Алкогольное опьянение и преступность

АлкоголикАлкогольное опьянение и преступность

С 2003 по 2012 г. средний удельный вес выявленных лиц, преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, составляет 30,1%. За этот же период времени средний удельный вес выявленных лиц, преступлений, совершенных в состоянии наркотического или токсического опьянения, составляет 0,8%, то есть 30,9% лиц совершали преступление в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.

По существу, каждое третье лицо, совершившее преступление, находилось в состоянии опьянения, что нашло свое отражение в обвинительном приговоре суда. По данным опросов осужденных каждый второй из них совершил преступление в состоянии опьянения, что акцентуировало актуальность совершенствования законодательства. 

Вместе с тем данные А.И. Долговой, Н.А. Лопашенко, Б.В. Волженкина, свидетельствующие о росте удельного веса умышленных, тщательно спланированных преступлений в сфере экономики, совершенных в трезвом состоянии, позволяют сделать вывод о том, что в России появился «алкогольный крест»: уменьшение удельного количества ситуативных бытовых преступлений против личности, совершаемых в состоянии опьянения, сопровождается увеличением умышленных, тщательно подготовленных преступлений в сфере экономики, совершаемых в трезвом состоянии.

Сравнительная характеристика средних значений удельного веса преступлений, совершенных лицами в состоянии опьянения в Российской Федерации, показывает, что насильственная «пьяная» преступность статистически достоверно превалирует над ненасильственной. Из этого можно сделать вывод: алкоголь и наркотики способствуют реализации антисоциальных установок и (или) расстройств личности. Это все способствовало росту интереса правоведов и представителей судебной психиатрии, судебной медицины к изучению механизма действия алкоголя и наркотиков.

Социальный подход к алкоголизации и наркотизму как общественным порокам подчас причудливо переплетался с вульгаризированным неофрейдизмом (потребность в саморазрушении, неустроенная жизнь и несостоятельность семьи в вопросах воспитания, неумение правильно использовать свободное время, латентный гомосексуализм и др.). К идеям Ч. Ломброзо о биологически предрасположенном преступнике-алкоголике ошибочно призывал вернуться А. Принс. Ф. Лист полагал, что в любом обществе существует известное количество социопатов, реализующихся в алкоголизме, наркомании и преступности.

Проблема преступности в состоянии алкогольного опьянения

В настоящее время проблема соотношения «опьянение/преступление» находится на эмпирическом уровне. Результаты эмпирических исследований показывают, что каждое третье преступление совершается лицом в состоянии опьянения.

Отсюда можно сделать следующие предположения: а) лицо совершило преступление потому, что было в состоянии опьянения; б) лицо пьет потому, что совершило преступление и боится ответственности за содеянное; в) опьянение и преступление – два связанных между собой следствия одной и той же причины.

Обоснованно ответить на этот вопрос можно только в том случае, если выявленный эмпирическим путем факт будет проанализирован в свете единой научной концепции. Для решения этой проблемы необходимо соотнести причины стремления человека к употреблению алкоголя, наркотиков, одурманивающих средств и причины совершения преступлений. Аналогичную позицию занимает и А.Н. Костенко. Но нельзя согласиться с А.Н. Костенко в том, что о причинах первого нет «удовлетворительного ответа в научной литературе».

Алкоголизм и личность

В развитии пристрастия к алкоголю важную роль играют личностные особенности (незрелость личности, внушаемость, эмоциональная лабильность, низкий интеллект) и социальная дезадаптация. Трудности социальной адаптации, конфликт с социальным окружением, неудовлетворенность желаний и установок, неустроенная жизнь, отчуждение, хроническая усталость вызывают дискомфортное психическое состояние, снимаемое или облегчаемое релаксирующим действием алкоголя или наркотиков.

К сожалению, можно констатировать, что значительная часть населения России живет в состоянии затяжного психоэмоционального социогенного стресса, вызывающего депрессивный фон настроения, другие психические расстройства, социальную дезадаптацию, которая нивелируется маской пьянства и наркотизма, влечет за собой преступность. Нужно исходить из принципа опосредования биологического социальным.

Алкогольное опьянение создает предпосылки для того, чтобы быстро развивались нарушения социально адаптированных связей в своей микросоциальной среде, возникала социальная дезадаптация, асоциальные тенденции, деградация личности, а в криминогенной обстановке у человека реализовались примитивные механизмы поведения.

Алкоголизация и наркотизация

Следует согласиться с тем, что алкоголизм и наркомания – 1-й этап девиантного поведения, становления процесса деформации личности в направлении готовности к любым иным формам асоциального поведения. Отечественная юридическая практика конца XX – начала XXI в. показывает и то, что преступная деятельность ряда лиц, принадлежащих к категории профессиональных преступников, рецидивистов, руководителей и активных участников организованных преступных группировок прекратилась вследствие их глубокой и необратимой алкоголизации, наркотизации.

Рядом исследований, выполненных в нашей стране, показано, что рост распространенности алкоголизации и наркотизации идет пропорционально увеличению в целом нервно-психической заболеваемости. При этом следует иметь в виду, что цена на винно-водочные изделия за последние десятилетия возросла в существенно меньшей степени, чем на основные продукты питания.

Алкоголь стал легкодоступным энергоносителем. В Российской Федерации среднедушевое потребление достигло 16 литров абсолютного алкоголя в год (для сравнения укажем, что в 1913 г. этот показатель составлял 3,4 литра в год, в 1962 г. – 6,1 литра, в 1979 г. – 13,8 литра). По мнению Г.Г. Заиграева, рост общего потребления на литр чистого алкоголя на душу населения приводит примерно к 10% ежегодного прироста убийств и иных тяжких преступлений.

За последние десять лет заболеваемость алкогольными психозами увеличилась в 6,5 раза, что косвенно свидетельствует о том, что количество лиц, страдающих алкоголизмом, увеличилось за последние восемь лет в 6-7 раз.

Особое влияние на преступность, связанную с употреблением психоактивных веществ, оказывают факт люмпенизации населения, рост количества лиц без определенного места жительства, уровня безработицы, что является «основанием» для алкоголизации и наркотизации как способа ухода от социально-экономических и политико-правовых реалий. Вместе с тем именно эта категория населения и склонна к реализации опьянения в виде противоправной деятельности.

Таким образом, профилактика «пьяной» преступности должна быть связана с оздоровлением микросоциальной среды, с противостоянием «пьяным обычаям и традициям», «пьяным радостям». Все это порождает необходимость, с одной стороны, широкой, адресованной всем социальным группам антиалкогольной пропаганды, а с другой – необходимость разработки, а главное – внедрения нравственных традиций. Пока эффект такой профилактики остается весьма низким. Существующие в определенных социальных группах пагубные обычаи не следует рассматривать сугубо изолированно от жизни общества.

Алкоголизация, наркотизация и преступность – три «лица» социальной дезадаптации. Существует двусторонняя взаимосвязь между преступностью и алкоголизацией, наркотизацией: а) с одной стороны, преступные деяния, совершаемые в состоянии опьянения, – результат проявления социальной дезадаптации, реализации асоциальных, антисоциальных установок и (или) расстройств личности в состоянии опьянения; б) с другой стороны, преступные деяния – действия, направленные на приобретение алкоголя, наркотиков или средств для их приобретения.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: