилепсией, в которых пациент видел свой приступ (так называемые «припадочные сновидения»).

По данным нашего исследования, сновидения больных эпилепсией характеризуются, кроме увеличения частоты и изменения эмоциональной окраски, в сторону преобладания неприятных и устрашающих сновидений, более сложными изменениями их структуры: изменение цветовосприятия (преобладание ярких или неестественно ярких, контрастных по окраске зрительных образов), нарушение сюжетности и логичности сновидений, частое проявление агрессии и аутоагрессии, изменение восприятия окружающего (необычность формы, размеров, характеристик и взаиморасположения предметов) и самовосприятия (изменение схемы тела, восприятие себя другим лицом или предметом), высокая частота ощущений различных модальностей и вегетативных проявлений, стереотипность и повторяемость сновидений.

Наиболее частое ощущение в таких сновидениях, по нашим наблюдениям, связано с перемещением тела в пространстве (падение, раскачивание, полет и т. д). У многих пациентов мы наблюдали, кроме описанных выше «припадочных» сновидений, своеобразные сновидения, в которых пациенты не видели ни людей, ни предметов, а видели лишь неопределенной формы субстанцию, имеющую определенный цвет и издающую неприятные звуки.

Особенности сновидений при заболеваниях мозга и центральной нервной системы (ЦНС)

Частота и характер сновидений при опухолях и других грубых деструктивных поражениях головного мозга зависят от локализации процесса и характера поражения. Исследование психической активности у больных паркинсонизмом показало ее снижение.

При пробуждении в фазу быстрого сна сновидения у таких больных были обнаружены в 40% случаев. Они характеризовались краткостью, бедностью эмоций, имели свернутый сюжет и простую композицию. Пациенты не видели свой дефект в сновидениях.

Вопреки утверждениям некоторых зарубежных исследователей о наличии центра в ретикулярной формации ствола, регулирующего формирование сновидений, результаты исследований большинства авторов указывают на ведущую роль коры головного мозга в возникновении и формировании сновидений. Корковая локализация процесса, по наблюдениям исследователей, наиболее существенно изменяет структуру сновидений.

По данным В.Н. Касаткина, в них проявляются те нарушения движений, зрения, речи и других функций, которые обусловлены поражением соответствующей зоны коры головного мозга. Так, при значительной степени нарушения функции затылочных долей сновидения отмечались в 1/3 случаев, но зрительные образы теряли четкость очертания и яркость окраски.

Показано, что изменения сновидений при органических заболеваниях ЦНС (менингиомы полушарной локализации) возникают вследствие влияния двух основных факторов: стрессогенной ситуации, возникающей в связи с ожиданием оперативного нейрохирургического вмешательства, и переживанием своего дефекта, обеспечивающего сновиденческий процесс.

У больных с органическим поражением головного мозга существуют сложные изменения структуры сновидений: алогичность, увеличение доли цветных сновидений, снижение речевой активности, изменение самовосприятия (восприятия себя больным) и временной направленности в сновидениях и некоторые другие особенности. По нашим данным, 41% пациентов с органическим поражением головного мозга видели в сновидениях свой дефект, в ряде случаев возникающий задолго до появления субъективно ощутимых клинических симптомов и проявляющийся нередко не прямо, а в символической форме.

Не менее важное влияние на сновиденческую активность имеет латерализация очага поражения. Данные исследования больных с органическим поражением левого полушария во многих случаях свидетельствуют о снижении частоты или полном исчезновении сновидений. Вместе с тем, по сведениям большинства авторов, при поражении правого полушария отмечается увеличение частоты, яркости, цветовой и эмоциональной насыщенности сновидений.

Таким образом, переведя интерес к сновидениям на научную основу, человек приобрел еще один ценный ресурс на пути самопознания. Полученные научные данные открывают широкие возможности для использования сновидений не только в диагностике, но и в терапии ряда заболеваний. Поскольку сновидения являются своеобразной «стенограммой» личностно значимых переживаний пациента, терапевт имеет возможность не только «прикоснуться» к актуальной проблеме пациента через сновидения, но и целенаправленно на нее воздействовать.

Из вышесказанного следует, что в вопросе изучения сновидений остается много сложностей, неясностей и противоречий. Бесспорным является только одно: сновидения нуждаются в особом, внимательном к ним отношении и дальнейшем углубленном научном исследовании.

Источник: Корабельникова Е.А. Психическая деятельность во сне. Сновидения (из книги «Сомнология и медицина сна»).

* * *

Здоровый сон

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика