Патологическое влечение к алкоголю

АлкоголизмПатологическое влечение к алкоголю: историческая справка

В научной литературе первые попытки систематизации и осмысления сути патологического влечения были предприняты на материале алкогольной зависимости. Одно из первых описаний патологического влечения к алкоголю как болезненного симптома, отражающего нозологическую принадлежность и патологическую суть явления, принадлежит А.М. Сальватори (1817 г.), который под названием «ойномания» не только отделил его от обычного злоупотребления алкоголем, но и указал на ряд клинических вариантов – постоянное, ремиттирующее и интермиттирующее пьянство.

Эта классификация форм патологического влечения к алкоголю, основанная на динамическом принципе, сохраняет свое значение до настоящего времени. Вскоре после этого К.М. Бриль-Крамер (1819 г.) предпринял попытку дифференциации влечения к алкоголю по механизмам его возникновения. 

Он указал на две группы мотивов к злоупотреблению: неприятные ощущения, происходящие от систематической интоксикации и устраняемые новой порцией алкоголя, и «сторонние вредности и обстоятельства». В этом подразделении уже отчетливо можно было различить те формы влечения, которые в дальнейшем получили название «вторичное» и «первичное».

Позже А. Форель (1905 г.) высказал мнение о том, что патологическое влечение у больных алкоголизмом следует относить к психической патологии. Он говорил, что «они так же, как душевнобольные, подверженные своей страсти, находятся под влиянием своих болезненных похотей».

С.Г. Жислин (1935 г.) обращал внимание на существование двух разновидностей патологического влечения, из которых одно возникает вне зависимости от абстинентного синдрома, а второе тесно с ним связано. В последнем случае, по выражению С.Г. Жислина, влечение имело «уже принудительный характер».

Аналогичное подразделение влечения на две указанные формы было сделано Е. Jellinek спустя 20 лет (Jellinek Е.1960). По мере активного изучения различных аспектов алкоголизма формировались все более глубокие представления о патологическом влечении.

К середине XX века сложилось понимание того, что патологическое влечение является стержневым признаком заболеваний зависимости (Стрельчук И.В., 1976). К этому времени был уже накоплен большой опыт изучения патологического влечения на материале различных наркоманий. Ch. В. Towns (1915) обозначил «триаду наркозависимости», включающую повышение толерантности, абстинентный синдром и возрастающее патологическое влечение к наркотикам (Towns С.В., 1915). Никаких принципиальных отличий проявлений патологического влечения у наркоманов, за исключением, пожалуй, его большей брутальности, исследователями не отмечалось.

Так уже в одной из первых клинических работ на эту тему L.C. Kolb (1925) так же, как исследователи алкогольного влечения, разделял влечение, базирующееся на «негативном удовольствии», т.е. стремлении с помощью психоактивного вещества к купированию отрицательных психосоматических эффектов, и на «позитивном», которое вызывает сверхнормальный уровень эмоций и характерно, по мнению автора, для психопатов (Kolb L.C.,1925).

По сути, как можно заметить, речь шла о «первичном» и «вторичном» влечении. S. Rado (1926) пришел к выводу, что, несмотря на разнообразие наркотических пристрастий, все они представляют собой варианты одной единственной болезни, которую можно свести к простой формуле: «страстное желание опьянеть, само опьянение, его последствия» (Rado S., 1926).

Интенсивное развитие физиологии, нейрофизиологии, биохимии и психологии в XX веке привело к тому, что исследование патологического влечения разбилось на несколько направлений, причем к настоящему времени понимание механизмов, лежащих в основе этого феномена, у представителей разных научных школ вследствие различий в теоретических подходах нередко сильно различается. Существующие к настоящему времени различные модели патологического влечения можно условно разделить на биологические, психобиологические, психологические и психопатологические.

Биологические теории патологического влечения

Женский алкоголизмЦенность биологических теорий, на наш взгляд, в первую очередь заключается в том, что они указывают на существование конкретных нейроанатомических субстратов, ответственных за механизмы возникновения патологического влечения (в том числе при женском алкоголизме) и на функциональные, иерархически построенные связи между этими субстратами. Безусловно, подобные теории очерчивают биологическую базу патологического влечения, что позволяет иметь правильные точки отсчета на следующих уровнях рассмотрения феномена.

Слабостью всех этих теорий является слишком большая дистанция между верными теоретическими построениями, лежащими в их основе, и конкретными психическими и поведенческими расстройствами, представляющими синдром патологического влечения на клиническом уровне.

К сожалению, применение подобных теорий в клинической наркологии практически невозможно, если не считать использование метаболической теории крейвинга для теоретического обоснования заместительной терапии, что, на наш взгляд, является примером не просто примитивизации ключевого феномена аддикции, но и представляет собой морально недопустимое для науки использование научной информации в меркантильных политических и экономических целях.

Психобиологические теории патологического влечения

Врач-наркогогВ рамках психобиологической модели патологического влечения интересные интегративные подходы к пониманию его механизмов предложили американские исследователи К. Blum et al. (1989, 1990, 2008, 2011) в теории каскадной награды. По взглядам этих авторов, нейротрансмиттерные механизмы положительного и отрицательного подкрепления, обеспечивающие патологическое влечение, находятся в сложных реципрокных отношениях. И система «награды», и система «наказания» осуществляют свою деятельность каскадно.

Описанный подход, как и все психобиологические теории крейвинга, конечно, имеет определенные поводы для критики, однако, очевидным достоинством этого подхода являлось то, что с самых первых работ в рамках этой концепции авторы пытались использовать полученные теоретические результаты в прикладных целях. Ими успешно разрабатываются лечебные программы с использованием специально подобранных аминокислотных композиций, позволяющих проводить коррекцию нейротрансмиттерного дефицита.

Следует признать, что, несмотря на выявленные недостатки психобиологических моделей крейвинга по сравнению с биологическими моделями, психобиологические подходы все же оказываются более адекватными клинической реальности и позволят в ряде случаев использовать их при формировании лечебных стратегий. Важно, что терапевтические подходы, связанные с психобиологическими концепциями, кроме фармакологического лечения, дополнительно предполагают и поведенческую терапию.

Достаточно вспомнить, что в отечественной наркологии был длительный период активного использования условно-рефлекторной терапии (УРТ), основой которой являлось возникновение фармакологически обусловленных, аверсивных реакций на употребление психоактивных веществ (ПАВ) с целью подавления условно-рефлекторного механизма влечения. Причем, несмотря на несколько скептическое отношение современных наркологов, к таким «примитивным» методам купирования патологического влечения, при правильном соблюдении технологии и показаний к применению, они демонстрировали определенную эффективность и до настоящего времени не утратили своей актуальности.

Значительного увеличения эффективности удавалось добиться, комбинируя классическую процедуру УРТ с процедурой создания артифициальных стабильных функциональных связей (АСФС-Н).

Еще более продуктивным оказался также построенный на психобиологических подходах метод аффективной контратрибуции (АКАТ), разработанный Е.М. Крупицким и А.Я. Гриненко. При алкоголизме использование этого метода давало стойкую годовую ремиссию у 60-70% больных (Шабанов П.Д., 2003). К сожалению, из-за ряда организационных моментов этот метод в настоящее время в наркологии не применяется.

Психологические теории патологического влечения

Психологические теории патологического влечения базируются на представлении о том, что в основе влечения, во-первых, лежит потребность; во-вторых, оно включает своим обязательным компонентом эмоцию (аффект); в-третьих, принуждает индивида к действию и задает, хотя бы частично, направление этого действия; в-четвертых, отражает актуальное состояние субъекта, состояние, существующее «здесь и сейчас».

Психологические теории влечения представлены многообразными поведенческими, мотивационными, когнитивными, унифицированными и психоаналитическими концепциями.

Поведенческие теории патологического влечения

Группа поведенческих концепций из всех психологических теорий крейвинга наиболее близка к психобиологическим подходам. В нейроповеденческой концепции влечения ключевыми психологическими составляющими зависимости рассматриваются конфликт, амбивалентность, борьба мотивов и выбор цели.

Мотивационные теории патологического влечения

Мотивационные психологические теории условно можно разделить на те модели, в которых внимание исследователей сконцентрировано непосредственно на мотивационных механизмах влечения, и на те, в которых большее внимание уделяется его потребностным аспектам.

Исследователи, разрабатывающие мотивационные механизмы патологического влечения, как бы выносят за скобки феномен потребности, акцентируя свое внимание на непосредственно мотивационных механизмах, но таких работ не так много.

В потребностной психологической парадигме рассматривается патологическое влечение в работах В.Ю. Завьялова. Здесь влечение, чаще всего, понимается как интенсивное, аффективно окрашенное и побуждающее к деятельности субъективное переживание актуальной потребности индивидом, отражающее эту потребность в его сознании. Потребность, таким образом, рассматривается в качестве движущей силы влечения.

Несоответствие между влечением и потребностью в психоактивном веществе, а именно – преобладании влечения над потребностью, формирует «аберрацию инстинкта». А.Г. Асмолов вводит в потребностное понимание крейвинга элемент смыслообразования, а Б.С. Братусь – личностно-смысловые ориентации в искаженных условиях протекания деятельности.

Взаимоотношение между мотивационными и потребностными механизмами патологического влечения отчетливо определены А.Н. Леонтьевым: «потребность – это нужда организма в определенном, необходимом для жизни предмете. Отражение этой потребности в «голове человека» есть мотив, который побуждает деятельность, направленную на удовлетворение потребности».

В процессе деятельности по удовлетворению потребности человек, совершая какие-либо необходимые для этого действия, впоследствии нередко совершает те же действия уже ради них самих, – происходит «сдвиг мотива», средство становится целью, влечение отделяется от потребности, делается автономным».

Когнитивные теории патологического влечения

Когнитивные модели психологических концепций влечения в настоящее время в «чистом виде» встречаются редко. Современные исследователи предпочитают включать когницию в качестве «инструмента тонкой настройки» механизмов крейвинга, объединяя когнитивные механизмы с мотивационно-потребностными или психобиологическими подходами.

В качестве критики когнитивных подходов можно заметить, что практически все когнитивные модели влечения подчеркивают, что крейвинг есть результат неправильной переработки информации. При этом упускается из виду, что переработка информации опирается на мотивы и цели.

Таким образом, мотивы, стоящие за нарушением переработки информации, сами по себе остаются за рамками когнитивных моделей, что не позволяет делать каузальных выводов о природе патологического влечения.

Дальнейшее расширение психологически ориентированных концепций, вскрывающих механизмы иррациональности аддиктивного поведения, привело к созданию более интегрированных моделей, учитывающих разнообразные факторы, имеющие отношение к крейвингу, например, научения, навыков совладания, вторгающихся представлений или нейроадаптивных механизмов. Представленные данные дают основание считать, что связь крэйвинга с поведенческими проявлениями зависимости не во всех случаях является достаточно определенной.

Принципиальных различий в проявлениях влечения к самым различным психоактивным веществам также не обнаруживается. Это указывает на то, что, несмотря на попытки учета и взаимодействия факторов, находящихся на разных уровнях обеспечения патологического влечения, предложенные схемы его психологических механизмов остаются до настоящего времени все еще очень теоретичными и дают положительные результаты лишь в строго ограниченных экспериментальных условиях, далеко отстоящих от клинической реальности.

Психоаналитические теории патологического влечения

Психоаналитические трактовки в рамках психологических теорий влечения представлены в соответствующей литературе очень широко. А. Жибо (2007) указывал, что для для Фрейда, находившегося под влиянием позитивизма, было необходимо предположить существование сначала первого периода реального опыта удовлетворения, и только затем становится возможен второй период его галлюцинаторного повторения.

В работах D. Rapaport (1960) и D. Rapaport, М.М. Gill (1959) феномен аддиктивного влечения рассматривается с предложенной 3. Фрейдом метапсихологической позиции, учитывающей структурный, динамический, экономический, генетический и адаптивный аспекты этого явления. Для французской лакановской школы психоанализа характерно увязывание влечения с сексуальностью. Патологическое влечение становится в этом контексте особой формой получения удовольствия – «оргазма Я».

При большом многообразии психоаналитических моделей патологического влечения для настоящего исследования представляет интерес ряд психоаналитических теорий, которые могут служить своеобразным мостиком между описанными ранее высокотеоретичными нейробиологическими, когнитивными и/или поведенческими теориями крейвинга и более приближенными к клинике психопатологическими теориями, которые будут представлены далее.

Такие «неклассические» психоаналитические подходы представляют, по нашему мнению, значительный интерес, поскольку связывают клинические проявления патологического влечения с интимными психологическими механизмами, лежащими в основе субъективного восприятия влечения наркозависимыми.

Психоаналитик Э. Гловер (1932) был первым, кто предположил защитную природу аддикции и стал предтечей «гипотезы самолечения». Он утверждал, что зависимые употребляют ПАВ с целью защиты от примитивных садистических и агрессивных импульсов, высвобождающих огромные заряды тревоги и ассоциируемых с паранойей, а также для того, чтобы избежать начала психоза и/или окончательного меланхолического распада. В своих дальнейших трудах этот автор классифицировал наркотическую аддикцию как злокачественное переходное состояние, занимающее место между психоневрозом и психозом.

В психоаналитических работах обращает на себя внимание значимый с клинической точки зрения факт – патологическое влечение проявляется грубыми психопатологическими расстройствами в виде депрессии и мании, а глубина этих проявлений приближается к психотическому регистру. Интересно, что подобные выводы сделаны не психопатологами, а патопсихологически, на основании изучения глубинных психологических механизмов влечения.

Из психоаналитических исследований оказалось возможным также получить определенную информацию о тех неосознаваемых психических феноменах, которые возникают на инициальной стадии патологического влечения и описания которых в работах, выполненных в других парадигмах, практически отсутствуют. Предшествующие отчетливо осознаваемому патологическому влечению психические феномены в психоаналитических работах представлены так называемым «защитным механизмом личности».

Психодинамические подходы безусловно требуют неукоснительного следования терминологии психоанализа и из-за этого терминологического несовпадения суть описываемых явлений нередко размывается или ускользает от исследователей, работающих в другой парадигме. Это, по нашему мнению, объясняет практическое отсутствие точек соприкосновения между психоаналитическими теориями крейвинга и нейропсихологическими, когнитивными, поведенческими и тем более психопатологическими моделями этого явления.

Однако, если попытаться абстрагироваться от ортодоксальной психоаналитической терминологии, можно обнаружить в ряде психоаналитических работ вполне рациональные взгляды на психические феномены патологического влечения, которые при использовании феноменологического подхода могут эффективно дополнять и разъяснять спорные или труднообъяснимые, с точки зрения других парадигм, моменты. Научный подход, предполагающий описание одного и того же феномена на основе различных парадигм, по принципу дополнительности Н. Бора, часто позволяет сделать изучаемое явление более объемным и приблизиться к пониманию его истинной сути.

Подводя общий итог рассмотренных психологических концепций патологического влечения, существующих в настоящее время, можно отметить, что они представлены большим разнообразием подходов и взглядов на это явление. Трудно ожидать при этом абсолютной безукоризненности трактовок и единообразного понимания сути патологического влечения, слишком различны первичные точки отсчета и научные школы тех или иных исследователей.

Психологические концепции аддиктивного влечения предполагают, в основном, психотерапевтические методы лечения: когнитивную терапию, тренинги навыков совладания, психодинамическую терапию и т.п. Общим недостатком практически всех психологических подходов к патологическому влечению можно считать недостаточное уделение внимания биологическим и психопатологическим аспектам влечения. Между тем именно эти аспекты, по нашему мнению, являются наиболее важными, обеспечивающими проявления базисных патологических механизмов синдрома патологического влечения.

Первичное влечение к алкоголю

АлкоголизмПервичное влечение к алкоголю присутствует у всех алкоголезависимых людей, однако оно может иметь различные оттенки.

Симптом ситуационно обусловленного патологического влечения к алкоголю отмечается лишь на начальной стадии алкоголизма. Возникает в ситуациях, привычно ассоциирующихся с выпивками. Внешне проявляется в инициативе и подготовке к выпивке, устранении возможных препятствий.

Алкоголезависимые люди испытывают подъем настроения, оживляются, легко отвлекаются от текущих дел. Помехи в реализации влечения вызывают раздражение и недовольство.

Симптом первичного патологического влечения без борьбы мотивов возникает ситуационно или спонтанно, но в отличие от предыдущего варианта алкоголезависимые люди отрицают его осознание. Реализация влечения объясняется различными внешними поводами.

Несмотря на интенсивность влечения и настойчивость в его реализации, в отдельных случаях социальные и этические правила могут препятствовать эксцессу. Данный симптом наблюдается при II и иногда при III стадии болезни.

Симптом первичного патологического влечения с характером неодолимости наблюдается при II и III стадиях алкоголизма. Возникает он спонтанно и сразу достигает интенсивности, приводящей к немедленному употреблению спиртного.

По силе сравним с выраженными физиологическими явлениями голода или жажды. При его реализации алкоголезависимые люди могут пренебречь любыми этическими, профессиональными, нарвственными и даже юридическими нормами.

Симптом первичного патологического влечения к алкоголю, возникающий при пограничных состояниях, развивается на фоне аффективных состояниях развивается на фоне аффективных, в первую очередь депрессивных расстройств, в рамках различных невротических или психопатических состояний.

Прием алкоголя, по субъективным оценкам больных, способствует снятию у них угнетенности, тревоги, раздражительности, неуверенности, вялости и т.д. Возникает при всех стадиях алкоголизма, но чаще в I (при наличии преморбидных черт характера) и в III стадии алкоголизма.

Патологическое влечение в опьянении

АлкоголизмПатологическое влечение в опьянении со снижением количественного контроля возникает при I стадии алкоголизма.  Вслед за приемом начальных доз алкоголя и появлением легкой степени опьянения возникает желание продолжить выпивку, способное привести к состоянию средней или даже тяжелой степени пьянения.

Внешними признаками усиления патологического влечения могут быть торопливость повторений приема («опережение круга»), стремление непременно выпить все приобретенное спиртное, неразборчивое отношение к характеру напитков.

Ситуационные факторы (неотложные важные дела на следующий день, обстановка, в которой недопустимо компрометировать себя, неодобрение окружающих) могут заставить ограничить дальнейший прием алкоголя.

Патологическое влечение в состоянии опьянения с утратой количественного контроля (симптом критической дозы) проявляется превышением определенной дозы алкоголя, индивидуальной в каждом конкретном случае, и провоцирует возникновение непреодолимого влечения продолжить прием до полного опьянения. Развитие состояния опьянения средней и тяжелой степени в этих случаях является правилом.

Прежде имевшие значение этические и социальные ограничения больше не действуют – ими или пренебрегают или стремятся обойти, продолжая принимать спиртное в иных условиях, в других, подчас незнакомых компаниях, в одиночку, скрытно. Возникает при I и II стадиях алкоголизма.

Патологическое влечение в состоянии опьянения с утратой ситуационного контроля заключается в том, что прием любой, даже самой незначительной дозы алкоголя, способной и не сопровождаться признаками опьянения, тотчас вызывает неодолимое влечение к алкоголю. Стремление получить алкоголь осуществляется любыми средствами, в том числе нарушающими нравственные и правовые нормы.

Прием алкоголя осуществляется в одиночку, в случайных компаниях, в самых неподобающих условиях. Преобладает тяжелая степень опьянения. Возникает при II, чаще –  при III стадии алкоголизма.

Как бросить пить

Как бросить пить, значительно снизив патологическое влечение к алкоголю? На наш взгляд наилучшие результаты дают фитотерапия в сочетании с методом снятия подсознательных барьеров. О методе снятия подсознательных барьеров смотрите здесь:

Кликните ниже на ссылку

узнать о методе

* * *

Оставить комментарий

/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта