Эффект плацебо

ПлацебоЭффект плацебо

Эффект плацебо в большинстве случаев связывают с медициной и с ситуацией, в которой фармакологически неактивное вещество действует так, как будто бы имеет вещество, действующее так, как и предусмотрено в назначенной терапии (а, следовательно, связано с третьим элементом представленного ранее определения Шапиро), то есть область применения и действия используемого средства значительно шире.

В средствах базы медицинских журналов Пабмед (Pubmed) введение слова «плацебо» 26 октября 2010 года повлекло за собой появление 142 094 статей, в тексте которых появлялось это слово. Если мы примем за основу (с осторожностью), что около 90% из них – это презентация результатов исследований, в которых условия плацебо составляли базу для оценки эффективности терапии, то легко представим себе обыденность (и одновременно очевидность) такой процедуры. Использование плацебо как основы для оценки эффективности терапии обычно связывают с исследованиями эффективности разных препаратов. Однако есть и иные случаи. 

Эффективность хирургических операций можно сравнивать с состоянием здоровья пациентов после мнимых операций, эффективность психотерапевтических операций – с «сессиями», в которых существует взаимодействие между пациентом (клиентом) и другим человеком, при условии отсутствия какой-либо реальной психотерапии. Однако чаще всего плацебо используют для оценки фармакотерапии.

Самый простой способ такого применения – предоставление одной группе пациентов активного лекарства, а другой – субстанции, не обладающей ни одним активным веществом. Затем результаты обобщаются, и сравнивается эффективность в двух группах. Таким образом можно исследовать реальную эффективность разных лекарственных средств либо же иных терапевтических воздействий.

Эффект плацебо в мужской контрацепции

Плацебо используется для тестирования самых разнообразных лекарств для лечения самых разнообразных заболеваний. Естественно, плацебо также может служить для тестирования реальной эффективности терапии, служащей улучшению самочувствия физически здоровых людей.

Одна из самых оригинальных форм применения плацебо касается оценки реальной эффективности мужской гормональной контрацепции. В исследовании, посвященном этому вопросу, Эллен Моммерс и ее коллеги вживляли мужчинам из шести европейских стран шестисантиметровый имплант в плечо и делали им инъекции в течение девяти месяцев.

Одной части участников давали этоногестрел, соединенный с тестостероном, а другой части-плацебо. Однако участники не знали, в какие условия эксперимента они попали. (Персонал, подающий препараты, также не был информирован о том, какие средства они дают пациентам).

На протяжении всего эксперимента исследовали качество спермы мужчин. Желательное, с точки зрения цели этой терапии, явное уменьшение концентрации сперматозоидов (до количества, меньшего, чем 1 миллион на 1 миллилитр спермы] более отчетливо наблюдалось у мужчин, которым давали фармакологически активное вещество, чем у тех, кто принимал плацебо.

Виды плацебо

В качестве лечебного средства пациентам чаще всего дают таблетки, то и плацебо имеет такую же форму. «Таблетка-пустышка», имитирующая настоящее лекарство, чаще всего создается из сахарозы, лактозы или крахмала. Если плацебо вводят в форме подкожной, внутримышечной или внутривенной инъекции, то чаще всего используют физраствор солей или дистиллированную воду. Плацебо может быть и в форме крема, мази или шампуня, лишенных активных составляющих.

Чтобы участники экспериментов не могли проводить сравнения между собой и чтобы устранить влияние факторов, тормозящих процедуру, плацебо и активная субстанция не должны отличаться между собой ничем, кроме как активным содержанием. Размер, цвет, вкус и упаковка плацебо и средства с активным веществом должны полностью совпадать. Процедура, в которой участники не знают, что получают плацебо или фармакологически активное вещество, но это знает персонал, дающий такое средство, называется слепой пробой.

Плацебо и слепая проба

Первый ребенок, родившийся в результате экстракорпорального оплодотворения in vitro, появился на свет в 1978 году. Этот метод оказался переломным в лечении бесплодия, но его эффективность в лечении мужского бесплодия была низкой.

Только в 1992 году Палермо и его коллеги представили вниманию общественности метод, который заключался во введении выбранного сперматозоида в яйцеклетку (icsi), что оказалось значительно эффективнее классического способа in vitro. Так как такой метод, как казалось, вмешивается в естественный процесс оплодотворения гораздо больше, чем классическое in vitro, то к детям, рожденным в результате in vitro icsi, относились с большей внимательностью.

Одна из первых оценок состояния детей, рожденных в результате применения этого метода, опубликованная в престижном журнале «Lancet», вызвала беспокойство. Бовен и ее коллеги, сравнивая развитие детей, рожденных в результате in vitro icsi, классического in vitro и зачатых естественным путем, утверждали, что показатель умственного развития первых существенно ниже, по сравнению с результатами двух других групп.

Более того, явно большим, по сравнению с другими группами, был процент детей с отставанием в развитии. Пять лет спустя в также солидном журнале «Human Reproduction» было заявлено об отсутствии какой-либо разницы в интеллектуальном и физическом развитии между детьми, зачатыми в результате in vitro icsi, in vitro или естественным путем.

Разные результаты и их интерпретация не есть чем-то странным, особенно в кругу исследователей эффективности лечения бесплодия, однако в этом случае все было по-другому. Была исследована та же группа детей.

Разницу в результатах можно объяснять разнообразными факторами: применением разных методов измерения, разными моментами времени, когда происходило первое и второе оценивание и т.д. Самым важным различием был способ оценивания интеллектуального развития детей.

В исследованиях, описанных Бовен и ее коллегами, специалисты знали способ зачатия ребенка. Процедура, описанная в исследованиях Лесли и его коллег, строилась на слепой пробе-ученые, оценивавшие интеллектуальные способности ребенка, ничего не знали о способе его зачатия.

Очередные исследования разных групп детей, зачатых в результате in vitro icsi, подтвердили, что способ зачатия ребенка не оказывает влияния на его интеллектуальные способности. Объяснить ложный вывод можно тем, что диагност, зная о способе зачатия ребенка, наблюдал за ним с большим вниманием, и все сомнения трактовал не в его пользу.

Плацебо и двойная слепая проба

Следует заметить, что медицинский персонал, владеющий информацией о том, кто из пациентов получает активное вещество, а кто – плацебо, в таких случаях может более или менее осознанно влиять на ожидания самих пациентов касательно эффективности принимаемых средств. Например, уделяя больше внимания пациентам, которые были подвергнуты активной терапии, можно повлиять на проведение исследовательской процедуры.

С методологической точки зрения, необходимо устранить такое влияние. Этого можно достигнуть, создав такие условия, в которых ни участники, ни люди, которые дают им лекарственные средства, не знают, кому попадает активное вещество, а кому – плацебо. Процедура, соответствующая таким требованиям, называется двойной слепой пробой .

Однако может возникнуть очередная проблема. Плацебо на самом деле внешне не отличается от тестируемого препарата, но так же, как и фармакологически неактивное вещество, плацебо не дает побочных эффектов, которые могут наблюдаться при приеме активного вещества.

Примером может быть ситуация, в которой тестируется новый антидепрессант. Как подчеркивают Гринберг и Фишер, в большинстве применяемых антидепрессантов побочным эффектом является ощущение сухости во рту.

Если часть пациентов из стационара, участвующих в эксперименте, будет жаловаться на это ощущение, а остальные – нет, то это будет сигналом для квалифицированного персонала, что только первые получают лекарство. Тем самым двойная слепая проба перестает быть вдвойне слепой.

Еще хуже, если она перестанет быть просто слепой пробой, так как пациенты (особенно опытные) после отсутствия побочных эффектов могут сориентироваться, что не получают реального лекарства.

Пассивное плацебо

Ситуации, при которых плацебо не оказывает таких же побочных эффектов, как тестируемый медикамент, Уилкинс определяет как «пассивное плацебо». Усовершенствование методологии сравнительных исследований с участием плацебо происходит в двух направлениях.

Первое основано на устранении максимально возможного количества переменных, которые отличают процедуру подачи лекарств, в том числе сокращение переменных, характерных для эффекта плацебо. Это достигается путем введения процедуры тройной слепой пробы.

Согласно ее основам, ни пациент, ни медицинский персонал, ни те, кто оценивает эффективность терапии, не знают, для чего проводят исследования, какие гипотезы тестируют, сколько существует групп, и какого рода лекарства или терапию исследуют. Насколько это возможно, такие люди даже не должны знать о том, что проводится исследование.

Активное плацебо

Вторым направлением поиска оптимальных методов является применение техники с употреблением активного плацебо. Суть этого метода – устранение как можно большего числа различий между тестируемым лекарством и плацебо.

Согласно этой процедуре, плацебо должно надежно имитировать активное действующее лекарство, при этом также вызывая такие же побочные эффекты. Например, активным плацебо может быть атропин, имитирующий побочный эффект амитриптилина (ощущение сухости во рту), который тестируется при лечении депрессивных состояний.

Функции активного плацебо в определенных условиях может также выполнять тестируемое фармакологическое средство, выданное в дозе, сразу же вызывающей характерные побочные эффекты, но в то же время, не дающей эффекта, который сам по себе является предметом исследования. Очевидно, плацебо должно быть наполненном таблеточной массой, дистиллированной водой или другим содержанием, чтобы иметь такой же вес или объем, как и тестируемое фармакологически активное вещество.

Эффект отмены плацебо

Рост эффективности использования плацебо для определения реального влияния какой-либо другой формы реальной терапии связывают также (уже в ближайшем будущем) с процедурой так называемой отмены плацебо (placebo washout). Принимая интуитивное предположение, что некоторые люди сильно поддаются плацебо в силу личностных особенностей, исследователи стараются как можно раньше исключить их из числа тех, кто должен принять участие в эксперименте. (По методологическим причинам, желательно было бы их исключить не только из группы, принимающей плацебо, но и из группы, принимающей фармакологически активное вещество).

К таким выводам можно прийти, если давать плацебо потенциальным участникам эксперимента на протяжении недели или двух перед собственно тестом. Затем привлекать для эксперимента только тех, кто не восприимчив к плацебо. Таким образом, группа испытуемых будет более однородна, а реальную эффективность терапии можно будет определить проще и точнее.

Однако по результатам проведенного Гринбергом, Фишером и Ритером метаанализа однозначно следует, что процедура отмены плацебо не влияет на точность оценивания эффективности тестируемой терапии, и на самом деле, это только лишнее вмешательство, которое продлевает время исследования (что никому не нужно). Это может возникать из-за того, что скорее всего не существует явления продолжительной восприимчивости к плацебо (как скорее всего не существует и явления продолжительной невосприимчивости к плацебо).

Процедура отмены плацебо порождает и иные сомнения. Устранение из клинических исследований тех, кто оказался восприимчив к плацебо, приводит к тому, что становится неизвестно, каким образом тестируемый медикамент влияет на таких пациентов.

Исследования эффекта плацебо

Как всегда, возникают многочисленные дискуссии на тему того, каким образом следует проводить исследования эффективности терапии на основании сравнения с группой, принимающей неактивное вещество. Сам факт необходимости применения плацебо в исследованиях не должен вызывать никаких сомнений.

Убежденность в значимости исследований эффективности лекарств с использованием групп, которым дают плацебо, особенно возросло после публикации Ирвина Кирша и Гая Сапирштайна, в которой они представили данные, предполагающие, что якобы сенсационное (и революционное) антидепрессивное лекарство прозак реально действует только потому, что пациенты верят в его действие. Иначе говоря, его эффективность такая же, как и эффективность плацебо.

Насколько очевидно применение плацебо в фармакотерапии в экспериментальных исследованиях, настолько же спорным считается применение контрольных и сравнительных методов с использованием плацебо при оценивании эффективности психотерапии.

Так же много психотерапевтических техник, как и эффект плацебо, опираются на те же основы. При этом плацебо воспринимается как форма воздействия в большей степени общая и менее специфичная, чем терапия, опирающаяся на теоретические основы (по крайней мере, в кругах терапевтов).

Выделение специфических факторов тестируемого терапевтического метода и противопоставление их «неспецифическому» действию плацебо не существенно, так как применение плацебо обычно так же эффективно, как и большинство разнообразных психотерапевтических методов. В свете этого факта, применение контроля в виде плацебо как основы для тестирования эффективности психотерапевтических техник является, по крайней мере, спорной.

Лессе утверждает, что большинство психотерапевтов характеризуется непринятием оценки эффективности индивидуальных способов психологического воздействия на клиента или пациента. В то же время, нельзя исключать, что в основе успеха многих терапевтов лежит не предпочитаемый ими метод, а собственно факторы, характерные для плацебо: например, сам факт контакта пациента и терапевта с известной фамилией, солидный кабинет, черты лица терапевта, возникшее у пациента доверие, осознание того, что такая терапия помогла знакомому и т.п.

Собственно, на это указывают данные об эффективности разных психотерапевтических техник (кроме когнитивно-поведенческой терапии). Сходство эффективности разных форм психотерапии особенно выражено, если оценивать ее в долгосрочной перспективе.

С другой стороны, здесь необходимо вспомнить труд Роберта Гриссома, который в серии мета-анализа сравнивал эффективность психотерапии, плацебо (определенного как ситуация, в которой пациенту или клиенту оказывают заботу и внимание, но не подвергают специфической, целенаправленной на определенную проблему терапии) и контрольных условий (отсутствие каких-либо воздействий, направленных на пациента, или его ожидание в очереди на терапию).

Из представленных Гриссомом данных следует, что психотерапия более эффективна, чем плацебо, а плацебо – более эффективно, чем ситуация, в которой ничего не происходит. Вместе с тем, сам Гриссом предупреждает, что в условиях психотерапии могли отсутствовать такие элементы плацебо, которых не было в условиях, им же самим классифицированных как «плацебо».

Речь идет, прежде всего, о различиях в энтузиазме и ожиданиях терапевта, которые скорее всего были больше в условиях реальной терапии, а это, в свою очередь, могло повлиять на разницу в силе вызванных у пациента позитивных ожиданий в обоих сравниваемых условиях. Таким образом, нельзя исключать, что психотерапия в значительной степени опирается на активизацию эффекта плацебо.

Уэсли ДеМарко отмечает, что .хотя, с одной стороны, можно сказать, что психотерапия опирается исключительно на плацебо, но, с другой стороны, такое утверждение можно считать абсурдным, так как психотерапия, по определению, эффективна благодаря психологическому вмешательству. С такой точки зрения, плацебо можно признать, например, процедуры воспитания.

ДеМарко очень хорошо играет словами и многие вещи доводит до абсурда, однако в отношении психотерапии он считает проблему очень серьезной. ДеМарко обсуждает исследования Марсии и его коллег, опубликованные в 1969 году, в которых применялась популярная терапия десенсибилизации.

В этой терапии приняли участие молодые женщины, которые боятся пауков. Им сказали, что на экране, перед которым они сидят, будут показывать фотографии пауков, влияющие на их подсознание, а они одновременно будут подвержены разрядам электрического тока, причем отдельные разряды будут происходить в разных временных промежутках от показа изображений.

Женщинам также сказали, что благодаря такой терапии они смогут ослабить свой страх перед пауками. В реальности же женщины сидели в темной комнате, в которой время от времени мигал свет (им ничего подсознательно не показывали), и никакой связи между миганием света и разрядами тока не было. В результате оказалось, что эти женщины демонстрировали прогресс в поведении (у них уменьшался страх перед пауками), и они были удовлетворены терапией как группа, которая прошла сессию тренинга десенсибилизации.

Публикуется по: Б. Долинская. Плацебо. Почему действует то, что не действует?

Оставить комментарий

/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 
Стопалкоголь-Элит
Восстанавливающие

Отзывы пациентов

Отзыв Николая: «Год назад я прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров в центре В.А. Цыганкова. После этого сеанса весь год не пил, чувствовал себя хорошо. Сейчас пришел вновь, чтобы пройти такой же сеанс».

Отзыв Тамары: «Мне было очень плохо, и я не могла решить свою проблему с выпивками самостоятельно. Пришла на прием к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и за один сеанс я почувствовала себя намного лучше. На душе стало спокойно, настроение улучшилось, нет тяги к алкоголю. Могу сама жить без спиртного и чувствовать радость от того, что способна управлять своей жизнью».

Отзыв Павла: «Поставил защиту от алкоголя полгода назад. Получил хорошее самочувствие, начал сбрасывать лишний вес, да и в семье все наладилось. Решил поставить защиту еще на год. Благодарю сотрудников центра Владимира Цыганкова за вниматеьное отношение и квалифицированную помощь!».

Отзыв Степана Тимофеевича: «Я пил почти каждый день долгие годы. Потом принял решение поставить защиту от алкоголя и не нуждаться в нем больше. Но для того, чтобы поставить защиту от алкоголя требовалось не пить семь дней, а я не мог уже и одного дня не пить. Помог мне «Стопалкоголь-Элит». Я стал пить отвар этого фитосбора и уже через несколько дней заметил, что заметно снизилась тяга к алкоголю, самочувствие стало лучше. Я сделал над собой небольшое усилие, не пил семь дней и записался на сеанс постановки защиты по методу снятия подсознательных барьеров в центр Владимира Анатольевича Цыганкова. После этого не пью уже 8 лет. Я очень благодарен В.А. Цыганкову. Дай Бог ему много лет жизни и хорошего здоровья!»

Отзыв Алексея: «Мне хочется выразить благодарность Владимиру Анатольевичу Цыганкову за то, что он помог мне остановить мое пьянство три года тому назад. Дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни, уважаемый Владимир Анатольевич! Мне помог «Стопалкогль-Элит» и восстанавливающие фитосборы».

Отзыв Татьяны: «Метод снятия подсознательных барьеров – замечательный. Жизнь кардинально изменилась в лучшую сторону, улучшилось психологическое состояние, абсолютно исчезла тяга к алкоголю. Прошла тревожность и депрессия. Чувствую себя здоровой. Искренне благодарю всех, кто мне в этом помог!».

Отзыв Михаила: «С благодарностью вспоминаю, как легко и комфортно прошел сеанс по методу безопасного кодирования. Спасибо за возвращение к нормальной жизни! Не пью уже 9 месяцев. Через три месяца приду к вам продлевать защиту от алкоголя еще на год. Благодарю персонал центра Владимира Цыганкова за доброжелательное отношение».

Отзыв Александра Ивановича: «Я пил более 20 лет. Никак не мог остановиться. Слишком сильной была тяга. Но 5 лет назад я смог все-таки бросить пить насовсем. Мне помогли фитосборы «Стопалкоголь-Элит» и «Восстанавливающие». Восстанавливающие сборы оказались особо полезными: восстановилась печень, восстановились почки. Даже врачи удивились. Теперь я к ним уже не хожу и таблетки не принимаю. Уже 5 лет живу трезво. Большое спасибо центру Владимира Цыганкова!»

Отзыв Веры: «Присоединяюсь к добрым отзывам о Владимире Анатольевиче Цыганкове. Я пила долго и много. Два года назад перенесла инфаркт. Именно тогда я пришла к Владимиру Анатольевичу Цыганкову и он поставил мне защиту от алкоголизма. Потом он научил меня управлять своими мыслями и чувствами, научил справляться со стрессами и страхами. Хожу в храм, а вместо алкоголя пью душистые, вкусные и полезные лекарственные травы. Я живу новой, счастливой жизнью».

Отзыв Станислава Михайловича: «Когда я впервые прошел сеанс по методу снятия подсознательных барьеров, то продержался без спиртного недолго - через 9 месяцев начал пить снова, хотя защита от алкоголя была на 1 год. Выпить уговорили друзья, сказали, мол, ничего страшного не произойдет, срок неупотребления уже подходит к концу. По глупости я послушался из выпил... и запои вновь вернулись. Я записался снова в центр Владимира Цыганкова на сеанс по методу снятия подсознательных барьеров. Мне поставили защиту от алкоголя сначала на 6 месяцев, в потом на 1 год. Полтора года уже не пью и чувствую себя прекрасно. Второй раз ошибки не совершу, никому не удастся уговорить меня выпить. Мне этого не хочется и не надо. И поэтому защиту от алкоголя продлю опять».

Отзывы наших пациентов смотрите здесь

Свежие комментарии
Поделитесь ссылкой!

Отзывы родственников наших пациентов

Отзыв Инны: «Мой муж пил три десятка лет. Как я ни пыталась его лечить, ничего не помогало. Когда я обратилась за помощью к Владимиру Анатольевичу Цыганкову, он мне открыл глаза на то, что я себя веду с мужем неправильно. Я поняла, что делать НЕ НАДО, а что делать НУЖНО. А вскоре и муж сам, без какого-либо давления с моей стороны бросил пить и начал лечиться. Благодарю Вас, Владимир Анатольевич! Вы заслуживаете самых добрых отзывов, и самых лучших отзывов заслуживает Ваша профессиональная помощь пьющим людям и их женам».

Отзыв Ирины Ивановны: «Мой сын был запойный, более 10 лет пьянствовал беспробудно. Что я только ни перепробовала, ничего не помогало его вылечить. Но однаждыя с помощью психолога Владимира Анатольевича Цыганкова отказалась от ненужных и неправильных действий, а стала делать то, что реально может замотивировать сына на прекращение пьянства и лечение. Дела пошли в гору. Сын сам пошел в центр Владимира Анатольевича, поставил защиту от алкоголя по методу снятия подсознательных барьеров. Теперь уже четыре года прошло, как он не пьет совсем. Теперь я понимаю, что роль матери бесконечно огромна в деле реальной помощи сыну».

Отзыв Дарьи: «Я благодарна психологам центра Владимира Цыганкова за то, что они помогли мне увидеть свою страшную болезнь – созависимость от пьющего мужа. Они дали мне мне возможность адекватно посмотреть на себя, на мужа, на нашу жизнь и сделать необходимые шаги для создания трезвой, здоровой семьи».

Отзывы родственников наших пациентов смотрите здесь

Рубрики сайта