Сон и хронобиологические различия. «Совы» и «жаворонки»

СонГенетика хронобиологических различий

В первые годы после возникновения хронобиологии исследователи биоритмов мало интересовались генетическими основами биологических часов. Они не без основания полагали, что, будучи очень древним и надежным механизмом, эти часы всегда находились под влиянием большого количества самых разных генов.

Так что вряд ли поломка, т.е. вредная мутация лишь одного из этих генов, может привести к поломке всего часового механизма. Иными словами, вредные, нейтральные и полезные мутации таких генов не должны подчиняться менделевским законам наследования, а должны наследоваться как количественные признаки.

Поэтому первый ген, кодирующий «часовой» белок, был открыт только в 1971 г. Как и следовало ожидать, это открытие было сделано на самом любимом объекте генетических исследований – дрозофиле. 

Американский генетик Seymour Benzer (1921-2007) и его аспирант Ronald Konopka обнаружили, что три разные мутантные мушки – с 28-часовым периодом, 20-часовым периодом и аритмичные имеют повреждения в одном и том же гене, названном PER (от англ, “period”, период). Гомолог этого гена у млекопитающих был идентифицирован только в 1997 г. сразу двумя исследовательскими группами.

К началу 90-х годов было открыто целое семейство, получившее название «часовые гены». Оказалось, что функция этих генов – обеспечить работу часового механизма в каждой живой клетке.

R Hardin с соавт. в 1990 г. высказали предположение, что такой клеточный часовой механизм действует по типу обратной связи в процессе транскрипции-трансляции. Сначала во время транскрипции информация считывается с часовых генов в ядре эукариотической клетки. Затем транспортные РНК покидают белок, чтобы в рибосоме эта информация была транслирована в процессе синтеза часовых белков из аминокислот.

После этого часовые белки проникают из протоплазмы клетки в ядро для того, чтобы остановить дальнейшее считывание информации с часовых генов. Последующие исследования подтвердили это предположение.

Исследование часовых генов у самых разных «модельных» организмов позволило сделать вывод о том, что в процессе эволюции генов часового семейства молекулярно-генетический механизм биологических ритмов не оставался неизменным. Он претерпел видоизменения и, как и следовало ожидать, усложнялся по мере усложнения строения клетки и организма в целом, пополнялся новыми членами семейства за счет видоизменения функции дубликатов ранее существовавших генов и т.д.

Изучение часовых генов у человека привело исследователей к выводу о том, что в популяциях нашего вида изредка происходили мутации, которые затем передавались по наследству в семьях. Причем связанный с мутацией признак может обнаруживать менделевский тип расщепления.

Так, в 1999 г. группа американских ученых, возглавляемая L. Ptacek, описала первый случай семейного синдрома ранней фазы сна (“familial advanced sleep-phase disorder”, сокращенно FASP). Он связан с мутантным вариантом гена PER2.

Этот ген – один из тех генов часового семейства, которые являются компонентами часового механизма, работающего по типу обратной связи в процессе транскрипции-трансляции. Действие гена проявляется в укорочении периода циркадианного пейсмекера до 23,3-24,3 ч. Следствием такого короткого свободнотекущего периода являются жалобы на необычно раннее начало сна и необычно раннее пробуждение, которые приурочены к 7.30 вечера и 4.30 утра соответственно.

Оказалось также, что, помимо редких мутантов в популяциях многих живых существ, в тот числе в популяциях нашего вида, обнаруживается полиморфизм часовых генов. Как и следовало ожидать, такой генетический полиморфизм тесно связан с индивидуальными различиями между организмами по параметрам процессов, регулирующих физиологические и поведенческие биоритмы.

Более того, полиморфизм часовых генов в популяциях человека оказался связан еще и с индивидуальной изменчивостью целого ряда других физиологических и психических признаков, включая различные патологические отклонения. Например, в качестве индивидуальных особенностей, связанных с полиморфизмом гена PER2, ученые выявили симптомы сезонной и обычной депрессии, тревожные расстройства, алкоголизм, высокий уровень стресса, нарушения метаболизма и т.д.

Персонализированная хронобиология

Здоровый сонЭти открытия придали новый импульс изучению индивидуальных хронобиологических различий. Изначально работам по хронобиологической изменчивости была свойственна некоторая маргинальность, поскольку они в основном опирались на результаты анкетных исследований, а не на данные, полученные в строго контролируемых экспериментальных условиях.

Более того, в мейнстрим психологических наук эти работы тоже не вписывались, поскольку самые первые и оттого самые известные и часто используемые хронотипологичес- кие шкалы были сочинены «на коленке», без применения принятых в психологии процедур психометрического анализа состава и структуры таких шкал. Когда эти психометрические процедуры наконец- то начали применять и в хронобиологии, обнаружились многочисленные изъяны в структуре и составе ранее предложенных шкал.

Впрочем, и это не сильно волновало исследователей до тех пор, пока не стало ясно, что для того чтобы конкретную хронобиологическую особенность человека связать с полиморфизмом определенного часового гена, ее нужно сначала научиться измерять с помощью надежной и валидизированной шкалы.

Например, нередко в публикациях последних лет выясняется, что полиморфизм часового гена достоверно не связан с суммарной оценкой по одной из известных хронотипологических шкал. Однако он достоверно связан с оценками по субшкалам, на которые можно разделить шкалу по результатам психометрического анализа ее неоднородной структуры.

Длительное время хронобиологи интересовались только индивидуальными различиями, связанными с утренне-вечерним предпочтением. Оно отражает степень запаздывания времени отхода ко сну и пробуждения в условиях, когда человек сам может выбирать режим работы и отдыха.

Сон. «Жаворонки» и «совы»

Хронобиология и здоровый сонЕще в начале XX века делались попытки с помощью таких анкет выделять крайние хронотипы так называемых «жаворонков» и «сов». «Жаворонки» предпочитают рано вставать и рано ложиться. Они обычно достигают максимально высокого уровня работоспособности еще до обеда. «Совы» же в условиях свободного режима работы и отдыха предпочитают переходить на ночной образ жизни.

С возникновением хронобиологии различия в фазе цикла «сон-бодрствование» стали связывать с различиями в фазе циркадианного пейсмекера. Предполагалось, что различия утренне-вечерних предпочтений одномерны и отражают одномерные же различия по фазе (ранняя-поздняя).

Однако комплексную природу утренне-вечернего предпочтения выявили два независимых исследования, которые были нацелены на разработку опросника для оценки хронотипологических различий путем применения общепринятых психометрических процедур для изучения его состава и структуры. Поэтому индивидуальную изменчивость такого предпочтения можно оценить не по одной, а, как минимум, по двум не строго зависимым одна от другой шкалам – утренней и вечерней.

Экспериментальное исследование колебаний уровня бодрости-сонливости в течение суток подтвердило, что, помимо «сов» и «жаворонков», есть еще немало людей, принадлежащих к двум другим возможным хронотипам. Одни люди утром ведут себя как «жаворонки», а вечером как «совы», а другие сочетают утреннюю «совость» с вечерней «жаворонковостью». При этом первые необязательно принадлежат к числу малоспящих людей, а вторые – к числу многоспящих, поскольку эти различия не связаны со способностью долго и крепко спать. Наоборот, они тесно связаны со способностью бодрствовать в обычное время суток и в условиях, не располагающих к бодрствованию.

Сон

Объяснение многокомпонентности индивидуальных хронотипов. Процессы, регулирующие циркадианные колебания уровня бодрости-сонливости. Данные по субъективным оценкам уровня бодрости-сонливости в эксперименте по 24-часовому бодрствованию (показаны кружочками) для двух возрастных группах (А) и четырех разных хронотипов (Б).

А. Согласно одной из версий двухпроцессорной модели, предложенных для объяснения процессов регуляции уровня бодрости-сонливости, этот уровень определяется антагонистическим взаимодействием двух гомеостатических процессов в форме обратноэкспоненциальных и экспоненциальных колебаний. Один из них – собственно драйв бодрствования (показан внизу). Другой противоборствующий ему процесс – драйв сна – регулирует баланс сна и бодрствования (показан вверху).

Параметры каждого из процессов, включая верхнюю и нижнюю асимптоты, дополнительно модулируются циркадианным пейсмекером (синусоиды). Показаны предсказания для предэкспериментального и экспериментального дня. Модель предсказывает, что с возрастом все колебательные процессы ослабевают (снижается их амплитуда), но при этом период и фаза циркадианной модуляции могут не измениться. Наиболее существенные изменения претерпевают длительность сна, которая сокращается, и его фаза, которая сдвигается на более ранние часы.

Б. Такое экспериментальное исследование колебаний уровня бодрости-сонливости в течение суток также обнаруживает, что, помимо «сов» и «жаворонков», немалое количество людей принадлежит к двум другим возможным хронотипам. «Жаворонки» (хронотип 0-0) характеризуются высоким уровнем бодрости в 9.00 и низким в полночь. У «сов», наоборот, низкий уровень бодрости в 9.00, но высокий в полночь (1-1). Еще один хронотип (0-1) сочетает высокий уровень бодрости в 9.00 с высоким же в полночь. Последний хронотип (1-0) имеет низкий уровень бодрости и в 9.00, и в полночь.

Индивидуальные различия, связанные со способностями спать и бодрствовать, интересовали хронобиологов гораздо реже, чем утренне-вечерние различия. Лишь в 1979 г. на наличие таких дополнительных измерений хронобиологической изменчивости, доступных для анкетной оценки, указали S. Folkard с соавт.

Анализ структуры предложенной ими анкеты для оценки успеха или неудачи биологического приспособления к сменному труду обнаружил существование, помимо шкалы утренне-вечернего предпочтения, шкал, отражающих такие индивидуальные черты человека, как жесткость-эластичность привычек, связанных со сном, и вялость- энергичность или, иначе, неспособность-способность бороться с сонливостью.

Теоретическая модель, созданная для объяснения структуры адаптивных возможностей цикла «сон-бодрствование», постулирует существование лишь трех измерений индивидуальной изменчивости цикла «сон-бодрствование». Однако выявляемые с помощью анкет индивидуальные черты этого цикла весьма многочисленны, поскольку ряд таких черт составляет «сердцевину» утренне-вечернего предпочтения, способности бодрствовать и способности спать, тогда как ряд других, и их подавляющее большинство, представляют собой комбинации этих наиболее широких черт.

Экспериментальные исследования обнаружили вполне ожидаемую связь между «жаворонковостью-совостью» и ранней-поздней фазой циркадианного пейсмекера. Такую связь, впрочем, нельзя назвать очень строгой.

Этого можно было бы ожидать на основании современных представлений о регуляции цикла «сон-бодрствование». Ведь время, когда человек предпочитает ложиться спать и вставать, зависит, как минимум, от трех разных причин: светового режима, периода и силы циркадианного пейсмекера и сомностатического процесса, непосредственно регулирующего цикличность сна и бодрствования. В связи с этим важно подчеркнуть, что не следует отождествлять фазу цикла «сон-бодрствование» с фазой циркадианного пейсмекера, о которой судят по фазам ритмов температуры и мелатонина.

Неправомерность такого отождествления иллюстрируют парадоксальные выводы, которые были получены к 1999 г. Duffy, Dijk и другими учеными из группы Czeisler при попытке оценить расстояние (фазовый угол) между привычным временем сна и фазой циркадианного пейсмекера (минимум температуры или время начала секреции мелатонина) в экспериментах по принудительной десинхронизации «жаворонков» и «сов».

Раз в таком эксперименте цикл «сон-бодрствование» ежедневно смещается относительно времени суток, есть смысл говорить лишь о связи привычного времени сна до эксперимента с внутренним временем в организме человека, измеренном во время эксперимента.

О «тиканье» биологических часов можно судить по характеристикам колебаний температуры тела и мелатонина, «очищенным» от влияния состояний «сна-бодрствования». Оказалось, что «жаворонки» ложатся спать на более поздней фазе их циркадианного пейсмекера, а «совы», наоборот, на более ранней. Иными словами, с точки зрения тех часов, которые показывают время внутри «жаворонка», он на самом деле вовсе не «жаворонок», а «сова», а с точки зрения таких часов «совы», она – типичный «жаворонок».

Хронобиология возрастных и половых различий

Здоровый сонМногие пожилые люди замечают, что степень их утренне-вечернего предпочтения не остается постоянной на протяжении жизни. В раннем школьном возрасте преобладает «жаворонковость», подростки норовят «осоветь», тем самым добавляя еще одну серьезную проблему к своим подростковым проблемам, а пожилые люди «жаворонковеют» как дети, хотя давно уже не могут спать как дети.

В том же эксперименте Duffy с соавт. обнаружилось, что возрастная «жаворонковость» сродни именно молодецкой «совости», если судить о ней не по внешним часовым устройствам, а по фазовому углу между фазой циркадианного пейсмекера и временем сна. Иными словами, пожилые «жаворонки» ложатся спать на ранней фазе циркадинных ритмов температуры тела и мелатонина, а не на поздней, как молодые «жаворонки».

Очевидно, что хронобиологические механизмы, лежащие в основе этих двух ипостасей «жаворонковости-совости», должны быть различными. Во всяком случае эксперименты по принудительной десинхронизации, которые ранее выявили ожидаемые различия в периоде циркадианного ритма между «жаворонками» и «совами», не обнаружили никаких признаков возрастных изменений периода пейсмекера. Эксперименты группы С. Czeisler по принудительной десинхронизации обнаружили также существование значительных половых различий в фазовом угле.

До этого половые различия были не так очевидны при изучении фазы сна-бодрствования и утренне-вечернего предпочтения, особенно по сравнению с возрастными различиями, подтвержденными в сотнях публикаций. Только анализ очень большого числа анкетных данных позволил утверждать, что у представителей слабого пола несколько более ранняя фаза сна и соответствующая тенденция проявлять утреннее предпочтение. Впрочем, нужно при этом учитывать еще один момент: если опрашивать людей по двум – утренней и вечерней шкалам, окажется, что представители слабого пола практически из любой возрастной категории предпочитают вставать попозже, а ложиться пораньше.

С другой стороны, изучение фаз циркадианных ритмов температуры тела и секреции гормонов почти всегда обнаруживает раннюю фазу у женщин и позднюю – у мужчин. При этом выборка экспериментальных исследований, при изучении которой делается такой вывод, обычно невелика.

В эксперименте по принудительной десинхронизации, результаты которого были опубликованы S. Cain и другими сотрудниками группы С. Czeisler в 2010 г., пары мужчин и женщин были специально подобраны так, чтобы время сна оказалось примерно одинаковым для обоих полов. Было обнаружено, что женщины, подобно молодым «жаворонкам», ложатся спать на более поздней фазе их биологических часов. В отличие от возрастных изменений, эти половые различия, по крайней мере, частично можно объяснить тем фактом, что циркадианный период у этих женщин был несколько короче, чем у мужчин.

К сожалению, все эти данные пока еще не подтверждены результатами единого исследования по принудительной десинхронизации людей разного пола, возраста и хронотипа. Однако существует возможность проводить менее длительные и трудоемкие эксперименты по измерению фазового угла между привычным временем сна и фазой циркадианного цикла бодрости-сонливости. Ведь, как уже было отмечено, этот цикл относится к числу сильных ритмов, чьи фазовые характеристики тесно связаны с фазой температуры и секреции мелатонина, а значит, и циркадианного пейсмекера.

Такое исследование обнаружило, что при продолжении бодрствования в ночное время момент вечернего подъема сонливости у женщин и мужчин репродуктивного возраста различается на час в предсказанном экспериментами по принудительной десинхронизации направлении, причем такое различие выявляется независимо от возрастной группы и хронотипа.

Также обнаружилось, что время этого подъема слабо зависит от возраста, а потому фазовый угол в пожилом возрасте резко уменьшается. Наконец, как и в экспериментах по принудительной десинхронизации, этот угол был меньше у «сов», которые, как и следовало ожидать, до эксперимента обычно ложились спать и просыпались намного позднее, чем «жаворонки».

Такого рода экспериментальные результаты позволяют считать, что рекомендации по улучшению сна и режима дня должны учитывать и половые, и возрастные, и хронотипологические различия. Ведь, например, мужчины и женщины, живя «бок о бок» друг с другом, могут по-разному реагировать на световое загрязнение, связанное с искусственным освещением. Из-за более короткого периода циркадианный пейсмекер женщин может запаздывать сильнее в ответ на ранненочное освещение и затем он может меньше сдвигаться в противоположном направлении при последующем раннеутреннем освещении.

С другой стороны, поскольку мужчины обычно начинают испытывать приступы сонливости в среднем на час позже, чем женщины, последние могут чаще избегать такого светового загрязнения из-за более высокого уровня сонливости. Возможно, что последующие экспериментальные исследования прольют свет на другие парадоксальные факты, касающиеся половых различий, например неоднократно задокументированный факт существенных половых различий в объективных и субъективных оценках сна. Если объективные показатели свидетельствуют о том, что у женщин сон интенсивнее и качественнее, чем у мужчин, частота жалоб на нарушения сна у них всегда оказывается выше таковой у мужчин.

Эксперименты по принудительной десинхронизации также позволили уточнить, какие конкретные возрастные изменения во взаимодействии циркадианного пейсмекера и регуляции ночного сна лежат в основе жалоб пожилых людей на ранние утренние пробуждения. Известно, что такие пробуждения нередко являются главной жалобой, связанной с возрастным опережающим сдвигом цикла «сон-бодрствование».

Оказалось, что основное отличие сна пожилых людей от сна молодых состоит в гораздо большей частоте пробуждений. Однако возрастные различия минимальны при сне в той фазе циркадианного пейсмекера, которая соответствует времени начала эпизода ночного сна перед началом эксперимента.

Затем частота пробуждений у пожилых людей увеличивается при переходе к фазе, соответствующей второй половине эпизода ночного сна. К концу этой фазы частота остается все еще довольно низкой у молодых людей. У пожилых же людей она, наоборот, становится такой высокой, что это делает продолжение сна практически невозможным.

Возрастные изменения в характере взаимодействия циркадианного пейсмекера и регуляции ночного сна были обнаружены и в других типах хронобиологических экспериментов. Например, в 40-часовом эксперименте с циклами «сон-бодрствование», состоящими из 75 мин сна и 150 мин бодрствования, участвовали пожилые люди без жалоб на плохой сон. У пожилых не наблюдалось отличий от молодых людей по средней скорости погружения в сон.

Зато исследование обнаружило, что у них не наблюдалось и резкого контраста между скоростью погружения в сон в ранневечерние часы и в начале ночи. У молодых людей эта скорость, как и следовало ожидать, была низка ранним вечером и высока в начале ночи.

Кроме того, в каждом из 75-минутных эпизодов сна у пожилых людей был ослаблен рост значения первой компоненты спектра ЭЭГ, а значение второй компоненты было, наоборот, значительно завышенным. Такая особенность была интерпретирована как свидетельство ослабления промоутеров сна, связанных с первой компонентой. Как следствие этого, промоутеры бодрствования, связанные с второй компонентой, оказались дезингибированными.

Нетрудно спрогнозировать, что дальнейшее ослабление процесса, связанного с первой компонентой, и усиление процесса, связанного со второй, должно вести к появлению таких характерных для пожилых людей жалоб, как трудности погружения в сон, недостаточная продолжительность ночного сна, нарушение сна или его поверхностность, частые ночные пробуждения и нежелательные пробуждения ранним утром.

В то же время такое возрастное дезингибирование процессов-промоутеров бодрствования может сулить некоторые преимущества пожилым людям, живущим в современном постиндустриальном обществе. Например, эксперименты обнаруживают, что здоровые люди пожилого возраста легче, чем молодые, сохраняют приемлемый уровень бодрости и внимания при необходимости бодрствовать в условиях недостатка предшествующего ночного сна.

Таким образом, экспериментальные исследования биологических часов начались с наблюдений за движением листьев растений. По ходу своего развития в прошлом тысячелетии они выявили биологические часы у человека и затем развеяли надежды на возможность легкого преодоления его хронобиологической природы. Наконец, в наши дни эти исследования подготовили почву для решения задачи разработки теоретически обоснованных персонализированных подходов к коррекции и лечению нарушений биоритмов и сна.

Источник: Путилов А.А. Хронобиология и сон (из книги «Сомнология и медицина сна»).

* * *

Здоровый сон

Оставить комментарий

http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://alcoholismhls.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта
Яндекс.Метрика